Методические рекомендации для студентов всех факультетов Чита-2003 Методические рекомендации составлены: доцентом кафедры к м. н. Ку - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Методические рекомендации для преподавателей 24 2 Методические рекомендации... 1 386.33kb.
Методические рекомендации волгоград 2004 4 701.17kb.
Методические рекомендации/ сост. Лаврова Т. В., Уланова Е. А. 1 103.82kb.
Методические рекомендации для студентов факультетов подготовки специалистов... 1 276.81kb.
Методические рекомендации для студентов факультетов подготовки специалистов... 1 275.84kb.
Методические рекомендации для студентов всех специальностей и форм... 5 459.61kb.
Методические рекомендации для преподавателя 88 Общие методические... 14 1898.59kb.
Вопросы к тестовым заданиям по курсу общей микробиологии для самоподготовки... 6 512.19kb.
Термохимия и кинетика методические указания Под редакцией д-ра хим... 1 289.01kb.
Методические рекомендации для курсантов, студентов и слушателей очной... 4 655.26kb.
Методические рекомендации по подготовке к зачетам и экзаменам для... 2 374.1kb.
Закон о трансплантации органов и (или) тканей человека 1 67.65kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Методические рекомендации для студентов всех факультетов Чита-2003 Методические рекомендации - страница №1/1

Министерство здравоохранения Российской Федерации

Государственное образовательное учреждение

Читинская государственная медицинская академия

Кафедра судебной медицины



Правовые основы трансплантологии и реаниматологии.

Методические рекомендации для студентов всех факультетов

Чита-2003
Методические рекомендации составлены: доцентом кафедры к.м.н. Кузьминой О.В.

Под редакцией заведующего кафедры судебной медицины

д.м.н., профессора Авходиева Г.И.

Одобрены и утверждены ЦМК ГОУ ЧГМА.


ТРАНСПЛАНТАЦИЯ - это медицинская операнда при совершении которой больная часть человеческого организма заменяется здоровой частью, взятой т того же или другого организма.

Эта операция связана с правом, по существу, с самого начата внедрения ее в медицинскую практику. Можно даже утверждать, что медицину привело к трансплантации право Дело в том, что б стародавние времена широко применялись увечащие наказания за совершение преступлений. Преступникам отсекали ноги, руки, нос и т.д. С преступника, которому пришили нос, начались операции по пересадке кожных тканей, которые проводили древне " индийские лекари. Со лба они вырезали кусок кожи необходимого размера и накладывали ее на носовую кость, формируя недостающий орган.

Однако бурное развитие трансплантации началось лишь с пересадки органов н распространилось все шире вместе с каждым последующим десятилетием. Трансплантации сердца, осуществленные в конце 60-х годов, вызвали эпидемию б желании повторить это хирургическое вмешательство. Между тем большая часть пациентов вскоре умерли от заболевания в результате ослабления запретной реакции организма, И медицина возвратила программы по трансплантации в лабораторию, в особенности иммунологические, а опустевшее место крайнего общественного интереса к замещению жизненно важных органов заняли операции по вживлению искусственных органов.

2 декабря 1982 г. из США облетела мир весть об операции по пересадке искусственного сердца 62-летнему пациенту, который через 112 дней умер. Эта операция была скорее удачей техники, чем счастьем дня больного. Сердце приводил в движение механизм весом в 175 кг., размещенный на тележке. Реципиент мог двигаться только в пространстве длины рукава (180 см.), соединявшего искусственное сердце с движущим механизмом. Пластическое вещество, из которого было сделано сердце, было настолько грубым, что кровяные шарики «обдирались» об него и утрачивали иммунитет. Начинался процесс свертываемости крови, который в конечном итоге поражал мозг.

При таком результате уровень технического решения искусственных органов не оставляет надежды на быстрое массовое использование их для возвращения больных к нормальной жизни.

Между тем, медицина усовершенствовала хирургическую технику трансплантации и открыла новое лекарство - циклоспорин, который защищает от непринятия трансплантанта выборочно, но только ту часть, которая непосредственно связана с замененным органом и не ослабляет защитную реакцию всего организма.

'Гак возродилась трансплантация с тем, чтобы возвращать все больше людей не просто к жизни, но и к самым напряженным ее сферам.

Оживлению интереса к программам по трансплантации хотя и косвенно, способствовало право, которое в тот же период пыталось решить многие спорные юридические проблемы трансплантации. Однако трансплантации являются не только сложным по своему техническому исполнению операциями, но и представляют собой медицинское вмешательство, которое требует предварительного решения стольких неожиданных правовых проблем, что их достаточно для создания самостоятельных правовых актов о трансплантации, которые и принимаются во всем мире,

Правовые акты б этой области можно разделить на три группы.

Первую группу образуют специальные законы о трансплантации, в частности: датский закон о взятии тканей человеческого организма у других биологических материалов 1967 года № 246; бразильский закон 1968 года о взятии тканей, органов и частей тела умершего для лечебных и научных целей; итальянские законы о взятии почек от живых доноров 1967 года № 158, о взятии частей из тел умерших для нужд медицинской лечебной трансплантации 1975 года № 644 , французский закон о взятии органов от 22 декабря 1976 г.; аргентинский закон о трансплантации органов человеческом анатомическом материале 1977 года № 21541 ; испанский закон о трансплантации органов от 27 октября 1979 года; иракский закон о трансплантации почек 1981 года № 60; люксембургский закон о взятии тканей от человека от 25 ноября 1982 года; греческий закон о взятии и трансплантации человеческих тканей и органов 1983 года № 1383. Специальные законы о трансплантации имеются также в Уругвае (1971 г.), в Венесуэле (1972г.), в Сирийской Арабской Республике (1972г.), в Малайзии (1974 г.), в Панаме (1983 г.), в австралийских штатах Западная Австралия ( 1982г.), Виктория (1983 г.) и Новый Южный Уэльс (1983 г.), во многих других странах. Из социалистических стран специальное законодательство есть только в Югославии, причем на двух уровнях: федеральный закон 1982 года и республиканские законы о взятии и пересадке органов человека. Хорватия приняла такой закон в 1980 году, Сербия последовала ее примеру в 1981 году. Черногория, Македония и Косово приняли такие законы в 1983 году.

Вторую группу образуют правовые акты, которые характеризуются тем, что все основные вопросы о трансплантации решены в законе регулирующем и другие общественные отношения, а конкретные вопросы трансплантации регламентируются в предписаниях, принятых во исполнение закона. Таким законом может быть гражданский кодекс, но чаще это закон о здравоохранении,

К третьей группе принадлежат страны, где вопросы трансплантации регулируются предписаниями, не обладающими юридической силой закона. Например, в ГДР действует распоряжение об осуществлении трансплантации органов, в Ливане - декрет о взятии тканей и органов человека в лечебных и научных целях 1983 года № 109.

Правовые проблемы трансплантации не только многочисленны, но и явно дифференцируются по видам трансплантации. Для юриспруденции наиболее важное значение имеет фигура донора трансплантанта. Донором может быть животное или человек.

Ксенотрансплантации, при осуществлении которых донором выступает животное, принадлежат к типу редчайших. Здесь на первое место выдвигаются; этические проблемы и сводятся к минимуму юридические сложности, связанные с донором.

Если трансплантант берется от человека для самотрансплантации, при осуществлении которой донор является одновременно реципиентом, правовые проблемы со стороны донора также практически не возникают. Следовательно, из всего объема операций по трансплантации наиболее проблематичными являются трансплантация по пересадке трансплантанта, взятого у одного человека, другому лицу. В этих случаях существует значительное различие между трансплантациями ex vivo, при которых трансплантант берется из тела живого донора, и трансплантациями ex mortuo, когда используется трансплантант от мертвого.
ПРАВОВЫЕ УСЛОВИЯ ПРОИЗВОДСТВА ТРАНСПЛАНТАЦИИ.
А. Предпосылки, адресованные медицинскому учреждению:
В нашей стране действует закон Российской федерации от 23 декабря 1992 года, № 4180-1 , где определены условия и порядок трансплантации органов и (или) тканей человека, опираясь на современные достижения науки и медицинской практики, а также учитывая рекомендации Всемирной Организации 3дравоохранения.

Согласно статье 4 Закона РФ, забор и заготовка органов и тканей человека разрешается только в государственных учреждениях здравоохранения. Трансплантация органов и тканей человека разрешается в специализированных учреждениях здравоохранения, утвержденных Министерством Здравоохранения РФ совместно с Российской академией медицинских наук.

Медицинское заключение о необходимости трансплантации органов и тканей человека дается консилиумом врачей соответствующего учреждения здравоохранения в составе лечащего врача, хирурга, анестезиолога, а при необходимости врачей других специальностей па основании инструкции Министерства здравоохранения РФ (статья 5).

Учреждения здравоохранения несет материальную ответственность в порядке, установленном законодательством РФ. Если здоровью донора или реципиента причинен вред, связанный с нарушением условий и порядка изъятия органов и тканей либо условий и порядка трансплантации, предусмотренных Законом о трансплантанции органов (статья 16).

Согласно «Резолюции по вопросам поведения врачей при осуществлении трансплантации человеческих органов», принятой 46-ой ВМА в Стокгольме, Швеция, в сентябре 1994 года, не разрешается врачам участвовать в операциях по трансплантации человеческих органов или тканей, изъятых из тел:

- заключенных, приговоренных к смертной казни, не имеющих возможности отказаться от этого или без ах предварительного согласия;

- лиц, страдающих физическими или психическими недостатками, чья смерть рассматривается как облегчение их страданий и как основание дли забора их органов;

- бедных людей, которые согласились расстаться со своими органами по коммерческим соображениям;

- детей, украденных с этой цель.
Б. Пределы допустимости трансплантации:
Как отмечалось выше - пределы допустимости какого бы то ни было лечебного метода следует определять, руководствуясь принципами пропорциональности целей и минимального риска, которые можно выразить общим правилом «Случайная неудача лечения не должна угрожать пациенту более, чем его болезнь».

При решении вопроса о пределах допустимости трансплантации четко видны различия между трансплантацией, для осуществления которой берутся органы из тела мертвых, и трансплантацией, которая проводиться с трансплантантом, взятом из тела живого человека.

Вопрос о пределах допустимости трансплантации ex mortuo проще. В этом случае достаточно, чтобы трансплантация была обоснована, т.е., имеется надежная вероятность успешного исхода, операции в результате состояние здоровья реципиента улучшится или хотя бы стабилизируется.

При осуществлении трансплантации ex vivo необходимо помимо этой объективной медицинской пригодности тканей или органа донора, а также приемлемого соотношения между значением трансплантации для реципиента и ущербом, который причинен донору отнятием трансплантанта. В качестве приемлемого это соотношение можно считать лишь при условии, если лечебный метод, приносящий пользу реципиенту, не вредит донору в равном, либо еще большем размере. Например, не может удовлетворять этому условию трансплантация сердца, благодаря которой удалось бы сохранить жизнь реципиента, но ценой жизни донора.


В. Пригодность реципиента по состоянию здоровья.
С учетом допустимости трансплантации, решение о ее проведения следует принимать только в том случае, если удовлетворены медицинские и правовые предпосылки.

Первое медицинское действие для принятия решения о проведении трансплантации - это обследование состояния здоровья реципиента. В юридическом плане этому медицинскому требованию должны соответствовать правовые критерии определения пригодности реципиента по состоянию здоровья.

Под пригодностью мы подразумеваем такое состояние здоровья пациента, которое гарантирует, что при благоприятном прогнозе трансплантации существенно улучшится его здоровье и сохранится способность других, нетрапснлантированных органов нормально выполнять свои физиологические функции. По нашему мнению, было бы нецелесообразно производить пересадку трансплантанта лицу, общее состояние здоровья которого таково, что даже благоприятный прогноз трансплантации не дает надежды сохранить ему жизнь. Точно так же неправильно делать трансплантацию абсолютно здоровому человеку - добровольцу, чтобы проверить на практике возможность успешного результата применения: такого метода лечения.

Таким образом, согласно статье 5 Закона о трансплантации органов, Вопрос о допустимости трансплантации и о пригодности реципиента по состоянию здоровья должен решать консилиум врачей, состав и членство в котором четко определен соответствующей правовой нормой


Г. Согласие реципиента и формальное выражение этого согласия.
Согласие реципиента принадлежит к числу важнейших правовых предпосылок осуществления трансплантации, независимо от вида ее по признаку ex vivo либо ex mortuo. Если пациент, имеющий статус реципиента, не согласен с пересадкой органа в его организм трансплантация недопустима.

Поскольку согласие реципиента - это юридическое действие, а волеизъявление - составной элемент этого действия, то основой согласия реципиента является выражение воли подвергнуть себя трансплантации. Это не столько результат технического решения, связанного с осуществлением трансплантации, сколько следствие подлинно личного права пациента на жизнь и здоровье. Врач может давать советы и поддерживать пациента в осуществлении этого права, но он не в праве охранять его против его воли. Независимо от мотивации несогласия, выраженного пациентом, врач обязан соблюдать его.

Если неотложное применение метода обследования или лечения необходимо для сохранения жизни и здоровья ребенка либо лица, лишенного способности к юридическим действиям, а при отказе родителей или опекуна дать согласие. лечащий врач вправе решить вопрос сам. Без согласия больного применение метода обследования и лечения допускается если, учитывая состояние здоровья больного, невозможно требовать от него согласия.

Согласно статье 6 Закона РФ о трансплантации органов, трансплантация осуществляется с письменного согласия реципиента. При этом реципиент должен быть предупрежден о возможных осложнениях для его здоровья в связи с предстоящим оперативным вмешательством. Если реципиент не достиг 18 лет либо признан в установленном порядке недееспособным, то такая пересадка осуществляется с письменного согласия его родителей или законного представителя. Пересадка органов и тканей реципиенту без согласия его родителей или законного представителя производится в исключительных случаях, когда промедление в проведении соответствующей операции угрожает жизни реципиента, а получить такое согласие невозможно.

Согласно статье 8 Закона РФ о трансплантации органов, изъятие органов и тканей у трупа не допускается; если учреждение ЗД на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жижи данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили, о своем несогласии на изъятие его органов и тканей после смерти для трансплантации реципиенту.
Д. Пригодность донора по состоянию здоровья.
Под пригодностью донора по состоянию здоровья мы подразумеваем такое состояние здоровья, которое дает гарантию в том, что при пересадке трансплантанта, взятого из его организма, здоровье реципиента не окажется под угрозой заражения болезнью от донора. На первый взгляд это требование настолько очевидно, что правовая регламентация кажется излишней. Однако медицинская практика знает и противоположные случаи. Парижские врачи д-р Кюсс и д-р Теитурье с января по апрель 1951 года трансплантировали почки пятерым пациентам- Ни один из трансплантируемых органов не был здоров, а одна почка была поражена туберкулезом. В Сан-Лун отмечен случая трансплантации сердца у лица, умершего от рака мозга. Такую же опухоль вскоре обнаружили у реципиента, который от нее и умер.

Значит, не исключены случаи, когда врач решается на трансплантацию органа, взятого у непригодного по состоянию здоровья донора, по существу, для того чтобы проверить на практике свое мастерство либо снискать славу открывателя нового. Такая мотивация трансплантации должна быть запрещена правом. В качестве примера юридического решения этого вопроса можно привести ст. 3 японского Закона 1957 года о вскрытии и консервации трупов согласно которой не допускается взятие глазного яблока из организма лица, относительно которого есть подозрение, что оно умерло неестественной смертью либо от заразной болезни, либо в результате болезни, которая вообще могла бы повредить здоровью реципиента глазного яблока. Другой пример правового регулирования непригодности донора по состоянии здоровья предложен болгарским постановлением 1976 года № 15, согласно которого запрещается изъятие органов для трансплантации из трупа того. кто при жизни страдал, инфекционной болезнью.

Охрана реципиента при регламентация пригодности по состоянию - здоровья донора трансплантанта должна, быть дополнена и требованием, согласно которому не допускается создание серьезной угрозы здоровью донора в результате изъятия трансплантанта.

Согласно статье 3 Закона РФ о трансплантации органов, изъятие органов и тканей дня трансплантации не допускается у живого донора, не достигшего 18 лет (за исключением случаев пересадки костного мозга), либо признанного в установленном порядке недееспособным:

Изъятие органов и тканей не допускается, если установлено, что они принадлежат лицу, страдающем болезнью, представляющей опасность для жизни и здоровья реципиента; Изъятие органов к тканей дня трансплантации у лиц, находящихся в служебной или иной зависимости от реципиента, не допускается. Принуждение любым лицом живого донора к согласию на изъятие у него органов и тканей включает уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ.
Е. Согласие донора и формальное выражение этого согласия
1. Согласие донора на изъятие трансплантанта ex vivo.

Согласие донора является условием, без соблюдения которого невозможно провести изъятие трансплантанта, Это согласие нельзя ни заменить действием в состоянии крайней необходимости, ни подвести под действие нормы Уголовного кодекса о неоказании помощи.

Разумеется, изъятие регенеративного трансплантанта не должно означать причинение необратимого вреда здоровью человека, но любое вмешательство в целостность его организма связано лишь с вероятностью того, что оно будет протекать предполагаемым способом и не возникнут непредвиденные осложнения. Учитывая рискованность каждой хирургической операции, с точки зрения права и морали недопустимо, чтобы кто-то другой решил вопрос об оперативном вмешательстве в организм другого человека в целях изъятия трансплантанта,

Изъятие нерегенеративного трансплантанта без согласия донора еще более предосудительно, потому что донору вследствие этого причиняется непоправимый вред. И надо согласиться с точкой зрения, согласно которой даже в ситуации, когда есть все условия для действия в состоянии крайней необходимости, никому непозволительно производить взятие крови, тканей или органа, хотя бы такое вмешательство и было единственным средством для спасения жизни тын здоровья другого человека,

Несмотря на то что по закону - в интересах здоровья сограждан каждый обязан оказать или принять участие в оказании необходимой помощи липу, которое находится в смертельной опасности или обнаруживает признаки тяжкого нарушения здоровья и несмотря на то что исполнение этого требования гарантируется угрозой уголовной ответственности, нельзя настаивать на исполнении этой обязанности в случае донорства трансплантанта ex vivo. Аргументы против обязательного характера донорства трансплантанта согласуются с темп доводами, т каких мы не признаем изъятие необходимости. Правовая охрана, человека, здоровье которого в опасности, не может заходить так далеко, чтобы на другого человека возлагать обязанность подвергнуть опасности собственное здоровье или даже пожертвовать собой. Точно так же недопустимо привлечение к уголовной ответственности на основании статьи о неоказании помощи больному за отказ дать собственный орган в порядке донорства. Н наоборот, если бы врач, сославшись на неотложную необходимость, произвел на этом основании изъятие трансплантанта из организма живого донора против его воли, то он совершил бы преступление, состоящее в причинении телесных повреждений.

Таким образом, изъятие трансплантанта от живого человека (донора) можно производить только с его согласия.

Согласно статье 3 Закона РФ о трансплантации органов, принуждение любым ляпом живого донора к согласию на изъятие у него органов и тканей влечет уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Несмотря на то что требование о согласии донора устанавливает Закон о загните здоровья людей, который принадлежит к категории административно-правовых актов, выражение согласия должно отвечать всем признакам юридического действия по гражданскому праву. Следовательно, оно не должно быть выражено свободно и осознанно, определенно и понятно.

Первый признак - свободу принятия решения - мы должны понимать шире, нежели это принято в правовой теории, поскольку несвобода донора трансплантанта может быть вызвана не только юридически значимыми обстоятельствами, но и факторами морального и этического характера.

Действительно ли свободно выражено согласие донора ? Эту не благодарную задачу приходиться решать врачу. В психологическом аспекте врач должен выяснить, не дает ли согласие психически неустойчивый человек под наплывом эмоций, не будет ли он потом раскаиваться всю жизнь. Не исключено и влияние на донора со стороны родственников реципиента, в особенности, если донор и реципиент из одной семьи. В этом случае врач должен найти удобный способ «вывести из игры» донора, одолеваемого родственниками, и сделать это так, чтобы предупредить возникновение чувства вшил у донора и упреки со стороны родственников.

В свободу выбора и принятия решения о согласии входит и ознакомление донора, с целью изъятия, с вероятностью успешного результата трансплантации, с риском, который угрожает ему во время проведения изъятия либо в послеоперационный период, в особенности, если речь идет о предполагаемом изъятии не регенеративного трансплантанта. Информация, предназначенная донору для ознакомления, не должна содержать поверхностных и неполных сведений. Ведь изъятие трансплантанта ex vivo не принадлежит к классу лечебных методов, и донору не угрожает опасность психической травмы, которая могла бы осложнять его лечение, если ему станет известно обо всех фактах связанных с трансплантацией. Поэтому для того чтобы донор действительно свободно принимал решение о своем согласил, он должен знать обо всех обстоятельствах изъятия, и абсолютно недопустимы. какие бы то ни было предосторожности в связи с предлагаемой ему информацией.
2. Согласие донора па изъятие трансплантанта.
Изъятие трансплантанта ex mortuo из организма мертвого донора-это единственная возможность получить непарные органы, так как изъятие такого органа ex vivo неизбежно приводит к смерти донора. А если к этому добавить риск, угрожающий живущему донору регенеративного трансплантанта или парного органа, то становится ясно, почему современная медицина предпочитает проводить изъятия тканей и органов ex mortuo. На вопрос об изъятии трансплантантов ex mortuo имеет и юридическую сторону.

В интересах повышения вероятности успешного проведения трансплантации ex mortuo необходимо использовать трансплантант с минимальной потерей химического состава. А это означает, что медицина нуждается в разработке правового предписания о согласии донора, хотя, с точки зрения охраны личных нрав, необходимо признать за донором диапозитивное право на части его собственного тела.

Решение вопроса о согласии донора при изъятии трансплантанта из трупа усложняется, кроме того, и тем обстоятельством, что после смерти гражданина право на охрану его личности переходят к родственникам умершего. Вследствие этого право должно урегулировать и вопрос о том, какие правомочия принадлежат родственникам умершего в принятии решения об изъятии трансплантанта.

Согласование требований право и медицины в этом случае - дело отнюдь не простое. Достигается это согласование двумя основными способами:

- либо согласие донора категорически требуется;

- либо согласие предполагается, но донор имеет право

выразить свое несогласие.

Оба указанных способа решения дополняются затем разными положениями, устанавливающими правила об исполнении воли родственников умершего.


Ж. Компенсация за донорства трансплантанта.
Вопрос о вознаграждении за донорство трансплантанта неоднократно дискутировался б медицинской и юридической литературе, и мление большинства склонялось к отказу в компенсации. Этот научный подход отразился и в правовом регулировании.

Законом РФ « О донорстве крови и ее компонентов» от 1993 года регулируется самая массовая медицинская практика, связанная с трансплантацией (переливание крови). Донором крови может быть каждый дееспособный здоровый гражданин б возрасте от 18 до 60 лет. Донорство - это добровольный акт, оно может быть как безвозмездным, так и платным, недопустимо причинение вреда донору при взятии у него крови. Донор подлежит обязательному страхованию за счет государственных средств на случай нанесения ущерба его здоровью при выполнении им донорской функции. Закон предусматривает различные льготы донорам.

Так, донор, сдавший безвозмездно в течении года кровь в суммарном количестве, равном двум максимально допустимым дозам, должен иметь в случае необходимости право лечения в течении года в государственных или муниципальных учреждениях за счет бюджетных средств. А если донор является студентом - то в течении 6 месяцев ему положена надбавка к стипендии в размере 25%, Граждане, награжденные знаком «Почетный донор России», должен иметь целый ряд особых льгот, в частности - бесплатный проезд в общественном транспорте.
3. Условия изъятия органа ex mortuo.
Как уже отмечалось, наряду с правовыми проблемами, общими для трансплантации от живого донора и от трупа, возникает и самостоятельный круг вопросов, относящихся к изъятию трансплантанта из организма мертвого человека.

Изъятие трансплантанта от трупа предполагает соблюдение правовых условий, которые можно разделить на две группы:

- определение момента наступления смерти,

- другие условия (оформление протокола об установлении момента смерти, об изъятии трансплантанта).


4. Определение момента смерти.
Умирание человека проходит несколько этапов, от агонии до абсолютной биологической смерти. В зависимости от различения этапов, их определения и времени возникновения, употребляются разные названия смерти: клиническая смерть, органическая смерть, в частности смерть мозга, смерть личности, смерть, связанная с прекращением физиологических процессов в клетках, и биологическая смерть, В момент прекращения деятельности сердца, мозга и дыхания наступает состояние клинической смерти. В эти мгновения органы и ткани, анатомическая структура которых не повреждена, сохраняют жизнеспособность, пока не остановилось кровообращение, и могут возобновить свою деятельность. Состояние клинической смерти - обратимый этап умирания; это короткий, не превышающий нескольких минут период, когда есть надежда на возвращение к жизни. Если этого не произойдет, то через несколько минут после наступления клинической смерти возникает неустранимое обескровливание мозга, а в последующие минуты - необратимый этап смерти - биологическая смерть мозга, После смерти мозга, который является органом, наиболее чувствительным к остановке кровообращения, постепенно наступает биологическая смерть других органов и тканей. Некоторые из них гибнут относительно быстро (например, сердце и ночки - около 20 минут), другие, наоборот могут сохранять свою жизнеспособность несколько часов, (например, кровь или роговая оболочка глаза пригодны для трансфузии и трансплантации в течении 6-8 часов после смерти). Отмирание тканей, наступающее в строгой последовательности, служит основанием для определения времени смерти. По истечении приблизительно 24 часов ткани всего организма считаются уже биологически мертвыми.

Таким образом, смерть - это последовательно протекающий биологический процесс, изменение человеческого организма, переходящего из бытия в небытие, Но для права неприемлемо постепенное угасание личности человека, постепенная утрата его правоспособности, постепенное исчезновение его личных, лично имущественных и имущественных нрав. Поэтому юриспруденция не придерживается медицинских критериев, а создает для своих потребностей юридическую фикцию которая отождествляет смерть с моментом.

С моментом наступления смерти связаны многие правовые последствия (уголовные, гражданские, семейные, возникновение права па пенсию и иные виды социального обеспечения я т.д.). Однако точное определение момента смерти не имеет такого важного значения, как в случае констатации смерти донора, трансплантанта,

В условиях применения классических методов лечения определение момента смерти означало прекращение оказания медицинской помощи. Нередко врач изо всех сил старался продлить жизнь пациента, используя все доступные ему средства. Наступление смерти свидетельствовало о безуспешном исходе его борьбы с болезнью, и врач часто не констатировал момент смерти даже тогда, когда объективно мог определить его. Внедрение трансплантации в медицинскую практику повлекло изменение того значения, которое придавалось определению момента смерти при оказании медицинской помощи. С констатацией момента смерти заканчивалась забота врача о доноре и начиналась деятельность, направленная на трансплантацию тканей или органа реципиенту. Врач, лечащий донора, должен внимательно наблюдать за тем, до какого момента приемы лечения объективно необходимы, чтобы посмертные изменения в организме донора не привели к чрезмерному повреждению трансплантанта. Это означает, что врач должен непосредственно подстерегать момент наступления смерти, используя способ наблюдения, какой никогда не применялся бы им в условиях оказания классической медицинской помощи.

Право поставлено здесь перед весьма деликатной проблемой. Если некогда субъективизм врача привадил к «лечению», продолжавшемуся после реально наступившей смерти, то в современный условиях он может повлечь преждевременное определение момента смерти из желания помочь реципиенту. Таким образом, возникает необходимость определить правовые гарантии изъятия трансплантата из организма действительно мертвого человека.

Решение этой задачи потребовало внести принципиальные изменения в правовое регулирование, принятое во всем мире. Ведь в течение долгого времени диагностика смерти была связана с установлением прекращения дыхания и деятельности сердца. Современная практика трансплантологии исходит из того, что сущностью сознательной человеческой жизни является его психика. Заложенная в деятельности мозга, а потому смерть мозга была принята в качестве критерия смерти человека, На основании данных трансплантологии смерть стала отождествляется не с прекращением деятельности сердца, а со смертью мозга в результате изменившегося подхода к определению момента смерти изъятие трансплантата можно было начинать, не выжидая, пока перестанет биться сердце, достаточно было установить гибель мозга. Лишь в отдельных случаях законодательство, например, в нескольких штатах США, содержало нормы, которые определяли наступление смерти строго с момента прекращения деятельности сердца. Эти способы правого регулирования делали невозможным использованные данные о смерти мозга, необходимо было ждать когда остановиться сердце, но в результате орган, необходимый для трансплантации, оказывайся уже непригодным. Трансплантации сердца попали е заколдованный круг, изъятие бьющегося сердца признавалось противоправным. Изъятие мертвого сердца соответствовало нормам нрава, но не отвечало требованиям медицины. Поэтому началась волна изменений в законодательстве, чтобы согласовать правовые нормы с достижениями медицины.

Нормативным актом в РФ является «Инструкция по констатации смерти на основании смерти мозга» от 1985г.

Надо отметить, что в задачу юридического определения момента смерти для нужд трансплантации не входило отождествление юридического понимания смерти со смертью мозга. Недавние уроки прошлого опыта с установлением в качестве правовой предпосылки определения смерти прекращения деятельности сердца легко могли бы повториться в будущем и в связи с определением смерти по признаку гибели мозга. Поэтому определение момента смерти должно быть урегулировано законом. Исходя из общих положений закона, нормы подзаконных актов должны предписывать конкретные медицинские условия констатации смерти, признаваемые в определенный исторический период.

Задача права в связи с определением момента смерти для нужд трансплантации состоит в разработке гарантии, не допускающих вероятность преждевременного определения смерти донора,

Правовой гарантией точного определения момента смерти донора могло бы быть создание специальной комиссии, состав которой не допускался бы врач, участвующий б изъятии либо пересадки трансплантата.

Определение момента смерти, будучи непростым делом даже в условиях классических приемов лечения, становиться еще более сложной проблемой в связи с диагнозом смерти пациента, находящегося в реанимации. Наиболее важны здесь такие проблемы:

- когда начинать реанимацию;

- когда ее заканчивать;

- допустимо ли применять методы реанимации на организме умершего, если это необходимо для сохранения трансплантата


А. Начало реанимации.
С юридической точки зрения не вызывают сомнения показания к началу реанимации в том случае, когда эти меры предпринимаются для восстановления жизненно важных функций пациента, т.е. в лечебных целях.

На основании Закона о защите людей, государство предоставляет медицинское обслуживание, соответствующее современным достижениям медицинской науки. Поскольку осуществление реанимации является видом медицинского обслуживания, отвечающим современному уровню медицинских знаний. каждый пациент имеет право на применение к нему методов реанимации в случае необходимости.

Спорный вопрос возникает в связи с реанимацией пациента, находящегося в безнадежном состоянии (например - при необратимом повреждении мозга), которая мотивирована намерением сохранить трансплантат,

В теории высказывается мнение о том, что «нельзя предпринимать реанимацию, если жизнь действительно утрачена, с одной-единственной целью, чтобы иметь возможность изъять трансплантат из организма человека, неизбежно обреченного на смерть».

Прежде чем перейти к анализу юридических возможностей решения этого вопроса, необходимо остановиться па некоторых этических аспектах реанимации.

Что такое реанимация? Продление жизни или умирания? Как использовать современные возможности, которые нам предоставляет научно- технический прогресс? Реанимации, предпринятой в лечебных целях, не принято спорить И все-таки, к какому подобию восстановления жизненно важной функции должна стремится медицина, используя методы реанимации? Является ли спасением жизни такое восстановление функций при котором пациент способен воспринимать окружающий мир не имея возможности не двигаться не реагировать на внешние импульсы? В чем больше гуманности - в реанимации пациента, о котором точно известно, что он вернется к жизни физическим или психическим инвалидом, либо лучше прибегнуть в этом случае к классическим приемам лечения и при попытке восстановления его жизненно важных функций не использовать все средства, которыми располагает современная медицина?

Этот вопрос становится еще более сложным в связи с различным отношением отдельных пациентов к «возвращению к жизни» - один будет счастлив прожить еще несколько лет прикованным к постели, а другого такая жизнь станет сплошным мучением.

Как должен оценивать врач влияние своего вмешательства на дальнейшую судьбу пациента? Быть может, здесь есть смысл согласиться с рекомендацией запретить реанимацию в том случае, когда, по достоверному медицинскому прогнозу, не восстановиться нормальная деятельность коры головного мозга.

Что более справедливо, реанимировать в лечебных целях пациента. сохранив ему таким образом жить и обрекая при этом на мучения прикованного на долгие годы к постели, либо реанимировать пациента в безнадежным состоянием, если это ему никак не повредит, а другому человеку сохраненные таким способом трансплантат спасет жизнь?

Именно с позиций справедливости отвергается реанимация пациента в безнадежном состоянии как самоцель и реанимацию безнадежного больного для проверки нового реанимационного метода, но мы не можем однозначно отказаться от реанимации обреченного смерти предпринятой для сохранений трансплантата.

Решая вопросы о допустимости реанимации в безнадежном случае, необходимо различать две основные ситуации:

1. Если пациент в безнадежном состоянии может прийти в сознание, реанимация его не допекается даже б том случае, когда это делается для спасения другого человека Иначе это была бы драконовская мера которая противоречила не только правосознанию, но л основным принципам правопорядка в стране и главному принципу врачебной этики;

2. Если безнадежный пациент находится в бессознательном состоянии и невозможно предположить, что он очнется и будет вынужден испытывать излишние страдания, то, по нашему мнению, можно допустить реанимацию. Тем самым увеличились бы надежды на спасение реципиента трансплантата.

Таким образом, считается возможным установить правовую норму, разрешающую проводить реанимацию в безнадежном случае при соблюдении условий. Решение о проведении реанимации в таком случае должен принимать врач- реаниматолог или же руководитель группы реанимации. Это требование противоречит обычным рекомендациям коллективного принятия решений по наиболее важным вопросам. В данном случае нет реальной возможности принять коллективное решение. Дело в том, что решение о реанимации необходимо принимать по крайней мере в пределах 10 минут, лучше всего немедленно.

Принцип коллективного принятия решения должен соблюдаться на следующем этапе, когда решаются вопросы о продолжении реанимационных мероприятий. Решение по атому вопросу должна принимать комиссия, члены которой не заинтересованы в проведении трансплантации. Комиссия обязательно должна рассмотреть вопрос о соблюдении предпосылок, адресованных реципиенту, в частности, пригодность его по состоянию здоровья. Если комиссия придет к заключению о целесообразности проведения трансплантации, она должна рассмотреть и дать оценку следующим условиям, при соблюдении которых допускается реанимация лица, находящегося в бессознательном состоянии:

1. Смерть донора неизбежна; если же есть надежда что донор выживет, то какая бы то не была дискуссия по поводу начала реанимации становиться беспредметной, поскольку пациент с надеждой на сохранение пищи автоматически имеет право на реанимацию,

2. Учитывая состояние здоровья потенциального донора и руководствуясь современным уровнем медицинских знаний, можно исключить, что реанимируемый придет б сознание; реанимация пациентов в безнадежном состоянии способного выйти из бессознательного состояние недопустимо. За нарушение запретом реанимации вполне могло бы стать привлечение к уголовной ответственности.
Б. Прекращение реанимации
Разрешается прекратить реанимацию только в двух случаях;

- Если восстановилась деятельность жизненно важных органов;

- Если усилия, направленные на восстановление жизненно важных функций организма оказались безуспешными.

Согласно инструкции по определению момента смерти человека, отказом от применения или прекращению реанимационных мероприятий, утвержденной Минздравом РФ от 10.04.1997г., отказ от применения или прекращение реанимационных мероприятий допустимы только при констатации биологической смерти или нарушении этих мер абсолютно песперспективными, а именно;

1. При развитии признаков биологической смерти, до истечения 30 минут с момента их возникновения в случаях:

- наступлением состоянием биологической смерти

- на фоне применения полного комплекса поддерживающих жизнь мероприятии, показанных данному борному;

- наличия у больного хронического заболевания в терминальной стадии (безнадежность состояния и бесперспективность оживления определяется консилиумом специалистов лечебно- профилактического учреждения, в котором устанавливается факт использования в данном учреждении всех возможных методов лечения, кроме симптоматических). Решение консилиума заносится в историю болезни и утверждается ответственным лицом, назначенным руководителем учреждения;

- наличия несовместимой с жизнью травмы любого вида (устанавливается консилиумом специалистов). Решение консилиума заносится в историю болезни.

2. При проведении во внебольничных условиях первичных реанимационных мероприятий (восстановление проходимости верхних дыхательных путей, непрямого массажа сердца дыхание изо рта в рот или нос) при отсутствии возможности привлечения или позднего прибытия специализированной бригады скорой медицинской помощи для проведения полного реанимационного комплекса.

Реанимационные мероприятия в этом случае могут быть прекращены, если в течение 30 минут их проведения не произошло восстановление сердечной деятельности и не появились признаки восстановления центральной нервной системы (как минимум сужение -зрачков и самостоятельное дыхание). В случае появления признаков восстановления функции центральной нервной системы, реанимация продолжается до восстановления сердечной деятельности и дыхания или до повторного исчезновения признаков восстановления функций центральной нервной системы.

3. При возникновении опасности для здоровья проводящего оживление лица или ситуации, представляющей утробу окружающим лицам

4. При проведении реанимационных мероприятий в виде полного реанимационного комплекса бригадой специалистов в случаях:

- невозможности использования аппаратного искусственного кровообращения или водителя ритма при наступления «смерти сердца» (полное электрическое молчание на ЭКГ в течение 30 минут и более при непрерывной записи без каких-либо, даже фрагментарных, признаков электрической активности.).

Стойкая фибрилляция сердца не является основанием для прекращения реанимационных мероприятий, требует их продолжения в полном объеме с периодически повторяемой электрической дефибрилляцией.

- неэффективности в течении одного часа полного объема комплекса реанимационных мероприятий по восстановлению функции центральной нервной системы ( как минимум сужения зрачков и появление самостоятельного дыхания). Обязательным условием при этом является отсутствие у оживляемого гипотермии и действия угнетающих центральную нервную систему медикаментов.

В обоих вышеуказанных случаях пункта 4 реанимация прекращается. Если, при отсутствии возможности использования аппаратного искусственного кровообращения, с помощью массажа сердца (непрямого или прямого), искусственной вентиляции легких, соответствующей медикаментозной к инфузионной терапии не удается в течении длительного времени возобновить кровообращение и поддерживать артериальное давление на минимальном уровне, достаточном для ощутимой пульсации сонных артерий в такт с массирующими сердце движениями.

- установления после начала реанимационных мероприятий или во время их проведения факта наличия у оживляемого хронического заболевания в терминальной стадии при продолжительной остановке сердца до начала реанимации свыше 30 минут ( при отсутствии гипотермии и действия угнетающих центральную нервную систему медикаментов).

Возраст больного не может рассматриваться как основание для отказа от реанимации.
В. Применение методов реанимация на организме умершего для сохранения трансплантанта.

Подобно отношению к реанимации безнадежного пациента, чтения по данному вопросу склоняются не в пользу трансплантацией.

В юридической литературе преобладает мнение о необходимости прекратить реанимацию, если усилия возвратить больного к жизни, т.е. восстановить самопроизвольную деятельность жизненно важных функций, окажутся неэффективными. Продолжение реанимация в состоянии невозвращения к жизни означало бы сохранение мнимой жизни - биопрепарата. Реанимацию в такой ситуации нельзя было бы назвать методом, выполняющим одну из функций общей заботы о здоровье пациента, в соответствии с Законом о защите здоровья людей.

Думаю, неправильно отказаться от применения реанимационных методов на мертвом организме в интересах сохранения органа для нужд трансплантации. Конфронтация ценностей здесь однозначна - это противостояние жизни и смерти С одной стороны, жизнь реципиента, которого можно спасти при условии пересадки сохраненного трансплантанта мертвого донора, а с другой стороны - мертвое тело донора, которому вследствие продолжения реанимации не будет причинен никакой вред, кроме ущерба в этическом аспекте, ибо, по устоявшимся представлениям- тело мертвого неприкосновенно.

Можно возразить, что реципиента можно спасти, не прибегая к продлению реанимации после диагноза смерти донора, поскольку необходимый орган доступен применению и без дальнейшей реанимации, и, следовательно, подобное вмешательство в мертвый организм становится излишним. Но возникает вопрос, чем отличается орган, изъятый без применения реанимационных мероприятий на мертвом организме и с применением их? В каком состоянии находится такой орган, какова степень его сохранности в том и другом случае?

С момента смерти, с того момента- строгое установление которого еще не определено медицинской наукой, происходит прекращение кровообращения в органах, точнее говоря, холодные ишемические процессы. На такой орган начинает испытывать недостаточность кровоснабжения еще при жизни донора, когда возникают первые аномалии в системе кровообращения. Следовательно никакой трансплантант из мертвого организма не может быть безупречным, он поврежден в большей или меньшей степени. Принимая во внимание биологические особенности индивида, для более вероятного спасения реципиента необходимо трансплантировать орган, наименее поврежденный. Это очевидный факт. Поэтому надо отдать предпочтение живому, а не мертвому человек, и не прекращать реанимацию после наступившей смерти вплоть до той минуты, когда реципиент достаточно подготовлен для пересадки трансплантанта.

Но, допуская применению реанимационных методов на мертвом организме, необходимо осознать и другое обстоятельство. В данном случае речь идет о совершении действия, не имеющего лечебно-профилактического характера, на которое не может распространяться режим Закона о защите здоровья людей.

Применение реанимационных методов на организме мертвого человека, равно как изъятие трансплантанта ex mortuo, является вмешательством в права личности. Поэтому для применения реанимационных методов после установления диагноза смерти, как и для производства изъятия трансплантанта от мертвого необходимо предварительное согласие умершего, заявленное при жизни. Если умерший не оставил такого согласия, по н не запретил применение реанимационных методов на своем мертвом теле, т.е. не выразил никакого отношения к этому действию, то требуется получить согласие от его близких родственников и супруга.

Мы исчерпали тот круг вопросов реанимации, который связан с трансплантациями. Остается выяснить еще один вопрос - человек во время реанимации признается живым или мертвым? В юридическом аспекте имеет решение вопроса в связи с реанимациями, продолжающимися длительное время. Поэтому, врач обязан установить с помощью доступных средств (в настоящее время это электроэнцефалография и ангиография) действительно ли наступила смерть мозга у пациента, находящегося в реанимации.

5. Правовые аспекты медицинского вмешательства в репродуктивные процессы человека.

В современной биомедицинской этике больше всего споров связано с рождением и умиранием человека- Медицинские вмешательства, направленные с одной стороны, на лечение бесплодия, а с другой - на предупреждение зачатия и прерывание беременности, сопряжены со многими философскими, религиозными, морально-этическими, а так же правовыми проблемами, большая часть которых не имеет однозначного решения.

Методы искусственного оплодотворения - искусственная инсеминация и экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) и перенос эмбриона (ПЭ) в основном применяются для лечения бесплодия. Искусственная инсеминация известна уже около 200 лет, В современной моднфнка1дпт эта репродуктивная технология используется в массовой медицинской практике с 60-х и-.. в пашей стране - с 1981 г. Метод ЭКО и ПЭ создан эмбриологом Р. Эдвардсом и акушером- гинекологом П.Стептоу в Англии, где в 1978 т. родился первый ребенок из пробирки. В России он успешно применяется с 1986г.

Благодаря использованию спермы донора, искусственная инсеминация получила широкое распространение в случаях мужского бесплодия в семье. Гораздо реже, но тоже применяется искусственная инсеминация спермой мужа, например, в случаях «отсроченного родительства» -после того, как сам он подвергся лечению, косвенным следствием которого является стерильность.

Этические проблемы прежде всего связаны с практикой применения донорской спермы. Признанная во всех странах тайна донорства, во-первых. требует надежной защиты информации о донорах от третьих лиц, а во-вторых, вступает в противоречие с правом родившихся таким образом детей по достижении совершеннолетия жать о своих биологических родителях. Не исключено также, что тайна донорства чревата опасностью инцеста (кровосмешения) в будущем между братом и сестрой (по отцу). Такая возможность становится более вероятной в связи с принятым в нашей стране понятием «активные доноры»: это здоровые лица от 25 до 40 лет, сдающему сперму не чаще чем 5 раз в месяц и не дольше чем в течении 5 лет. В нашей стране оплата (сравнительно небольшая) осуществляется только за качественный (по данным спермограммы) донорский материал.

По сути дела, все фазы осуществления ЭКО и ПЭ сопряжены с правовыми проблемами. Само начало применения метода, а именно гиперстимуляция яичников, чтобы в одном цикле получить несколько, иногда до 20, зрелых яйцеклеток, нередко сопровождается серьезными осложнениями (кисты яичников и т.д.). Возникают вопросы: насколько адекватно информирована об этом женщина, удовлетворена ли юридическая форма получения «информированного согласия»,

Процедуре оплодотворения (на самом деле в чашке, а не в пробирке) подвергаются все полученные зрелые яйцеклетки, но спустя примерно трое суток в матку переносят не более, чем три-четыре ранних эмбриона (состоящих из 4-8-16 клеток). Риск многоплодной беременности оказывается примерно в 20 раз выше, чем при естественном зачатии. Допустим, после первого переноса эмбрионов наступает долгожданная беременность, тогда что сделать с оставшимися <<лишними>> эмбрионами (они живые и сохраняются в замороженном состоянии при температуре минус 196 градусов).

Противники абортов заявляют, что если их просто разморозить, значит «сделать аборт». Трансплантировать их другой женщине или использовать как объекты биомедицинских исследований - это новые этические и юридические проблемы. Состояние здоровья детей, родившихся с помощью ЭКО и ПЭ, к сожалению, еще недостаточно научно исследовано. Имеющиеся же данные говорят, что в практике применения новых репродуктивных технологий встречается серьезная патология у детей.

Согласно «Основам законодательства РФ об охране здоровья граждан» (ст 35), право на применения методов искусственного оплодотворения есть у каждой совершеннолетней женщины детородного возраста. Однако соответствующие инструкции Минздрава РФ предписывают применение данных технологий по медицинским показаниям, что, кстати, соответствует документам ВМА, Совета Европы и т.д. Данное противоречие усугубляет, когда мы имеем дело с незамужней женщиной, которая хочет воспользоваться одним из методов искусственного оплодотворения, не имея к этому медицинских показаний. Упомянутые Инструкции Минздрава РФ, противореча своем;-' собственному содержанию, разрешают ей такую медицинскую услугу.

К сожалению, ни в Законе, ни в Инструкциям Минздрава РФ ничего не говорится о суррогатном материнстве. В настоящее время оно не противоречит букве существующего российского законодательства. Во многих странах ситуация суррогатного материнства регулируется особыми юридическими и (или) медико-этическими нормами- В России же этот вопрос пока только нашел отражение в одном из альтернативных законопроектов «О ре1тродуктиБ1ШХ правах граждан», обсуждающемся на парламентских слушаниях Государственной Думы с 1996 г.

Как с морально-этической, так я с юридическо-правовой точек зрения здесь возникает много вопросов: допустима ли вообще такая медицинская практика, если она допустима, то при каких условиях. В то же время ВМА допускает практику суррогатного материнства только при оказании помощи женщине, не имеющей матки, осуждая н безусловно отвергая при этом любой коммерческий подход. Все это оговаривается Заявлении об искусственном оплодотворении и трансплантации эмбрионов, принятой 39-ой ВМА, в Мадриде (Испания) в октябре 1987 года.

Трансплантация эмбриональных тканей (ТЭТ).

Перспективы трансплантации эмбриональной ткани для лечения таких заболевании, как диабет и болезнь Паркинсона, вновь подняли этические вопросы этики эмбриологических исследований. Трансплантаций эмбриональных тканей после произвольного или преднамеренного аборта

Напоминает использование трупных тканей и органов; этическое отличие в возможности влияния трансплантологическкх соображений на принятие решения об искусственном прерывании беременности.

Технология ТЭТ обоснована в экспериментах на животных. Число ТЭТ людям пока невелико, но уже можно говорить о широких перспективах клинических исследований по ряду заболеваний. Если клинические исследования докажут, что ТЭТ обеспечивает длительное снижение эндокринного дефицита, можно ожидать увеличение на зародышевую ткань... женщины могут пожелать забеременеть с единственной целью " сделать аборт и передать зародышевую ткань родственнику или продать ее. Решение о прерывании беременности должно приниматься женщиной и под влиянием врача. Изъятие и консервирование ткани, предназначенной для дальнейшего использования, не должно ставиться во главу утла проведения аборта. Поэтому врачи, проводящие трансплантацию, не должны оказывать влияние на тех, кто делает аборт, и не могут самостоятельно принимать участие в прерывании беременности.

ВМА заявляет, что использование зародышевой ткани в целях ТЭТ еще находится на стадии экспериментирования и с этической точки зрения допустимо, если:

- соблюдаются принципы принятых ВМЛ Хельсинской декларации

- Декларация о трансплантации человеческих органов в части, относящейся к ТЭТ,

- зародышевая ткань заготавливается в соответствии с требованиями «Заявления о торговле живыми органами» и ее предоставление не продиктовано получением денежного вознаграждения, за исключением сумм на покрытие технических расходов,

- получатель зародышевой ткани определен не донором,

- окончательное решение об аборте принято до того, как поднят вопрос о ТЭТ,

- принятие решения о сроках проведения аборта диктуется состоянием здоровья женщины. Вопрос о методе и сроке аборта решается исходя из соображений ее безопасности,

- медицинский персонал, проводящий операцию по прерыванию беременности не принимает участия в трансплантации и не получает никакого возна1ражденпя за ТЭТ,

- ТЭТ разрешена законодательством страны и получено согласие донора и реципиента.»

- согласно Заявления о трансплантации эмбриональных тканей, принятой 41-ой ВМА в Гонконге в сентябре 1989 года.


6. Заключение.
Проблемы трансплантации, подобно вопросам охраны окружающей среды или защиты от радиоактивных отходов при эксплуатации атомных станций, выходят за пределы одного государства. Трансплантология становится сферой межнационального сотрудничества я вызывает интерес со стороны международных организации,

Причина этого относительна проста, Программы осуществления трансплантации сталкиваются с трудностями получения новых доноров. Таким образом, силы объединяются, чтобы за счет расширения пространства поиска и увеличения возможностей выбора быстро найти подходящего донора, ибо от этого зависит спасение жизни реципиента. Большие государства могут создать собственную сеть учреждений для обмена трансплантантами, малые государства стремятся расширить свои границы за счет сотрудничества. Важнейшие договоры о сотрудничестве в области трансплантации, принятые в Европе, стали основой создания Евротранспланта и Интертранспланта.

В настоящее время остается еще много вопросов связанных с правовыми аспектами в трансплантологии.

Используемая литература:

1. «Судебная медицина», (учебник для ВУЗов), под редакцией В.В.Томилина, Москва, 1996 год.

2. «История отечественной трансплантологии», Москва-Медицина, 1985 год.

3. «Современная медицина и право», П. Холлендр, Москва. Юридическая литература, 1991 год.

4. «Медицинская этика», сборник документов, И.В. Островская, Москва - 2001 год.



5. «Сестринское дело», учебник для студенток факультета ВСО, Самара 1998 год, 1 том.




Моими пальто торгуют мои пальто. Монти Платт, фабрикант одежд
ещё >>