Л. И. Кармазина Казахстан и Россия: пропорциональные правила выборов - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Правила о высшем научно-педагогическом образовании 1 80.77kb.
Программа передач телеканала «Беларусь 1» 1 57.88kb.
Закон республики казахстан о государственных символах Республики... 1 221.75kb.
Закона Республики Казахстан «О выборах в Республике Казахстан» 18 3040.29kb.
Закон Республики Казахстан от 26 декабря 1995 года n 2733 Ведомости... 1 276.73kb.
Краснов В. Н. Система многопартийности в современной России (очерк... 14 3267.31kb.
Правила регистрации, пользования и распределения доменного пространства... 1 143.99kb.
Международный издательский проект 20 3876.07kb.
Закон Республики Казахстан от 20 июля 2000 года №83-ii о первом Президенте... 1 92.93kb.
Закон Республики Казахстан "О почте" Статья Основные понятия, используемые... 1 225.79kb.
Закон Республики Казахстан от 23 июля 1999 года n 453 "Казахстанская... 1 294.79kb.
Выступление вице-премьер-министра кр нур уулу Досбола во время презентации... 1 32.13kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Л. И. Кармазина Казахстан и Россия: пропорциональные правила выборов - страница №1/1


Л.Н. Гумилев атындағы ЕҰУ Хабаршысы № 1 (61) 2008


Л.И. Кармазина

Казахстан и Россия: пропорциональные правила выборов

в парламент
Партийное строительство, формирование партийной системы остаются в фокусе демократических преобразований, идущих в Республике Казахстан и Российской Федерации, а, следовательно, и предметом исследования отечест-венных и зарубежных политологов. Компаративный анализ развития много-партийности в этих странах позволяет увидеть немало общего в становлении института политических партий и приближении его к позициям развитых го-сударств.

В частности, в 2007 году Казахстан и Россия впервые провели выборы в нижние палаты своих парламентов - Мажилис и Государственную Думу - ис-ключительно по пропорциональной системе.

Это нововведение имело место в Казахстане в связи с конституционной реформой 2007 года, определившей очередной этап партстроительства в стра-не, поскольку поправки Конституции изменили статус и усилили роль казах-станских политических партий. В России пропорциональные правила были введены путем корректировки Федерального закона "О выборах депутатов Го-сударственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" в 2005 году.

Предвыборный старт в Казахстане и России помимо единой электораль-ной формулы имел сходство также в части одинакового 7%-ого порога пред-ставительства, отсутствия нижнего порога явки, выбора голосовать против всех, что стало возможным по обновленному в 2005 и 2007 годах российскому закону о выборах, и уже имело место в Казахстане к 2005 году. Кроме того, в обеих странах в результате указанных законодательных изменений партиям запретили объединяться в выборные блоки.

Но выборы в парламенты в 2007 году в Казахстане и России объединяют не только сходство законодательств и, соответственно, условий проведения, но и полученные результаты. В Мажилисе в итоге оказалась одна провластная политическая партия - Народно-демократическая партия "Нур Отан" (далее - "Нур Отан"), набрав 88,41% голосов и заняв все 98 мест. Остальные 6 из 10 официально действующих политических партий республики не смогли пере-шагнуть планку 7%-го барьера представительства. В России с большим пере-весом победила также провластная Всероссийская политическая партия "Еди-ная Россия" (далее - "Единая Россия"), получив в Государственной думе 315 мест из 450 возможных и разделив свое присутствие в федеральном законода-тельном органе с коммунистами, либерал-демократами и депутатами от партии "Справедливая Россия".

Таким образом, введение пропорциональной электоральной формулы дало возможность "партиям власти" - "Нур Отан" и "Единой России" занять абсолютное большинство мест в национальных законодательных органах сво-их стран. Причем обе властные партии вновь обрели конституционное боль-шинство, которое имели в предыдущих созывах нижних палат парламентов, что дает возможность проводить любые решения через Мажилис и Государст-венную думу, без учёта мнения других партий. И это позволяет уже более от-четливо увидеть контуры партийной системы с доминирующей партией, кото-рые формируются одновременно в обеих республиках.

Кроме того, конституционная реформа в Казахстане ввела норму о том, что назначение Премьер-Министра страны Президент осуществляет только после консультаций с фракциями политических партий и с согласия большин-ства депутатов Мажилиса, т.е. политическим партиям предоставлено права формировать правительство. Теперь к казахстанскому партийному сектору применимо понятие "правящая партия", а политические партии отвечают клас-сической роли этого института в странах развитых демократий. Премьер-Министр представляет партию парламентского большинства, и Правительство должно осуществлять программу победившей на выборах партии или коали-ции.

Подобная законодательная норма отсутствует в России. Однако эта неза-вершенность была своеобразно устранена на состоявшемся в апреле 2008 года съезде "Единой России", где были внесены поправки в устав партии, касаю-щиеся высшей руководящей партийной должности председателя партии. Со-гласно поправкам были разведены два поста - председателя партии и предсе-дателя высшего совета партии, которые совмещал Борис Грызлов. При этом было решено, что пост председателя партии может занимать беспартийный. "Но, попав в объятия единороссов и став председателем партии власти, В. Пу-тин неизбежно становится заложником "Единой России", которая теперь будет воплощать в жизнь свою не менее амбициозную "задумку" (наряду с предсе-дательством В. Путина). А именно - формировать партийное правительство во главе с премьер-министром страны В. Путиным. Сегодня практически никто из политологов не сомневается в том, что это положение будет реализовано". Очевидно, что в России так же, как и в Казахстане появляется феномен "пра-вящей партии".

Таким образом, и в Республике Казахстан, и в Российской Федерации по итогам реформирования выборных законодательств в части введения выборов депутатов нижней палаты парламента по пропорциональной системе первые выборы по этой системе с оглушительными результатами выиграли домини-рующие политические партии, оставив в случае России далеко позади своих соперников, и не пропустив оппозицию на властный олимп в казахстанском варианте.

На первый взгляд, это противоречит самой сущности выборов по пар-тийным спискам. Ведь достоинствами пропорциональной избирательной сис-темы считается примерное равное представительство политических сил в представительном органе в зависимости от популярности у избирателей, т.е. она предоставляет политическим партиям большую, нежели в условиях мажо-ритарной системы, возможность иметь своих представителей в высшем зако-нодательном органе страны. Однако здесь следует учитывать институциональ-ный и политический контекст, сложившийся в рассматриваемых государствах на момент введения пропорциональной системы.

Официальное обоснование выборов депутатов Мажилиса Парламента и Государственной Думы Федерального Собрания исключительно по пропор-циональной системе базировалось на необходимости увеличить шансы оппо-зиции и малых партий быть представленными в законодательном органе стра-ны, обеспечить справедливость представительства в условиях многоэтниче-ского и многоконфессионального государства. Кроме того, Казахстан ввел формирование партийного правительства, и стало важным, чтобы в этом про-цессе принимали участие ведущие политические партии. К официальной пози-ции следует также добавить аргумент о том, что смена электоральной форму-лы со смешанной на пропорциональную осложняет проявления авторитаризма, который в настоящее время имеет место в Казахстане и России, что предпола-гает дальнейшее продвижение этих стран к демократии. Именно этими моти-вами объясняется расширяющаяся общемировая тенденция переходов стран на пропорциональную систему выборов.

Действительно, официальная версия как классическая схема практически без сбоев работает в государствах с парламентской формой правления. Однако политии Казахстана и России характеризуются как "суперпрезидентские рес-публики", т.е. с широкими полномочиями президентов. Эта формула вполне применима и к сегодняшнему Казахстану, несмотря на то, что после конститу-ционной реформы 2007 года официально заявлено, что форма правления в стране - президентско-парламентская. Традиции и менталитет казахстанского общества корректируют практику работы парламента в сторону практически безоговорочного одобрения всех решений главы государства. Поэтому и в Рос-сии, и в Казахстане в настоящее время пропорциональная система выборов в парламент работает в условиях сильной президентской власти. Это - во-первых.

Во-вторых, классические эффекты избирательных систем зависят от типа партийной конкуренции, или формата соревнования, иди уровня состязания. В условиях полицентрического формата (мультипартийность) имеет место высо-кий уровень состязательности партий. При этом электоральный результат за-ранее не предопределен. Биполярный (двухпартийность) и особенно моноцен-тричный (доминирующая партия) форматы соревнований существенно иска-жают влияние избирательных систем на итоги выборов. Как отмечают А.В. Лихтенштейн и Н.Б. Яргомская, "моноцентричный формат подразумевает низ-кий уровень состязательности при высокой определенности электорального исхода". Авторы считают, что причина лежит в плоскости психологии, т.к. в условиях монополии одного кандидата, в том числе и в лице партии, избирате-ли предпочитают не тратить свои ресурсы (время, усилия) на изучение воз-можностей других кандидатов. Этот психологический эффект, порождаемый биполярной конкуренцией, достигает своего максимального влияния при мо-ноцентризме. Выше уже отмечалось, что и в Казахстане, и в России идет раз-витие партийной системы с доминирующей партией, а, следовательно, налицо моноцентрический формат соревнования.

Надо отметить, что сочетание сильного президенциализма с пропорцио-нальными правилами не так широко представлено в мировой политической практике, а, следовательно, не может служить безоговорочным подтверждени-ем тех преимуществ, которые имеет пропорциональная электоральная форму-ла.

Более того, введение системы пропорционального избрания депутатов нижней палаты в условиях сильной системы президенциализма таит в себе оп-ределенные опасности, связанные со взаимоотношениями между исполни-тельной и законодательной ветвями власти. Несовпадение партийной принад-лежности президента и парламентского большинства отмечено вероятностью высокой конфликтогенности власти, совпадение же может вполне привести к доминированию исполнительной власти над законодательной. Как отмечают Н.В. Анохина и Е.Ю. Мелешкина, "вторая угроза может сложиться при суще-ствовании правил и практик, способствующих доминированию одной полити-ческой силы", т.е. там, где имеет место моноцентрический формат состязания. Однако, с другой стороны, если эта "угроза" равно как и доминирование одной партии находятся в поле интересов власти, последняя вполне может культиви-ровать эти составляющие с помощью параметров электоральной конкуренции.

Основные параметры избирательных систем - это способ перевода полу-ченных голосов в депутатские мандаты (электоральная формула), количество распределяемых в округе мандатов (величина округа), процент голосов, кото-рый нужно набрать кандидатам, чтобы получить места в парламенте (порог представительства) и структура бюллетеня. При этом "недостатки" электо-ральной формулы в условиях сильной президентской республики власть может усиливать при помощи величины округа и порога представительства.

Учитывая последнее, не исключается, что властные элиты Казахстана и России пошли на изменение типа избирательной системы не только и не столько в целях укрепления многопартийности и справедливого представи-тельства, а с тем, чтобы развить наметившиеся контуры партийной системы с доминирующей партией и укрепить позиции этой партии. В обоснование этого тезиса могут быть выдвинуты следующие аргументы.

По мнению американских исследователей Р. Таагеперы и М. Шугарта, величина округа оказывает наибольшее влияние на пропорциональность: сис-темы с величиной от одного до пяти - "сильные", т.к. оказывают давление на избирателей, создавая стимулы к развитию крупных партий и сокращению фрагментации партийного поля. Пропорциональная система в Казахстане и России применяется в границах единого общенационального округа. В Казах-стане сегодня массовой политической организацией, имеющей свои подразде-ления в самых разных административно-территориальных единицах, включая и самые мелкие, является только "Нур Отан". В России наиболее разветвлен-ную структуру имеет "Единая Россия". Следовательно, использование "силь-ного" округа, несомненно, будет благодатно для этих провластных партий.

Единый общенациональный округ - крупный округ, величина которого делает невозможным применение системы открытых партийных списков, ко-гда избиратель может проголосовать не только за список политической пар-тии, но и за конкретных кандидатов из разных списков, что, безусловно, по-вышает шансы партий на получение голосов. Следовательно, логичное приме-нение в этом случае закрытых списков, что имеет место в Казахстане и России, также способствует усилению позиций доминирующих партий.

Успех "партии власти" также повышается за счет проигрыша других партий, не преодолевших заградительный барьер. Логично, что высота этого барьера, если она не оказывается пороговой для самой доминирующей партии, будет хорошей сдержкой возрастания плюралистичности парламента. В Казах-стане и России, как уже отмечалось, порог представительства - 7%. Но, как следует из результатов выборов, даже 5% не составили бы "Нур Отан" и "Единой России" конкуренции в действующих составах казахстанского и рос-сийского парламентов.

Помимо указанных параметров избирательных систем - величины окру-га и порога представительства - в Казахстане и России используются дополни-тельные возможности электоральной конкуренции для укрепления позиций властной партии. В частности, введение нормы о возможном формировании коалиционного правительства победившими политическими партиями делает опасным для доминирующей партии коалиционирование ее противников на выборах. В этом случае, несмотря на пропорциональную систему, возможно-сти которой существенно ограничивают желание партий вступать в предвы-борные блоки, т.к. их "самостоятельное выступление на выборах не наносит им никакого урона", партии не видят другой возможности противостоять до-минированию, как объединяться в альянсы. С учетом этого и была упразднена норма выборных законодательств о праве политических партий формировать избирательные коалиции.

Все эти "невидимые" и "неоглашаемые" возможности пропорциональ-ной системы в совокупности, конечно, с харизмой Н.А. Назарбаева, возглав-ляющего "Нур Отан", и с харизмой В.В. Путина, возглавляющего теперь уже и "Единую Россию", относительной слабостью казахстанских и российских оп-позиционных партий, а также использованием административного ресурса и привели к абсолютной представленности в Мажилисе Парламента Казахстана и Государственной Думе Федерального собрания России провластных партий, а в казахстанском случае и к полному поражению оппозиции. Думается, что в условиях таких же характеристик "Нур Отану" и "Единой России" "обеспече-на" сверхпредставленность в национальных законодательных органах и в сле-дующем электоральном цикле.

Таким образом, дихотомия сочетания сильного президенциализма с раз-личными вариациями пропорциональной системы выборов, выражающаяся в том, что это сочетание ведет либо к неразрешимым противостояниям ветвей власти, либо - к концентрации власти в руках одного политического актора, в казахстанском и российском случаях представлена вторым вариантом. Иными словами, введение пропорционального представительства в нижних палатах парламентов государств может рассматриваться как способ снижения издер-жек для формирования партийной системы с доминирующей партией, а, в ко-нечном итоге, - в целях укрепления центральной власти.

Сложившийся казахстанский и российский институциональный дизайн с сильным президенциализмом, благоприятствующий моноцентрической пар-тийной конкуренции, подтверждает тезис о том, что введение пропорциональ-ных правил выборов не является автоматически гарантией для широкой пред-ставленности интересов граждан в высшем законодательном органе страны.

Список литературы

1. Конституционный закон "О выборах в Республике Казахстан" // http://election.kz/portal/page?_pageid=73,48269&_dad=portal&_schema=PORTAL2. Федеральный закон "О выборах депутатов Государственной Думы Феде-рального Собрания Российской Федерации" // http://www.cikrf.ru/law/2/zakon_51.jsp

2. Морякова Т. Путин возглавит "Единую Россию" // http://www.utro.ru/articles/2008/04/15/730941.shtml

3. Дюверже М. Политические партии / Пер. с франц. Изд. 3-е. - М.: Акаде-мический проект; Королев; Парадигма. - 2005.

4. Анохина Н.В., Мелешкина Е.Ю. Пропорциональная избирательная сис-тема и опасности президенциализма: российский случай // Полис. - 2007. - № 5. - С. 8.

5. Лихтенштейн А.В., Яргомская Н.Б. Эквилибрум Дюверже в условиях ог-раниченной конкуренции: Думские выборы 2003 г. - Полис. - 2005 - № 1. С. 135-



6. См.: Taagepera R., Shugart M. Seats and Votes: The Effects and Determinants of Electoral Systems. - New Haven; London, 1989; Lijphart A. Electoral Systems and Party Systems. A Study of Twenty-seven Democracies 1945-1990. - Oxford, 1994.

Поступила в редакцию 9.02.2008.




Достигнув цели, замечаешь, что ты — средство. Геннадий Малкин
ещё >>