Ксения Марштупа-Зайцева - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
2 марта 2013 года в гцкз «Россия» в Лужниках состоялось праздничное... 1 33.53kb.
Страна: Россия Режиссер: Сергей Дебижев Жанр 1 18.24kb.
Пост-релиз Миссия Вячеслава Зайцева: сотворение красоты и гармонизация... 1 35.25kb.
В. Темнов «Веселая кадриль» Исп. Мария Свиридова Преп. Михуткина... 1 35.83kb.
Юрий Трифонов. Обмен 6 928.59kb.
Зайцева Наталья Ивановна 1 115.6kb.
Барановская Т. А., Васильева И. Б., Зайцева В. С., Захарова Л. 7 722.42kb.
Уроков истории в 9 классе Учитель Зайцева Е. В 1 229.22kb.
25 июня 2013 года XVI выпуск «Лаборатории Моды Вячеслава Зайцева»... 1 36.91kb.
Фразеологические единицы как элемент идиостиля б. Зайцева 2 406.97kb.
Анжелика Анатольевна Резник Ксения Евгеньевна Меньшикова Сила женской... 7 1500.64kb.
Согласование вопросов по вто с Россией пробуксовывает. Правительства... 1 16.8kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Ксения Марштупа-Зайцева - страница №1/1

Ксения Марштупа-Зайцева .

Сука.
С кладбища вернулись скоро. Все лица были измучены горем от знойной погоды. Каждый, по очереди, умылся и вошел в дом. В большой комнате стоял длинный стол, покрытый двумя скатертями: белой и нежно-розовой. На столе стояло несколько бутылок водки и скромная закуска. Кроме этого, в центре, - глиняный кувшин с шестью красными гвоздиками. Одна из них была чуть короче остальных, поэтому, казалось, что хозяйка просчиталась и поставила только пять цветков. Пришедшие тихо расселись на двух длинных скамьях, стоявших вдоль стола. Лариска, как хозяйка всего этого убранства, села во главе.

Поминальная минута длилась недолго. Вдруг заплакала Варька, мамаша поторопилась увести ребенка из комнаты во двор, но девочка упиралась, вцепившись в подол мамашиной юбки. Поднялась суматоха. Кто-то грозно гаркнул на девочку. Бабы, воспользовавшись случаем, сели потеснее и начали обсуждать последние события. Мужики тихо уединились в темном отдаленном углу, прихватив с собой бутылку водки и пару огурцов. Лариска тихо положила себе на тарелку куриное бедро и, забывшись, довольно чавкала вкусной едой. Вчера она целый день готовила эти блюда и пообещала себе, что сегодня уж все попробует.



Вдруг общую суматоху заглушил отчаянный собачий вой. Все обернулись на Кирку. Собака смирно сидела у кровати покойного хозяина, положив грязную морду на подушку.

  • А ведь я говорил, что ее нельзя в дом пускать. Всех гостей перепугает. Да и еду может со стола стащить, - тихо сказал Володя Лариске, подойдя к ней сзади и положив руку на ее плечо.

  • Да, ты прав. Зря пожалела, зря пустила. Кайре место только на улице.

Кирку выпихнули за порог, даже не привязав к будке. Собака оглядела старый двор, спустилась с крыльца и легла под старой телегой, служившей только как украшение двора. Ее ноздри раздували землю, и от этого ее нос вскоре покрылся толстым слоем пыли. Затекший глаз внимательно следил за наглой вороной, воровавшей какие-то бумажки из мусорной кучи.

  • Ну и псина… А когда смотрит она тебе прямо в глаза, кажется, вот–вот набросится и сожрет заживо…

  • …И что самое интересное: сколько помню ее, совсем щенком, столько и звука от нее не слыхивала. А сегодня, глянь, что выдала. Еще сам Антон Кириллыч говорил, царствие ему небесное, она, говорил, у меня немая. Но зато может рассказать больше, чем, если бы все ваши языки связаны были…

  • Да, этот был остер на язык. Мог так словом отпор дать, что и в драку-то лезть не захочешь.

  • Ну, сама посуди. Когда ж ему драться-то время было? Ведь все дни проводил в лесу, иногда – даже ночи. И эта сучка старая везде с ним. К Антону Кириллычу никого не подпускала. Бывает, поздороваешься с ним, махнешь рукой, а она уже зубы скалит. Жена-то его первая, Маруська, тоже злилась, когда ему другие бабы улыбались. Да и он, тоже не любил страшно с народом-то общаться. Вот и умер в сорок восемь лет.

  • Сам виноват, одиночество его заело. Он бы, может, и стал общительней, добрей, если бы Кайра вместе с Маруськой в болоте повязла, ведь Лариска с ним двенадцать лет маялась. Так нет же, спаслась, собака такая. Только еще злее стала. Даже мой Полкан замирает, когда она мимо проходит. А ведь больше ее в два раза!

  • Ну, и о чем же вы здесь, девочки, болтаете? – прервал бабьи разговоры Ларискин голос.

  • Да вот, все Кайру твою вспоминаем. Старая уже собака, ни на что не годная. Зря ты ее держишь, только еду прожирает.

  • Да, но с ней я потом разберусь. Пусть хоть сорок дней пройдет, а то и рука не поднимется.

  • А ты ее в лечебницу, там живо разберутся.

  • Да не могу я. Какую-то власть она надо мной имеет. Понимаете? Вот вы ведь ее больше знаете, дольше жили с ней. Ей уже седьмой год шел, когда я к Антону Кириллычу переехала. Я к ней и так, и эдак. А она вытаращит на меня свой единственный глаз, зубы скалит. Как-то даже цапнула меня за ляжку. Ну, пожаловалась я Антон Кириллычу, мол, ни за что цапнула. А он посмотрел на меня таким же взглядом, как у нее, и сказал: «Кирка добрая, а добро на добро не кинется». Сказал и ушел с ней вместе в лес. Да три дня их не было.

  • Вот тебе и собака! Не, у нас проще. Ты ее кормишь – она дом сторожит, ты ей ночлег даешь – она охотится хорошо. Да и любим очень мы друг друга, особенно, когда обе сытые.

  • А эта ничего не ест, если я ей дам. И спит только там, в своей конуре. Бывало, поссорюсь с Антоном Кириллычем, так он выбегает из дома, дверью хлопает. Отстегивает Кайру с поводка и уже с ней в конюшню ночевать идет…

Долго еще Лариска рассказывала бабам об этой старой, уставшей от мира, собаке. Пошел крупный дождь. В доме позакрывали все окна. Только одна Кирка так и осталась лежать под телегой, на которой очень давно она со своими хозяевами, Антоном Кириллычем и Марусей, выезжала в город. Капли воды смыли с ее носа пылинки земли и понесли их маленьким ручейком к дому. Кирка так и осталась лежать неподвижная.

На утро Лариска собрала объеденные гостями кости в алюминиевую тарелку и вынесла во двор. Позвала Кирку, но она не шла. Лариска поставила тарелку на землю и оглядела внимательно весь двор. Вдруг заметила под старой телегой тело собаки. Подошла. Кирка даже не подняла головы.



  • Что, Кайра, подыхаешь. Давно пора, я ежу двенадцатый год с тобой мучаюсь. Нормальные собаки так долго не живут.

Лариска развернулась и пошла прочь. Тарелка с костями так и осталась лежать у крыльца в пяти метрах от Кирки. Собака в последний раз собралась с силами, поднялась, но не пошла к еде. Кирка усталой, хромающей походкой вышла за пределы двора и неуклюже побежала по проселочной дороге к старому кладбищу….

В деревне вздохнули спокойнее, узнав о пропаже Кирки. Деревенские мальчишки еще не раз пытались найти таинственную старую собаку, но так и не достигали этой цели. Никто больше никогда не видел грозной, немой Кирки. Даже Лариска начала потихоньку забывать ее, эту псину, которая вечно мешала ей наслаждаться семейной жизнью. Со временем она даже позабыла, каким глазом Кирка смотрела на мир.



Еще через некоторое время стал забываться и Антон Кириллыч. Старые фотографии Лариска спрятала в самый дальний ящик комода. Охотничье ружье продала Володьке за небольшой настенный ковер. Но повесить его у себя дома она так и не успела. После сорока дней Лариска сама переехала к Володьке. Теперь ружье красуется на коврике над их двуспальной кроватью. Все позабыли и Кирку, и Антон Кириллыча, и Маруську, которые теперь вместе, как в старые времена, спокойно отдыхают, словно после очередной охоты на дикого зверя. И только один Полкан по вечерам сквозь небольшое отверстие в высоком заборе тоскливо и беспокойно смотрел в сторону старого кладбища.

Зима 2002г.




Футбольный матч: поединок свистка судьи со свистом трибун. Славомир Врублевский
ещё >>