Ленинградский ордена ленина и ордена трудового красного знамени - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Решение осесимметричных задач в напряжениях Студент : Гончаров Д. 1 25.7kb.
Московский ордена Ленина, ордена Октябрьской Революции и ордена Трудового... 1 228.09kb.
Профессор кафедры «Финансы и бухгалтерский учет» 1 201.35kb.
Прогнозирование научно-технического прогресса 5 584.35kb.
Московский ордена Ленина, ордена Октябрьской Революции и ордена Трудового... 1 186.08kb.
Prise-list всероссийское ордена трудового красного знамени общество... 1 44.54kb.
Государственный комитет РФ по высшему образованию московский ордена... 1 35.54kb.
Санитарные нормы допустимых концентраций химических веществ в почве 4 840.29kb.
Инструкция по инженерно-геологическим изысканиям для проектирования... 4 792.26kb.
Макарьевский муниципальный район 1 253.68kb.
Городской округ город Буй 1 272.37kb.
Гиа 2013 Часть 2 Прочитайте текст и выполните задания А1-А7; 1 129.25kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Ленинградский ордена ленина и ордена трудового красного знамени - страница №32/32

мым здесь имеют место эффекты интеграции интеллекта не

только снизу, но и сверху, и что поэтому энергоинформацион-

ные закономерности концептуальной иерархии должны про-

явиться и в образном мышлении.
Приведенные данные свидетельствуют о совпадении теоре-

тических ожиданий с экспериментальными результатами. Одна-

ко уже априори ясно, что уровень понятийного регулирования

и степень его выраженности в каждом отдельном акте образ-

ного мышления могут быть разными. Они, естественно, должны
323
зависеть от сформированности и меры актуализированности тех

концептов, которые обеспечивают оптимальную форму поня-

тийной регуляции решения данной образной задачи. На выяс-

нение характератакой зависимости была направлена соответ-

ствующая часть экспериментов упоминавшегося выше исследо-

вания А. М, Грункина. Эти эксперименты показали, что ряд

важных характеристик эффективности решения даже достаточ-

но элементарных задач на преобразование образно-простран-

ственных структур действительно существенно изменяется при

изменении уровня и степени актуализированности соответст-

вующих концептуальных регуляторов. Актуализируемые кон-

цептуальные структуры, как об этом свидетельствуют получен-

ные автором рисунки испытуемых, содержат образы видового

ряда и другие конкретные пространственно-предметные элемен-

ты, относящиеся к образно-ассоциативному окружению соот-

ветствующего регулирующего концепта. Тем самым подклю-

чается структурный анализ, благодаря которому выделяются

необходимые для решения элементы образов и устанавливаются

главные соотношения, фиксируемые в речи и в новых адекват-

ных пространственных схемах. Это формирует все более адек-

ватные искомым связям мыслительные образования, в резуль-

тате чего снижается хаотическое манипулирование, уменьша-

ется общее число проб, ошибок и слепых, т. е. фактически

найденных, но не осмысленных решений, увеличивается мера

обратимости мыслительных операций, совершенствуется пони-

мание.20 Изменения всех этих количественных и качественных

индикаторов хода решения явно обнаруживают конкретные

способы и формы регулирующего воздействия концептуальных

структур на динамику преобразования пространственно-пред-

метных операндов образного мышления как формы интеграль-

ной работы интеллекта.
Из концепции двунаправленной интеграции когнитивных

структур в целостную систему интеллекта следует, что образ-

ное мышление занимает в этой системе особое место. С одной

стороны, эффективность его работы детерминируется <снизу>

полнотой включения сенсорно-перцептивных и мнемических

компонентов в образные операнды. С другой стороны, эта эф-

фективность должна, по-видимому, определяться уровнем и пол-

нотой актуализации концептуального регулирования мыслитель-

ных операций.
Поскольку образная мысль занимает срединное положение

в системе когнитивных структур интеллекта, есть основания

ожидать, что эффекты двойной интеграции в ней особенно явно

выражены и что поэтому характер ее работы должен быть

тесно связан с другими показателями уровня и структуры ин-
20 См.: Грункин Л. М. О пространственной структуре понятия. - В i,n.

Вопросы теоретической и прикладной психологии.


324
теллекта. На проверку этого положения были направлены

эксперименты Л. В. Меньшиковой.21 На первом этапе исследо-

вания сопоставлялись показатели успешности выполнения трех

видов заданий: 1) собственно понятийных классификаций, осу-

ществляемых только в словесной форме; 2) собственно образ-

ного переструктурирования, в котором отсутствует активная

понятийная регуляция и явная концептуально-образная коор-

динация; 3) преобразования компонентов геометрических фигур,

подчиненного понятийной регуляции и четко скоординированного

с классификацией понятий, пространственная схема которой

должна быть получена испытуемым в результате такого поня-

тийно управляемого переструктурирования. Сопоставление по-

казателей успешности выполнения этих различных типов эле-

ментарных мыслительных задач свидетельствует о том, что

наиболее оптимальным и эффективным способом мыслитель-

ного оперирования является поэлементная координация поня-

понятийно-образной взаимосвязи воплощает в себе доведение

концептуальной регуляции до каждой отдельной единицы образ-

ных операндов мысли, уже этот первый результат явно соот-

ветствует теоретически ожидаемым соотношениям.


На втором, главном этапе исследования, цель которого была

выяснить место понятийно регулируемого преобразования об-

разных операндов мысли в общей структуре интеллекта, полу-

ченные показатели понятийно-пространственной координации

сопоставлялись с другими интеллектуальными характеристика-

ми испытуемых. В это сопоставление были включены следую-

щие показатели структуры интеллекта: 1) оценка успешности

классифицирования понятий (по результатам выполнения пер-

вого из указанных выше трех заданий); 2) оценка вербального

интеллекта по Векслеру; 3) оценка образного обобщения по

Равену; 4) оценка успешности образно-пространственных пре-

образований по результатам выполнения второго из указанных

выше заданий, по тестам В. П. Захарова и по IX и XI тестам

Векслера; 5) оценка невербального интеллекта по Векслеру.

Сопоставление производилось методом таксономического ана-

лиза, позволяющего распознавать психологические типы безот-

носительно к линейному или нелинейному характеру связи пере-

менных. Результаты этого анализа показали, что успешность

осуществления понятийно-пространственных координации явля-

ется наиболее информативным признаком, вокруг которого

группируются все остальные показатели общей структуры ин-

теллекта.


Тем самым теоретическое следствие, вытекающее из обсуж-

даемых закономерностей двойной интеграции интеллекта и за-


21 См.: Меньшикова Л. В. Образные компоненты в мышлении. Ав-

тореф. канд. дис. Л., 1974.


325
ключающееся в том, что образное мышление, будучи ее эффек-

том, представляет собой понятийно регулируемое преобразо-

вание образных операндов, получает свое подкрепление в спе-

циальном проверочном эксперименте.


Следующим объектом понятийной _регуляции и интегрирую-

щего воздействия высших когнитивных структур интеллекта на

его более общие и ниже располагающиеся уровни является

память. Сама память выполняет функцию синтеза не только по-

знавательных процессов, она охватывает всю психическую дея-

тельность в целом. Именно поэтому память как самостоятель-

ный предмет психологического анализа выходит за рамки дан-

ного раздела исследования.22 Однако здесь в самом общем виде

и в порядке постановки дальнейших задач необходимо указать

на функции памяти внутри структуры интеллекта и на ее место

в рассматриваемом процессе его двунаправленной интеграции.
Все существующие в психологии многообразные классифи-

кации видов памяти, аккумулируя в обобщенной форме огром-

ный опыт ее эмпирического исследования, определенно свиде-

тельствует о сквозном характере памяти и ее синтетической

функции в психической деятельности. Так, разделение памяти

на образную, словесно-логическую, эмоциональную и двига-

тельную ясно обнажает ее связь со всеми тремя членами клас-

сической психологической триады (познание, чувство, волевая

деятельность), а дифференциация на долговременную и опера-

тивную память указывает на ее функции не только в накопле-

нии так называемого <прошлого опыта>, но и в актуальной

динамике всех психических процессов. Выделение же таких

двух видов памяти, как механическая и смысловая, указывает

место памяти именно внутри структуры интеллекта. Выражая

соотношение домыслительных и мыслительных когнитивных

структур, эта классификация несет на себе явную печать двой-

ной интеграции интеллекта в целостную систему. Механическая

память, отвечая наиболее общему ассоциативному принципу

связи психических структур, осуществляет функцию их синтеза,

детерминированную самыми исходными, <корневыми>, законо-

мерностями организации этих структур. В смысловой же памя-

ти, также осуществляющей синтетическую функцию, явно во-

площены эффекты общемыслительной и понятийной регуляции.

Подвергаясь воздействию мышления, мнемические процессы

утрачивают <механический> характер и приобретают качества

осмысленности и произвольной управляемости, мера которых,

по-видимому, зависит от уровня мыслительного регулирования.

Такую же двустороннюю направленность связей памяти в струк-

туре интеллекта выражает и введенное Б. Г. Ананьевым поня-
22 Ее краткое рассмотрение предполагается в разделе следующего тома,

посвященном интеграции интеллекта и эмоций в целостную структуру соз-

нания.
326
тие мнемо-логического градиента, обобщающее опыт экспери-

ментальных исследований структуры и развития интеллекта.23


Роль памяти в обеспечении материала мышления и вместе

с тем ее интегративная функция, детерминированная <снизу>,

выражена в том, что до определенного этапа возрастного раз-

вития интеллекта вес мнемического фактора превышает вес

значительно позднее формирующегося фактора логического

мышления. Иначе говоря, память опережает мышление, воз-

действуя <снизу> на его структуру и развитие. Затем память

сама во все большей мере входит во внутреннюю организацию

мышления, поскольку значительная часть одного из его языков

воплощена в мнемических пространственно-предметных струк-

турах. После критической точки перегиба кривой этого мнемо-

логического соотношения обратное влияние мышления на память

и вместе с тем на интеграцию общей структуры интеллекта

становится преобладающим.24


Аналогичная ситуация имеет место в отношении связей речи

с когнитивными структурами интеллекта. Вопрос об интегра-

тивной функции речи в организации интеллекта, составляя лишь

часть более общей проблемы речи как регулятора и интеграто-

ра сознания и личности в целом, выходит за пределы сферы

интеллекта и является самостоятельной задачей, которая, как

и задача изучения общей функции памяти, выходит за рамки

данного раздела исследования и отнесена к его последующим

этапам. Здесь необходимо, однако, подчеркнуть, что, посколь-

ку речь входит в самый принцип внутренней организации мыш-

ления в качестве одного из двух его языков, а мышление, как

показано выше, регулирует и интегрирует когнитивные струк-

туры интеллекта, весь произведенный выше эмпирико-теорети-

ческий анализ охватывает и речевые процессы, но не в качестве

отдельно взятого, а в качестве сквозного объекта рассмотре-

ния.
Спускаясь далее <вниз> к следующему <этажу> познава-

тельных структур, подвергающихся концептуальной и общемыс-

лительной регуляции и интеграции, и пересекая границу между



<вторыми> и первыми психическими сигналами, мы попадаем

в область мыслительной регуляции перцептивных процессов.


В результате концептуальной регуляции и двойной интегра-

ции (<снизу>-сенсорика, <сверху>-понятийное мышление)


23 См.: A n a n i e v В. G. Integration of various properties of man. Some

forms and levels of the integration.-, 1972, vol. 4, N 2;


Ананьев Б. Г. 1) Структура развития психофизиологической функции

взрослого человека. - В кн.: Возрастная психология взрослых. Тезисы док-

ладов к научной конференции, вып. 1. Л., 1971; 2) К психофизиологии

студенческого возраста. - В кн.: Современные психолого-педагогические

проблемы высшей школы, вып. 2. Л., 1974.
м См.: Степанова E. П и Грановская Л. Н. Изменение струк-

туры взаимосвязи интеллектуальных функций у взрослых. - <Вопросы пси-

хологии>, 1975, № 1.
327
процесс восприятия выступает уже не только как уровень

онто-, фило- и актуального генеза когнитивных структург-но

и как форма интегральной работы интеллекта. Эффектом кон-

цептуальной регуляции и интеграции <сверху> являются такие

эмпирические характеристики восприятия, как его осмыслен-

ность, селективность и произвольно регулируемая целенаправ-

ленность.25 Поскольку, однако, и внутри интегральной струк-

туры интеллекта восприятие остается вместе с тем одним из

его уровней, обладающим относительной автономией, мера

включенности акта и образа восприятия в концептуальную регу-

ляцию и интеллектуальную интеграцию может быть разной. Та

форма перцепции, в которой идущие сверху регуляция и интег-

рация выражены в максимальной степени, выступает в качестве

такого отдельного вида восприятия, как наблюдение. Именно

поэтому мыслительная регуляция является необходимым ком-

понентом и фактором наблюдения, без которого оно вообще не

существует.26
Наконец, самый элементарный, исходный уровень когнитив-

ных и вообще психических структур - ощущение также попа-

дает в сферу обратного воздействия мыслительных процессов

и подвергается концептуальной регуляции и интеграции, иду-

щей от вершины древовидной иерархической структуры интел-

лекта к его корням. Именно поэтому не только восприятие,

но и ощущение на определенной стадии фило- и онтогенеза ин-

теллекта приобретает качество осмысленности и произвольной

управляемости.27 Влияние высших форм регуляции и интегра-

ции на характеристики сенсорного акта получило свое выраже-

ние в психофизике и экспериментальной психологии в том, что

возникла необходимость ввести понятие внесенсорных факто-

ров, воздействующих на величину сенсорных пороговых ве-

личин.28 Это воздействие выражается в зависимости величины

порога от критериев наблюдения. Критерии же эти естествен-

ным образом определяются задачей и, следовательно, ясно во-

площают в себе общемыслительную и в предельном случае

даже и собственно концептуальную регуляцию сенсорного акта.


23 Именно потому, что эти характеристики являются не собственно пер-

цептивными, а ,воплощают в себе эффекты обратного воздействия высших

когнитивных уровней, их анализ - в соответствии с принятой стратегией дан-

ного исследования-был опущен в соответствующих разделах 1-го тома.


26 См.: Ананьев Б. Г. Воспитание наблюдательности школьников.

Л., 1940.


27 Обращает на себя внимание тот парадоксальный и свидетельствую-

щий о теоретическом концептуальном <беспорядке> факт, что в большинстве

учебных руководств по психологии эти свойства ощущения вообще не пред-

ставлены.


28 См.: Бардин К. В. Пороговая проблема в классической и современ-

ной психофизике. - В кн.: Проблемы психофизики. Ред. Б. Ф. Ломов. М.,

1974; Чупрнкова Н. И. Зависимость абсолютных зрительных порогов от

информированности и неинформированности испытуемых о месте появления

сигнала. Там же.
328
Этим заканчивается схема маршрута спуска от концепту-

альных когнитивных структур к сенсорным. Если теперь выйти

за пределы межуровневых связей внутри интериоризованной си-

стемы интеллекта и обратиться к наглядно-действенному мыш-

лению как одному из видов мыслительных процессов и как

форме работы интеллекта, включающей практическое опериро-

вание вещами, то весь предшествующий анализ дает основание

сделать следующее заключение: зрелое наглядно-действенное

мышление именно как вид мыслительных процессов отли-

чается от наглядно-действенного мышления как исходной гене-

тической стадии и уровня развития интеллекта именно тем, что

в первом случае регулятором практического действия является

интеллект как цлостное когнитивное образование. Не случай-

но эта форма мыслительной деятельности воплощена в понятии

практического интеллекта, поскольку в регуляции практическо-

го действия здесь участвуют все когнитивные структуры, объеди-

ненные концептуальной регуляцией и двойной интеграцией.

Высшую форму работы практического интеллекта можно тем

самым определить как концептуально управляемое опериро-

вание, операндами которого здесь являются уже не идеальные

психические структуры, а реальные физические, в том числе

и социальные, объекты. Если, таким образом, наглядно-дейст-

венное мышление как генетический уровень является исходной

точкой развития интеллекта, то практическое мышление как

вид мыслительных процессов и как форма интегральной работы

интеллекта воплощает в себе заключительный итог этого раз-

вития.
Помимо воздействия концептуальной регуляции на ниже-

лежащие когнитивные структуры, взятые в отдельности, бла-

годаря которому они приобретают дополнительные свойства,

имеется и сквозной эффект концептуальной регуляции, полу-

чающий свое выражение на всех уровнях интеллекта. Есть

основание предполагать, что таким сквозным эффектом управ-

ления <сверху> является внимание. Хорошо известны эмпирико-

теоретические трудности, связанные с интерпретацией содержа-

ния этого психологического понятия. Что касается понятия

непроизвольного внимания, то его содержание фактически

совпадает с характеристиками того психического процесса,

в составе которого оно функционирует (например, объем вни-

мания и объем восприятия). С этой точки зрения очень пока-

зательны факты, свидетельствующие о том, что перцептивные,

например, процессы в определенном диапазоне и на опреде-

ленном уровне могут осуществляться вообще без участия вни-

мания.29 Произвольное же внимание выражается именно в ха-

рактеристиках его управляемости, таких, как концентрация.

распределение, переключение. Но эти характеристики явно свя-
-Ї См., напр.: Милнер П. Физиологическая психология. М., 1973.
329
заны с осмысленностью, т. е. с включенностью речемыслитель-

ного уровня в соответствующий психический акт, в составе

которого внимание себя обнаруживает. Исходя из этих основа-

ний можно предполагать, что психическая реальность, стоящая

за термином <произвольное внимание>, фактически воплощает

в себе воздействие высших уровней когнитивной иерархии, кото-

рые распространяют свою (вытекающую из организации рече-

вых сигналов) произвольную управляемость и на регулируемые

ими нижележащие структуры, входящие в состав интеллекта.
4. Соотношение структурных, статистических

операционных и энергетических аспектов

интеллекта, его интегральная структура

и развитие


Из рассмотренных общих принципов организации интел-

лекта следует далее положение о том, что кроме указанных

выше эффектов концептуальной регуляции, относящихся к каж-

дому из когнитивных уровней в отдельности, и кроме <сквоз-

ного> эффекта, воплощенного, по-видимому, в форму произ-

вольного внимания, должны иметь место и более общие

преобразования, которые относятся к связям между разными

когнитивными структурами и воплощают в себе результаты ин-

теграции интеллекта, идущей от <вершины> к <корням>. Если

интеграция <снизу> осуществляется за счет сквозного характе-

ра первоснгнального языка симультанных пространственных

гештальтов, пронизывающих все уровни интеллекта, то интег-

рация <сверху> должна, по-видимому, детерминироваться про-

никновением формы организации высшего, понятийного слоя

во все нижележащие когнитивные структуры и их сквозной

перестройкой <по образу и подобию> концептуальной системы.


Специфическим принципом организации отдельного концеп-

та как структурной единицы понятийного мышления является,

как было показано, инвариантность отношения уровней об-

общенности обратимого межъязыкового перевода. Психическая

структура отдельного концепта составляет программную мат-

рицу, на которой строится иерархическая система понятий раз-

ной меры общности, составляющая понятийный интеллект как

целостное гештальт-образование. Такая системная структура

понятийного слоя интеллекта вносит, в свою очередь, свойст-

венный ей принцип организации во все нижележащие его слои.

Включаясь в принцип организации понятийного мышления

и вместе с тем уходя к сенсорным корням интеллекта, язык

симультанных пространственно-предметных структур служит

посредствующим звеном, через которое все нижележащие ког-

нитивные структуры вплоть до сенсорных втягиваются в <ин-

формационный насос> концептуальной системы. Так как принцип

организации последней заключается в поддержании иерар-

хичности, т. е. разведенности уровней обобщенности и сохра-


330
нении инвариантного отношения между ними, именно такому

иерархизующему воздействию <сверху> подвергаются все более

низко расположенные пласты когнитивных структур.
Наиболее общим психофизическим (в широком смысле)

эффектом такого прогрессирующего расслоения уровней об-

общенности по всей вертикальной оси интеллекта должно, по-

видимому, быть понижение порогов или повышение интеллек-

туальной чувствительности к различию и сходству этих уров-

ней обобщенности во всех когнитивных структурах. О снижении

сенсорных порогов под влиянием внесенсорного фактора - по-

нятийного мышления уже упоминалось как об эксперименталь-

ном факте. Аналогичному сенсибилизирующему воздействию

сверху подвергается, по-видимому, и порог перцептивного раз-

личения-minimum separabile. Что касается перцептивно-мнеми-

ческого порога узнавания (minimum cognoscibile), то экспери-

ментально выделенная феноменология специфического и не-

специфического узнавания говорит о представленности в нем

именно разных уровней обобщенности. Поэтому их разведение

под иерархизующим воздействием сверху не может, по-види-

мому, не оказывать сенсибилизирующего воздействия и на этот

порог. Аналогичным образом, самая сущность разведения уров-

ней обобщенности и внутри собственно мыслительных когни-

тивных структур дает, по всей вероятности, основания ввести

понятия <ментального> порога (порога мыслительного выделения

отношений, подвергающихся межъязыковому переводу) и кон-

цептуального порога (порога различения родо-видовых соотно-

шений) и, соответственно, ожидать снижения этих порогов в хо-

де прогрессирующей иерархизации интеллекта. Интегральным

эффектом такой обобщенной сенсибилизации является, по-ви-

димому, повышение общей чувствительности интеллекта как

иерархической <шкалы>.


Описанное расчленение уровней обобщенности должно да-

вать и свои более частные интегративные эффекты в преобразо-

вании структурных, статистических, операционных и энергети-

ческих характеристик интеллекта.


Наиболее очевидным результатом структурных изменений

интеллекта под влиянием его иерархизации прежде всего долж-

но являться увеличение числа вычлененных уровней обобщен-

ности в его общем составе. Но такое увеличение числа уровней

по своему существу не может быть только ростом числа равно-

правных параллельных слоев. Каждый расщепляющийся уро-

вень добавляет по крайней мере одну видовую и одну родо-

вую горизонталь в иерархии. Поэтому такое расщепление

ведет к увеличению разнообобщенности уровней, к одновремен-

ному увеличению числа более частных и более общих слоев.

А так как иерархизация есть не просто разведение уровней, но

и их соотнесение с сохранением инвариантности их отношения, то

всё более частные видовые структуры включаются во всё более
331
общие родовые образования, и в результате одновременно про-

исходит прогрессирующая дифференциация и прогрессирующая

интеграция, т. е. аналитика-синтетическая деятельность в пря-

мом и точном психологическом смысле этого слова. Растет

число все более крупных гештальт-блоков, состоящих из все бо-

лее дробных структурных единиц. Вся интеллектуальная

шкала подвергается все более многообразной градуировке

и растет полнота ее диапазонов на обоих концах вертикаль-

ной оси иерархии. Поскольку же родовые структуры расщеп-

ляются и конкретизируются в видовые и индивидуальные ряды,

происходит дробление единиц и на горизонтальных осях. Та-

ким образом, по обеим осям интеллектуальной иерархии осу-

ществляется <анализ через синтез> (Рубинштейн) или анализ

внутри синтеза.


Одним из побочных, но очень важных результатов увели-

чения числа отдельно функционирующих дробных единиц внут-

ри гештальт-образований все большего масштаба является рас-

ширение сферы действия общего ассоциативного принципа

связи психических структур, увеличение числа возможных ассо-

циативных сочетаний и, соответственно, прогрессирующее рас-

ширение первичного ассоциативного фонда интеллекта как

целого.
Таковы лишь самые основные структурные изменения интел-

лекта, следующие из обсуждаемого принципа его интеграции,

идущей от вершины к корням. Эти структурные преобразова-

ния в меру и в силу действия тех же самых общих принципов

должны быть связаны и с изменениями количественно-информа-

ционных, статистических характеристик.
Каждый из уровней обобщенности имеет свои частотные

характеристики и длину алфавита. Рассмотренное выше сохра-

нение статистической инвариантности предельного отношения

этих длин, включение видовых структур во все более отдален-

ные общие роды и конкретизация родовых образований во все

более обширные видовые и индивидуальные ряды (остающие-

ся, однако, внутри все более крупных блоков иерархии) неиз-

бежно увеличивают общую длину алфавита, которым опе-

рирует интеллект. Тем самым растет общее количество актив-

но перерабатываемой им психической информации. Вместе с тем

укрупнение целостных блоков, объединяющих отдельные еди-

ницы, в силу основных закономерностей кодирования сущест-

венно увеличивает информационную емкость интеллектуальной

системы и облегчает весь процесс переработки когнитивной

информации, ее компактной <упаковки> и экономного включе-

ния в оперативную и долговременную память.


Следующий шаг ведет к операционным характеристикам.

Происходящее в процессе иерархизации увеличение числа круп-

ных и мелких единиц в интегральной системе интеллекта неиз-

бежно влечет за собой увеличение разнообразия возможных


332
<маршрутов>, допускаемых <траекторий> и способов сочета-

ния вычленяющихся интеллектуальных операндов. Вместе

с этим соответственно растет и число возможных операций,

производимых над операндными структурами, и, следователь-

но, происходит прогрессирующее развертывание всего опера-

ционного состава интеллекта, относящееся к фонду концепту-

альных, общемыслительных, мнемических, перцептивных и сен-

сорных действий. Но такое развертывание операционного соста-

ва на всех уровнях когнитивных структур интеллекта, в свою

очередь, должно иметь своим следствием выработку, совершен-

ствование и закрепление интеллектуальных навыков и повыше-

ние общего резерва интеллектуальных автоматизмов, что, есте-

ственно, усиливает творческий потенциал интеллекта. Вместе

с тем такое развертывание операционного состава, разветвле-

ние операционных маршрутов и увеличение числа как осмыс-

ленных, так и автоматизированных интеллектуальных операций

дополнительно увеличивает число возможных ассоциативных

сочетаний. Это ведет к росту вторичного ассоциативного фонда,

являющегося эффектом последействия интеллектуальных опе-

раций, проложивших новые маршруты в системе интеллекта

и многообразно связавших его структурные единицы.
Такое увеличение первичного и вторичного ассоциативного

фонда интеллекта вместе с развертыванием состава его актив-

ного собственно операционного резерва имеет своим естествен-

ным следствием рост объема переносов как операндных когни-

тивных структур, так и самих операций и навыков из одного

региона целостной интеллектуальной системы в другой и, соот-

ветственно, из одной области интеллектуальной деятельности

в другую. Деятельность же эта, осуществляемая под управляю-

щим воздействием концептуального слоя интеллекта, содержит

формы и уровни произвольного регулирования. Поэтому преоб-

разование всех вышеописанных характеристик интеллекта в хо-

де его иерархизации неизбежно влечет за собой увеличение

произвольной управляемости интеллектуальных актов по всей

вертикали - от концептуального до сенсорного уровня. Другой

стороной повышения произвольной управляемости является уве-

личение числа степеней свободы интеллектуальных операций,

вызванное расширением разнообразия их вариантов, маршру-

тов и способов, а также ростом числа возможных сочетаний опе-

рандных структур. Повышение произвольной регулируемости

интеллектуальных операций в совокупности с совершенствова-

нием умственных автоматизмов и расширением сферы опера-

ционных и операндных переносов, в свою очередь, органически

связано с ростом обучаемости и самообучаемости.
Если теперь суммировать все эти интегративные эффекты

иерархизующего воздействия высших уровней интеллекта на

все его структуры (понижение интеллектуальных порогов, един-

ство дифференциации и интеграции, обогащение первичного


333
и вторичного ассоциативного фонда, развертывание операцион-

ного состава, совершенствование автоматизмов, расширение

сферы переносов и стоящих за ними обобщений, увеличение

обучаемости и самообучаемости), то станет достаточно очевид-

ным, что такая совокупность характеристик по своему сущест-

ву приближается к психологическому содержанию понятия

общих интеллектуальных способностей. Большинство из этих,

характеристик фактически выстурает показателями, на основе

которых обнаруживаются умственные способности и уровень

их сформированности. Иначе говоря, совокупным эффектом ин-

теграции интеллекта <сверху> является формирование общих

способностей, мера сформированности которых, по-видимому,

зависит от степени интенсивности этого интегративного воздей-

ствия.
Следующий логический шаг естественно ведет от понятия

общих способностей к понятию интеллектуального развития,

поскольку формирование умственных способностей по самому

своему психологическому существу как раз и есть развитие

интеллекта.


Обсуждаемый принцип двойной интеграции дает возмож-

ность некоторого продвижения вперед в выявлении основных

психологических детерминант, составляющих основу главных

этапов интеллектуального онтогенеза. Эмпирические обобщения

и базирующиеся на них теоретические выводы исследований

Б. Г. Ананьева отчетливо выявили органическую связь возраст-

ного развития интеллекта с эффектами его интеграции. <В на-

ших исследованиях установлено,- пишет Б. Г. Ананьев,- что

с возрастом увеличивается как число корреляционных меж-

функциональных связей, так и теснота их. Стабилизация корре-

ляционных плеяд отмечается лишь после 30 лет. Одновремен-

но меняется характер связей и нередко положительные корре-

ляции сменяются отрицательными. Отмечается вместе с тем

прогрессирующее ограничение автономности каждой из функ-

ций и все возрастающее структурирование интеллекта и лично-

сти, все более эффективное развитие их целостности>.30


При дальнейшем продвижении анализа этой фундаменталь-

ной связи развития интеллекта с процессом его интеграции

возникает возможность сопоставить две рассмотренные выше

основные формы этой интеграции (<снизу> и <сверху>) с таки-

ми двумя главными фазами интеллектуального развития, как

созревание интеллекта и его акмэ, или интеллектуальная зре-

лость. Поскольку оба этапа развития выражаются эффектами

интеграции интеллекта, напрашивается естественное предполо-

жение о том, что интеграция <снизу> выражает психологическое
30 А и а н ь е в Б. Г. Структура развития психофизиологических функций

взрослого человека.-В кн.: Возрастная психология взрослых, вып. 1, Л.,

1971, с. 13 (курсив наш.-Л. В.).
334
существо биологически и социально детерминированного раз-

вития-созревания. Последнее представляет собой последова-

тельное надстраивание когнитивных структур интеллектуальной

иерархии от ее сенсорного до концептуального слоя. Вполне

естественно, что до тех пор, пока не завершится формирова-

ние и функционирование высшего, понятийного уровня интел-

лекта, не наступит и его зрелость, а идет именно развитие как

созревание и дозревание (аналогично тому как нельзя говорить

о зрелости нервной системы до окончательной сформированно-

сти коры головного мозга).


Интеллектуальная зрелость, таким образом, наступает

именно тогда, когда заканчивается интеграция <снизу> (осу-

ществляющаяся за счет сквозных пространственно-временных

компонентов иерархии, доходящих до самых вершинных когни-

тивных образований) и вступает в силу концептуальная регу-

ляция нижних слоев и их интеграция <сверху>. Но заверше-

ние созревания как интеграции <снизу> не есть остановка

развития. Б. Г. Ананьев, активно противопоставляя свои эмпири-

ко-теоретические выводы положению Клапареда о зрелости как

<психической окаменелости>, ясно показал, что развитие интел-

лекта, выраженное его прогрессирующей интеграцией, продол-

жается в течение всего периода зрелости, а на поздних возра-

стных этапах даже может быть фактором, противостоящим

геронтогенезу.
Принцип двойной интеграции интеллекта и вытекающие из

него приведенные выше следствия дают основание заключить,

что продолжающаяся прогрессирующая интеграция интеллек-

та есть именно его интеграция <сверху>, осуществляющаяся под

регулирующим воздействием его концептуального слоя, кото-

рый вносит во все нижележащие структуры свою форму орга-

низации. И если в развитии интеллекта в процессе его созре-

вания происходит надстраивание уровней интеллектуальной

иерархии, то интеграция сверху, как показано выше, иерархи-

зует не только всю систему в целом за счет надстраивания ее

новых слоев, но и каждый из ее уровней в отдельности. Эта

прогрессирующая иерархизация всех когнитивных структур ин-

теллекта под воздействием концептуального мышления дает те

интегративные эффекты, о которых сказано выше. Но если все

это верно, то это означает, что в период зрелости развитие

интеллекта не только продолжается, но качественно преобразует-

ся и резко интенсифицируется. Такова, по-видимому, взятая

п первом приближении психологическая детерминация периода

интеллектуального акмэ, характеризуемого значительным повы-

шением основных показателей творческой продуктивности.


Завершающий шаг теоретического анализа ведет от психо-

логических закономерностей интеллектуального развития к его

более общей - биосоциальной н даже физической - природе.

Разведение уровней обобщенности когнитивных структур, яв-


335
ляющееся сущностью развития интеллекта, есть одновременно

разведение и вероятностных характеристик этих структур, т. е.

повышение их равновероятности. В силу же общего принципа

возрастания энтропии уровни вероятности различных структур

системы стремятся к уравниванию. Именно поэтому в боль-

шинстве патологических нарушений интеллектуальных процес-

сов наблюдается выравнивание вероятностных характеристик.31

В норме такое выравнивание отчетливо выражено лишь в допо-

нятийном мышлении (в феноменах Пиаже) и преодолевается

именно в концептуальном интеллекте, в процессе интеграции



<сверху>. Поэтому процесс иерархизации уровней обобщенно-

сти, представляющий прогрессирующее разведение разноверо-

ятных структур, которое резко интенсифицируется в зрелости

(когда вступает в силу концептуальный принцип инвариантно-

сти отношений между уровнями), носит явно антиэнтропийный

характер. Здесь происходит прогрессирующее повышение негэн-

тропии интеллектуальной системы. Такое противодействие об-

щим хаосогенным законам энтропийной деградации и состав-

ляет подлинную общефизическую и биосоциальную сущность

развития не просто как одной из форм движения, а именно

как прогресса, противостоящего более общей природной тен-

денции к регрессивным изменениям.


Если, однако, этот негэнтропийный процесс противостоит

общим законам природы не извне (воплощая особое субстан-

циальное духовное начало), а остается в рамках общефизиче-

ских законов и преодолевает энтропийную тенденцию средства-

ми реальных физически противодействующих ей факторов, то он

возможен только за счет специальных энергетических затрат.

Именно поэтому интеллектуальное созревание, как и общесо-

матический процесс созревания организма, является столь

энергоемким. Именно поэтому также разведение уровней

обобщенности в понятийной системе имеет свои энергетические

эквиваленты, величина которых возрастает с увеличением чис-

ла соотносимых концептуальных слоев.


Есть, однако, эмпирико-теоретические основания предпола-

гать, что информационному различию двух форм интеграции

интеллекта, одна из которых идет от его корней, а другая от

вершины, соответствует и существенная разница в характере

энергетических превращений. Процесс интеграции интеллекта

<снизу>, как и вообще весь процесс созревания, идет за счет

потребления энергии из общих ресурсов и резервов других

систем организма. Что касается более сложных форм преобра-

зования информации в зрелом интеллекте, то энергоинформа-

ционные взаимосвязи здесь носят, по-видимому, более слож-
См. напр.: Феигенберг И; М. Мозг, психика, здоровье. М., 1972.
336
ный характер. Не случайно именно относительно более позд-

них фаз интеллектуального онтогенеза Б. Г. Ананьев выдвинул

конструктивное допущение, согласно которому преобразование

больших массивов информации предполагает не только потреб-

ление, но и генерирование энергии мозговым субстратом этих

преобразований. Выражая сомнение в том, что живая система

может противостоять энтропии лишь за счет организованности

самих информационных систем, без участия информационно-

энергетических взаимосвязей, Б. Г. Ананьев полагает, что <сле-

дует прибегнуть к другому допущению, а именно, что при дивер-

гентном типе развития (возможном только в поздних фазах

онтогенеза, т. е. в итоге высокого развития функциональных си-

стем и накопления жизненного опыта) происходит и усиленная

компенсация энергии, необходимой для оперирования колос-

сальными массами организованной в различные системы инфор-

мации. Это допущение включает, следовательно, предположе-

ние, что большие полушария не только потребляют, но и про-

изводят энергию, во всяком случае, часть ее, необходимую для

рефлекторной, аналитико-синтетической работы>.32
Изложенные выше эмпирические обобщения и теоретически

выведенные следствия из обсуждаемых общих закономерностей

организации интеллекта в процессе его двойной интеграции

дают основание для некоторой конкретизации этой гипотезы.


Идущий под интегрирующим воздействием концептуальной

системы процесс иерархизации всех когнитивных структур ин-

теллекта, т. е. разведения уровней разной обобщенности и раз-

ной вероятности, имеет, как было показано, свои энергетиче-

ские эквиваленты и происходит за счет потребления энергии.

Чем больше число выделенных и соотнесенных уровней, т. е.

чем более разновероятной является их система, тем больше

должно быть количество затраченной энергии. Но дело в том,

что расчленение разновероятных уровней ведет и к увеличению

межуровневой разности потенциалов <на концах> вертикали,

проходящей через эти разнообобщенные слои. Таким образом,

в итоге иерархизующей работы система когнитивных уровней

накапливает запас потенциальной энергии за счет произведен-

ной работы, потраченной на повышение разности вероятностей

и на увеличение разности потенциалов. По мере прогрессирую-

щей иерархизации рассеяние затрачиваемой энергии становит-

ся, по-видимому, все меньше, а накопление все эффективнее.

Система интеллекта оказывается способной производить даль-

нейшую работу иерархизации за счет собственного энергетиче-

ского запаса. Но запас этот расходуется опять-таки на работу


32 А на н ьев Б. Г. Человек как предмет познания. Л., 1969, с. 274

(курсив наш.-Л. В.).


337
иерархизации, т. е. на дальнейшее разведение уровней, в про-

цессе которого затраченная работа снова переходит в энергию

межуровневой разности потенциалов. Тем самым энергия по-

требляется и одновременно генерируется.


Можно полагать, что, поскольку здесь происходит работа

организации, работа повышения негэнтропии системы интел-

лекта, процесс энергетических превращений, оставаясь в рамках

общих законов термодинамики, оказывается максимально обра-

тимым. Хаотизация и рассеяние энергии, наоборот, минимизи-

руются, и тем больше, чем выше нэгэнтропийные эффекты. Мак-

симальной операционной обратимости понятийного интеллекта,

преобразующего по своему подобию все когнитивные структу-

ры, по-видимому, соответствует и максимальная энергетиче-

ская обратимость. Энергия информационных преобразований

в сфере зрелого интеллекта обладает самым высоким качест-

вом, т. е. самым высоким коэффициентом полезного действия

и самой минимальной величиной бесполезного эффекта броунов-

ского рассеяния и перехода в другие низкокачественные формы.

Можно, таким образом, предполагать, что принципу информа-

ционной самоорганизации интеллекта соответствует принцип

его энергетического самообеспечения. Умственная зрелость,

в меру справедливости всех этих положений, оказывается осно-

ванной не только на информационной, но и на энергетической

самостоятельности интеллекта, которая противодействует силам

деградации, оставаясь, однако (в полном соответствии с основ-

ными положениями материалистического монизма), в рамках

действия единых законов природы.
Эти информационно-энергетические соотношения внутри

сферы зрелого человеческого интеллекта теоретически рассмот-

рены здесь в своей предельной форме, относящейся к его выс-

шим уровням и возможностям максимального развития, устрем-

ленного в будущее. Именно поэтому данные характеристики

интеллекта не лишены в настоящее время некоторой парадок-

сальности. Здесь <имеет место,-писал Б. Г. Ананьев,-парадок-

сальное для современного человека явление, которое, надо

надеяться, станет обычным, повседневным для будущего чело-

века,- воспроизводство мозговых ресурсов и резервов в про-

цессе-самой нервно-психической деятельности человека как лич-

ности, субъекта труда, познания и общественного поведения>.33


33 Там же, с. 275.
338

Из этой точки расходится несколько направлений исследо-

вания. Первое из них-дальнейшая экспериментальная про-

верка сформулированных выше теоретических обобщений. Одна-

ко оптимизация путей такой проверки опосредствована после-

дующими ходами теоретического анализа. Через интимные

аспекты энергетики интеллекта это направление с необходи-

мостью подводит к восстановлению единства его энергетиче-

ских, статистических (мера упорядоченности), структурных

(форма упорядоченности), операционных и функциональных

компонентов с их исходным <материалом>, от которого все эти

компоненты были надолго отторгнуты еще в классических пси-

хологических концепциях. А такое воссоединение этих компо-

нентов интеллекта с их исходным <материалом> непосредствен-

но ведет еще глубже <вниз>- к актуальнейшей проблеме психо-

физиологических механизмов взаимодействия носителя психиче-

ской информации с ее объектами-источниками, взаимодейст-

вия, формирующего этот первичный информационный материал,

из которого образуется <чувственная ткань сознания>, из нее -

все рассмотренные выше когнитивные структуры, а из послед-

них, в свою очередь,-целостная система человеческого интел-

лекта. Существенные достижения современной психофизиологии,

нейропсихологии и нейролингвистики, касающиеся билатераль-

ного регулирования и взаимодействия полушарий в динамике

интеллектуальных процессов, рассмотренные в контексте сече-

новских принципов единства центральных и периферических

звеньев в кольце-вой структуре целостного рефлекторного акта

и общекибернетических структурно-функциональных закономер-

ностей обратной связи и управления, обещают в ближайшее вре-

мя значительный научный сдвиг в этой области, отвечающий

острейшим запросам теории как естественного, так и искусст-

венного интеллекта. Исходя из всего этого корректная постанов-

ка задач дальнейшей экспериментальной проверки сделанных

обобщений требует тщательного учета указанных выше основ-

ных звеньев работы исследуемых структур и механизмов интел-

лекта.
Второе направление, также оставаясь в рамках проблемы

интеллекта, ведет к вопросам психологической метрологии

и ментиметрии и далее, через сферу диагностики интеллекта,

в различные области прикладной психологии.
Третья линия уходит <вверх>- от интеллектуальных про-

цессов к интеллектуальным состояниям и интеллектуальным

свойствам личности.
И наконец, четвертое направление обращено к двум осталь-

ным членам психологической триады - к эмоциональной иерар-


339
хии и к иерархии уровней психического регулирования деятель-

ности, вершиной которого является волевой акт. Поскольку

первые три направления в силу органической целостности пси-

хических явлений опосредствованы связью интеллекта с эмо-

циями и психической регуляцией деятельности, эти два блока

психологической триады и составят ближайшую задачу даль-

нейшего исследования.
340

ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение ..........:: .......... 3
Глава I. К постановке проблемы мышления
1. О границе <образ-мысль> и о социальной детермина-

ции мыслительных процессов ... ....... 14


2. О недостаточности традиционных определений мышления 17
3. О переходной форме между образом и мыслью в связи

с вопросом о границе между ними ......... 21


Глава II. Эмпирические характеристики мыслительных процессов
1. Вводные замечания .............. 28
2. Характеристики, объединяющие мысль и образ в общее

ссемейство> познавательных процессов ....... 33


3. Характеристики мысли как результата и отдельной струк-

турной единицы мыслительного процесса ...... 65


4. Основные эмпирические характеристики мышления как

процесса .................. 86


Глава III. Об общих закономерностях информационной структуры
мыслительных процессов
1. Теоретический поиск основной гипотезы ...... 109
2. Теоретический анализ эмпирических характеристик мысли-

тельных процессов .............. 136


Глава IV. Эмпирические характеристики разных уровней организа-

ции мыслительных процессов


1. Постановка проблемы ........ ... 192
2. Эмпирические характеристики допонятийного и понятий-

ного уровней мыслительных процессов ....... 200


Глава V. Основные закономерности разных уровней организации

мыслительных процессов


1. Схематический анализ некоторых теоретических концепций

развития понятийного мышления ......... 224


2. Теоретический поиск основной закономерности организа-

ции понятийной мысли . . . .......... 236


341
3. Теоретический анализ уровневых эмпирических характе-

ристик допонятийной и понятийной мысли ..... 257


Глава VI. Мышление как интегратор интеллекта
1. Постановка проблемы . . . .......... 276
2. Понятийная мысль как вид мышления и как форма ра-

боты интеллекта . . . . . .......... 280


3. Организующее воздействие понятийного мышления на бо-

лее элементарные когнитивные образования .... 321


4. Соотношение структурных, статистических, операционных

и энергетических аспектов интеллекта, его интегральная

структура и развитие . . . .......... 330
257
280
321
33
ВЕККЕР ЛЕВ МАРКОВИЧ

ПСИХИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ


Том 2
Мышление и интеллект
Редактор Г. К. Ламагина

Техн. редактор А. В. Борщееа

Художественный редактор А. Г. Голубев

Корректоры И. Л. Данилова, М. В. Унковская


И Б №44
М-32692. Сдано в набор 18 V 1976 г. Подписано к печати 22 XI

1976 г. Формат бумаги 60Х90",,. Бумага тип. № 3. Уч-изд. л.

23,28. Псч. л. 21,5. Бум. л. 10,75. Тираж 10 000 экз. Заказ 571.

Цена 1 р. 81 коп. в переплете


Издательство ЛГУ имени А. А. Жданова. 199164. Ленинград

Университетская наб., 7/9


Сортавальская книжная типография Управления по делам

издательств, полиграфин и книжной торговли Совета Мини-



стров Карельской АССР. Сортавала, Карельская, 42.
<< предыдущая страница  



Люди решили, что Бога нет, но их решение для Бога необязательно. Кардинал Стефан Вышиньский
ещё >>