Международный издательский проект - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
В национальном музее рт представят международный информационный проект 1 16.73kb.
«Предпринимательство и бизнес молодежи»: мероприятия проекта в Калевале... 1 55.64kb.
Активное/интерактивное обучение: сущность и значение зульфия вейсова... 1 239.61kb.
«апостолы трезвости» 1 243.87kb.
Проект "Молодые Послы" 1 26.61kb.
Международный научный инновационно-экспериментальный проект постдипломного... 9 1697.01kb.
GetTaxi мировой лидер услуг заказа такси пришел в Россию! 1 31.11kb.
Техническое задание Позиция: Международный Консультант по экономическому... 1 104.53kb.
Техническое задание Позиция: Международный консультант по экономическому... 1 67.29kb.
Международный проект творческого развития детей и молодёжи «дети... 1 141.57kb.
Центральный музей связи имени А. С. Попова принял участие в акции... 1 10.75kb.
Работа с мотивом 1 227.75kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Международный издательский проект - страница №19/20

18

ИНВОЛЮЦИЯ



Согласно учениям индуизма, отношение Брахмана к прояв­ленной Вселенной состоит из двух главных «движений»: эволю­ции и инволюции [13]. Мы уже рассмотрели эволюцию — движе­ние мира к Брахману-Атману. Инволюция — это в какой-то сте­пени ее противоположность — движение, в котором Брахман проявляет себя вовне, создавая миры; это процесс кенозиса или само-опустошения, являющийся в то же время процессом чистого действия и чистого творчества. Если эволюция идет от низшего к высшему, то инволюция есть обратное движение, как бы «обер­тывающее» или «одевающее» высшие уровни бытия низшими; это движение «вниз» по великой Цепи Бытия. И именно оно будет предметом нашего краткого рассмотрения в данной главе (см. рис. 5 и 6).

Я должен предупредить читателя, что мы здесь как бы дви­жемся вспять — по крайней мере, по сравнению с историей эво­люции, которая до сих пор занимала наше внимание. До сих пор мы говорили о последовательном порождении все более высоких структур сознания в движении вперед по пути восхождения. Те­перь же нам предстанет обратная сторона истории, мы будем об­суждать предшествующее нисхождение, свертывание и инволю­цию высших форм бытия в низшие. Чтобы понять этот процесс, читателю придется, так сказать, научиться ходить задом наперед.

Ибо, согласно «вечной философии», для того чтобы эволю­ция, то есть развертывание высших структур, вообще происходила, эти высшие структуры должны в некотором смысле присутство-


Инволюция

245

вать с самого начала; они должны быть свернутыми, в качестве потенциальной возможности, в низших формах. Если этого нет, то эволюция будет ни чем иным, как творением ex nihilo, из ничего. А как давно уже знают теологи, из ничего и выйдет ничего — ех nihilo nihil fit. И история инволюции — это просто история того, как высшие формы оказываются потерянными в низших, как они становятся свернутыми и заключенными в низших состояниях. Ин­волюция, или нисхождение высшего к низшему, является предва­рительным условием эволюции — развертывания высших состоя­ний из низших.


ТОНКОЕ

эволюция

—■ —..



ПОДСОЗНАНИЕ СВЕРХСОЗНАНИЕ

и нволюция

Рис. 5. Эволюция и Инволюция

В крайней точке инволюции, — а это плерома 65 или матери­альный мир, — все высшие и высочайшие состояния бытия пребы-

Необходимо отметить, что здесь Кен Уилбср употребляет термин плерома в специфическом значении, которое отличается от обычного. На­помним, что традиционно, со времен гностиков, плерома (греч. «полнота») обозначает изначальную полноту Абсолюта, которая потом драматически нарушается, что и приводит к созданию материального мира и человека. — Прим. ред.



246

Глава 17

вают свернутыми как недифференцированная потенциальность. Самое высокое и самое низшее, бесконечное и конечное, дух, ра­зум и материя ■— все это свернуто в качестве недифференцирован­ной и бессознательной потенциальной возможности; это и есть фоновое бессознательное. А эволюция представляет собой просто развертывание этого свернутого потенциала, поэтому все многооб­разные формы бытия могут рано или поздно возникнуть из фоно­вого бессознательного, начиная от низшей (плерома) и кончая наи­высшей (Атман). На каждой стадии этого процесса слияние низше­го и высшего сменяется их интеграцией, что само по себе не может произойти, пока низшее и высшее не дифференцируются и не разо-тождествятся. К концу эволюции все структуры, свернутые в фо­новом бессознательном, уже возникли в сознании, вследствие чего фоновое бессознательное иссякает, оставляя один только Атман или Сознание как таковое.

Первоисток, Брахман-Атман








Причинное (Чикхай)


Тонкое (Чоньид)


Тонкое


J


Менталь­ное


Ментальное (Сидпа)


Грубое


Грубое (новое рождение тела)

Фоновое Бессознательное Рис. 6. Прохождение Бардо — Эволюция и Инволюция

Инволюция

247

Тибетская книга мертвых

Что-то происходило с вами еще до вашего рождения. Вы мо­жете думать об этом в метафорическом, символическом, мифиче­ском смысле или воспринимать это буквально — но что-то опреде­ленно происходило с вами до того, как вы родились. В этой главе я предложу одну из версий этой экстраординарной истории.

Тибетская книга мертвых является одним из тех нескольких духовных документов, в которых засвидетельствован рассказ о «событиях», предшествующих рождению (или новому рождению). Она сообщает о событиях, которые, как считается, происходят от момента физической смерти до момента физического возрождения в новом теле, — о серии событий, протекающих на протяжении сорока девяти дней. По-тибетски книга называется Бардо Тхотрол (в литературе это название чаще всего передается как «Бардо Тхо-дол»); при этом Бардо означает «промежуток», «промежуточное состояние» или, как я сам предпочитаю переводить, «состояние между». Сорок девять дней — это период «между» смертью и но­вым рождением.

Однако действительное рождение, роды из материнской ут­робы, — это не единственный тип рождения. Как выразился буд­дистский мудрец Иппен, «каждое мгновение — последнее, и ка­ждое мгновение — это новое рождение» [367]. Таким образом рождение и смерть тоже происходят постоянно, в каждый мо­мент времени, прямо сейчас. В каждое мгновение вся Вселенная со всеми ее обитателями начинает свое существование, и в каж­дое мгновение все они переживают падение и возвращение к своей первооснове. Каждый миг они рождаются; каждый миг они умирают. Поскольку бар до является просто состоянием «между» смертью и возрождением, следовательно, существует реальное бардо между данным моментом и следующим. Состоя­ние бардо есть в каждом мгновении возникновения и угасания миров.

Таким образом, есть два главных бардо или «промежуточных состояния» — одно происходит, как серия временных событий, длящаяся до сорока девяти дней после физической смерти, другое же существует прямо сейчас, от момента к моменту. И тибетская традиция добавляет еще один простой и ключевой пункт: эти два бардо являются одним и тем лее. То, что происходило с вами до


Глава 17

вашего рождения, — это то, что происходит с вами сейчас. Понять одно — значит понять и другое, и вот почему тибетцы неизменно настаивают на том, что их «Книга мертвых» — это руководство, посвяшенное тому, как проводить свою жизнь. Мы кратко опишем события состояния Бардо, каким оно представлено для сорокадевя­тидневного периода после смерти, а затем обратимся к состоянию бардо сиюминутного существования.

Стадия первая: Чикхай Бардо

События сорокадевятидневного периода Бардо подразделя­ются на три основные стадии: Чикхай, Чоньид и Сидпа (по поряд­ку следования). Сразу же после физической смерти душа входит в Чикхай, что является состоянием безупречной и сияющей Дхар-макайи, предельного Сознания, Брахмана-Атмана. Предельное состояние дается в дар всем индивидам: они сразу окунаются прямо в предельную реальность и существуют в ней, как пре­дельное Дхармакайя. «В этот момент, — говорится в «Бардо Тхот­рол», -всеми чувствующими существами переживается первый проблеск Ясного Света Реальности в Бардо, который есть Непо­грешимый Ум Дхармакайи» [ПО]. Или, как несколько иначе гово­рится в другом месте Бардо Тхотрол: «Твое собственное сознание, сияющее, пустое, неотделимое от Великого Тела Лучезарности, не знает ни рождения, пи смерти и оно есть Неизменный Свет — Буд­да Амитабха. Знание этого является достаточным [для освобожде­ния]. Распознавать пустоту своего собственного ума как Буддо-вость... значит постоянно пребывать в Божественном Уме» [НО]. Другими словами, сразу же после физической смерти душа погло­щается предельным-причинным телом и сама становится предель­ным-причинным телом.

Этот краткий обзор «Бардо Тхотрол» я буду перемежать своими комментариями об инволюции и о природе проекта Атман в инволюции. Прежде всего отметим, что в начале переживания Бардо душа поднимается к предельным высотам Бытия, к пре­дельному состоянию Единства, то есть начинает свое путешест­вие в Бардо с самого верха. Но обычно там, «наверху», она не ос­тается, и Бардо Тхотрол объясняет, почему. По словам Эванса-Вентца, «в области Ясного Света [наивысшая стадия Чикхай] ментальность индивида... на мгновение насладится состоянием

Инволюция

249


совершенного равновесия и [предельного] единства. По той при­чине, что такое экстатическое состояние отсутствия «эго», со­стояние причинного сознания совершенно непривычно обычному человеку, у него не хватает сил для того, чтобы оставаться и дей­ствовать в нем; кармические склонности затуманивают чистое сознание мыслями о личности, об индивидуализированном бытии, о дуализме, и сознание, утрачивая равновесие, выпадает из со­стояния Ясного Света» [НО].

Душа выпадает из предельного Единства потому, что «карми­ческие склонности затуманивают сознание»; выражение «кармиче­ские склонности» означает поиск, стремление к обладанию, жела­ние — фактически то, что мы называем Эросом. И по мере разви­тия этих поисков, возникает иллюзия, что состояние совершенного Единства начинает «распадаться». Посмотрим на это под другим углом — поскольку индивид неспособен выдержать интенсивность предельного Единства («по причине непривычности такого состоя­ния»), он «уходит в себя», отгораживаясь от этого Единства, пыта­ется «приглушить» его, высвободиться из Совершенной Интенсив­ности в Атмане. Скорчиваясь от страха перед лицом бесконечно­сти, он взамен обращается к формам стремления, желания, кармы и обладания, пытаясь «найти» состояние равновесия. Самозамыкание и Эрос — эти кармические склонности сочетаются и вступают в сговор, уводя душу от чистого сознания вниз, в множественность, в менее интенсивные и менее реальные состояния бытия. Но на этом этапе давайте просто запомним общую роль 1) Эроса и 2) самоза­мыкания; а также отметим, что именно здесь душа начинает ухо­дить из высочайшего состояния в низшие, что как раз и означает начало самой инволюции.

Согласно Бардо Тхотрол, весь этот процесс нарастания кар­мических склонностей, Эроса, поисков и самозамыкания повторя­ется снова и снова через все стадии сферы Бардо. С каждым по­следующим самозамыканием душа все дальше отпадает от Пер­воисточника, и эта схема повторяется до тех пор, пока самозамы­кание, Эрос и карма не истощатся и не иссякнут в качестве сил инволюции. В этом суть идей, изложенных в Бардо Тхотрол. Как объясняет Лама Казн Дава Самдуп,66 в самом начале Бардо есть

Лама Кази Дава Самдуп — переводчик «Бардо Тхотрол» и наставник Вальтера Эванс-Вентца. — Прим. ред.



250

Глава 17

первый Ясный Свет «экстаза и величайшей интенсивности. На следующей стадии интенсивность становится меньше. Брошен­ный об землю мяч достигнет наибольшей высоты при первом от­скоке, во второй раз он отскакивает ниже, и каждый следующий отскок будет все ниже и ниже, пока мяч не перестанет отскаки­вать совсем» [ПО].

Самость в процессе инволюции подобна такому мячу: будучи движима самозамыканием и Эросом, или «кармическими склонно­стями» к стремлению, лривязаностям и жажде обладания, она как бы отскакивает во все более ослабленные и менее энергетические состояния. При своем первом отскоке (уже коротко рассмотренном выше) она проходит через предельную-причинную область, при втором (как мы скоро увидим) — через тонкую область, а при третьем попадает в грубую область физического тела и будущего рождения. Чогьям Трунгпа так объясняет главный принцип этого процесса: «В состоянии предельной ясности начинает развиваться базовая тенденция к обладанию [Эрос/самозамыкание]... затем энергия слепо нарастает и в конце концов распадается из абсолют­ной энергии ясности на различные уровни, так сказать, ослаблен­ной энергии» [132]. Так, согласно Бардо Тхотрол, в конечном ито­ге «сила кармы истощается и принцип сознательности приходит к покою» [ПО]. Самозамыкание и Эрос наконец сходят на нет, «мяч перестает отскакивать», нисходящая трансформация прекращается, и душа возрождается в плеромном и телесно-ограниченном со­стоянии.

Вернемся, однако, к началу истории об инволюции и просто отметим, что из-за поиска, привязанности и самозамыкания инди­вида первоначальный покой в Полноте Причинного/Дхармакайи утрачивается. Так и должно быть, поскольку в Дхармакайе есть только Единое, Одно, а поиск всегда требует двух (ищущее-субъект и искомое-объект). Таким образом, стабильность наруша­ется, и рано или поздно следует нисходящая трансформация. Так индивид попадает на следующую стадию Бардо: в тонкую об­ласть.

Стадия вторая: Чоньид Бардо

Чоньид — это период, когда происходит проявление миро­любивых и гневных божеств, то есть, проявление тонкой области,


Инволюция

251

Самбхогакайи. При сопротивлении Ясному Свету причинной об­ласти и самозамыкании перед ним, Реальность трансформирует­ся в изначальные зародышевые формы миролюбивых божеств (иштадевы тонкой сферы), а они, в свою очередь, при сопротив­лении им и отречении от них, трансформируются в гневных бо­жеств.

На семи следующих одна за другой подстадиях первыми появ­ляются мирные божества в разнообразных формах — татхагаты, дакини и видьядхары — в сопровождении ослепительно ярких цве­товых оттенков и вызывающих благоговейный трепет сверхчелове­ческих звуков. Одно за другим божественные видения, световые образы и тонкие яркие звуки каскадом проходят через сознание. Они представлены, даны индивиду открыто, свободно, в полноте и совершенстве: видения Божества почти болезненной интенсивно­сти и блеска.

Теперь то, как индивид совладает с этими божественными ви­дениями и звуками (нада) становится для него предельно значи­мым, поскольку каждый божественный сценарий сопровождается намного менее интенсивным видением, областью относительной притупленности и приглушенности озарений. Эти сопутствующие тусклые и приглушенные видения представляют первые проблески мира сансары, шести сфер эгоической привязанности, сумеречного мира двойственности и раздроблености, примитивных единств бо­лее низких уровней.

Согласно «Бардо Тхотрол», в большинстве случаев индивиды просто отшатываются в ужасе перед лицом этих божественных видений, — они замыкаются в себе, стремясь к менее интенсив­ным и более управляемым формам переживания. Спасаясь от бо­жественного просветления, они соскальзывают к фрагментиро-ванной и потому менее интенсивной сфере двойственности и множественности. Но дело не только в том, что они отшатывают­ся от божественного — их притягивают, влекут к себе низшие области, в которых они находят удовлетворение. «Бардо Тхот­рол» говорит, что на самом деле их «привлекает нечистый свет». Как мы уже говорили, такие низшие области являются заме­щающими удовлетворениями. Индивид думает, что эти плотные низшие уровни — как раз то, чего ему хочется. Но рано или позд­но оказывается, что именно из-за того, что эти миры действи­тельно более тусклые и менее интенсивные, в них нет ни блажен-



252

Глава 17

ства, ни озарения, зато в избытке есть боль и страдание. Как иро­нично: в качестве заменителя Бога индивиды создают для себя Ад, известный как сансара, майя, уныние. В христианской теоло­гии говорится, что адское пламя есть отринутая любовь Бога (агапе ").

Таким образом, то же самое послание «Бардо Тхотрол» снова и снова повторяется на стадии Чоньид: пребудь в свете Пяти Мудро­стей и тонких татхагат, не ищи тусклого света сансары и ее шести сфер, безопасных иллюзий и эгоической тупости. Вот лишь один пример:



Вслед за тем, в силу плохой кармы, великолепный синий свет Мудрости Дхармадхату приведет тебя в страх и ужас, и ты возжелаешь освободиться от него. Ты будешь умолять о неж­ности тусклого белого света дэвов [одна из более низких об­ластей].

На этой стадии ты не должен ужасаться перед божествен­ным синим светом, который появится сияющим, блистатель­ным и великолепным, и не должен пугаться его. Это свет Тат-хагаты, называемый Светом Мудрости Дхармадхату.

Не восхищайся тусклым белым светом дэвов. Не привязывайся к нему; не будь слабым. Если он привлечет тебя, ты будешь блуждать в местах пребывания дэвов и тебя затянет в колесо Шести Лок [ПО].

Суть в следующем: «Если ты испугаешься чистых излучений Мудрости и тебя привлечет нечистые огни Шести Лок [низших сфер], тогда ты обретешь тело в одной из Шести Лок и будешь страдать от несчастий сансары; и ты никогда не освободишься из Океана Сансары, где будешь вращаться снова и снова, и будешь вынужден изведать страдания» [ПО].

Но вот что здесь происходит: по сути дела, мы видим изна­чальную и первичную форму проекта Атман в его негативном и ограничивающем аспектах. На этой второй стадии (Чоньид) в осознании уже есть некого рода разграничение, какая-то субъект-объектная двойственность, наложенная поверх изначальной Це-

t

67 Агапе (грсч.) — «любовь». В греческом языке есть несколько слов для обозначения различных типов любви. Если «эрос» относится к сексуальной любви, то «агапе» означает любовь, не имеющую какой-либо эротической окраски, в данном случае любовь Бога. — Прим. ред.


Инволюция

253

лостности и Единства состояния Дхармакайи в Чикхай. Так что теперь есть граница, а везде, где есть граница, появляется и про­ект Атман. Посредством Эроса и самозамьткания индивид иллю­зорно расщепил свое собственное предельное и недвойственное Сознание на две основных части: 1) субъективную самость, кото­рая теперь свидетельствует, и 2) объективное пространство оза­рений, которые являются объектом свидетельствования и созер­цания (эти озарения, правда, имеют божественный характер, но они все равно «объективные и внешние»). В начале состояния Бардо — когда душа пребывала «на самом верху» — она была всем этим, а не наблюдала это со стороны. Она просто была Един­ственным, без всякого субъект-объектного расщепления, в том первичном состоянии Единства, которое раскрылось в Чикхай-бардо. Но теперь это Единственное расщепилось на субъективную самость, с одной стороны, и объективное пространство наблю­даемых событий, с другой. Теперь существуют граница, проект Атман, Эрос и Танатос. Все это врывается в существование с по­явлением первой Границы.

Поскольку душа теперь уже не является Всем, она впервые чувствует недостаточность, а, следовательно, и желание (Эрос). И единственным способом не страдать от такой недостаточности будет возвращение той Изначальной Единственности как Брахма-на-Атмана. Поэтому в самой основе своего бытия душа желает это­го состояния Единства, — меньшее ее не удовлетворит. Это из­начальное желание Атмана и телос Атмана. Данте ясно понимал это: «Желание совершенства есть то желание, которое всегда за­ставляет любое удовольствие выглядеть несовершенным, ведь в этой жизни нет радости или удовольствия достаточно большого, чтобы утолить жажду в нашей Душе» [352]. Даже Фрейд интуи­тивно знал об этом, хотя, что не удивительно, смешивал это со своими сексуальными наваждениями: «То, что кажется... неустан­ным побуждением к дальнейшему совершенству, легко может быть понято, как результат вытеснения инстинктов, на котором основы­вается все самое драгоценное в человеческой цивилизации. Вытес­ненный инстинкт [на самом деле, вытесненное сознание Атмана] никогда не перестает страстно стремиться [Эрос] к совершенному удовлетворению [ананда — блаженство], которое должно заклю­чаться в повторении [сатори] изначального опыта удовлетворенно­сти [сознание единства]. Никаких замещающих или реактивных



254

Глава 17

образований и никаких сублимаций не будет достаточно, чтобы снять настойчивое напряжение вытесненного инстинкта» [139]. Это также cor irrequitum f'8 св. Августина; и послание, содержащее­ся в Платоновском «Пире»: «Это становление одним вместо двух было самим выражением древнейшей потребности человечества. А причина в том, что человеческая природа изначально была Еди­ной и мы были неким целым, желание же и поиск целого называет­ся любовью».

Единственный способ, каким душа — теперь уже на тонкой стадии Чоньид Бардо — может вернуть себе это Единство, состоит в том, чтобы заново объединить субъективную самость с объек­тивным и божественным пространством озарений, которые теперь каскадом проходят перед ней. И это как раз то, что рекомендуется в «Бардо Тхотрол»; «Если удастся понять, что все объективные феномены в таком сиянии есть не что иное, как эманации собст­венного Сознания, то в это же мгновение узнавания будет обре­тена природа Будды». [110].

Однако заново соединить субъект и объект — означает уме­реть для субъекта или ослабить чрезмерную замкнутость сознания вокруг ощущения отдельной самости. И субъекта с его ощущением себя, как чего-то отдельного, ужасает эта смерть, этот Танатос, эта Шуньята. Вот почему субъект так напуган божественными озаре­ниями и так сильно боится воссоединения с Богом: оно для него означает смерть. Чистота сияния божественного света угрожает буквальной смертью и исчезновением, — это проявление Шивы и Шуньяты.

Значит именно здесь истоки той фундаментальной дилеммы, о которой я часто упоминал: великой движущей силой самости явля­ется стремление вновь обрести, вернуть себе изначальное Единст­во. Но действительное возвращение к этому Единству означает смерть и исчезновение самости, и именно этой смерти она теперь сопротивляется и от нее бежит. И в этом дилемма — самость хочет этого Единства, но ищет его таким способом, который абсолютно препятствует достижению цели.

Именно здесь на сцену выходит проект Атмана. Поскольку реальное, непосредственное и не приглушенное Единство для

68 Cor irrequitum (лат.) — «не находящий ответа зов сердца». Прим. ред.


Инволюция

255

отдельного само-ощущения теперь невозможно (так как требует смерти самости), душа должна искать какой-то заменитель ут­раченного Единства. А чтобы этот заменитель был действен­ным, он должен быть представлен как осуществление желания изначального Единства. И поскольку заменитель, очевидно, не является реальным, не является подлинным Единством, действи­тельным Атманом, он может быть только символическим, при­творным или относительным: это та полуправда, которую мы называем проектом Атман. Каждый уровень спектра сознания создается в качестве символического заменителя утраченного единства, так что в конечном счете каждый уровень спектра (до достижения просветления) является заменителем сознания Ат-мана.

Не забудьте, что сейчас мы обсуждаем инволюцию, а не эво­люцию. Проект Атман действует и там и здесь, поскольку и там и здесь существуют заменители, но проявляет себя в разных на­правлениях. Мы видели, что эволюция действительно является серией замещающих удовлетворений, самостей-заменителей и суррогатных единств, но в ней каждый из этих заменителей был на порядок выше предшествующего, ближе к Первоисточнику, более Реальным и, если хотите, менее суррогатным. И это «дви­жение вверх» или восходящая трансформация осуществлялось именно потому, что самость принимала смерть и Танатос каждо­го низшего единства, вследствие чего в сознании могли возни­кать высшие формы единства. Эволюция продолжалась, пока са­мость была способна (раньше или позже) принимать смерть своей существующей в данный момент структуры, разотождествляться с ней и трансцендировать ее в движении к высшим структурам, более объединенным и менее суррогатным. И это возникновение структур высшего порядка движимо изначальным телосом Атма-на — любовью, Агапе, если пользоваться христианскими терми­нами.

В инволюции, однако, как раз этого не происходит. Ни на од­ной стадии самость не примиряется со смертью и Танатосом, она действует не с помощью Агапе, а путем самозамыкания, не с по­мощью телоса Атмана, а с помощью ограничения Атмана. Эти си­лы (Агапе, самозамыкание, Эрос, Танатос) можно представить сле­дующим образом:


256

Глава 17

схема А
В
эволюции самость отождествлялась с каждой вновь возни­кающей (благодаря Агапе) более высокой стадией, и пока она была с ней отождествлена, Эрос самости действительно сражался с Та-натосом этого уровня и отвергал его: самость не могла принять смерть данного уровня и потому создавала всякого рода опровер­жения смерти и проекты бессмертия для данного частного уровня. Однако рано или поздно Эрос данной стадии сходил на нет, и в конце концов принимался Танатос — самость «умирала» для этого уровня, разотождествлялась с ним и трансцендировала его для дос­тижения уровня более высокого порядка. Эволюция продолжалась, пока Агапе и Танатос рано или поздно одолевали Эрос и самоза­мыкание.

В инволюции происходит обратное: Эрос и самозамыкание по­беждают Агапе и Танатос. Каждая самость-заменитель оказывается на порядок ниже, — как каждый отскок мяча.

Эрос и Танатос являются по своей основе силами трансляции, они бурно проявляют себя на любом данном уровне, ведя гори­зонтальную битву за судьбу души. А Агапе и самозамыкание можно считать силами трансформации, —- они тянут в разных на­правлениях, заставляя самость менять свой уровень. Пока Эрос побеждает Танатос на определенном этапе, его трансляции проте­кают более или менее исправно. Но когда Танатос пересиливает Эрос, то трансляции уже не удаются, и система самости начинает трансформацию, вертикальную смену уровня. И, если Агапе одоле­вает самозамыкание, то трансформация направлена вверх: проект


Инволюция

257

Атман продвигается все ближе и ближе к самому Атману, это эво­люция. Но если самозамыкание одерживает верх над Агапе, транс­формация идет вниз: проект Атман уходит все дальше и дальше от самого Атмана, это инволюция. Проект Атман вовлечен и в эволю­цию, и в инволюцию, поскольку обе они связаны с заменителями; однако их направления различны, ибо силы трансформации меня­ются местами.

Если теперь вернуться к душе в тонкой области -— на стадии Чоньид, — я полагаю, что многое из этого прояснится. На стадии Чоньид душа уже ушла из предельной-причинной области (Чикхай) в тонкую область божественных и архетипических озарений (Чоньид). Но душе отнюдь не просто покинуть предельную Откры­тость предыдущей стадии! Как мы говорили, чтобы вынести такую чрезвычайную утрату, как утрата Единства, ей необходимы неко­торые компенсации. А поскольку Единство было (иллюзорно) ут­рачено из-за того, что на Него наложилась субъект-объектная двойственность, то эти компенсации и заменители могут разыгры­ваться через посредство как субъективного, так и объективного фрагментов осознания (двух аспектов проекта Атман).

Возьмем сначала объективный аспект: поскольку душа уже больше не является Единым, у нее есть только видения или образы этого Единства, и эти «объективные видения» — все, что осталось от осознания, которое когда-то было самим Единым. Прямое, бес­форменное и непосредственное соединение с Единым душа заме­няет простыми видениями или формами Единого, и эти архетипи-ческие формы в действительности только усиливают отделение души от самого Единства. Они сохраняют пропасть между субъек­том и объектом. Однако отметьте: эти тонкие формы являются ча­стью замещающих удовлетворений души; она замыкается в них вместо того, чтобы укрыться в Действительном Едином и в соеди­нении с Ним. Вместо того чтобы быть Всем (в причинном состоя­нии Чикхай Бардо), душа питается формами Всего (в тонком Чонь­ид Бардо). А эти архетипические формы и видения, согласно «Бар­до Тхотрол», являются ни чем иным, как миролюбивыми божест­вами, иштадевами, тонкими озарениями и звуками, которые каска­дом проходят через осознание. Вместо того чтобы быть Богом, ин­дивид воспринимает визуально и слухом упрощенные формы Бога, называемые звуками нада, и иштадевами. Предельное Единое, как говорится в «Бардо Тхотрол», трансформируется (по мере нисхож-


258

Глава J7

дения) в тонкие божества, и эти танцующие видения, архетипиче-ские и««изначальные, теперь действуют как замещающие удовле­творение для самости-заменителя, как утешительный приз за Поте­рянный Рай. Все они являются замещающими объектами. Душа уже не Бог, а просто видение Бога.

Однако это не единственное замещающее удовлетворение, ибо существует еще и субъективная сторона проекта Атман. Поскольку душа уже больше не является недвойственной Дхармакайей Един­ства, то она трансформируется в свидетеля, в субъективную тен­денцию, или ограниченную форму осознания, которая уже не явля­ется Всем, а, будучи отрезанной от целого, просто наблюдает, как аспекты целого проявляются объективно. Взамен Самости-Атмана душа довольствуется отдельной самостью, которая, замыкаясь в самой себе, кажется отдельной от всей тонкой области. Но вспом­ним об условии существования самости-заменителя — она должна претендовать на исполнение желания сознания-Атмана, желания быть космоцентричным и «присматривать» за Вселенной или, по крайней мере, быть ее центром. И душа достигает этого посредст­вом фокусирования своего первичного сознания Единства на себе самой и помещения такой сфокусированной самости в самый центр сфокусированной Вселенной. Вместо того чтобы быть всей Все­ленной, душа просто кажется сама себе ее центром.

Вот это мы имеем в виду, когда говорим, что самость-заменитель представляет себя осуществляющей желание быть кос-моцентрической, быть Атманом, быть Первоисточником. Это са­мость, которая замещает иллюзорно утраченный Атман и в симво­лической форме притворяется сама перед собой, что она и есть ут­раченный Атман. Итак, поскольку 1) самость хочет вернуть созна-ние-Атман, но 2) поскольку она ужасается перед необходимыми для этого смертью и трансценденцией, то 3) она устраивает себе компенсацию и замену: берет интуитивное постижение сознания-Атмана, всегда возникающего в каждый момент, и обращает его на саму себя. Она ищет Атман на путях, препятствующих такому по­иску и навязывающих символические заменители. Помните цитату из Юбера Бенуа? Как может душа жить без Атмана? «Индивид приходит к этому, по сути, лишь благодаря игре своего воображе­ния, благодаря тому, что его ментальность обладает способностью воссоздавать субъективный мир, где движущим принципом на этот раз является он сам. Человек никогда не примирился бы с тем, что


Инволюция

259

не он является уникальной мотивирующей силой в реальной Все­ленной [то есть не является Атманом], если бы у него не было этой утешительной способности создавать Вселенную для себя, Вселен­ную, которую он творит в одиночестве».

И все же, добавляет Бенуа, «человек стремится обожествить себя во временной сфере только потому, что не ведает о собствен­ной реальной божественной сущности. Лишившийся памяти, он страдает от иллюзорного чувства покинутости Богом (в то время как в реальности он и есть сам Бог) и бестолково мечется по сфере времени в поисках подтверждений своей божественности, которых он там найти не может».

Итак, на место сознания-Атмана, которое всегда является под­линным и исконным достоянием человека, пусть даже иллюзорно им утраченным, он «суетливо» пытается подыскать заменители, который стали бы (убедительно) представлять его, как космоцен-трического, обожествленного, уникально бессмертного, единст­венного, не имеющего равных. Эти поиски основываются на ис­конной интуиции его Реальной Самости, которая на самом деле бесконечна и вечна, — но на интуиции извращенной тем, что она применяется к отдельной самости, абсолютно конечной и смерт­ной. С одной стороны, на место сознания единства индивид изби­рает в качестве самости-заменителя внутренний субъективный мир, а с другой создает мир «где-то там» в качестве замещающего объекта и помещает самость-заменитель в самой середине этого мира-заменителя (так, чтобы она выглядела космоцентрической). И внутренняя самость, и внешний мир являются символическими заменителями утраченного Единства, которое не было ни субъек­тивным, ни объективным, а просто Целым. Они представляют со­бой замещающие удовлетворения, которыми индивид утешается после утраты Единства и при помощи которых он теперь затевает драму своего отдельного само-ощущения, спектакль своих жела­ний и поиск заменителей Атмана, нацеленные на его индивидуаль­ность.

Теперь — если вернуться состояниям Бардо, — у души, нахо­дящейся уже в тонкой области (Чоньид), есть и самость-замени­тель, и мир-заменитель. Отдельная самость, воображая себя космо­центрической и неуязвимой, устраивается наблюдать за божест­венным пространством, где разворачиваются тонкие видения, зву­ки и архетипические блаженства, затопляющие теперь ее сознание.



260

Глава 17

Эти замещающие удовлетворения действительно доставляют удо­вольствие, но это длится недолго. Какой бы божественной и архе-типической ни была эта область, она все же является всего лишь заменителем, и у души постепенно начинает расти протест против ее умиротворяющих божеств.

Если бы душа могла в этой точке принять смерть и трансцен-денцию отдельной самости, она бы немедленно возвратилась к Единому в качестве этого Единого. В «Бардо Тхотрод» об этом сказано очень ясно. Но душа убегает от смерти и жертвования, и таким образом мирные божества начинают трансформироваться в гневных. «Поэтому, — говорится в «Бардо Тхотрол», —- после пре­кращения появления Мирных и Владеющих Знанием Божеств, пришедших тебя приветствовать, начинают появляться пятьдесят восемь изрыгающих пламя и пьющих кровь гневных божеств, ко­торые есть в сущности те же самые Мирные Божества в своем из­мененном аспекте» [ПО],

Поскольку душа теперь действует в тонкой области с тонким Эросом и тонким инцестом, она уязвима для тонкой кастрации. Тапатос, Шива и Царь-Смерть, — вот кто теперь буквально врыва­ется на сцену с кровожадной яростью. А такого самость никак не ожидала! Она полагала, что ей досталась вся сладость и весь свет, когда, отвергнув Единое, она выбрала взамен менее интенсивную область тонких божеств. Но ведь всюду, где есть «другое», есть и страх; теперь здесь есть «другое», потому что здесь есть граница. Божественное «другое» — это просто божественный ужас. И в до­казательство этого через тонкую область проходят пятьдесят во­семь кровожадных ужасных божеств.

Из-за своего тонкого инцеста, душа открыта для тонкой каст­рации. Но в ходе эволюции самость прогрессирует вверх, проходя через ужас кастрации и тревогу разделения, принимая смерть част­ного уровня и тем самым трансцендируя этот уровень с помощью Агапе — любви. Не так обстоит дело в процессе инволюции. Са­мость не принимает смерть, своей наличной структуры — по сути деля, она просто уходит от ужаса. Как говорится в «Бардо Тхот­рол», самость «падает в обморок» или «лишается чувств» от ужаса. В более современных терминах, она вытесняет всю тонкую об­ласть, мирную и гневную, и делает ее полностью бессознательной. Душа «падает в обморок» — впадает в беспамятство — теряет соз­нание, и потом «приходит в себя» уже в следующем низшем бардо,



Инволюция

261

даже хотя она сама затеяла всю эту драму и определяла весь ход событий.

Таким образом, успокоительная миссия проекта Атман на тон­ком уровне терпит полных крах: в конце концов, у самости-заменителя тонкой области нет иммунитета против смерти и гнев­ной, изрыгающей пламя и кровожадной судьбы всех отдельных самостей и замещающих субъектов. Самость-заменитель не обеща­ет бессмертия и нескончаемого совершенства; ведь она, в сущно­сти, не является первичным и автономным двигателем самости и «другого»; она не космоцентрична, не героична, не богоподобна. И потому, когда надвигаются угрозы реальной Смерти и Танатоса, тонкая самость съеживается и в ужасе «теряет сознание», чтобы очнуться уже в следующем бардо. Трансляция терпит неудачу, и следует трансформация. А раз самозамыкание перевешивает Ага-пе — любовь, то эта трансформация направлена вниз. Инволюция продолжается.

Стадия третья: Сидпа Бардо

Итак, усилия индивида найти заменитель Атмана забросили его на стадию Сидпа Бардо, в область грубого-рефлексирующего ума, где этот ум начинает обращаться к грубому физическому миру в поисках заменителей. В этой области душа переживает интенсив­ную битву инцеста/кастрации, представленную в «Бардо Тхотрол» ужасающим приговором от Господина Жизни (Эроса) и Господина Смерти (Танатоса). А какова форма инцеста на данном уровне? По словам «Бардо Тхотрол»: «О, благороднорожденный, в это время тебе предстанут видения совокупляющихся существ мужского и женского пола. Если [все идет к тому, что] тебе придется родиться мужчиной, то тебя охватит чувство принадлежности к мужскому полу, и ты будешь испытывать интенсивную ненависть к отцу, ревность и притяжение к матери [для женщин наоборот]» [ПО].

И вот мы здесь, перед входом в самую низкую из всех облас­тей —- плеромную и уроборическую — с телесно-сексуальными инцестом и кастрацией, с Эдипом и Электрой, с принципом удо­вольствия, с Фрейдом и всем остальным. Самость-заменитель те­перь является грубоЙ-рефлексирующей, тяготеющей к телесно-ограниченным формам, тифонической и уроборической, а ее заме­щающие удовлетворения сводятся к простому гедонистическому


262

Глава 17

удовольствию и сексуальному облегчению. Согласно «Бардо Тхот-рол», если в этом видении единения мужчины и женщины душа пытается разделить их, то она придет к новому рождению с этой парой в качестве родителей. Ее простой проект Атман сводится к попытке быть космоцентричной, разделяя родителей друг от друга, героически похищая женщину у мужчины — что она и делает бук­вально — а затем, в страхе перед надвигающимся кризисом, в оче­редной раз впадает в беспамятство, вытесняет всю область Сидпа, и, появляясь из материнской утробы, пробуждается уже в грубой области, слитая с плеромой и забывшая обо всем, что с ней про­изошло.

Амнезия и промежуточное состояние

Но взгляните, через что только не пришлось пройти душе для того, чтобы родиться! Из предельного Единства, ясного света вез­десущей Дхармакайи, через тонкое состояние Самбхогакая, боже­ственное и озаряющее блаженство, через грубо-рефлективную мен­тальную область стадии Сидпа, и, наконец, — в грубое тело и пле-ромное возрождение. Через все это. И индивид был всем этим. В опыте Бардо он начал свой путь как Бог, а закончил как тифон. Он не может вспомнить ни единой вещи из того, что происходило в промежутке...

Вот что происходит: мы видели, что на каждой стадии инво­люции душа конструирует самость-заменитель и мир-заменитель. Причинное (если рассматривать его отдельно), тонкое, ментальное и телесное создавались в качестве замещающих образований, что­бы самость представала бессмертной, богоподобной, вечно сущей и космоцентрической. Но на каждой стадии эти заменители, в кон­це концов, терпели неудачу, и самость, — в ужасе от угрозы своего собственного исчезновения, — не принимала смерть своих замени­телей, а просто замыкалась в себе и отступала в испуге. «Переход от одного бардо к другому, — пишет Эванс-Вентц, — аналогичен процессу рождения; индивид приходит в себя из одного обморока или транса, потом из другого, пока не заканчивается третье [и по­следнее] Бардо...» [ПО]. Поэтому индивид «представляется дви­жущимся вспять [то, что мы называем инволюцией или трансфор­мацией вниз], шаг за шагом, во все более и более низкие состояния сознания» [ПО]. Поиски Целостности такими способами, кото-



Инволюция

263

рые ей препятствуют, побуждают индивида создавать для себя все более жесткие, узкие и ограниченные формы самотождест­венности. Индивид, ищущий Атмана такими способами, которые его заведомо предотвращают, вынужден создавать заменители, ко­торые содержат все меньше сознания и все меньше. Так создается спектр сознания.

Но поскольку каждую из этих «ступеней нисхождения» сопро­вождает обморок беспамятства, то вся их последовательность ста­новится бессознательной — не разрушается, не устраняется, не уп­раздняется, а именно делается бессознательной. Это означает, что все высшие уровни присутствуют, но просто забыты (или, если хо­тите, в случае инволюции было бы уместно говорить о вытеснении высших уровней или об их насильственном экранировании от осознавания).

И легко понять, что результатом всей такой последовательно­сти забывания является фоновое бессознательное. Все высшие со­стояния бытия пребывают свернутыми и заключенными в фоновом бессознательном новорожденного. Они пребывают там в результа­те инволюции и существуют как некий недифференцированный потенциал. Развитие или эволюция является развертыванием свер­нутых структур, начиная от самой низкой и вплоть до высочайшей: от тела к уму, а затем к тонкой и причинной структурам.

Мы уже поняли, что в эволюции каждая из этих структур воз­никает в качестве замещающего удовлетворения и отбрасывается, как только перестает удовлетворять. И теперь мы можем видеть, что все они появляются в эволюции в качестве заменителей пото­му, что каждая из создавалась в качестве заменителя в процессе инволюции. Самость может снова восходить по этой инволюцион­ной цепи заменителей, только если испробует их все, найдет каж­дую из них неудовлетворительной, примет ее смерть и тем самым трансцендирует ее — то есть будет делать все то, от чего она отка­зывалась в процессе инволюции. Но самость заново развернет цепь бытия только до той точки, в которой она примет замещающие удовлетворения (телесные, ментальные, тонкие, или причинные заменители) в качестве удовлетворительных. На этом частном уровне возникает инцест самости, она принимает его суррогаты за реальные вещи, ее Эрос одерживает верх над Танатосом, она не станет подвергаться тревоге разделения из-за трансценденции это­го уровня и умирании для него, и следовательно, эволюция полно-



264

Глава 17

стью останавливается (в этой жизни). Самость в этой своей жизни приблизилась, насколько смогла, к Первоисточнику (при этом все еще воображая, что она и есть Источник). В состоянии Бардо, по­сле своей физической смерти, она будет потом инволюционировать до той стадии, до которой она эволюционировала. Высоко эволю­ционировавшее существо полностью избежит инволюции вообще: на первой же стадии Ясного Света эта душа останется Единством, останется Ясным Светом, — она не скорчится перед лицом Бога, не отшатнется от объятий вечности; и, отказавшись создавать какие бы то ни было замещающие субъекты и объекты, никогда не ро­дится снова в качестве отдельной самости (хотя может избрать для себя новое рождение в качестве тулку, аватара или бодхисаттвы, — ведь окончательное просветление ждет только тех, кто дает обет не «уходить», пока не освободятся все).

Но вернемся к новорожденному: поскольку все глубокие структуры различных уровней — грубого, ментального, тонкого и причинного — уже существуют как потенциальные возможности в фоновом бессознательном, их нужно не создавать, а только вспом­нить. Они были свернуты при «обмороке» души и забывании, и теперь разворачиваются в процессе осознавания и вспоминания. По мере того как вспоминаются (через посредство Агапе) сами глу­бинные структуры, происходит их заполнение соответствующими поверхностными структурами за счет событий, происходящих в этой области сознания и в этой жизни. Как мы говорили, глубин­ные структуры вспоминаются, а поверхностные выучиваются (ес­тественно, с немногими исключениями — специфические воспо­минания прошлого воплощения представляют один из примеров вспоминаемых поверхностных структур).

Это развертывание или последовательное проявление все бо­лее высоких форм в глазах психолога выглядит как возникновение высшего «из» низшего — многие так и пытаются его определить: «эго» якобы происходит из Ид, ум — из условных телесных реф­лексов, душа — из инстинктов, человек — от амебы. На самом же деле, высшее приходит вслед за низшим и выделяет себя из него, но не происходит из низшего. Сейчас всем известно, что на каждой стадии развития или эволюции возникают элементы, которые не­возможно объяснить исключительно в терминах предшествовав­ших стадий. Пиаже очень четко высказался на этот счет [297], ту же позицию занимает Полани [298]. Невозможно логически, онто-


Инволюция

265

логически или метафизически вывести высшее из низшего. Выс­шие формы могут возникать потому, и только потому, что они бы­ли поначалу свернуты как потенциальные возможности в низших формах, и в ходе эволюции просто выкристаллизовываются и диф­ференцируются из них. Именно это имел в виду Ауробиндо, когда говорил: «Поскольку Сознание [предельный Брахман-Атман] от­ветственно за сотворение мира, оно должно быть не просто состоя­нием знания, но силой знания, и не только волей к свету и виде­нию, но и волей к власти и труду. И поскольку ум тоже сотворен из него [Атмана], то ум должен быть развитием за счет ограничения этой первичной способности и этого... высшего сознания [это «раз­витие за счет ограничения» как раз и есть инволюция]» [306]. То­гда эволюция — это вспоминание пути инволюции и обнаружение заново высших форм, которые были облечены в низшие во время бегства самости от Бога.

Таким образом, эволюция, где бы она не проявлялась, стано­вится серией трансценденций и восхождений — возникновений целостностей все более высокого порядка. Ведь вспоминание в действительности означает восстановление чего-то, ранее бывше­го целым, повторное приобщение к единству,69 и именно поэтому эволюция состоит из серии все более высоких целостностей, пока не будет достигнута единственная предельная Целостность. Эво­люция холистична потому, что она является вспоминанием при­роды Бога.

Вот, в заключение, еще одно значение «бардо» или состояния «между», и если идея «реинкарнации» или «возрождения» кажется вам неприемлемой, быть может это значение вам будет легче при­нять (хотя на самом деле это, в сущности, одно и то же): смысл не только в том, что вся инволюционная серия действительно имела место до рождения человека, но и в том, что он заново разыгрывает всю последовательность состояний инволюции в каждый текущий момент. В каждый момент человек является Буддой, Атмапом, ДхармакайеЙ, — но точно также в каждый момент он оказывается и «мистером Икс», отдельной самостью, изолированным телом, явно ограничиваемым в своих проявлениях другими изолирован-

69 Здесь автор использует игру слов. Английское слово «remember» — вспоминать, — созвучно слову «re-membcr», что буквально означает «снова становиться членом чего-то», «приобщаться». — Прим. перев.


266

Глава 17

ными телами. В начале этого и любого другого момента каждый индивид есть Бог в форме Ясного Света; но к концу того же мо­мента ■— через мгновение ока, — он уже оборачивается изолиро­ванным «эго». И то, что происходит «между» началом и концом этого момента тождественно тому, что происходило «между» смертью и новым рождением, как это описано в «Бардо Тхотрол».

Этот ежемоментный феномен мы называем «микрогенией» -— микро-генетической инволюцией спектра сознания [412]. В каж­дый момент своей жизни индивид проходит через полную после­довательность Бардо — от предельного к причинному, потом к тонкому и к грубому, — и он вспоминает ровно столько, насколько он эволюционировал. Если индивид эволюционно развился до тон­кой области, он будет помнить грубый, ментальный и тонкий ас­пекты сознания, но не будет помнить причинный и предельный аспекты опыта данного момента: они остаются во всплывающем бессознательном, дожидаясь возникновения через вспоминание. Тогда эволюция — это просто прекращение микро-инволюции на все более высоких стадиях: чем больше человек эволюционирует, тем меньше он инволюционирует.

Обязанность души в этой жизни — вспоминать. Буддистские термины смрити и сатти-патхана, индуистский смара, суфий­ский зикр, платоновское припоминание-собирание, христианский сшамнесис, — все эти термины означают «вспоминание». «Именно сбой во вспоминании, -— говорит Кумарасвами, — увлекает с вы­сот вниз душу, которая шествовала вместе с Богом и имела какое-то видение истин, но не была способна их удержать» [84]. В этом, конечно, и точный смысл послания, которое содержится в «Бардо Тхотрол». Не удивительно, что Нейман пришел к выводу, что «главная задача человека в мире — вспомнить своим сознательным умом, каким было знание до пришествия сознания» [279]. Сход­ным образом, «Цаддик обнаруживает потерянное с рождения, и возвращает человеку» [279].

Итак, душа, окончательно вспомнившая и видящая все это, хотя бы смутно, может лишь остановиться в удивлении: как можно было все это забыть? Как можно было отречься от того Состояния, которое есть единственная Реальность? Как могла моя душа на­столько погрузиться в это, что ее окружает одно лишь несчастье? Но видеть это сейчас, вспоминать только Бога во всем, что прохо­дит и отмечать благодать этой единственной Самости, вне которой



Инволюция

267

нет ничего — как можно было пропустить этот знак? Как можно было пропустить этот знак...

И в этом окончательном вспоминании, от воздействия единст­венного Бога в абсолютной Тайне и радикальной Непознаваемости раз и навсегда прекращается проект Атман. Нет больше проекта Атман, ибо есть только единственный Атман, радикальный, сияю­щий, всепроникающий, совершенно экстатичный в своем освобож­дении, совершенно обычный в своем действии, совершенно оче­видный по своей природе. Но Атман — это Невидимое. Атман — это Непознаваемое. Атман — это Непроизносимое. Предсущий всему, что возникает, Он не является чем-то иным, чем все возни­кающее, и потому его, в конце концов можно увидеть. Вот что го­ворит Доген Дзендзи:70



Это медленно плывущее облако ничтожно! Какие э/се мы все лунатики! В пробуждении одна великая истина: Черный дождь стучит по крыше храма.

На протяжении всех эонов мы стремились к этому. На протя­жении эонов мы хотели этого. Но на протяжении эонов было толь­ко это: черный дождь стучит по крыше храма...

А поскольку всегда есть только Атман, то никакого проекта Атман в сущности никогда и не было.

' Доген — известный Учитель Дзен. — Прим. ред.



ПРИЛОЖЕНИЕ

Справочные таблицы

Для обзора разнообразных стадий восхождения сознания я со­ставил несколько справочных таблиц, которые приведены ниже. Следует, впрочем, предварить их небольшими оговорками. Поме­щая рядом такие категории, как познавательное развитие, мораль­ное развитие и развитие «эго», я вовсе не намеревался приравни­вать их одну к другой. Однако, в целях общей сопоставимости, я решил не пытаться разделять все разнообразные линии психологи­ческого развития. Как уже говорилось в начале книги, эта задача во многих отношениях превосходит возможности нынешнего состоя­ния знания. Например, вполне очевидно, что интеллектуальное развитие происходит независимо от психосексуального развития. В частности, Левинджер полагает, что развитие «эго» не зависит от психосексуального развития [243]. Кольберг показал, что интел­лектуальное развитие является необходимым, не достаточным для морального развития [329]. Так же обстоит дело и в отношении других разнообразных линий развития, идущих параллельно, неза­висимо и (или) в определенной корреляции со всеми другими ли­ниями. Естественно, у меня есть свои собственные соображения на этот счет, но они представляют тему отдельной работу, с которой я решил пока повременить и дождаться новых результатов исследо­ваний и новых публикаций по психологии развития.

Здесь же я постарался просто представить все разнообразные стадии в различных схемах развития, предложенных наиболее ува-


Приложение

269


жаемыми исследователями, так, чтобы можно было легко видеть общую тенденцию — то есть, восхождение сознания. Это поможет нам не только понять восхождение сознания в целом, но и напра­вить дальнейшие исследования на высшие стадии эволюции и са-мо-развития. Должен упомянуть, что в составлении таблиц корре­ляции западных исследований мне существенно помогли работы Левинджер [243], Ариети [7], Ди Лео [97], Джоунза [204] и Роберт-са [321].

В качестве типичного примера данных, представленных в таб­лицах, возьмем иерархию потребностей по Маслоу [321], которая, по мнению нескольких исследователей, может также служить схе­мой развития [243]. Она строится следующим образом: сначала младенец должен удовлетворять свои простые физиологические потребности, такие, как голод, — это наш алиментарный уробо-рос. После того, как телесное «эго» младенца возникает из состоя­ния слияния с окружением, он сталкивается с потребностями безопасности, с необходимостью обезопасить себя, как стабильное существо перед лицом Великого Другого. Когда система самости постепенно эволюционирует до состояния вербально-членского познания и осознания, она сталкивается с потребностью в принад­лежности (и любви), то есть с потребностью быть членом какой-либо группы, большей, чем собственная телесная самость. По мере того как самость рано или поздно созревает до стадий среднего и позднего «эго», когда отчетливо возникает само «эго», наступает черед потребностей в самоуважении (к такому выводу пришел и Карл Роджерс) [187]. Когда индивид эволюционирует до состояния зрелого Кентавра, появляется тенденция к возникновению потреб­ностей в само-актуализации (как мы видели в главе 7). И, наконец, «за пределами само-актуализации» находится потребность в транс-ценденции — в трансперсональные области, тонкую и причинную. Все это суммировано в Таблице 4 в виде простого перечисления стадий по Маслоу рядом с соответствующими им стадиями нашей собственной схемы.



ТАБЛИЦА 1

Примерные формы самоощущения

Каббала [338]

Ауробиндо [11,12]

Гроф [166] (при­мерная корреляция)

Грин и Грин■ [163]

Плеромная Уроборическая Осевое тело

Малхут

Су б сознательная физическая

витальная эмоциональная



Соматическая

I. Физическая

Праническое тело Образное тело

Иесод

Эстетическая

2. Эмоциональная

Членское познание

Ранняя эгоическая/ личностная Средняя эгоическая/ личностная Поздняя эгоическая/ личностная



Ход Нецах

Воля Рассудочный ум Физическое «эго»

Ум-идея


Психодинамическая Фрейдовская

Системы


конденсированного опыта

3. Ментальная

Зрелое «эго»









Биосоциальная Кентавр

Тифарет

Высшее менталь­ное тело

Экзистенциальная/ смерть-возрождение

4. Интуитивная

Низшая тонкая

Гебура

Озаренный ум

Психические/ астральные события




Высшая тонкая

Хэсед

Интуитивный ум

Архетипы/ божества/озарения

Уровень 5

Низшая причинная Высшая причинная

Бина Хокма

Сверх-ум Супер-ум

Универсальный Разум

Супракосмическая Пустота



Уровень 6

Предельная

Кэтер

Брахман/ Параматман

Предельная

Уровень 7

<< предыдущая страница   следующая страница >>



О своей репутации заботятся многие, о своей совести — лишь некоторые. Публилий Сир
ещё >>