Личность учёного м. И. Сумгина в воспоминаниях профессора п. И. Колоскова - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Дмитрий Иванович Менделеев – Великий сын России 1 63.74kb.
Документов для оформления аттестационного дела к присвоению ученого... 2 384.17kb.
Примерная повестка дня заседания ученого совета Национального исследовательского... 1 44.43kb.
Заседание ученого совета университета 26 апреля 2012 года Повестка... 4 914.42kb.
Каббала для начинающих Том 2 Краткое 30 6936.5kb.
Проект Концепции семейной политики Санкт-Петербурга на 2012-2022 гг. 1 176.65kb.
Докладов «Необычайные приключения Профессора в России», «Толкиен... 4 552.79kb.
Памяти Виктора Степановича Ленского 1 71.91kb.
Колоскова Татьяна Витальевна История, 6 класс 1 40.05kb.
Профессия ученого 1 12.81kb.
Личность в системе современного научного знания 1 40.33kb.
Л. В. Храмков введение в самарское краеведение 24 5492.13kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Личность учёного м. И. Сумгина в воспоминаниях профессора п. И. Колоскова - страница №1/1

ЛИЧНОСТЬ УЧЁНОГО М.И. СУМГИНА

В ВОСПОМИНАНИЯХ ПРОФЕССОРА П.И. КОЛОСКОВА
С.В. Юдина,

Амурский областной краеведческий музейим. Г.С. Новикова-Даурского,

г. Благовещенск
Михаил Иванович Сумгин - выдающийся исследователь Сибири и Дальнего Востока, доктор геолого-минералогических наук, профессор, основоположник российского мерзлотоведения.

Оценить по достоинству личность М.И. Сумгина, его вклад в изучение вечной мерзлоты и развитие мерзлотоведения как науки позволяют воспоминания профессора, доктора геологических наук Павла Ивановича Колоскова.

Работая на Темирском опытном поле (впоследствии Актюбинская опытная станция в Западном Казахстане), в 1910 г. П.И. Колосков получил предложение переехать в Амурскую область и принять участие в работах Зейской экспедиции переселенческого управления, которой руководил профессор-почвовед Н.И. Прохоров. В Амурской области Павел Иванович начал работать в должности заведующего метеорологической станцией и опытным полем «Пикан» на р. Зея (напротив города Зеи).

Здесь в 1911 г. Колосков впервые встретился с М.И. Сумгиным, который отбывал политическую ссылку в Западной Сибири. Встретившись с профессором Н.И. Прохоровым, который участвовал в работах по изучению почв, Сумгин получил разрешение военного губернатора Амурской области А.М. Валуева работать в составе Зейской экспедиции и заведовать мерзлотно-метеорологической станцией Бомнак, располагавшейся тоже на реке Зее, но значительно выше по течению, чем станция Пикан.

Из воспоминаний П.И. Колоскова:

«…Я был очень молодым человеком, попавшим в Амурскую тайгу с её вечной мерзлотой из прямо противоположных условий полупустыни. Меня очень многое интересовало, многое я старался изучить и понять. Михаил Иванович был на полтора десятка лет старше меня, но по живости и пытливости своей натуры превосходил любого более молодого человека, не говоря уже о выдающихся природных способностях, эрудиции и жизненном опыте. У нас оказалось очень много общих интересов, и мы близко познакомились…»

В Бомнаке Михаил Иванович сразу же приступил к научно-исследовательской работе и, широко обследовав доступные окрестности станции, получил немало интересных результатов, особенно по вечной мерзлоте. 1911 год явился годом начала его работ по вечной мерзлоте, изучением которой он занимался до конца своей жизни.

В 1912 г. в г. Благовещенске были учреждены 3 постоянных научно-исследовательских центра Переселенческого управления:

1) Бюро по опытному делу

2) Метеорологическое бюро

3) Центральная химическая лаборатория.

На должность заведующего лабораторией была назначена Е.Е. Мышковская, на должность заведующего Метеорологическим бюро – М.И. Сумгин, а по опытному делу – агроном П.М. Писцов.

В качестве помощника в Метеорологическое бюро Михаил Иванович пригласил П.И. Колоскова. Бюро сначала размещалось в одной из комнат Переселенческого управления, но вскоре получило отдельный, довольно вместительный дом по улице Ремесленной, № 53.

Основные обязанности бюро заключались в том, чтобы обеспечивать нормальную бесперебойную работу всех станций метеорологической сети, пополнять эту сеть в случае надобности новыми станциями, готовить наблюдательский персонал для станций и обеспечивать учреждения – в первую очередь Переселенческого ведомства – необходимыми метеорологическими и климатическими данными. В качестве наблюдателей метеорологических станций Михаил Иванович привлёк ряд товарищей, отбывавших вместе с ним ссылку в Западной Сибири (В.Г. Петров, И.С. Михайловский, А.А. Антипьев).

Помимо перечисленных обязательных работ, Сумгин сразу же наметил следующие задачи:


  1. организовать при Бюро центральную метеорологическую станцию;

  2. составить и широко распространить, главным образом, в таёжных золотопромышленных районах анкету по характеру вечной мерзлоты;

  3. наладить регулярное издание результатов метеорологических наблюдений;

  4. сразу же приступить к выполнению научно-исследовательских работ с опубликованием их в собственном ежегоднике под названием «Известия Метеорологического бюро Амурского Переселенческого района».

Всё это было осуществлено.

Центральная метеорологическая станция, созданная при Бюро, через газету публиковала ежедневные сведения о погоде.

В 1913 году был налажен выпуск «Ежегодников» с наблюдениями со станций района. Для этого были собраны и тщательно систематизированы результаты наблюдений (заполненные наблюдателями записные книжки метеорологических станций) за прежние годы, разбросанные по многим местам, хранящиеся у разных лиц.

Начат и ежегодно аккуратно производился выпуск «Известий», статьи для которых писали сотрудники Бюро и наблюдатели станций. Первый сборник был выпущен в 1913 году.

«…Если нас за этот выпуск похвалят, то это очень хорошо. Если будут ругать, то тоже неплохо. Хуже всего, если промолчат…», – говорил Сумгин о публикациях «Ежегодника».

Но уже первый выпуск имел успех даже больше ожидаемого. А в первом номере журнала «Метеорологический вестник» за 1914 г. знаменитый климатолог А.И. Воейков дал не только хороший отзыв о выпуске, но одну из статей даже очень подробно рецензировал и цитировал.

Анкета по вечной мерзлоте собрала много ценных сведений, которые послужили Михаилу Ивановичу основанием для составления большой статьи о характере и распространении вечной мерзлоты в Амурской области; эта статья была напечатана в одном из выпусков «Известий».

Как только произошла Февральская революция 1917 года, Сумгин сдал Колоскову Метеорологическое бюро и в апреле 1917 г. выехал в центр. Он был избран в Учредительное собрание и назначен Временным правительством на должность Комиссара Нижегородской губернии.

Долгое время П.И. Колосков и М.И. Сумгин не встречались. В это время Дальний Восток оформился в самостоятельную государственную единицу – Дальневосточную Республику, а воссоединение с СССР произошло только в 1922 году, после изгнания японских оккупантов.

В первый раз после длительного перерыва они совершенно случайно встретились в 1923 г. на территории Первой Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в Москве (позже Парк культуры и отдыха имени Горького), где П.И Колосков находился по выставочным делам в качестве одного из представителей Дальневосточного выставочного комитета.

Из разговора с Сумгиным Колосков понял, что после разгона Учредительного собрания Михаил Иванович находился на нелегальном положении, но никакой антиправительственной деятельностью не занимался. Он учительствовал и занимался бухгалтерской работой. Позже состоялась встреча Сумгина с В.Р. Менжинским, начальником отдела Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и преступлениями. Закончилась встреча джентльменским соглашением, в соответствии с которым Михаил Иванович обязался не заниматься политической деятельностью, а Менжинский гарантировал, что никакие государственные органы не будут беспокоить его в связи с его прошлой политической деятельностью. Это соглашение в дальнейшем выполнялось без всяких недоразумений.

В следующий раз П.И. Колосков и М.И. Сумгин встретились в 1925 году в Москве, куда Колосков приезжал для участия в Геофизическом съезде. К тому времени Сумгин был на легальном положении и работал в одном из статистических учреждений Москвы. На одном из совместных собеседований Колоскова, Сумгина и руководящего сотрудника Дальневосточного Крайисполкома П.Т. Мамонова Михаил Иванович дал согласие на предложение вновь работать на Дальнем Востоке. Но в дальнейшем соответствующие органы не дали разрешения на переезд Сумгина на Дальний Восток.

В разговоре с Колосковым, Сумгин поделился планами о написании работы о вечной мерзлоте объёмом в 3 листа. Но после уговоров Колоскова он принял решение о написании капитальной работы большего объёма – 25 листов. Колосков в свою очередь взял на себя обязательство по изданию этой монографии.

В соответствие с договоренностью, в самом начале 1927 г. Павел Иванович получил во Владивостоке рукопись монографии М.И. Сумгина. Сделать просмотр рукописи как ответственному редактору, написать предисловие, технически подготовить рукопись к сдаче в типографию, получить визу ЛИТа и выполнить всю типографическую и литографическую работу удалось в рекордно короткий срок. Ровно через 3 месяца со дня получения рукописи на столе лежал весь двухтысячный тираж хорошо изданной большой книги под названием «Вечная мерзлота почвы в пределах СССР». Книга издана Дальневосточной геофизической обсерваторией на средства Крайисполкома и Переселенческого управления. Представилась возможность оплатить Сумгину скромный авторский гонорар.

Эта книга дала возможность Сумгину поставить вопрос о вечной мерзлоте как большую проблему, особенно при содействии таких авторитетных академиков, как В.И. Вернадский и В.А. Обручев.

Вначале при Академии Наук СССР была организована Комиссия по изучению вечной мерзлоты, потом Комиссия преобразована в Комитет, и, наконец, на базе Комитета был учреждён Институт мерзлотоведения.

С организацией Комиссии Михаил Иванович переехал из Москвы в Ленинград. В 1933 г. Колосков с Дальнего Востока тоже переехал в Ленинград и был приглашен на работу в Институт географии Академии Наук. До 1935 г., т.е. до перевода Академии из Ленинграда в Москву, и затем в Москве до начала Великой Отечественной войны, М.И Сумгин и П.И. Колосков жили в одном городе, но работали в разных учреждениях Академии. Во многих случаях им приходилось работать вместе. В Москве они даже жили в одном доме (№12, по Пятницкой улице), где Сумгин занимал комнату в квартире его старого приятеля академика Л.И. Прасолова.

В 1941 г., в самом начале войны, сильно пострадал дом, а особенно квартира Л.И. Прасолова: была выбита часть наружной стены и разрушены внутренние перегородки. Академика Прасолова так внезапно эвакуировали из Москвы, что Сумгин, возвратившись из института домой, оказался в пустой и разгромленной квартире.

К этому времени Михаил Иванович был уже болен, и жена Колоскова – Зоя Александровна – предложила Сумгину переехать жить в квартиру Колосковых. Он согласился, но заявил: «Только при двух условиях: во-первых, чтобы я участвовал в расходах, и, во-вторых, чтобы не было сквозняков». Эти условия были выполнены: выбитые стёкла были заменены фанерой.

Прожил Сумгин у Колосковых недели три до того, как им пришлось эвакуироваться вместе с Институтом географии в Алма-Ату. Впрочем, к этому времени по Институту мерзлотоведения было уже решено, что Михаил Иванович в сопровождении намеченного сотрудника выедет на Воркутинскую мерзлотную станцию, так как ехать на юг врачи ему решительно не рекомендовали. Перед отъездом Колоскова Сумгина перевели в другую квартиру, из которой он и должен был отправиться на север.

Уже в Алма-Ате стало известно, что по неизвестной причине Михаил Иванович был вывезен из Москвы не на север, а в Ташкент.

Там, будучи больным, Сумгин всё ещё работал по условиям и глубине зимнего промерзания почвы в среднеазиатских республиках и в Казахстане. В этом ему помогала Елена Александровна Гусева (уроженка Кирсанова). Она отвезла в Алма-Ату Колоскову письмо от Михаила Ивановича, в котором он писал о своих работах и просил помочь собрать материалы, необходимые для работы.

8 ноября 1942 г. М.И. Сумгин умер на руках у Елены Александровны, которая всё это время заботилась о нём, как о родном человеке.

Давая М.И. Сумгину прекрасную характеристику как учёному и человеку, П.И. Колосков завершил свою рукопись следующими словами:



«В 1936 году Михаилу Ивановичу Сумгину постановлением Президиума Академии Наук СССР присуждена учёная степень доктора наук за выдающиеся работы по изучению вечной мерзлоты – без защиты диссертации. Это – заслуженная награда.

Последние годы Сумгин работал заместителем директора Института мерзлотоведения, а должен был быть по праву – директором. Этому институту было присвоено имя очень уважаемого и крупнейшего учёного академика В.А. Обручева, но по справедливости институт должен был бы носить имя Михаила Ивановича. И, конечно, Академия Наук должна была избрать М.И., если не действительным своим членом (академиком), то, во всяком случае, членом-корреспондентом.

Джентльменское соглашение В.Р. Менжинского другие люди не пожелали или побоялись выполнить до конца.

Но и без этого Михаил Иванович Сумгин навсегда останется большим Учёным и большим Человеком. Соотечественники по праву могут гордиться им».
Источники:

1. Михаил Иванович Сумгин. /Воспоминания профессора доктора географических наук Колоскова Павла Ивановича. 24.12.1965.




Я не верю, что Россия хочет войны. Она хочет плодов войны. Уинстон Черчилль в 1946 г.
ещё >>