Макс Фрай Хроники Ехо - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Макс Фрай Гнезда Химер Лабиринты Ехо – 03 17 6474.25kb.
Макс Фрай Хроники Ехо Властелин Морморы 15 2654.65kb.
Макс Фрай Ключ из желтого металла 26 4268.46kb.
лабиринт (1). Дебют в Ехо (2). Джуба Чебоборго и другте милые люди 249 40638.39kb.
Макс Фрай Лабиринт Мёнина 25 4659.83kb.
Макс Фрай «жалобная книга» 29 4634.17kb.
2. Характер иллюстрирования «Всемирной хроники» Хартмана Шеделя. 1 12.24kb.
Эдгар Кейси и Хроники Акаши Часть первая 10 2156.62kb.
Курсовая работа Рыцарство накануне Столетней войны 3 549.97kb.
Описание серий 1 27.85kb.
Кто и почему оберегает российских граждан от прочтения исторической... 1 76.24kb.
Жорж Сименон Порт туманов Комиссар Мегрэ 8 1958.9kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Макс Фрай Хроники Ехо - страница №20/20

Сероглазая женщина какое то время молчит, наконец улыбается и добавляет:

– Это было очень давно. Правда. Лет шесть назад – это если по календарю, а так и вовсе вечность…

– Конечно, – мягко говорит Франк. – Это заметно. Ваш совместный визит в «Кофейную гущу» – наилучшая иллюстрация к словам вашего друга, который утверждал, что нет на свете невозможных вещей.

– Ну да, – хором соглашаются эти двое.

– У нас с Тришей есть отличный флигель для гостей – там, в саду, – объявляет Франк. – Наилучшее место для отдыха бездомных бродяг, которые пока не решили, какая реальность устраивает их больше всего. Вы же, как я понимаю, не решили?

Они улыбаются, кивают, пожимают плечами.

– Мы примерно представляем, куда нам не стоит соваться, – говорит Макс. – Таких мест всего – раз, два и обчелся, так что не беда. Будь моя воля, я бы в Ехо, конечно, заглянул на денек – камры выпить, с друзьями потрепаться. Но – нет так нет.

– Не думаю, что где нибудь во вселенной есть напиток лучше нашего кофе, – ревниво хмурится Франк.

Триша знает, достоинства «Кофейной гущи» – это его единственная мозоль, на которую лучше не наступать. Ну, то есть не мозоль даже, просто Франку нравится играть в эту игру, притворяться существом, у которого имеется всего одна, зато такая очаровательная слабость.

– Но вот что касается старых друзей и недругов…

Франк не просто улыбается, а словно бы выворачивает лицо наизнанку: только что была недовольная вытянутая физиономия – хлоп! – и он само радушие, готов опекать, утешать и дарить радость, ну вот просто директор приюта для сирот с особо хорошей судьбой.

– На крыльце, у входа приколочен почтовый ящик, – Франк начинает издалека. – Совершенно необходимая вещь: во первых, я выписываю газету «Кофейное обозрение», которую издают в королевстве Латто, и журнал «Небесные новости», что выходит в Коване каждый нечетный год. К тому же иногда нам приносят рекламные буклеты, и я показываю Трише, как сделать, чтобы изображенный на картинке товар оказался в нашем погребе. Совсем простой фокус, ты небось знаешь, но она почему то не обучается. Думаю, ей просто абсолютно не нужны эти вещицы, в этом все дело… Так вот, вернемся к почтовому ящику. Если вы хотите встретить в нашей кофейне знакомого, достаточно написать ему открытку и бросить ее в мой почтовый ящик. Официальное приглашение или дружеское предложение заглянуть на огонек в «Кофейную гущу» – форма на ваше усмотрение. Главное – назвать имя персоны, которую вы намерены повидать, и указать место встречи: «Кофейная гуща» Не позже чем завтра вечером адресат, кем бы он ни был, где бы ни находился, непременно навестит нас. Единственное, что никогда невозможно предугадать, – откуда он появится и в каком настроении. Все это очень индивидуально. Ах да, самое главное: я бы не советовал тревожить покойников. Обычно они находят возможность принять приглашение, но это мало кому нравится. Да и мне лишние хлопоты – выпроваживать их отсюда.

– Да, ничего себе почтовый ящик, – уважительно говорит Макс.

За столом воцаряется молчание.

– Только не пытайся убедить себя, что совершенно не хочешь видеть Джуффина, – наконец говорит сероглазая женщина. – Что что, а врать себе ты никогда толком не умел.

– Да я и не… Ну да, разок попробовал, ничего не вышло, – вздыхает тот. – Конечно, я хочу увидеть Джуффина. И конечно, напишу ему открытку. Ты так замечательно описывала искреннее удивление на его физиономии, что мне стало завидно. Тоже хочу на такое чудо поглядеть… Где у тебя открытки, Франк?

– Там, на полке, за стойкой целая пачка валяется. Только учти, бесплатно я их не раздаю. Взамен годится любая мелочь из твоего кармана или пуговица  да хоть шнурок от ботинка, все равно что. Мне можешь не показывать, на стойке стоит пестрая шкатулка в форме птицы, туда и бросай. Считай, это вместо подписи, чтобы было ясно, от кого приглашение.

– Ага, – говорит Макс. – Ага… хорошо, да… нашел. Сейчас, сейчас… Ну вот, сделано. Надо же, какая картинка дурацкая, ну просто специально для Джуффина!

Он возвращается с открыткой, но которой изображена драка каких то пушистых зверьков неопределенной породы. Не то собаки, не то лисята, не то и вовсе меховые драконы. Пишет что то на чистой стороне – всего несколько слов. Триша умирает от любопытства, но стесняется спросить, что именно. Ну и ладно.

– Все, что я слышал от вас обоих об этом господине, позволяет предположить, что завтра у нас будет прекрасный вечер, – мечтательно говорит Франк. – Если, конечно, это самое «завтра» хоть когда нибудь наступит. Но как раз это, по счастью, в моих руках.

Он переворачивает свои песочные часы, а потом и вовсе убирает их со стола, прячет в ящик старомодного дубового комода. Время – так кажется Трише – с облегчением вздыхает и начинает течь. Сперва оно течет быстрее обычного, бурно, подвывая как заблудившийся под кухонным столом уличный ветер, искрится секундами, жгучими, будто все они – самые последние. Ну в точности ручей, прорвавший запруду!

Но потом время успокаивается, позволяет событиям течь своим чередом, ночной птице – стучать клювом в окно, облакам – разлетаться в клочья, выпуская на волю почти полную луну, а людям, собравшимся в «Кофейной гуще», – сладко зевать, в последний раз за вечер раскуривать свои трубки и, сонно щурясь, обсуждать, кому сколько требуется пледов и что подавать к завтраку.

Приложение:

Краткая историческая справка

Колдовать на территории Соединенного Королевства и особенно в его столице, городе Ехо, построенной, как принято считать, в «Сердце Мира», легче легкого; почти все уроженцы этих мест обладают магическими способностями от рождения, хотя специальные знания и навыки, конечно же, играют в этом деле не последнюю роль. Это общедоступное искусство насилия над реальностью принято называть Очевидной магией. Принято также различать Черную и Белую магию; при этом первая вовсе не является «злой», а вторая, соответственно, «доброй». Черной традиционно называют магию, изменяющую материальный, предметный мир, а Белой – искусство манипулировать разумом, эмоциями, ощущениями, памятью и прочими абстракциями в таком духе. Простой пример: застигнутый врасплох незваными, но дорогими гостями специалист по Черной магии одним взмахом руки превратит груду сухих листьев в горячие пирожки, а его коллега, преуспевший в Белой, усадит визитеров за пустой стол и заставит их испытать чувство сытости и довольства без всяких там угощений.

Следует заметить, что еще в древности некоторые мудрецы предрекали, что чрезмерное увлечение Очевидной магией может привести к трагическим последствиям. Существовала теория о конце света, мрачная и запутанная, но чрезвычайно популярная во все эпохи. Однако отказываться от применения магии или хотя бы как то ограничить действия колдунов было решительно невозможно. На протяжении тысячелетий многочисленные магические Ордена, все как один чрезвычайно могущественные, пытались поделить власть в государстве. Король же, какое бы имя он ни носил, был не самой значительной фигурой в их напряженной политической игре. Это продолжалось, пока престол не занял отец ныне царствующего Короля, Гуриг Седьмой. Он нашел единственного союзника, на которого стоило ставить. Древний Орден Семилистника, во первых, мечтал устранить многочисленных конкурентов, а во вторых, всерьез занимался изучением эсхатологических проблем. Объединившись с Гуригом Седьмым, Орден Семилистника развязал «войну против всех», вошедшую в историю как Смутные Времена. Война продолжалась почти сотню лет и завершилась сокрушительной совместной победой Короля и Ордена Семилистника. В тот же день был обнародован Кодекс Хрембера, названный так по имени юноши, случайно оказавшегося самой последней жертвой минувшей войны, – новый свод законов, своего рода колдовской уголовный кодекс, где колдовство объявляется уголовным преступлением. Некоторые чудеса, конечно же, по прежнему разрешены: граждане Соединенного Королевства пользуются Безмолвной речью, ездят на амобилерах, снабженных магическими кристаллами, и запирают входные двери замками, способными в случае чего поднять шум на целый квартал; знахарям позволяют ворожить почти сколько угодно, да и для поваров было сделано значительное послабление. Но, по сравнению со старыми временами, это – почти ничего.

С наступлением Эпохи Кодекса многие адепты побежденных магических Орденов были вынуждены покинуть Соединенное Королевство. Это полностью устраивало победителей: принято считать, что вдалеке от Сердца Мира Могущественные маги теряют значительную часть своей силы. Впрочем, многие изгнанники только и ждут случая вернуться на родину и свести счеты с врагами. Для них Смутные Времена так и не закончились. Малое Тайное Сыскное Войско было создано в первую очередь для защиты от таких мятежных Магистров, хотя со временем Тайным Сыщикам пришлось взять на себя и множество других забот.



Напоследок следует добавить, что, кроме доступной всем гражданам Соединенного Королевства и опасной для всего человечества Очевидной магии, есть еще Невидимая, или Истинная. Об этой тайной науке знают очень немногие: лишь те, кто ее практикует; следует добавить, что врожденные способности к Истинной магии – довольно редкое явление, а трудолюбие в таком деле не слишком помогает. Именно владение Истинной магии давало Тайным Сыщикам колоссальное преимущество почти перед всяким противником, позволяло им путешествовать между Мирами, перекраивать по своему вкусу реальность, прокравшись на ее изнанку, и проделывать великое множество не менее удивительных, полезных и опасных фокусов.
<< предыдущая страница  



Только один человек меня понял; да и тот меня, по правде сказать, не понял. Приписывается Гегелю
ещё >>