Лекарство для царя. Действующие лица - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Новогодний праздник «Проделки лесной нечисти под Новый год» Действующие... 1 124.92kb.
Сказка «Колобок» (современная интерпретация) Действующие лица 1 40.73kb.
Сказка в двух действиях. Действующие лица: Лесной царь Флорина- старшая... 3 398.06kb.
Новогодняя свадьба (для старших школьников) Действующие лица 1 236.17kb.
Сказка Действующие лица Царевна Верба; Царь Тагар; Царица Славна; 1 273.14kb.
Сценарий для радиоспектакля Действующие лица: он она историческая... 1 336.67kb.
«Движение может заменить лекарство но ни одно лекарство не заменит... 1 136.66kb.
Сценарий для 1 класса Действующие лица : Ведущая, Снегурочка, Дед... 1 79.54kb.
Русская ярмарка. Действующие лица 1 51.49kb.
Перевод с английского Алексея Седова Действующие лица 1 68.22kb.
На императорской театре в санктпетербурге действующие лица 3 332.97kb.
150-летие улицы Рингштрассе 1 230.82kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Лекарство для царя. Действующие лица - страница №1/1

Лекарство для царя.

Действующие лица:

Царь - Андрей Марушин

Царица – Юля Язынина

Царевна Анна - Лиля

Царевна Елена - Алена

Царевна Мария - Ксения

Старушка – Света

Принц Венсан - Ярослав

Принц Филимон - Сергей Залесный

Пастух - Андрей Залесный

Агата фон де Риц (девушка) - Света

Теофил де Брай (обедневший дворянин) - Данила

София (его жена) - Полина

Амадей (скрипичный мастер) - Сережа

Лакей,

Розина – Крестьянка 1(служанка) – Оля



Клара – Крестьянка 2(служанка) – Т.Ю.

Якоб (садовник) - Леня


Действие первое (Царица, три царевны, старушка)

Действие второе (Елена, Анна, Мария, Венсан, Филимон, Амадей, Лакей)

Действие третье (Елена, Анна, Мария, Розина, Клара, Якоб, Феофил, София)

Действие четвертое (Елена, Анна, Мария,Агата)

Действие пятое (Крестьянка 1, Крестьянка 2, Мария, Пастух, Царь, Царица, Елена, Анна)


Действие первое.

(Царица, три царевны, старушка)

Сцена 1.

(Возможно, на сцене три стула. На двух из них сидят Анна и Елена, вышивают. Тогда в последних сценах царевен снова можно будет усадить за вышивание.)



(Входит Царица.)

Царица: Ушел еще один целитель.

Анна: Наконец!

Что он сказал? Чем болен наш отец?



Царица: У этих лекарей одно лишь слово:

Мол, никогда не видели такого!

(Вбегает Мария.)

Мария: Там женщина какая – то пришла.

Царица: Зачем же?

Мария: Толком я не поняла –

Гадалка или что – то в этом роде…



Царица: Ну, позови ее, пускай заходит.

Мария: Сейчас. (Зовет) Иди, голубушка, сюда!

Старушка (Входя): Мир дому вашему!

Царица (Вздыхая): Какой тут мир – беда!

Анна: Ты можешь погадать, как говорят?

Так разузнай, как нам спасти царя.



Елена: Врачи не могут батюшке помочь:

Он в странном забытьи и день и ночь,

Не узнает своих, не ест, не пьет –

Боимся мы, что батюшка умрет…



Старушка: Ну, что вы! Нет, я вовсе не гадалка!

А просто мне людских страданий жалко,

И если кто в печали или болен,

Молюсь я, чтоб узнать Господню волю, –

Бывает, что и получив ответ…

Мария: А если нет?

Старушка (разводя руками): Ну что же, нет так нет.

Царица: Ступай молись за своего царя.

Анна (вполголоса Царице): Ты думаешь, ей можно доверять?

Мария: Он там, голубушка. Иди вот в эти двери.

Старушка уходит.

Елена (Царице): Скажи по правде, мама ты ей веришь?

Царица: Конечно, верю, доченька. О ней

Немало я слыхала от людей.

В ее душе лукавства нет злобы,

Она всегда в беде приходит, чтобы

Утешить, подсказать, приободрить,

А если нет – с потерей примирить.

Обмана мы страшиться не должны:

Все предсказания ее верны,

И я боюсь теперь лишь приговора

Отцу…


Анна: Вот и она!

Мария: Так скоро!

Сцена 2.

(Входит Старушка.)

Старушка: Да, плох ваш батюшка… Беда, и впрямь беда…

Царица: Спасенья нет?

Старушка: Спасенье есть всегда,

Под силу ль только вам достать лекарство…



Мария: Под силу ли? Мы отдадим все царство,

Чтоб только стал наш батюшка здоров…



Елена: Но отчего же столько докторов

Его лечили, старались зря?



Старушка: Все оттого, что ваши лекаря

Лишь тело пользуют, про душу забывая,

А у царя теперь болезнь иная,

Недуг его – душевный, не телесный…



Анна: Скажи нам лучше, бабушка, известны ль

Тебе лекарства, чтоб ему помочь?



Старушка: Постой, не торопись, царева дочь.

Я притчу вам поведаю одну.

Однажды в небогатую страну

Явился чужеземец молодой.



Анна: Он был богат?

Елена: Он был хорош собой?

Старушка: Собой пригож, богат же чрезвычайно.

Елена (от радости хлопая в ладоши): В нем обязательно должна быть

тайна!


Старушка: И тайна есть, да больно уж постыдна.

Елена: Так он не принц в изгнанье? Как обидно…

Мария: И в чем же провинился он?

Старушка: В обмане:

Фальшивые червонцы он чеканил.

По виду, смотришь, - чистый золотой,

На самом деле же медяк простой.

Конечно, были жители страны

Такой нечестностью возмущены.

Они, злодея изловив, ведут

Его на скорый справедливый суд.



Елена: И что, каков был приговор судьи?

Старушка: Сказал он: преступления твои

Большим убытком стали для казны.

Повелеваю я тебя казнить.

Мария: Ах, как жестоко!

Старушка: Но, сказал судья,

Тебе к спасению путь открою я:

Сто полновесных золотых монет –

Не тех, что сам ты отчеканил, нет,

А настоящих, вправду золотых –

Заплатишь – и тогда свободен ты.



Мария: А если нет?

Старушка: А нет – пойдем на плаху.

Ах, как бедняга зарыдал со страху.

Тотчас сердобольная царица

Ему дала червонцев ровно тридцать.

Царь тоже не остался в стороне:

Он дал полсотни золотых монет.

Придворные решили постараться,

У них монет нашлось лишь девятнадцать.



Мария: И что, судья беднягу отпускает?

Елена: Но ведь одной монетки не хватает,

Ведь девяносто девять их всего!



Анна: Червонца не хватает одного!

Старушка: И государыня с тревогою во взоре

Воскликнула: «Несчастный! Что за горе!

Ты должен отыскать одну монету –

Пошарь в карманах, неужели нету?!»

Пришлось бы осужденному несладко!

Но, к счастью, завалилась за подкладку

Его кафтана старый золотой.

Уж как был грешник рад монетки той!

Одна монета ведь такая малость,

А если бы ее не оказалось?



Царица: Прелестно. Только в толк я не возьму:

Ты эту притчу говоришь к чему?



Старушка: Господь наш милосердием Своим

Покроет много из того, что мы творим.

К тому же и Небесная Царица

За нас всегда готова заступиться,

И Церковь, как собрание придворных,

Не отступает от молитв упорных.

Но худо будет, если не достанет

Одной монетки и у нас в кармане.



Царица: Что ж за монетка? Я не поняла!

Старушка: Да очень просто: добрые дела.

Суди сама: ведь мы, покуда живы,

Монет без счету делаем фальшивых:

Царица: Монет фальшивых?...

Старушка: Попросту – грешим.

На доброе же дело не спешим.

А в час, когда предстанем мы пред Судьей,

Нам нужен настоящий золотой.

Вот и сейчас царю нужда пришла,

Чтоб добрые припомнились дела.



Елена: Скажи нам лучше, что отца спасет.

Старушка: А это может сделать только тот,

Кто нечто доброе увидел от царя

И, всей душою его благодаря,

О государе мог бы помолиться

И дать ему отвар травы живицы.

Отвар он тоже приготовит сам.



Анна: Но что же остается делать нам?

Старушка: Найдется дело и для вас, девица.

Во-первых, вам нужна трава живица.

Ее рвать можно только на рассвете…

Царица (царевнам): Вы слышали? Запоминайте, дети!

Старушка: Еще одно условие.

Мария: Какое?

Старушка: Лишь сорванная любящей рукою

Она способна исцелить больного.

К тому же не должен проронить ни слова

Тот человек, когда сорвет ее.



Елена: Нетрудное условие твое.

Старушка: Нетрудное? Вы, погляжу я, прытки…

Запомните: у вас есть три попытки,

Чтоб выполнить нетрудное условье.

Лишь три попытки, чтоб вернуть здоровье

И к жизни снова возвратить отца.

Царица: Скажи нам: далеко ли от дворца

Растет твоя трава?



Старушка: В саду дворцовом.

Известно это место хорошо вам:

Беседка там у старого ручья.

Анна: А как же выглядит трава твоя?

Елена: Наверное, на ней растут цветы

Какой-то небывалой красоты?



Старушка: Она скромна по виду, и едва ли

Вы на нее вниманье обращали.

Листок ее похож на мотылька,

А если растереть его в руках,

Бодрящий запах тотчас разольется –

Тут уж слепой, и тот не ошибется.

А во-вторых, вам надобно найти

Того, кто сможет батюшку спасти.



Сцена 3.

(В течении следущего диалога Старушка потихоньку уходит.)

Царица: Вот и прекрасно. Нынче уж стемнело,

А завтра утром примемся за дело:

Ты, Анна, отправляйся за живицей…

А ты, Елена…



Елена: Я пойду с сестрицей!

(Анне, смеясь) Следить, чтоб ты не открывала рот!

Анна: Кто ж человека нужного найдет?

Мария: За этим лучше обратиться к маме:

Царица: Отец ваш славен добрыми делами

Я множество могу назвать имен

Людей, кому благое сделал он,

Найти их не составит нам труда.



Мария: Я завтра же их приведу сюда!

Неужто встанет батюшка с пастели?

Спасибо бабушка! Без вас мы б не сумели…

Да где ж она?



Елена (насмешливо): Исчезла, вероятно.

Царица (примирительно): Ушла, должно быть.

Мария: Ах, как неприятно…

А мы ей и спасибо не сказали…



Царица: Ей благодарность надобна едва ли,

Но в самом деле, так нехорошо…



Анна (зевая): Пора прощаться. День уже прошел,

А вставать нам надо будет на рассвете…



Царица: Действительно! Спокойной ночи, дети…

Анна и Елена (нежно): Спокойной ночи, мама и сестрица…

(Уходят.)

Мария (Царице): Так расскажи, к кому мне обратиться.
Сцена 4.

Царица: Что ж, расскажу. В трех милях от столицы

Есть замок Себастьяна фон де Рица –

Такой старинный замок родовой, –

Ну, ты поймешь, он там один такой.

Есть у него красавица-жена,

Она-то благодарна быть должна:

Сама она простая, из крестьян…

Мария: А как ее взял замуж Себастьян?

Царица: Ваш батюшка ему велел жениться:

Уж больно хороша была девица,

Красоты такой, что впору и царевне,

А жить обречена в глухой деревне.

Теперь она, конечно же, богата

И счастлива. Зовут ее Агата…



Мария: А вдруг ее я не застану дома?

Царица: Отправишься к кому-нибудь другому.

Да вот, к примеру, Теофил де Брай.

Он дворянин, но обедневший вкрай.

Живет он в захолустном городишке,

И как живет – бедней церковной мышки.

Двух дочерей воспитывает он.

Царь отдал их в хороший пансион,

Где учатся лишь дочки нашей знати.



Мария: Изысканное общество!

Царица: И кстати

Царь сам же заплатил за обученье.

А вот еще я помню приключенье:

Царю попался мастер Амадей.

Он делал скрипки для простых людей,

Но делал, надобно признать, на диво:

Уж до того они поют красиво,

Что слушаешь – то пляшешь, то рыдаешь,

А отчего – и сам не понимаешь.

Он мастером придворным был назначен.



Мария: И что ж, он благороден?

Царица: Не иначе!

Не только он – десятки, сотни прочих.

Но перечислить всех – не хватит ночи,

Я запишу их имена.

А нынче поздно уж. Ты спать должна.

Действие второе

(Елена, Анна, Мария, Венсан, Филимон, Амадей, Лакей)

Сцена 1.

(Выходят сонные Анна и Елена, они идут за травой.)

Анна (зевая): Как тяжело вставать в такую рань!

Елена (зевая): Да ладно тебе, Анна, перестань.

Трава растет у старого ручья.



Анна: Прекрасно! Это место знаю я –

Там летом вот такая земляника…



Елена: А это кто там? Анна погляди-ка…

Анна (заинтересованно): Должно быть, это женихи опять.

Елена (приглядывается, разочарованно): Неинтересные…

Анна: Мы можем их прогнать!

Появляются принц Венсан и принц Филимон.

Венсан: Сударыни, нижайший вам поклон.

(Оба принца, представляясь, поочередно кланяются.)

Венсан: Я принц Венсан.

Филимон: А я – принц Филимон.

А вы – царевны, вероятно?



Елена: Да.

Но мы спешим.



Анна: Прощайте, господа.

Венсан: Так сразу и прощайте? Что за шутки?

Филимон: Вы с нами не побудете минутки?

Анна: Вы, я погляжу, не очень аккуратны –

Смотрите, на камзоле вашем пятна.



Елена: И вы бы поопрятней быть могли:

Глядите, ваша шляпа вся в пыли!



Венсан: Подумаешь, какие недотроги…

Филимон: Сударыни, мы к вам сейчас с дороги…

Увидев вас в саду в столь ранний час

Решили вам представиться тотчас.

Венсан: Вы любите прогулки, как я вижу?

Елена: Прогулки? Скукотища. Ненавижу.

Филимон: Как шелестит листва и пахнут травы…

Анна: Мы здесь по делу, а не для забавы.

Венсан: Вы разрешите вас сопровождать?

Елена: Не вижу я, какая в том нужда.

Анна: Мы весь обратный путь молчать должны,

А вы, как погляжу я, болтуны.



(Царевны уходят.)
Сцена 2.

Венсан (передразнивает): «Должны молчать мы весь обратный путь»!

Могли быть полюбезнее чуть-чуть!

Красавицы невежливы…

Филимон: Дружище,

Утешься, мы других невест отыщем.



Венсан: Им видно красота пошла не впрок…

Филимон: А хочешь: на прощание урок

Манер хороших им преподадим?



Венсан: Но как?

Филимон: Да просто их разговорим,

Когда обратно будут возвращаться,–

Запомнят, как с гостями обращаться!

Венсан: А как нам это сделать?

Филимон: А вот так… (шепчет Венсану на ухо)

Венсан: Ты, я гляжу, на шуточки мастак!

(Смеются).

Венсан (оглядывается, вполголоса): Царевны возвращаются. Давай!

Филимон (вполголоса): Поддакивай же мне, не забывай!

(Следующий диалог Венчан и Филином произносят преувеличенно громко, в расчете на то, чтобы он был слышан царевнами. Царевны (Анна с цветами) появляются в самом начале диалога и, слыша, его, постепенно приходят в негодование, что вначале изображают лишь мимикой и жестами).

Филимон (громко): Царевны – недотроги и горячки.

Я нынче видел дочку здешней прачки –

Красавица, скажу я от души.

Венсан (громко): Царевны же совсем нехороши.

Филимон (громко): Уродины, приходится признаться.

Венсан (громко): Да, нам такие в жены не годятся.

Филимон (громко): Царевна Анна – толстая, как бочка.

Венсан (громко): Зато стройна у здешней прачки дочка.

Филимон (громко): Елена же и вовсе хромонога…

Венсан (громко): Поторопились мы с тобой немного…

(Царевны, не выдержав, набрасываются на принцев и колотят их).

Анна: Да как вы смеете?! Меня назвать толстухой!

Филимон: Царевна, вы мне оторвете ухо!

Анна: Я – толстая?! Ах, наглый хулиган…

Филимон: Ай! Это был оптический обман!

Елена: По-вашему, я, значить, хромоножка?!

Венсан: Ну так, чуть-чуть… Совсем немножко…

Елена: Хромая? Я?

Венсан: Прихрамывали малость…

Нет, все прошло! Мне, видно, показалось!



Венсан и Филимон: Мы все свои слова берем обратно!

(Царевны оставляют принцев в покое, те отряхиваются и отдуваются).

Филимон: Теперь одно нам только непонятно,

Что ж не молчали вы, как говорили?



(Царевны спохватываются и перестают обращать внимание на принцев).

Анна: Елена, что с тобой мы натворили!

Заговорили – из-за пустяка!



Елена: Ну ладно я, беда невелика,

Но ты-то, ты – ведь ты несла траву!

Нет, завтра утром я ее сорву,

Уж я язык умею за зубами

Держать.

Анна: Как мы теперь расскажем маме?..

(Царевны, опечаленные, уходят).

Венсан (растерянно разводит руками): Подумаешь, сказали пару слов…

С кем не бывает… разве это зло?



Филимон: Да брось, Венсан! Тебе-то что за дело!

Мне здесь торчать, признаться, надоело,

И жарко так… Не выпить ли вина?

Венсан: Идем в трактир?

Филимон: Идея недурна!

Венсан (смотрит вслед царевнам): А барышни расстроились…

Филимон: Да ладно,

Зато уж впредь им будет неповадно

Так гордо разговаривать с людьми.

Венсан: Да, этих барышень поди пойми…

Сцена 3.
Мария: Должно быть, здесь… не вышло бы ошибки.

Вон вывеска над дверью… Точно! «Скрипки

И мандолины». Эй, любезный мастер,

День добрый! Где же ты?



Амадей: Иду… (появляется, хмуро) Ну, здрасьте…

Мария: Тебе вопрос задать хотела б я.

Амадей: Что ж, спрашивай, сударыня моя…

Мария: Ты мастером придворным был назначен.

Ты был, должно быть, рад такой удаче?



Амадей: Такой удачи б не желал врагу…

Мария: Постой-постой… понять я не могу…

Неужто ты остался без работы?

У нас ведь любят музыку…

Амадей (насмешливо): Да что ты?

Чтоб музыку любить, нужна душа,

А вам любая скрипка хороша,

Была бы лишь украшена богато…

Хороший звук – вот истинное злато,

Чтоб скрипка петь и плакать заставляла.



Мария: Мне расскажи, пожалуйста, сначала,

Как начал ты работать при дворе?



Амадей: Я делал скрипки. И об их игре

Наш царь узнал, велел меня найти.

В то время скрипки были тут в чести.

Я показал, как мог, свое уменье.

И вышло от царя мне повеленье:

Оставить все сейчас же и в столице

Поближе ко дворцу мне поселиться.

Стал я работать. Но не прошло и года,

Как при дворе уже другая мода:

Забыты скрипки. Только мандолины!

На них теперь и дамы, и мужчины,

Бренчат кто как умеет день-деньской

Да песенки пищат на перебой.

Мария: На них и мы с сестрицами играли…

Амадей: А скрипка благородная в опале…

Что ж, делать мандолины – не беда,

Но с ними тоже вышло как всегда:

Все видят в инструменте лишь безделку

И ценят не звучанье, а отделку.

Да вон, гляди, бежит сюда лакей…



Лакей: Сработай мандолину поскорей!

Мой господин велел весьма сурово,

Чтоб к завтрему она была готова.

(Доверительно) Ему, ты видишь, мандолину надо,

Чтоб под окном у дамы серенаду

Проблеять, разодевшись в пух и прах.

Амадей: Еще один вельможный вертопрах…

Лакей: Ее ты должен сделать до утра.

Амадей: А хорошо ль умеет он играть?

Лакей: Хозяин мой – сиятельный повеса

И в музыке не смыслит ни бельмеса

Он инструмента не держал в руках.

Мария: Постой, не понимаю я… но как

Играть он собирался серенаду?



Лакей: Тут ничего и понимать не надо.

Он под окошком встанет вечерком

И песенку затянет тенорком,

Роскошной щеголяя мандолиной

(А голосок – ни дать ни взять козлиный.)

А я играю, за колонной прячась.

Хозяину отделкой побогаче

Ты инструмент старательно укрась,

На золото и камни ни скупясь,

Ведь этой мандолиной назначенье –

Произвести на даму впечатленье

И роскошью сразить ее!



Амадей (в сердцах): Будь проклято умение мое!

Изволь подать им модную игрушку…



(Лакею) Мне надо неделю на просушку,

Так и скажи хозяину в ответ,

Да на отделку пару дней… А нет –

Пускай другого мастера он сыщет.



Лакей: Ну, полно, полно, не сердись, дружище.

Хозяину я так и передам. (Уходит).



Амадей: Вот все, что нужно этим господам…

Мария: Так что же не вернулся ты обратно,

Туда, где мастерить тебе приятно,

Где люди любят музыку послушать,

Где мастерство твое им греет душу?



Амадей: Да я однажды и пошел к царю,

Мол, так и так, увольте, говорю…

А он нахмурил бровь, а после грохнул

Так кулаком об стол – я только охнул.

Не помню, как бежал я из дворца,–

Очнулся лишь у своего крыльца…



Мария: Из-за царя ты сделался несчастен.

Ну что ж, тогда прощай, мой бедный мастер.




Действие третье.

(Елена, Анна, Мария, Розина, Клара, Якоб, Феофил, София)
Сцена 1.

(На сцене появляется садовник Якоб. Он начинает «копать», потом останавливается и задумывается. Выходят служанки Розина и Клара, в руках у них посуда.)

Розина: На кухне-то не продохнуть от пара.

Давай посуду здесь дочистим, Клара.

На воздухе, глядишь, пройдет усталость.

Клара: Да нам и чистить-то всего осталось –

Котел да сковородка, да половник…



Розина: Смотри-ка, кто там?

Клара: Якоб, наш садовник.

Розина: А он не утруждается работой…

Клара (Якобу): Ты, Якоб, видно, замечтался что-то?

Якоб: Я вправду, девушки, мечтал о том,

Как хорошо бы сделаться царем.



Розина: Вот так придумал!

Клара: Хороша потеха!

Якоб: А я не вижу тут причин для смеха.

Розина: Вы полюбуйтесь-ка на молодца!

Якоб (обиженно): А разве Якоб хуже чем наш царь?

Клара: Да царь, небось-то, небось чуточку умнее.

Якоб: Подумаешь! Зато он не умеет

Ни стричь газоны, ни сажать цветы…



Клара: А став царем, что стал бы делать ты?

Якоб: Я день-деньской валялся б на диване

И ел бы торт…



Розина: Объешься – плохо станет!

Якоб: Не станет! Плохо только с голодухи.

А то бы крикнул: налетели мухи,

А ну, пошлите быстренько за малым,

Что ходит с королевским опахалом.



Клара: И что же дальше?

Якоб: Дальше? Я бы спал,

А он меня от мух бы… опахал.

А я б лежал похрапывал во сне…

Розина: А если доведется быть войне?

Якоб: Ну вот еще! Она мне не нужна!

Розина: Нет, все-таки! Что, ежели война?

Клара: Придется ведь садиться на коня –

И в бой!


Якоб (чешет затылок и вздыхает): Нет, быть царем не для меня.

(Появляются царевны. Они молчат, и слуги их не замечают. Царевны начинают прислушиваться к разговору слуг, и он все больше их увлекает.)

Якоб: Вот если бы царевною родиться…

Клара: Царевной? Ты же, Якоб, не девица!

Якоб: Так я о чем! Девицей быть приятней,

Сиди, читай книжонку позанятней,

Пирожными наешься от души…

Розина (тоже начинает мечтать): Иль платье новое велишь пошить –

(Показывает на себе).

Чтоб всюду кружево да розовый атлас…



Клара (мечтательно): И с конюхом болтай хоть целый час…

Розина (Кларе): Не с конюхом, а с принцем, ты, балда!

Клара (Розине, обиженно): Небось, таких обидных слов тогда

Мне говорить никто бы не посмел!



Якоб (мечтательно): Лежал бы на перине, вишни ел

Да косточки плевал бы в потолок…

Нет, в балдахин!..

Елена (не выдержав): Эх, Якоб, дурачок!

Ты думаешь, что мы живем свободно

И можем делать все, что нам угодно?

Анна: Да что о нашей жизни знаешь ты?!

Ведь мы с утра до ночи заняты…



Розина: Обед не варите, не чистите котлы,

И в ручках не держали вы метлы…



Клара: … Не мыли пол и не стирали платья –

Чем заняты вы – не могу понять я?



Елена: Мы заняты уроками, ученьем,

У нас ни часа нет на развлеченья…



Анна: Играть на мандолине и на скрипки.

Елена: На языках чужих чтоб без ошибки

Мы говорить могли как на родном…



Анна: Изысканно и вежливо притом.

Елена: Мы знать не знаем, что такое лень!

Анна: Учитель танцев каждый Божий день

Нас мучит пируэтами своими…



Елена (передразнивает учителя танцев, Анне):

Давайте подбородочек поднимем!..



Анне (передразнивает учителя танцев, Елене):

И хорошенько разверните плечи!..



Елена (передразнивает учителя танцев, Анне):

Сударыня, ступайте легче, легче!..



Анне (передразнивает учителя танцев, Елене):

А вы носочек натянуть должны!..



Елена (притворно вздыхая и всплескивая руками):

Нет, это не царевны, а слоны!



(Смеются обе).

Елена (Якобу): Притом, учти, мы, как все девицы,

Должны быть в рукоделье мастерицы.



Анна: Сейчас забот прибавилось притом:

Ухаживать нам нужно за отцом,

Ему, ты видишь, мы траву сорвали…

(Елена и Анна спохватываются и долго молчат).

Елена (тихо): Ему она теперь нужна едва ли. (бросает траву)

Волшебная ее пропала сила.

Зачем, зачем же я заговорила?

Скажи, сестрица, что такое с нами?



Анна: Мне стыдно на глаза явиться маме.

Она нас ждет, надеется на нас,

Ах, как ее расстроит наш рассказ!

(Царевны уходят. Клара смотрит им вслед).

Клара: Неладное, должно быть, с ними что-то…

Якоб: Да ладно, бросьте! Нам бы их заботы!

Розина: Им, видите ли, танцы тяжелы!

Так взяли бы, почистили котлы.



(Смотрит на свою правую руку).

Небось, от танцев-то рука не пухнет.



Клара: Идем, нас, верно, заждались на кухне.

Все расходятся.
Сцена 2.

Мария: День добрый вам! Я еле вас нашла…

Теофил: Добро пожаловать… Какие же дела

К нам привели сиятельную даму?



Мария: Вы – Теофил де Брай?

Теофил: Ну да, он самый.

А с кем имею честь, коль не секрет?



Мария: Да нет, секрета никакого нет:

Я дочь царя. Зовут меня Мария.



Теофил: Царевна? К нам? Поди сюда, София!

(Входит жена Теофила, София.)

Теофил (царевне): Моя жена. (Софии) Нам оказала честь

Царевна.


София: Не хотите ли присесть?

Мария: Благодарю. Мне нужно торопиться.

У вас учились дочери в столице –

Понравилось ли дочкам обученье?

Теофил: Им-то понравилось, а нам лишь огорченье…

Мария: Неужто пансион был так уж плох?

Теофил: Нет, барышня, помилуй Бог!

Но в пансионе, – роскошь, красота,

А дома-то почти что нищета.

Здесь после пансиона жизнь плоха…



София: У них теперь мечты о женихах

Богатых, да еще чтоб граф иль князь…

С такими мы не знались отродясь.

Теофил: Да откуда бы такой жених,

Когда у наших дочек на двоих

Одно наследство – эта развалюха…

Нам хорошо жилось здесь со старухой…



София: Мы жили бедно, да зато в согласье.

Теперь же все пропало в одночасье.



Теофил: Хоть не богато мы живет с женою,

Но здесь наш дом, уютный и родной,



София: И нам, сказать по совести, обидно,

Что дочкам за него бывает стыдно,

Когда сюда заедут их подружки

Богатые.


Теофил: Они потом в подушки,

Я слышу, плачут, бедные, всю ночь,

Мне жалко их, но чем могу помочь?

София: Тебе я говорила и не раз:

Уж лучше оставались бы при нас.

Зачем дались нам эти пансионы?

Ну не были бы дочки так учены,

Не знали бы балов и развлечений,

Зато не вышло б этих огорчений.

Росли бы мирно возле нас, а там уж,

Глядишь, и вышли б за соседей замуж.



Теофил: Спокойно жить, когда доволен малым.

Богатства захотел – пиши пропало,

Не знать тебе ни счастья, ни покоя.

Мария: Ах, Господи… да что ж это такое…

Вы разве отказаться не могли?



Теофил: Но царь не предлагает, а велит!

Попробуй не послушайся царя!



София: Нам дочки ничего не говорят,

Жалеют нас, ни в чем не упрекая,

Но весела ль, судите, жизнь такая?

Мария: Вы правы. Царь не сделал вам добра.

Прощайте же. Мне дальше в путь пора.


Действие четвертое.

(Елена, Анна, Мария,Агата)
Сцена 1.

Елена: Что делать? Я в отчаянье, сестра.

Как мало оказалось в нас добра!

Лишь о себе мы думаем и помним.

Анна: Да, хоть признаться в этом не легко мне.

Елена: Мы этого в себе не замечали,

Я, Анна, тоже думала в начале,

Что глупая случайность сбила нас…

Анна: Но то же во второй случилось раз,

И стало ясно: это не случайно.



Елена: А мама поглядела так печально,

И, встав, ушла, не проронив ни слова.



Анна: Мы завтра утром за живицей снова

Отправимся в последний раз.



Елена: Но как нам сделать, Анна, чтобы нас

Ничто ни отвлекло от нашей цели,

Чтоб мы в молчанье донести сумели

Траву чудесную до самого дворца?



Анна: Мы в памяти должны держать отца,

Когда, сорвав траву, назад пойдем,

Должны все наши мысли быть о нем,

Мы будем. Взявшись за руки, идти…



Елена: И если мне покажется в пути,

Что я не выдержу и что-нибудь скажу,

Сейчас же на тебя я погляжу

И у тебя прочту я на лице:

Молчи и думай только об отце.

Анна: Что ж, решено. Теперь же спать пора.

Елена: Спокойной ночи и тебе, сестра.

Сцена 2.

(Появляются Мария и Агата фон де Риц.)

Мария: Так расскажи мне, милая Агата,

Как ты живешь?



Агата: Признаться, скучновато…

Мария: Я думала: довольна ты вполне…

Что происходит, объясни ты мне?



Агата: Но как мне объяснить тебе, царевне….

Я счастлива была в своей деревне,

А в этом замке … не проходит дня,

Что мой супруг не упрекнул меня.



Мария: Но чем не угодила ты ему?

Ты, право, не уступишь никому

Ни красотой лица, ни тонким станом…

Агата: Он предпочел бы сундуки с приданым.

Будь у меня вельможная родня –

Он по-другому бы ценил меня.

Ах, как о том я сожалею дне,

Когда женился фон де Риц на мне!

Мария: Зачем же ты на это согласилась?

Агата: Как отказаться? То царева милость!

Откажешься – узнаешь царский гнев…



Мария (напоминает) : О муже ты рассказывала мне…

Агата: Мой муж, высокородный Себастьян,

Бывает весел, только если пьян.

Он с кем угодно дни свои проводит,

А для меня минутки не находит,

То на охоте он, то на пирушке…

Когда жила я в нашей деревушке,

Мне было много веселей…

Мария: Да что ты!

Но ты ведь уставала от работы!



Агата: Да, это правда. Наш крестьянский труд

Нелегок. Встанешь рано поутру,

А дел-то, дел всегда невпроворот:

И дом, и двор, и скот, и огород,

А надо ведь и прясть, и ткать, и шить…

Зато и веселились от души.

А здесь, когда порой приходят гости,

Муж, глядя на меня, дрожит от злости:

Я в обращенье, мол, не так тонка –

Еще бы, дочь простого мужика…

Об этом он твердит мне ежечасно…

Мария: Ты стала из-за батюшки несчастна…

Должно быть, на царя ты очень зла?



Агата: Да нет… Была обида, да прошла.

Но благодарности ему, прости,

В моей душе, конечно, не найти.

Мария: Ну что ж, прощай, рассказ печален твой.

Агата: И ты прощай, царевна. Бог с тобой.
Действие Пятое

(Крестьянка 1, Крестьянка 2, Мария, Пастух, Царь, Царица, Елена, Анна)

Сцена 1

(Появляются две Крестьянки, они вдвоем несут большую корзину)

Крестьянка 1: Эх, хорошо живется господам!

Крестьянка 2: Да уже наверное не так, как нам!

Крестьянка 1: Они, должно быть, спят еще в постели,

А мы с тобой уже устать успели.



Крестьянка 2: Еще б! Задолго до рассвета встань

Да во дворец тащись в такую рань,

Чтоб зелени доставить ко двору…

Крестьянка 1: Давай передохнем, не то помру…

(останавливаются)

Лишь рассвело, а уж жара какая.



Крестьянка 2: Ох, и не говори! Так припекает!

(Появляются царевны)

Крестьянка 1: Пить хочется – нет мочи.. (царевнам)

Эй сестрицы,

Скажите, нет ли где-нибудь водицы

Поблизости!



(Царевны переглядываются и молча указывают в сторону.)

Крестьянка 1: И вправду, вон ручей.

Крестьянка 2: Я постою с корзинкой, ты попей.

(Первая крестьянка отходит чуть в сторону и пьет из ручья.)

Крестьянка 2: А вы живете во дворце, сестрицы?

(Принцессы переглядываются и кивают.)

Крестьянка 1: Так расскажите, что у вас творится, -

Охоча я до всяких новостей.



Крестьянка 2: Да ну, каких тебе еще вестей?

Сестрицы заняты, должно быть, и без нас…



Крестьянка 1: Так я ведь задержу их не на час –

На две минутки, это ведь пустяк!

Уж больно хочется узнать мне, как

Живется здесь, какие платья в моде?

И то вот говорят еще в народе,

Что для того, чтоб не ходить в корсете,

Теперь сидят все дамы на диете…

Крестьянка 2: Зачем сидят?

Крестьянка 1: Затем чтоб похудеть.

Крестьянка 2: Ах, вот на ней и мне бы посидеть…

Диета – это стул или диван?



Крестьянка 1: Мне говорила матушка Бертран,

Что это лавка, узкая притом,

На ней все дамы сесть должны рядком.

Всегда кому-то места не хватает,

Вот дамы-то друг дружку и толкают,

Теснятся, жмутся, давят на бока –

Глядишь, и похудеют так слегка.

Крестьянка 2: Мы думали, что нам с корзинкой тяжко,

А на диете тяжелей бедняжкам…



Крестьянка 1: А как дела у бедного царя?

Крестьянка 2: Я слышала, в народе говорят,
Что состояние его плачевно…

Крестьянка 1: А я вчера слыхала, что царевны

К отцу больному вовсе не заходят –

Все время на балах проводят.

(Царевны переглядываются и крепко берутся за руки…)

Крестьянка 2 (примирительно): Так, может быть, заходят после бала?

Крестьянка 1 (решительно, с осуждением):

Он при смерти, а им печали мало.

Девицам, видно, замуж невтерпеж.

Бездушные они, что с них возьмешь.

Не повезло царю-то с дочерьми.

Крестьянка 2: Ты раньше времени людей-то не клейми –

Кто знает, так ли это. Ведь молва

Порой бывает, к счастью, неправа.

Крестьянка 1: Как неправа? Ведь люди точно знают!

И девушки вот то же подтверждают!



Крестьянка 2: Они не говорили ничего!

Крестьянка 1: Не говорили? Ну и что с того?

Нормальные-то люди не молчат,

Когда при них неправду говорят.

Молчанье – знак согласия, слыхала?

Теперь я все доподлинно узнала.

Вот нынче-то пошли какие детки…

Сегодня же все расскажу соседке!

Крестьянка 2: Ну ладно, ладно, хватит прохлаждаться.

На кухне нас не могут уж дождаться.



(Все расходятся)

Сцена 2

(Появляется Мария. Она идет медленно, затем останавливается.)

Мария: Нет, не могу идти. Устали ноги…

(С другой стороны выходит Пастух)

Пастух: Эй, кто там ходит-бродит без дороги?

Вот это да! Как тут не удивиться?

В столь поздний час, в такой глуши – девица,

Одна, без провожатых… Ну и ну!

Да кто же отпустил тебя одну?

(показывает в сторону)

Войди в мой дом, согрейся у огня.

Конечно, ужин скромный у меня,

Но есть и хлеб, и масло, и творог –



Мария: Голодному любая пища впрок.

Пастух: А после оставайся на ночлег.

Мария: Благодарю, ты – добрый человек!

Я в первый раз так далеко от дома,

И все же мне лицо твое знакомо.

Пастух: А где живешь ты, милая девица?

Мария: Мой дом отсюда далеко, в столице.

Пастух: В столице? Что ж, я долго прожил там,

Но близкий друг меня оклеветал,

Я на себе изведал царский гнев.

Пришлось сюда, в деревню, скрыться мне.

Ведь во дворце всегда одно и то же:

Все те же лицемерные вельможи,

Везде одни интриги, клевета,

Из-за чинов и денег суета…

Покуда государь меня любил,

Со мною всяк приветлив был и мил,

Но стоило лишь мне попасть в опалу,

Ни в ком былой любезности не стало.

Уже не первый год живу я тут…

Постой-ка! Если мне глаза не врут…

Ты дочка царская, Мария?

Мария: Да.

Пастух: Но что же привело тебя сюда?

Мария: Что говорить! Ты не поможешь мне.

Пастух: Не помогу? А почему б и нет?

Ты б душу облегчила в разговоре,

Ведь горе разделенное – полгоря.

Мария: Царь болен. Оттого я и в пути.

Пастух: Но что же ты хотела бы найти,

Притом в глухой деревне, не в столице?



Мария: Того, кто бы о нем смог помолиться.

Пастух: Да разве вы не молитесь о нем?

Мария: Поем молебны и поклоны бьем,

Но это все ему не помогает.

Вот если бы нашлась душа такая,

Что сможет помолиться за царя,

От сердца чистого его благодаря, -

И даст ему отвар травы живицы –

То батюшка тотчас же исцелится.

Пастух (задумчиво): Вот уж лет пять, как царя не видел…

Мария: Да ты ведь тоже на него в обиде…

Пастух: За что мне обижаться на него?

Мария: Но он изгнал тебя, лишил всего…

Пастух: Да, это правда. Надобно признаться,

Что я вначале так жалел богатства,

Что на царя был нестерпимо зол.

Но минул год, за ним другой прошел,

И ожила засохшая душа,

И понял я, что жизнь-то хороша.

Ведь там, в столице, что мог видеть я?

Пиры, балы, беспутные друзья…

Когда б не царь, то в этой круговерти,

Должно быть, я кружился бы до смерти.



Мария: Так ты не вспоминаешь о плохом?

Ведь из вельможи стал ты пастухом?



Пастух: Зато мне всякий Божий день приятен.

В деревне здесь я каждому приятель.

Рад быть один, рад встретиться с людьми –

В душе моей всегда покой и мир.

Закат померк или взошла заря –

Я жизни радуюсь, царя благодаря.

Ведь если бы не он, мой благодетель,

Я б не узнал, как чудно жить на свете.



Мария: Твои слова мне возвращают жизнь!

Пастух: Те не грусти, Мария, спать ложись,

А завтра утром, только прояснится,

С тобою мы отправимся в столицу.
Сцена 3

(на сцене Анна, Елена и Мария)

Анна: Как хорошо, сестра, что в третий раз

Как надо получилось все у нас.

Мария же вернулась с пастухом…

Елена: Тебе не показался он знаком?

Тут во дворце распространился слух,

Что он богач, а вовсе не пастух.

Мария: Он прежде был вельможей, это так.

Теперь же он действительно бедняк.



Анна: А как зовут его?

Мария: Иероним.

Анна: Мы прежде на балах встречались с ним.

Мария: Он приготовил батюшке живицу,

Над нею не забывши помолиться.

У батюшки тогда был сильный жар,

Но только лишь пригубил он отвар,

Как жара не осталось и следа…

Елена: Смотрите: матушка идет сюда!

(Входит Царица, царевны бросаются к ней)

Царица: Благодаренье Богу!

Уже в себя приходит понемногу,



Мария: Наверно, он покуда очень слаб…

Анна: Когда бы можно, я туда пошла б!

Елена: И я пойду!

Царица: Нет, дети, погодите!

Вы к батюшке покуда не ходите.

Он к нам придет, но показалось мне,

Что хочет он побыть наедине

С тем пастухом, что исцелил его.

Анна: Что ж, подождем.

Елена: Да, это ничего!
(Входят Царь и Пастух)

Царь: Ах, дочки милые! Любезная царица!

Как рад я снова видеть ваши лица!



Анна: Ты снова с нами!

Елена: Ты здоров опять!

Царица: (указывая на стул) Ты слаб еще! Пожалуйста, присядь!

Мария: Как побледнел ты от своей болезни!

Царь: Болезнь иная здравия полезней.

А мне недуг мой преподнес урок –

И, дай Господь, чтоб он пошел мне впрок.

Я понял, сколько бед я натворил.

Я раньше людям как благотворил?

Почти насильно, не спросив у них.

И каждое из добрых дел моих

Само собою обращалось в зло

И пользы никому не принесло.

(пастуху) Прошу тебя, мой друг Иероним,

Останься здесь советником моим.

Мне сразу измениться очень сложно,

И я хотел, чтоб ты, коли возможно,

Мне помогал подсказкой и советом.

Пастух: Я знал, что ты заговоришь об этом.

Придется, видно, жить опять в столице.

Что накопил – тем надобно делиться.

И все, что за пастушью жизнь мою

Я понял, - ничего не утаю.

Лишь об одном тебя я попрошу:

Когда увижу я, что здешний шум

И суета мне в душу проникают,

Что снова мне по сердцу жизнь такая –

Я вновь уйду пасти свои стада –

Меня ты не удерживай тогда.

Царь: Хоть обещать мне это тяжело,

Пусть будет так. Что было – то прошло,

Теперь я стану делать все иначе…

Мария: Прислушайтесь! За дверью кто-то плачет…

Анна (выглядывает за дверь, вводит жену рыбака) Войди сюда! Кто ты? Из-за чего

Ты плачешь?



Жена рыбака: Из-за мужа моего.

Он вот уж месяц как сидит без дела.



Елена: Ты голодна?

Жена рыбака: Уже три дня не ела…

Царь: Ах, тунеядец! Негодяй! Лентяй!

Он заслужил хороший нагоняй!

Жена, бедняжка, голодна три дня!

Ну, лодырь, ты получишь у меня!

Трудись усердно – я велю ему,

А нет – так посажу его в тюрьму!

Позвать его сюда сию минуту!

Пастух: Послушай, государь, но почему ты…

Царь: Но, друг Иероним, здесь все понятно!

Пастух: Пожалуй, мне пора идти обратно –

Ты моего не слушаешь совета…



Царь: Ну что еще?

Пастух: Ты, царь, бедняжку эту

Пожалуйста, дослушай до конца.

Гляди: на ней от страха нет лица!

Царь: Ты испугалась?

Жена рыбака: Как тут не бояться!

Кормильца-то в тюрьму упечь грозятся!



Царь: Хорош кормилец! Ты три дня не ела!

Жена рыбака: Так в этом, государь мой, все и дело!

Мой муж трудолюбив…



Царь: Так в чем же горе?

Жена рыбака: Он каждый день на лодке ходит в море…

Царица: Он, верно, неудачливый рыбак?

Жена рыбака: Нет, это, слава Господу, не так.

Я не хвалюсь, но не было такого,

Чтоб мой супруг вернулся без улова.

Его он после продает купцам,

И выручки вполне хватает нам.

Недавно буря на море случилась,

И лодка наша вдребезги разбилась,

Спасибо, что хоть сам остался жив…



Царь: Чем я могу помочь тебе, скажи?

Пастух: Вот так-то лучше. Делай так всегда.

Просящий сам расскажет, в чем нужда.



Жена рыбака: Да лодки новой муж купить не может.

Но если твоя милость нам поможет,

Мы будем вновь жить от его трудов,

Молясь, чтоб ты, владыка, был здоров.



Царь: Держи кошель, в нем сотня золотых.

Так хорошо?



Пастух: А как считаешь ты?

Жена рыбака: О, как же нам тебя благодарить?

Царь: Теперь себя мне не в чем укорить.

А всем, кто нынче слушал сказку эту,

Напомню про червонную монету.

Подумайте-ка, есть она у вас?



А нет – тогда ищите. В добрый час!




Если мужчина дает женщине все, что она просит, значит, она просит слишком мало.
ещё >>