Лекция Семейно-правовые отношения. План лекции: Семейное право и семья. Брачное право - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Гражданско-правовая презумпция по российскому законодательству: содержание... 1 295.13kb.
Нарушение договорного обязательства и его правовые последствия: основные... 1 412.43kb.
Рабочая программа дисциплины подготовки аспирантов по специальности... 2 669.28kb.
Правовой статус саморегулируемых организаций 1 238.96kb.
Вопросы подсудности в международных договорах с участием россии 12. 3 488.06kb.
Кандидатского экзамена по дисциплине «история и философия науки» 1 275.41kb.
Диссертационный совет по юридическим наукам д 212. 341. 04 1 43.15kb.
Программа кандидатского экзамена по специальности 12. 00. 03 гражданское... 1 388.9kb.
Система межотраслевых связей гражданского права: цивилистическое... 3 749.5kb.
Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 12. 1 444.72kb.
Программа дисциплины по специальности 12. 00. 03 «Гражданское право... 3 520.03kb.
Учебная программа по курсу «Римское право» рассмотрена и одобрена... 1 243.71kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Лекция Семейно-правовые отношения. План лекции: Семейное право и семья. Брачное право - страница №1/3

МОСКОВСКИЙ ЭКОНОМИКО-ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ



Кафедра государственно-правовых дисциплин

Курс:
Римское право

Тема 4. Римское семейное право.

Лекция 6. Семейно-правовые отношения.

План лекции:




  1. Семейное право и семья.




  1. Брачное право.




  1. Отцовская власть.




  1. Опека и попечительство.


Москва 2010


  1. Семейное право и семья.


Понятие семейного права. Status familiae. Помимо изложения правового положения (status) римских гра­ждан, латинов, перегринов, рабов, вольноотпущенников, в отделе частного права юрист Гай изложил и вопросы отношений между лицами sui juris и лицами alien! juris. Изложение отно­шений между лицами sui juris и лицами alieni juris охватывало в основном три группы вопросов: во-первых, вопросы отношений ме­жду мужем и женой (брачное право); во-вторых, вопросы отноше­ний между отцом как носителем patria potestas и детьми, т. е. лица­ми, находящимися под patria potestas (отцовское право); в-третьих, вопросы возмещения недостигшим дееспособности лицам sui juris, которые, в связи с возрастом, полом или психическими, моральны­ми или физическими недостатками, были полностью или частично недееспособными (опекунское и попечительское право).

Установления брачного, отцовского, опекунского и попечитель­ского права составляли содержание изложения римских юристов при изучении правового положения лиц с точки зрения их положе­ния в семье, или с точки зрения их семейного статуса (status fami­liae). Согласно предписаниям римского права, status familiae, или положение лиц в семье, кроме status civitatis и status libertatis, име­ло чрезвычайное значение для утверждения право- и дееспособности римских граждан.



Лица sui juris и лица alieni juris. Основным различием римских граждан, в отношении status familiae или же правового положения в семье, было деление на лиц sui jures (лица со своим правом) и лиц alieni juris (лица с чужим правом). Уже по Законам XII таблиц лицами sui juris считались лица мужского и женского пола, имеющие status libertatis и status civitatis, поскольку на них не распространялась власть отца или мужа (patria potestas, manus). И наоборот, лицами alieni juris счита­лись лица, без учета пола и возраста, на которых распространялась власть главы семьи, была ли это власть мужа (manus) или же власть отца (patria potestas).

Деление членов семьи на лиц sui juris и лиц alieni juris было одной из существенных черт римской патриархальной семьи, кото­рая являлась законченным типом общественного объединения, основанного на самовластии pater familias, или главы семьи. Первые проявления такого деления возникли при создании патри­архального рода при естественном разделении труда между муж­чиной и женщиной, что привело к "историческому поражению жен­ского пола". Именно при возникновении патриархального рода (позднее и консорциума) женщины утратили равноправие с муж­чинами — они были признаны лицами, от которых требовалось всю жизнь проводить под защитой и руководством мужской части рода (и мужской части консорциума).

Расширение группы зависимых лиц (лиц alien! juris) и мужских представителей римского народа привело к распаду консорциума на патриархальные семьи, как след­ствие развития частной собственности и новой структуры семьи. С того времени pater familias, как частный собственник орудий и средств производства, и следовательно, средств существования, в своем домашнем хозяйстве (domus, familia, familia pecuniae) обла­дал абсолютной и пожизненной властью (patria potestas). Pater fa­milias в семье был единственным лицом sui juris, а все другие — мужчины и женщины, взрослые и дети — члены семьи были лица­ми alieni juris, или лицами с чужим правом, т. е. лицами, подчинен­ными pater familias.

Агнатическое и когнатическое право. По предписаниям современного права, родство представляет собой кровную связь между лицами общего происхождения. Эта связь имеет правовое значение, так как на основании родства в отношениях между сородичами возникают многочисленные права и обязанности. Такое понимание родства существовало не всегда. В древнеримском праве кровные узы между отдельными лицами сами по себе не имели правового значения. Для того, чтобы стать правозначимыми и воздействовать на родственные связи, они должны были рассматриваться и со стороны совместного проживания в од­ном производственном сообществе. А именно, кровный родствен­ник, покинувший производственное сообщество, терял всякую зна­чимую в правовом отношении родственную связь с членами этого сообщества. Другими словами, родство в древнеримском праве ут­верждалось не по крови и происхождению, а только фактом совме­стного проживания. Это было так называемое агнатическое родство.

а) Агнатическое родство как основной вид родственной связи существовало в Риме до тех пор, пока римская семья представляла собой сообщество производителей. Когда же эта семья начала пре­вращаться в сообщество потребителей, наряду с эволюцией семьи происходила и эволюция в понимании сущности родственных связей. В римской семье, как сообществе потребителей, постепенно возобладало понимание того, что родственниками, без учета вопро­са совместного проживания, следует считать лиц, кровно связан­ных между собой. Такой взгляд возобладал только ко времени Юс­тиниана. Тогда же система агнатического родства была окончательно вытеснена системой так называемого кровного, или когнатического, родства.

Близость агнатического родства воспринималась как бли­зость связей, которые лицо alieni juris имело со страшим поколени­ем в консорциуме или с главой семьи. Для исчисления близости в агнатическом родстве употреблялись, главным образом, два основ­ных понятия: 1) деление агнатических родственников и групп на более близких и более дальних агнатов и 2) деление по степени родства в отдельной группе.

Агнатические родственники делились на одну группу близких и две группы далеких родственников. Группу ближайших агнатов, или агнатов с наибольшими правами, составляли лица, которые действительно находились в одном консорциуме под властью pater familias. Эти агнаты назывались sui. Две более дальние груп­пы агнатов составляли лица: 1) которые когда-то были и 2) которые хотя бы могли быть членами данного консорциума или находиться под этой patria potestas, если бы прежний pater familias еще был жив при их вступлении в семью. Значение деления агнатических родственников на одну группу ближайших родственников и две группы более отдаленных агнатов было особенно велико для на­следственного и опекунского и попечительского права.

Близость родства отдельных лиц внутри отдельной группы агнатов выражалась степенью родства. В агнатической системе сте­пень родства выяснялась определением того, сколько освобожде­ний от patria potestas требуется или потребовалось бы совершить лицам, чтобы стать лицом sui juris.



б) Когнатическими родственника­ми были лица, которые непосредственно или косвенно происходили хотя бы от одного общего предка. Принципы определения близости когнатического родства отличались от принципов определения бли­зости агнатического родства. А именно, когнатические родственни­ки происходили и от отцовской и от материнской стороны и, соглас­но такому критерию, делились на две линии: на родственников по материнской и на родственников по отцовской линии. Кровные род­ственники делились на родственников по прямой и родственников по боковой линии (linea recta и linea collaterals). Родственниками по прямой линии были лица, которые в непрерывной последова­тельности происходили один от другого.

Родственниками по боко­вой линии были лица, происходящие от одного общего предка, но не один от другого (братья, сестры, дядья по матери, племянники, дя­дья по отцу, двоюродные братья).

Дальнейшим делением когнатических родственников было деление на полнородных (germani) и полуродных (consanguinei и uterini). Полнородными родственника­ми были происходящие от тех же мужских и женских предков, в то время как полуродные происходили от того же отца и различных матерей (consanguinei) или от той же матери и различных отцов (uterini).

Дальнейшим значительным делением конатических род­ственников было деление на брачных (legitimi) и внебрачных род­ственников (spurii, vulgo concepti), и на так называемых ascedenti и descedenti. Ascedenti были предками, a descedenti потомками опре­деленных лиц (linea ascedens — восходящая линия, linea descedens — нисходящая линия).

Степень родства у когнатических родственников исчислялась на основании правила: tot gradus quod generationes. Согласно этому правилу, когнатическими родственниками той же степени, по пря­мой или боковой линии, считались лица, отдаленные от или до не­коего общего предка одинаковым числом рождений (генераций).

в) В семейном праве известное значение имело родство по свойству (affinitas), или родство между мужем и когнатическими родственниками жены и между женой и когнатическими родственниками мужа. Близость родства по свой­ству исчислялась по тем же принципам, как и близость когнатиче­ского родства.

Римская семья. На протяжении римской истории появилось и сменилось три вида семьи: консорциум, патриархальная семья агнатов и когнати­ческая семья.

а) Consortium, или семейная община агнатов, предшествовал римской патриархальной семье и утвердился непо­средственно после распада рода, когда для отдельных групп произ­водителей, меньших чем прежние роды, появилась возможность жить и работать самостоятельно.

"Anticum consortium", как называл эту общину Ауло Гелий, или "societas fratrum", как ее называл Гай, составляли свободные и равноправные агнатические сородичи. Как правило, их потомки вступали в брак между собой. Об организации и общественной роли римского консорциума почти нет сведений. Вероятнее всего, эта семейная организация не отличалась от семейных общин других народов. Во главе общины находился старейшина, а мужчины стар­шего поколения, с одинаковыми правами и заодно с ним, участво­вали в решении дел общины.



б) Когда развитие произ­водительных сил сделало возможным самостоятельное существование производственных групп меньших, чем консорциум, в Риме образовались так называемые патриархальные семьи агнатов. Так, уже во времена Законов XII таблиц существовали тяжбы о разделе. Тяжбой о разделе, если его не удавалось согласовать, каждый представитель старшего поколения мог добиваться раздела общинного имущества и, вместе с лицами, которые в консорциуме были связаны с ним, основать свою собст­венную семью. Такой гражданин получал статус главы семьи (pater families), в то время как другие члены находились под его властью (лица alieni juris).

Новые семьи, находились под patria potestas главы семьи и были замкнутыми хозяйственными объединениями. Целью этих объединений было совместное проживание и совместный труд, обес­печивающий получение самых необходимых средств для собствен­ного существования и продолжения семьи. Названная цель подчер­кивалась и терминами, обозначающими семью агнатов. Термины familia и familia pecuniaque охватывали и земли, и средства произ­водства, и продукты производства, и всех людей, трудящихся в рамках семьи. Такое же значение имел и позднейший термин — dornus — дом, домашнее хозяйство.

В агнатической семье pater familia был лицом, которое имело власть в семье. Dominium главы семьи назывался также patria potestas. Patria potestas простиралась 1) на собственную жену и на жен его женатых сыновей (rnanus); и являлась: 2) полной и пожизненной властью над собственными детьми и детьми других членов семьи (patria potestas в узком значении); 3) полной и пожиз­ненной властью над рабами, работающими в рамках domus (dominica potestas); 4) властью над лицами, живущими в dornus на осно­вании mancipium, долгового рабства и т. д. и 5) полной властю над землями, средствами производства, продуктами труда и другим иму­ществом в составе домуса (dominium, proprietas, собственность).

Содержание власти главы семьи отражало истинную сущность такой семьи, которая заключалась в совместном проживании и труде, качественно отличном от консорциума. Именно patria potestas была этим новым качеством — установлением, неизвестным прежним семейным общностям. Такая пожизненная и почти неограниченная власть pater familias, управителя и собственника средств произ­водства, целые поколения свободных лиц alieni juris удерживала в положении, почти одинаковом с положением рабов.



в) Установление латифундий приве­ло к делению патрицианской семьи на familia rustica — семью про­изводителей и familia urbana — семью потребителей. В этом факте коренятся начала создания семьи когнатов Когнатическая семья возникала постепенно и расширялась вместе с хозяйственным и персональным улучшением положения лиц alieni juris, с преобладанием брака без manus и с новым правопорядком наследования. Когнатическая семья, незави­симо от факта совместного проживания и труда, была союзом кров­ных родственников, происходящих от общего предка.

В трудах римских юристов когнатическая семья делилась на два вида: семью в узком и семью в широком смысле.



Когнатическая семья в узком смысле была союзом кровных родственников, живущих в одном домашнем хозяйстве. В эту семью, как правило, входили pater familias с женой, детьми и присоединенными лицами. В этой семье власть pater fa­milias над лицами alieni juris больше не была ни неограниченной, ни пожизненной. Она сводилась к праву «благоразумного наказания» и к праву pater familias требовать от них почитания, а когда необходимо — и издержек. Он же — pater familias, с другой стороны, должен был воспитывать и содержать детей и других членов семьи.

Когнатическая семья в широком смысле не была особым видом союза. Это была общность родственников, которые происходили от общего предка и между которыми, только благодаря этому факту, условно могли устанавливаться какие-то права и обязанности, главным об­разом, связанные с проблемами издержек и наследования.

г) Cognatio servilis. До появления когнатического родства семейные отношения рабов не имели никакого значения. Но с этого времени римляне в какой-то мере признали и родственные связи рабов, проявляющиеся в существующих семейных союзах рабов — контуберниумах.


  1. Брачное право.


Понятие брака. Брак является древнейшим установлением, прошедшим раз­личные фазы развития, но всегда служившим для регулирования половых отношений между мужчинами и женщинами и создания потомства. Эту же функцию брак имел и в римском праве.

Род, консорциум и патриархальная семья агнатов под властью pater familias представляли собой широкие общности, содержащие большое число мужчин и женщин, способных вступать в брачные отношения. Так как все эти общности являлись экзогамными, в брач­ный союз можно было вступить лишь с представителем другой та­кой общности. Кроме того, при каждом вступлении в брак выдвига­лись и другие условия, среди которых одним из основных было требование основывать брак на моногамных началах, ибо с древ­нейших времен римляне признавали только союз одного мужчины и одной женщины. Такие союзы, постоянные и заключенные закон­ным образом, именовались браком, или justae nuptiae. Таким образом, с древнейших времен римский брак определялся как биологический, эгзогамный, моногамный, длитель­ный или пожизненный союз между мужчиной и женщиной и был основан на правовых установлениях.

Это было отражено и в определениях брака, содержащихся в римских юридических источниках: брак — это союз мужа и жены, объединение всей жизни, связь права божественного и человеческого. В том же смысле брак был определен и так: брак — это союз мужа и жены, основанный на совместной жизни.

Условия заключения брака. Для заключения правомочного римского брака будущие супруги должны были выполнить несколько существенных, или конститутивных, условий. От них требовалось обладать jus conubii, иметь affectio maritalis, являться половозрелыми и заключать брак в предписанной правом форме.

Римский брак могли заключать только лица, за которыми был признан jus conubii. Jus conubii обладали лишь римские граждане и старые латины (latini veteres). Это право, до lex Canuleia, было ограничено для плебеев, а позже и для либертинов и для представи­телей населения, связанного со своим занятием, а также для лиц, объявленных еретиками и отступниками. По этому ограничению представители этих групп населения могли заключать браки лишь вежду собой, но не с представителями других общественных слоев. Римский брак мог заключаться только тогда, когда союз мужчины и женщины основывался с намерением супругов жить именно в браке (affectio maritalis). В старом праве affectio maritalis, или намерение заключить брачный союз, не было обязательным для будущих супругов. В то время было достаточно, чтобы это намерение изъявил глава соответствующей семьи. В классическом праве наличие affectio maritalis было необходимо и для будущих супругов и для глав их семей, а в постклассическом праве такое намерение требовалось лишь для лиц, вступающих в брак.

В римский брак могли вступать лишь лица, способные осуще­ствить естественные цели брака, т. е. лица, являющиеся половозре­лыми: женщины с двенадцати, а мужчины с четырнадцати лет.

Для того, чтобы совершить все правовые действия, брак дол­жен был заключаться в форме, предусмотренной законом. Форма­ми заключения римского брака являлись: conferratio, coemptio и usus.

В тех случаях, когда между мужчиной и женщиной существо­вал постоянный союз, но не было выполнено какое-либо из приве­денных конститутивных условий, необходимых для существования брака, римляне считали, что такой союз представляет собой concubinatus, или естественный брак, не обладающий правовыми послед­ствиями, связанными с установлением брака.

Брачные препятствия. Согласно установлениям римского права, для заключения рим­ского брака (matrirnonium justum или justae nuptiae), кроме суще­ствования конститутивных условий, было необходимо, чтобы у вступающих в брак не существовало каких-нибудь обстоятельств, могущих вызвать аннулирование брака — расторжение брачных связей. Обстоятельства, которые не могут быть допущены при за­ключении брака, получили название брачных препятствий. Уже существующий брак представлял одно из основных брачных препятствий, так как римское право знало лишь моногамный брак. Заключение брака вопреки такому препятствию приводило не только к его аннулированию, но и к infamia.

Брачным препятствием считалась и душевная болезнь, если она предшествовала заключению брачного союза. Когда же она наступала после заключения брака, брак мог быть сохранен или расторгнут.

Также и кровное родство, по прямой линии неограниченно, а по боковой — до четвертой степени, представляло собой препятст­вие к браку. Родство по свойству было препятствием к браку лишь по прямой линии, а гражданское родство, т. е. родство по адоптации (усыновлению или удочерению), в этом отношении было уравнено с кровным родством.

Кроме указанных брачных препятствий, в семейное законода­тельство Августа были введены и некоторые другие причины, препятст­вующие правомочному заключению брака. Тогда же был запрещен брак между свободнорожденным (ingenuus) и вольноотпущенницей с плохим поведением, а особенно был запрещен брак между сенато­рами и либертинами, как и брак между этими лицами и актрисами, ибо предполагалось, что такая жена не соответствует высокому рангу сенатора.

Позднее были запрещены и браки между опекуном и подопеч­ной, между правителем провинции и жительницами этой провин­ции, между лицами, из которых хотя бы одно дало обет целомуд­рия, между лицами, которые во время прежнего брака вступили между собой в адюльтер, в то время как воинам вообще запреща­лось вступать в брак.

Браки, заключенные вопреки этим препятствиям и запретам, аннулировались без каких-либо последствий для правильных брач­ных союзов.



Обручение — sponsalia. Заключению брака, как правило, предшествовало обручение, или взаимное обещание вступить в брак. В старом праве формой об­ручения была ритуальная sponsio между patres familias, если обру­чаемые были alieni juris. При обручении договаривались о заключе­нии брака и об условиях его заключения. Если обручение проводи­лось pater familias жениха и pater familias невесты, при этом могли присутствовать и будущие супруги, но их присутствие не имело правового значения.

На основании обручения в древние времена устанавливалось обязательство действительно заключить брак по принятому об этом соглашению. Когда возобладал принцип свободы при вступлении в брак, такой обязанности больше не существовало. В дальнейшем на основании обру­чения, если до бракосочетания так и не доходило, можно было тре­бовать возмещение ущерба от лица, беспричинно разорвавшего об­ручение, и возвращения подарков, данных невиновной стороной.

В классическом и постклассическом праве обручение могло быть заключено и по неформальному соглашению. Тогда могло быть ого­ворено или дано специальное возмещение на случай, если помолв­ка не приведет в заключению брака. Это осуществлялось или путем стипуляции или путем внесения задатка.

Формы заключения брака. Правомочные браки должны были быть заключены по форме, предписанной законом. Они были различны для отдельных слоев населения и должны быть рассмотрены с учетом последствий за­ключения брака.

В древние времена браки устраивались односторонними дей­ствиями жениха. В этом смысле упоминается похищение. Воспоминания об этом периоде сохранены в легенде о сабинянках и в религиозном обряде при избрании весталок.

Древнейшим способом или древнейшей формой заключения брака по соглашению была coemptio, или купля жены по форме per aes et librum. По этой форме, которая, вероятней всего, возникла в период, когда жена действительно покупалась, pater farnilias не­весты в присутствии libripens и пяти свидетелей отдавал невесту главе семьи жениха и лично жениху (если тот был sui juris), а затем жених или глава его семьи произносил формулу купли и передавал установленную цену главе семьи невесты. После этих формально­стей считалось, что правомочный римский брак заключен. Эта фор­ма заключения брака сохранялась и тогда, когда жены в действи­тельности больше не продавались. Она превратилась в символиче­скую продажу за символическую плату, вместо которой передавал­ся "nurnmus unus", или мелкая монета, как реликт минувшего.

Второй предусмотренной законом формой заключения брака была так называемая confarreatio. Это была религиозная форма, применявшаяся патрицианскими слоями римского общества. При заключении брака по этой форме должны были присутствовать брачующиеся, их patres familias, pontifex maximus, flamen Dialis и не менее десяти взрослых римских граждан. Все присутствующие должны были принести клятву Юпитеру и сопрово­дить невесту к дому жениха. У дверей своего дома жених вручал невесте огонь и воду и угощал хлебом, а невеста, принимая хлеб, огонь и воду, должна была произнести, например: «Где ты, Гай, там и я, Гая». Эта форма заключения брака была из­вестна уже во время Гая, ибо некоторые жрецы могли быть избра­ны лишь из рядов граждан, рожденных в браке, заключенном по форме confarreatio.

Наиболее распространенной и простой формой заключения брака был usus (основание совместной жизни). Usus, как форма за­ключения брака, возник в бедных плебейских кругах и состоял в простом переселении жены в дом мужа. От обычного конкубината этот брачный союз отличался так называемым affectio maritalis. Предполагалось, что affectio maritalis существует, когда в союз всту­пают мужчина и женщина, имеющие одинаковое общественное по­ложение, т. е. оба принадлежат к тем общественным слоям, между которыми обычно и происходило заключение браков, а также то­гда, когда между совместно живущими лицами было оговорено при­даное, или donatio ante nuptias. He столько из-за простоты, сколько из-за возможности жене сохранять свободу в браке, заключенном по форме usus, эта форма брака стала почти единственной. А имен­но, считалось, что женщина, вышедшая замуж по форме usus, на­ходится под mamas мужа или главы его семьи только один год, и то, если проведет этот год в доме мужа. Жены, желающие стать свободными до этого срока, проводили три дня вне дома мужа. В этом случае они уже не подпадали ни под manus мужа, ни под manus главы семьи, и оставались в дальнейшем sui juris, если перед заключением брака находились в таком положе­нии, или оставались под patria potestas главы своей семьи, если были alieni juris.

Брак, заключенный по форме usus с использованием usurpatio trinoctii преобладал и в постклассическом праве, хотя тогда уже больше проявлялось стремление к законному заключению брака с благословения церкви.



следующая страница >>



Мы многого не сделали, но все, чего мы не сделали — к лучшему. Михаил Генин
ещё >>