Контрольная работа Проверил: Доктор исторических наук, доцент кафедры славянских народов петровская о. П. Брест 2008 - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Контрольная работа Карпенко Е. В., канд социол наук, доцент кафедры 3 576.22kb.
Есина Зоя Николаевна доцент кафедры математики Кемтипп, кандидат... 1 88.89kb.
К вопросу о роли и месте администрации президента 1 153.57kb.
«Новая и новейшая история».–2011.–№1.–С. 115-120. XXI международный... 1 123.52kb.
Э. Н. Камышев Доктор философских наук, доцент кафедры социологии тпу 4 1220.08kb.
Д. В. Пикалов кандидат исторических наук, доцент, доцент кафедры... 2 430.27kb.
Актуальные вопросы психологии, социологии и социальных технологий... 10 1757.97kb.
В. И. Уколова, доктор исторических наук; А. В. Ревякин, доктор исторических... 1 260.99kb.
Всеобщая история 1 16.55kb.
Лабораторная работа №3 студентка гр. Ас27 Позняк О. В. Проверил:... 1 16.86kb.
Программа дисциплины этнология 2 513.24kb.
Крупнейшие замковые руины в Богемии расположены на холме в 130 км... 1 16.2kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Контрольная работа Проверил: Доктор исторических наук, доцент кафедры славянских - страница №1/1

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Учреждение образования

«Брестский государственный университет им. А.С. Пушкина»

Исторический факультет

Кафедра истории славянских народов

ЯН ГУС И НАЧАЛО РЕФОРМАЦИИ В ЧЕХИИ (ДО ГУСИТСКИХ ВОЙН)

Контрольная работа

Проверил:

Доктор исторических наук,

доцент кафедры славянских народов

ПЕТРОВСКАЯ О.П.

Брест 2008




СОДЕРЖАНИЕ

Введение……………………………………………………………………………………………….3



  1. Источники по истории гусизма………………………………………………………………4

  2. Предпосылки гуситского движения…………………………………………………………7

  3. Ян Гус и начало гуситского движения………………………………………………………9

  4. Значение гуситского движения для Чехии………………………………………………….14

Заключение……………………………………………………………………………………15

Список литературы…………………………………………………………………………..16



ВВЕДЕНИЕ

Приступая к изучению данной темы нужно отметить ее особенности. История гуситского движения никогда не перестанет привлекать внимание исследователей, поскольку оно было одним из тех великих общественных конфликтов, через разрешение которых проходил путь прогрессивного развития человеческого общества. По мнению многих историков прошлого и настоящего гуситское движение было первой социальной революцией в истории Европы.

По сути, гуситские войны положили начало кризису католицизма и стали первоосновой для будущей Реформации.

Реформация, как известно, заложила основы будущей западноевропейской цивилизации. Это приводит нас к выводу, что именно события в Чехии стали одной из причин становления Запада.

Исходя из рассматриваемой проблемы, целью работы является освещение положения Чехии в эпоху гуситского движения, социально-экономический анализ этого положения, выяснение причин и истоков гуситского движения и значения гусизма для Чехии.

Что же касается историографического обзора, то здесь необходимо заметить, что в целом этот период изучен довольно хорошо. Основными источниками являются монографии, в которых рассматривается история гуситского движения, а также многочисленные комплексные исследования по истории Чехии.

К наиболее ранним источникам можно отнести «Историю Чехии» 1947 года, а также «Историю Чехословакии» в 2 томах 1956 года.

Позже выходят монографии Г.М.Лившиц о Реформации в Чехии и Германии(1978) и Л.П.Лаптевой о письменных источниках по истории Чехии(1985), которые хотя и не посвящены данному вопросу, но имеют важные данные для его исследования.

В 1988 году выходит исследование коллектива авторов «Краткая история Чехословакии», которое имеет разделы посвященные данному вопросу.


1. ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ГУСИЗМА

Гуситская эпоха породила массу исторических сочинений разных жанров: хроники, анналы, дневники, реляции, памятки, исторические песни, предшественники исторических календарей. Которые в дальнейшем и послужили источниками по изучению истории гусизма.

Отличительной чертой исторических сочинений гуситского перио­да была их актуальность.

Авторы сочинений, возникших в гуситский период, описывали события своего времени, причем оценки этих событий отражали полити­ческие симпатии авторов. До нас дошли работы как прогуситские, так и антигуситской направленности.

Далее мы рассмотрим основные исторические произведения гуситского времени.

Прежде всего следует назвать Петра из Младонёвиц, автора «До­несения о магистре Яне Гусе в Констанце». Когда Ян Гус, магистр Пражского универ­ситета, обвиненный в ереси, был вызван в 1414 г. на Констанцкий собор, то в составе сопровождавших Гуса лиц находился Петр, которому уни­верситет поручил записывать все, что произойдет на соборе, и регулярно извещать об этом названное учебное заведение. Петр был посредником в связях Гуса с чехами во время заключения реформатора в констанцкой темнице, читал на заседании собора протест чешской шляхты по поводу преследования Гуса, был, вероятно, также и авто­ром-составителем текста этой интерполяции. Петр присутствовал при осуждении и казни Гуса. В период пребывания на соборе Петр собирал сведения и документы о ходе процесса над Гусом, переписывал письма и другие свидетельства и составил обширное «Донесение о магистре Гусе» на латинском языке.

««Донесение» представляет собой как бы сборник документов, соединен­ных между собой авторским текстом и комментариями. Оно состоит из пяти частей. Первая говорит о предыстории пребывания Гуса в Констан­це, вторая - о заключении Гуса в тюрьму, третья - о двух первых допро­сах, четвертая - еще об одном допросе, пятая описывает конец Гуса. Именно эта последняя часть была переведена самим Петром на чешский язык, существовала как самостоятельное произведение, стала версией «Жития Гуса» и ежегодно читалась в гуситской церкви в день смерти ре­форматора. «Донесение» в 1992 г. опубликовано в переводе на русский язык с комментариями.» [ 2с.69]

В XV в. появилась беллетристическая обработка сведений Петра из Младонёвиц под названием «Рассказ о смерти Яна Гуса», а в XVI в. -старейшая биография Гуса, написанная гуситским проповедником Иржи Геремитой, о котором известно, что он был приходским священником в г. Стржибро и умер в 1521 г. Его сочинение - совершенно иного типа, чем «Донесение» Петра. Если Петр главное внимание обращал на факты, то Геремита оснащает свое сочинение цитатами из Библии, вводит в него легенды. Но основным источником Геремите послужили все те же запис­ки Петра.

Главным сочинением о гуситском движении, вышедшим из-под пера его современников, является «Гуситская Хроника» Лаврентия (Вавржинца) из Бржезовой. «Гуситская Хроника» - так она стала называться со времени ее издания Я. Голлом в 1877 г. В ней Лаврентий описал первые годы гусит­ского движения в Чехии. Хроника начинается 1414 г., автор описывает события Констанцского собора и отклик на них в Чехии, смерть короля Вацлава IV и дальнейшие события в Чехии до битвы на горе Витков, да­лее излагает программу пражан и 4 пражских статьи, подробно описывает возникновение лагеря таборитов и 12 таборитских статей, программу и учение таборитов и те последствия, к которым они вели. Изложение до­водится до 1421 г. и внезапно обрывается на середине фразы. Вероятно, окончание хроники утрачено уже в оригинале рукописи.

Точную дату возникновения хроники определить трудно, но можно полагать, что автор составлял ее вскоре после тех событий, которые опи­сывает. «Лаврентий описывает события с точки зрения образованного и зажиточного бюрге­ра, которому не по душе таборитский радикализм, как и позиция праж­ской бедноты. Но он не может встать и на позиции правых сил. Лаврен­тий - убежденный последователь Гуса, чех-патриот и противник Сигизмунда. Он представитель гуситского центра, глашатай его линии. Отсюда осуждение им учения и действий таборитов, их жестокостей, разрушения ими костелов и монастырей, утверждения о вреде, нанесенном королевст­ву таборитами. Но все же Лаврентий повествует о радикальном крыле гуситского движения без аффектации, признает военное дарование Жижки и способности некоторых таборитских священников. Вся хроника про­никнута национальным патриотизмом автора, который, в частности, называет немцев не только чехофобами, но и жестокими преследователями истины.» [ 2с.71]

«Гуситская хроника» как исторический источник обладает высокой степенью достоверности. В ней нет существенных фактических ошибок. Это ценнейший источник о начальном периоде гуситского движения. По литературным достоинствам «Хроника» принадлежит к числу лучших средневековых произведений своего жанра. В связи со всем сказанным она получила широкое распространение и часто использовалась другими авторами.

Таборитское летописание сохранилось в виде «Хроники споров таборитских священников», составленной Микулашем Бискупцем из Пелгржимова. Автор - знаменитый общественный деятель, судьба кото­рого тесно связана с наиболее революционным крылом гуситов - таборитами. «Хроника споров таборитских священников» состоит из трех частей и освещает пери­од 1419-1444 гг. Создавалась «Хроника» постепенно, и название не вполне отвечает содержанию. Это религиозный трактат с множеством приложений, в которых фигурируют тексты важнейших источников, вы­ражающие позиции спорящих сторон. Защищая Табор, Микулаш приво­дит, однако, также документы и материалы противников таборитизма. В целом это как бы сборник трактатов и документов, касающихся споров о вероучении и соединенных между собой лишь тонкой нитью историче­ского повествования. «Хроника» Микулаша Бискупца - важный истори­ческий источник, свидетельствующий о развитии таборитской идеологии. Оригинальный латинский текст издан в 1865 г. в Вене; на чешском языке опубликованы лишь фрагменты (1981 г.)

Представляет интерес еще одно летописное произведение - «Пре­красная хроника о Яне Жижке, дружиннике короля Вацлава IV». Автор ее неизвестен. Хроника написана на чешском языке, вероятно в конце 60-х гг. XV в., и прославляет память знаменитого гуситского полководца. Неизвестный автор - убежденный гусит умеренного толка, был, вероятно, младшим современником Жижки и писал о нем по рассказам других лиц. Жижка обрисован апологетически, ему приписаны победы даже в тех сражениях, к которым он не имел отношения. Степень достоверности хроники вообще не очень высока, в ней много фактических ошибок, так что это скорее беллетристическое произведение, чем исторический доку­мент; но сам факт существования хроники свидетельствует о том великом уважении, которым пользовался Жижка у народных масс. Хроника пере­ведена на русский язык.

«Весьма своеобразным историческим сочинением, повествующим о гуситском периоде, является т.н. «Хроника Пражского университета». Она сохранилась в одном манускрипте в Австрийской Национальной библиотеке (Вена). По мнению большинства исследователей, эту руко­пись можно датировать началом XVI в. Автор хроники неизвестен; есть предположения, что она не может быть результатом литературной дея­тельности одного лица. Состоит она из трех частей, причем в первой го­ворится о деятельности Пражского университета с 1348 по 1413 г. Это наиболее ценная часть сочинения, она составлена после 1419 г. Вторая часть охватывает события с 1414 по 1421 гг. и представляет собой компи­ляцию из различных анналистических сочинений, хроник и других мате­риалов. Время возникновения компиляции определить трудно. Третья часть представляет собой изложение содержания хроники Лаврентия из Бржезовой. В целом, несмотря на компилятивность, «Хроника Пражского университета» имеет определенную ценность как исторический источник. В первой ее части отразились сведения из документов, ныне утраченных. Кроме того, ни одна из гуситских хроник не «оглядывалась» так далеко назад - все они писали лишь о своем времени. А главное своеобразие ис­точника в том, что автор его первой части придавал наибольшее значение в возникновении гусизма событиям в Пражском университете, тогда как другие хронисты усматривали причину этого феномена в «плохом» прав­лении Вацлава IV или в буйном характере чешской шляхты.» [ 2 с.74]

Из числа хроник, освещающих историю гуситского движения и на­писанных за рубежами Чехии, выдающееся значение имеет «История Богемии» Энея Сильвия Пикколомини (1403-1464). «История Богемии» написана эле­гантной латынью, великолепным слогом. Если обычные хронисты огра­ничивались простодушным переложением событий, то Сильвий критиче­ски осмыслил имевшиеся в его распоряжении исторические документы и выразил скептическое отношение к легендарной части традиционных чешских хроник. Но все же сочинение составлено как бы наспех, без строгой классификации различных сведений по их надежности, и потому содержит ряд неточностей и даже грубых ошибок. Искажения возникли еще и по той причине, что автор хотел представить читателям материал для занимательного чтения и с этой целью концентрировал изложение вокруг наиболее знаменитых личностей, а также особенно драматических моментов чешской истории. Гораздо больше внимания автор уделяет конфликтам политического характера, нежели религиозным распрям. О Таборе, например, он сообщает много интересного, но ни словом не упо­минает об учении таборитов. Кардинал римской церкви, Эней Сильвий оценивает гуситское движение как великое заблуждение, как ересь и су­масшествие, как проклятие Божье.

Независимо от тенденции и субъективных намерений Сильвия его сочинение свидетельствует о великой исторической роли чешского наро­да в Европе первой половины XV в. Из сочинения Сильвия в ряде стран впервые узнали о героизме, военном могуществе и великих победах «чешских еретиков» над «правоверными католиками». Поэтому «История Богемии» была очень популярна, и через полстолетия после ее первого издания в 1475 г. стала опорой реформации в немецкой среде. В протес­тантских кругах она была книгой распространенной. Экземпляр издания 1475 г. (на латинском языке) имеется в Российской Национальной биб­лиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина в С.-Петербурге, а издание чеш­ского перевода 1585 г. - в петербургской же Библиотеке Академии наук.

XV век чешской истории ознамено­вался бурными событиями: реформацией, гуситской революцией, побе­дой правого крыла гуситов и борьбой чехов за укрепление их независи­мости от католической церкви. Все это повлияло на характер чешской культуры, изменило мышление людей, способствовало развитию грамот­ности, самосознания и национальной гордости у широких слоев чешского народа, что не могло не отразиться на летописании. Народные массы, переживавшие бурные события, понимали их историче­скую важность и чувствовали потребность передать потомкам свои впе­чатления и суждения. Таким образом, мы видим перед собой источники, исто­рическая ценность которых, заключается не только в совокупности све­дений о событиях XV в., но и в самом факте фиксации этих событий представителями среднего слоя общества.

2. ПРЕДПОСЫЛКИ ГУСИТСКОГО ДВИЖЕНИЯ

Элементы застоя, намечавшиеся в Чехии начиная с 60-х годов XIV в., были отражением кризисных явлений, охвативших всю Европу. Экономический упадок в странах Западной и Южной Европы затянулся из-за эпидемий и длительного конфликта Англии с Францией. Рост производительных сил и распространение товарно-де­нежных отношений приводили к распаду феодальных форм хозяйства и обострению социальных противоречий в чешском обществе. Все более тяжелым становилось положение чешско­го крестьянства. Значительно усилилась его эксплуатация со стороны феодалов. Одновременно все более заметным стано­вился процесс имущественной дифференциации в среде крестьянства.

Обострение внутриклассовых и междуклассовых противоречий в чешском обществе вызвало в нем недовольство существующими порядками и их критику. Протест, естественно, облекался в религиозную форму, иные формы были просто исключены. Существующее положение сравнивалось с "божественными установлениями". Обнаруженные несоответствия служили оправданием недовольства. Церковь была не только могущественна, но и безнравственна.

Во второй половине XIV в. владения католической церкви в Чехии были очень велики .В ее руках находилась примерно одна треть земельного фонда страны. В распоряжении одного только пражского архиепископа было девятьсот селений, че­тырнадцать городов и пять замков. Церковные магнаты обра­щались со своими крепостными крестьянами более жестоко, чем светские феодалы. В дополнение к обычной барщине они взимали с них различные поборы. Одним из самых тяжелых налогов была десятина, собираемая с крепостных в пользу духовенства. Занимаясь ростовщическими операциями, слу­жители церкви превращали бюргеров и ремесленников в сво­их должников и получали с них большие проценты.

«Высшее духовенство состояло преимущественно из немцев. Засилие немецкого католического духовенства и немецкого патрициата вызывало глубокое недовольство чешского насе­ления страны; Бюргерство требовало прежде всего создания дешевой церкви, т. е. устранения монахов, прелатов, римской курии, иначе говоря, всего того, что дорого стоит. Городской плебс и крестьянство поддерживали бюргерскую оппозицию, усматривая в ее требованиях призыв к борьбе против своих угнетателей. Нападки на католическую церковь встречали одобрение со стороны чешских панов и разорившихся рыца­рей. Дело в том, что эти нападки связывались с требованием секуляризации церковных земель. Паны и рыцари надеялись увеличить свои имения за счет конфискованных владений.» [ 5, с.62]

После окончания авиньонского пленения пап в 1373 г. начался церковный раскол, продолжавшийся 40 лет и раскрывший всему миру глаза на сущность католической церкви. В адрес духовенства стала высказываться все более смелая критика.

В Чехии первым таким критиком стал Конрад Вальдгаузер (ум. в 1369 г.), немец, монах бенедиктинского монастыря, представитель ордена августинцев. Он сначала высту­пал с проповедями в Австрии, но в 60-х годах XIV в. развер­нул свою деятельность в Чехии. Являясь австрийцем, Вальд­гаузер проповедовал только среди немцев в Праге. Вследствие большого стечения народа он часто произносил свои пропо­веди на городской площади. Вальдгаузер оставался верным официальной церковной догматике. Однако он обличал зло­употребления, корыстолюбие и стяжательство высшего духо­венства, проповедовал против монашества, осуждал деятель­ность доминиканцев и францисканцев. Подвергая критике нищенствующих монахов, Вальдгаузер" говорил: «Если бы основатели ордена могли посмотреть на свое творение, они бы пришли в ужас. Но им бы не дали высказать своего негодо­вания,— развратные, себялюбивые, тщеславные монахи поби­ли бы их каменьями». [ 5, с.63]

Последующие критики пошли дальше. Ян Милич из Кромержижа   ( 1320-1374), чех, проповедовавший - в отличие от Вальдгаузера - на чешском языке. Он в течение некоторого времени был придворным Карла I. Решив начать публичные выступления против дея­тельности католической церкви Милич отказался от службы при дворе и роздал свое имущество беднякам. В отличие от Вальдгаузера он произносил свои проповеди не на немецком, а на чешском языке. Милич обличал паразитизм католическо­го духовенства, его роскошь, алчность, стяжательство и раз­врат. Он отстаивал идею секуляризации церковного имущества, проявлял критический подход к библейским книгам. В его понимании разбойниками являются те светские и духовные правители, которые в своих действиях не считаются с инте­ресами народа. Милич осмелился назвать «великим антихрис­том» самого императора Карла IV. Светские и духовные вла­сти обвинили Милича в ереси и подвергли гонениям.

Младшим современником и учеником Милича был Матвей из Янова (1350—1393), магистр Пражского университета. В октябре 1381 г. он стал каноником Пражской соборной церкви. В своем главном произведении «Правила Старого и Нового завета» Матвей критиковал организацию католиче­ской церкви, доказывал ее несоответствие «священному пи­санию» и принципам раннего христианства. По мнению Мат­вея, главной причиной социальных конфликтов является со­средоточение имущества в руках церкви и обложение насе­ления страны непосильными податями и поборами.

Популярным чешским мыслителем конца XIV в. был Томаш Штитный, выходец из мелких дворян. Он окончил Пражский университет, с которым затем был тесно связан всю жизнь. Штитный перевел на чешский язык сочинения многих мыслителей Западной Европы, по-чешски он писал и собствен­ные произведения. Все это способствовало формированию на­ционального чешского языка. Сочинения Штитного проникну­ты патриотическими и гуманистическими идеями. Мыслитель отмечает наличие многих социальных противоречий в совре­менном ему обществе, подвергает критике католическую цер­ковь, обличает пороки духовенства.

Так зрела в Чехии реформационная мысль. Одной из предпосылок гуситского движения было также учение английского реформатора Джона Виклефа, чьи сочинения нашли большой отклик среди интеллигенции, так как подтверждали справедливость критиков церкви. На рубеже XIV и XV вв. антицерковная оппозиция делает резкий скачок вперед, что в немалой мере связано со вступлением в общественную жизнь магистра Пражского университета Яна Гуса.

3. ЯН ГУС И НАЧАЛО ГУСИТСКОГО ДВИЖЕНИЯ

В начале XV в. во главе оппозиционного движения, на­правленного против католической церкви, становится Ян Гус. Гус родился в 1371 г. в семье бедных крестьян в Южной Чехии, он проявил большую силу воли в преодолении тех трудностей, которые лежали на пути бедного человека. Благодаря выдающимся способностям и трудолюбию удалось поступить в Пражский университет. В 1396 г. он стал магистром свободных искусств и доктором философии, что давало ему право преподавать в университете. С самого начала деятельности в университете Гус выступал с обличением этической жизни духовенства, с призывом к реформе церкви. Будучи проповедником в Вифлеемской часовне, Гус не оставил университетской деятельности. В 1401 г. он был избран деканом одного из факультетов, а в 1409 г. ректором Пражского университета. С университетской кафедры он резко выступал против церковного богатства, за подчинение церкви светской вла-призывал лишить церковь собственности, чтобы содействовать исправлению. «Эта критика импонировала шляхте, мечтающей захватить церковные земли, и даже королю Вацлаву IV. Проповеди Гуса отвечали и требованиям бюргерства, стремивше-к «дешевой церкви». В конфликте с немецкими магистрами университета, выступавшими против реформационпых идей король стал на его сторону и в 1409 г. подписал Кутногорский декрет, превративший Пражский университет в чешское образовательное заведение. Немецкие магистры его покинули, обвинив и его сторонников в ереси.» [ 3, с.69]

В 1403 г. на заседании Пражского университета были за­прещены 45 тезисов Виклефа. Выступления Гуса и многих других магистров в их защиту оказались безуспешными. За­прещение тезисов значительно увеличило их популярность и привлекло к ним внимание широких кругов населения Чехии. Осуждение университетом учения Виклефа побудило Гуса действовать более решительно. B.. своих сочинениях и проповедях он смело выступал против церковного гнета, про­тив разврата и распущенности нравов духовенства. Показывая вымогательства священников и монахов, их ненасытную жадность и алчность, « Гус писал: «Это за исповедь, это за обедню, это за отпущение грехов, это за проповедь, это за благословение, это на погребение, это за освящение святой водой, это за молитву. И последний грош, который бабушка завязала в платок, чтобы ни разбойник, ни вор не нашли его, и этот грош отнимут у нее».» [ 5, с.66]

Ян Гус не выступал против существования классового об­щества, не требовал коренных изменений в собственности на средства производства. Он считал вполне нормальным наличие социального и имущественного неравенства, богатых и бед­ных. В соответствии с такими взглядами Гус считал необхо­димым преобразовать феодализм, а не ликвидировать его как социально-экономическую формацию. В такой позиции чеш­ского мыслителя сказалась классовая ограниченность его воз­зрений. С другой стороны, не следует забывать, что Гус выра­жал в первую очередь интересы левого крыла бюргерской оппозиции, стоявшего наиболее близко к городским плебеям и крестьянам. Поэтому не случайно он считал возможным и оправданным сопротивление государственным властям, свет­ским и церковным феодалам. Гус призывал к улучшению социального и экономического положения трудящихся масс. Он был активным поборником идеи единой и независимой Чехии, энергично выступал за создание, централизованного чешского государства, неизменно требовал укрепления королевской вла­сти. Гус призывал к уничтожению господства немецких фео­далов и патрициев в Чехии.

Чешский реформатор требовал секуляризации церковных земель, что соответствовало интересам самых широких слоев населения Чехии. Он настаивал на причащении, «под обоими видами» (хлебом и вином) не только духовенства, но и мирян. Это требование означало его протест против превращения ду­ховенства в, привилегированное сословие по сравнению с ми­рянами. Чешский реформатор отвергал учение о непогреши­мости пап. Он открыто выступал против продажи индульген­ций, что ускорило его разрыв с католической церковью. Гус выступал против засилия в Чехии немецкого духовенства, про­поведовал создание национальной церкви с богослужением на чешском языке.

Реформационная деятельность Гуса послужила причиной обострения его отношений с пражским архиепископом Збынь-ком из Газенбурга (1403—1411). В 1406 г. последний издал указ о мерах борьбы с «виклефовыми блудами». В соответст­вии с этим указом многие из пражских священников и мирян были: обвинены в виклефизме.

В 1408 г. представители пражского духовенства подали архиепископу Збыньку донос на Гуса. «В нем говорится, что 17 июля 1407 г. магистр в своей проповеди в присутствии мно­жества парода заявил следующее: «Каждый священник, вы­могающий плату от своих прихожан, в особенности же от бед­ных, за исповедь, поминовение, причащение, крещение, погре­бение, за звон и под. все равно: до, или после совершения таинств и треб совершается таковое вымогание, и не желаю­щий отстать от этого вымогательства платы — еретик». В том же доносе Гус обвиняется в распространении идей Виклефа. Наконец, авторы доноса осуждают его за то, что в своих про­поведях он подвергает критике образ жизни и деятельность духовенства. Гус в своем письме Збыньку выступает против авторов доноса и доказывает правоту своих религиозных убеж­дений. Однако архиепископ продолжал стоять на стороне пражского духовенства.» [ 5, с. 67]

В 1409 г. Збынек повторил свое распоряжение о вос­прещении Гусу произносить проповеди. В конце того же года появилась булла папы Александра V об искоренении в Чехии «ереси» Виклефа. В соответствии с этой буллой архиепископ издал постановление о сожжении книг английского реформа­тора (16 июня 1410 г.).28 Гус и его последователи обжаловали это постановление (25 июня 1410 г.) в апелляции к папе Иоанну XXIII, вступившему на престол в начале июня 1410 г.

Около 200 писаний английского реформатора были сожжены во дво­ре архиепископского дворца в присутствии многих духовных лиц (16 июля 1410 т.). Об этом возвестили народу колоколь­ным звоном. Действия Збынька" вызвали бурное движение в Праге. Гус продолжал произносить проповеди в Вифлеемской часовне в духе своего учения.

В 1412 г. Иоанн XXIII отдал распоряжение о массовой про­даже индульгенций. В Прагу прибыл его агент Вячеслав Тим с поручением организовать в Чехии торговлю отпущениями грехов (май 1412 г.). Ян Гус решительно выступил против продажи индульгенций. Свою точку зрения он изложил в про­поведях, а также в публикациях, которые он вывешивал на стенах домов. 7 июня 1412 г. Гус устроил в университетском здании публичный диспут по вопросу о торговле индульгенциями. В своем выступлении он оспаривал авторитет папы в церковных делах. В диспуте принимал участие также Иероним Пражский. Он выступил с пламенной речью, которая была принята слушателями с большим восторгом. По окончании диспута состоялось уличное шествие студентов. Вслед за тем, были сожжены папские буллы, трактующие об индульгенциях. Это вызвало гнев Вацлава IV, который в то время пытался улучшить свои отношения с папой римским. По его распоряжению три студента были арестованы и посажены в тюрьму. Они были подвергнуты мучительным пыткам, а затем казнены на городской площади. Эти репрессии вызвали сильное недовольство среди населения Чехии. Борьба между католиками и гуситами становилась все более непримиримой и ожесто­ченной. Иоанн ХХ111 отлучил Гуса от церкви и приказал срыть Вифлеемскую часовню в которой он произносил свои проповеди.

«В конце 1412 г. Гус и его ближайший сподвижник Иероним Пражский были вынуждены покинуть Прагу. Гус нашел себе пристанище в Козьем городке, на юге Чехии. Во время своего пребывания в Козьем городке и в замке Краковец Гус развернул активную литературную деятель­ность, написал значительную часть своих произведений. Он тщательно исправил чешский перевод Библии, сделанный, в. XIV в. по Вульгате, т. е. по латинскому переводу «священного писания». Исправление Гусом чешского перевода Библии, делало ее более доступной для крестьян и мещан и дало, им. в руки могучее орудие в борьбе против католической церкви.» [ 5, с.72]

Во второй половине XIV в. духовенство ряда стран Европы стало усиленно настаивать на созыве собора для ликвидации раскола церкви и более успешной борьбы с «еретическими» учениями. Идею созыва собора поддерживал также герман­ский император Сигизмунд. ' После длительных переговоров между церковниками различных стран было решено созвать собор в городе. Констанце. Поскольку одной из главных задач собора должна была быть борьба с чешской реформацией, то Сигизмунд прислал к Гусу своих доверенных лиц (Генриха Лефля из Лазан и Михаила Дивокого из Емништ) с пригла­шением явиться на собор для изложения своих взглядов. Им­ператор обещал ему дать охранную грамоту для безопасности путешествия в Констанц и обратно.

5 ноября 1414 г. открылся Констанцский собор. Просьба Гуса вы­ступить перед собором для изложения своего вероучения была отклонена. 28 ноября 1414l г. его лишили свободы, несмотря на обещание папы сохранить ему полную свободу.

24 марта Гуса тайно перевезли из темницы доминикан­ского монастыря в тюрьму замка Готтлебен. В Готтлебене Гус находился с 24 марта по 4 июня 1415 г. Условия его содержания в здешней тюрьме были крайне тя­желыми и мучительными. Магистра заковали в кандалы, ко­торые не снимали с него ни днем, ни ночью. Гуса фактически морили голодом, так как получаемая им пища была крайне скудной и скверной. К тому же его мучили болезни, приобре­тенные в темнице доминиканского монастыря.

«5 июля 1415 г. Сигизмунд поручил Вацлаву из Дубы, Яну из Хлюма и четырем епископам отправиться в тюрьму с целью узнать последнюю волю Гуса: желает ли он до конца держаться своего учения, или же решил проповедовать и пи­сать так, как собор требует и считает необходимым. Магистр заявил посланникам Сигизмунда, что отказывается отречься от своих взглядов и убеждений. Такое заявление Гуса пред­определило обвинение его в ереси и сожжение на костре.» [ 5, с. 80]

Когда Гуса привели на место казни, к нему подошел кур­фюрст Людовик Пфальцский и очень настойчиво советовал отречься от своего учения, чтобы не подвергнуть себя сож­жению. «Однако магистр ответил: «Сегодня вы печете тощего гуся; но через сто лет услышите запевшего лебедя, которого вы не испечете, даже не, поймаете сетью или силком». После этого ответа палачи получили распоряжение немедленно при­вести в исполнение приговор собора.» [ 5, с. 81]

Весть о гибели Гуса дошла до Чехии и вызвала большие волнения. Дворянство послало Констанцскому собору протест против расправы над Гусом, Пражский университет не признал справедливости решений собора, народные массы стали отказываться от уплаты десятины и ренты в пользу церкви. Начались нападения на монастыри и на представителей церковной иерархии. Таким образом, после смерти Гуса нарастает революционный взрыв и формируются политические партии. Зажиточные слои общества стремились лишить церковь ее имущества и привилегий, сохранить за собой политическую власть, как и господство над народными массами. Последние же выступали за уничтожение всякой эксплуатации. Это привело к разделению гуситов на два основных лагеря. Феодалы, бюргерство, университетские магистры и другие зажиточные слои образовали лагерь умеренный, провозгласивший своей главной задачей добиться причащения из чаши  и для мирян (то есть "под двумя видами") - разумеется, со всеми экономическими и социально-политическими последствиями такой меры. Этот лагерь стал называться партией утраквистов (подобоев, чашников). Народные же массы, желавшие радикальной перестройки общества, программой чашников не удовлетворились. Выступая тоже за лишение церкви привилегий и за чашу для мирян, народные массы требовали и более глубоких реформ, установления общественного строя основанного на Библии. Это радикальное крыло гуситов получило название "таборитов" по имени города Табора, в котором впоследствии образовался их центр. В оба лагеря гуситов входило подавляющее большинство жителей Чешского королевства.

Смерть Яна Гуса в 1415 г. стимулировала реформационные устремления общества. Король Вацлав IV отказывался удовлетворить требования о подавлении в стране "еретичества". Население захватывало церковные земли, изгоняло католических священников и заменяло их гуситскими. На рубеже 1418 и 1419 гг. чешские католические паны, патрициат, римская церковь и германский император Сигизмунд (Зигмунд) объединили свои силы для наступления на гуситов, стали изгонять гуситских священников, добились назначения пражскими коншелами решительных противников гусизма. Тогда радикальные гуситы стали готовить восстание. 30 июля 1419 г. они собрались с оружием на проповедь священника Яна Желивского и двинулись к ратуше Нового Места, требуя освободить людей, заключенных в темницы за протесты против старых порядков. Коншелы отказались выполнить это требование. Тогда толпа взяла ратушу приступом, выбросила из окон представителей власти и добила тех, кто еще был жив. Так началась революция. Вацлав IV не был в состоянии подавить выступление, ему пришлось признать смену власти в Новом Месте. 16 августа 1419 г. Вацлав умер. Прага стала центром революционных действий. «Правые гуситы (паны, низшая шляхта, бюргерство) в конце августа 1419 г. выработали требования, предлагавшие Сигизмунду Люксембургскому следующие условия признания его чешским королем: 1. Гарантия причащения мирян из чаши; 2. Свобода закона Божьего (то есть богослужения); 3. Секуляризация церковного имущества; 4. Признание установившегося в городах порядка. Эти требования стали известны как программа "четырех пражских статей".» [1]



Но радикалы с этой программой не согласились. В это время толпы крестьян и плебеев пришли в Прагу и были с ликованием встречены пражской беднотой. Тогда католики захватили Пражский Град и Малу Страну и разместили там свои войска. Новоместские радикалы 25 октября заняли Вышеград. Началась война. Радикальные гуситы овладели Малой Страной, королеве Софье пришлось бежать из Праги. Через 10 дней было заключено перемирие.
К этому времени возникли новые гуситские центры: Градец Кралове на востоке Чехии, Пльзень на западе и ряд других городов. Среди народных масс оживились хилиастские представления о вторичном пришествии Христа. Проповедники начали в духе Евангелия от Иоанна организовывать паломничества в горы. У холма Табор в июне 1419 г. собралось более 40 тысяч гуситов со всех концов страны. Поскольку Христос не являлся, было решено взять судьбу в собственные руки. 21 февраля 1420 г. Гуситы захватили г. Сезимово Усти и создали там общину как прообраз равноправного общества братьев и сестер. Однако положение города не обеспечивало его успешной обороны. Поэтому гуситы выбрали другое место и стали строить там укрепление, получившее название Табор.
25 марта 1420 г. в битве у Судомержи гуситы победили превосходившего их по силам противника. Уже в этой первой победе проявился военный гений рыцаря Яна Жижки, ставшего по приходе в Табор одним из гетманов. В Таборе возникла коммуна, общество братьев и сестер. Каждый приходивший сюда бросал свои ценности в общую кадку. Главным принципом коммуны был "Божий закон", всё противоречившее ему уничтожалось. Во главе военных общин стояли 4 гетмана, большое влияние имели священники и проповедники. Был избран и собственный епископ. Программа таборской коммуны предусматривала всеобщее равенство, изгнание порочной церкви и органов феодального права.
Однако очень скоро утопические представления таборитов столкнулись с реальностью. Приходилось отходить от уравнительных принципов, подчинять интересы индивидов  общим обстоятельствам. Такое развитие событий было предопределено реальной исторической обстановкой. Необходимость обеспечения Табора оружием, одеждой, питанием способствовали развитию в нем производства. Это изменило и социальную структуру города. Начались противоречия между таборитскими проповедниками. Группа, объединявшаяся вокруг Микулаша из Пелгржимова, оценивала ситуацию более трезво, чем радикалы; а священник Мартинек Гуска и его единомышленники стояли на крайних радикальных позициях. Весной 1420 г., когда военные действия достигли большого размаха, во главе таборитов встали 4 гетмана из низшего дворянства, верные народному крылу движения, но расходившиеся во взглядах с хилиастскими проповедниками. Мартинек Гуска и его сторонники были объявлены нарушителями порядка и дисциплины. Весной 1421 г. гетман Ян Жижка физически истребил самые радикальные элементы, объявленные экстремистскими. Это обстоятельство вместе с необходимостью материального обеспечения войск привели к ликвидации первоначальной революционно-плебейской коммуны.

4. ЗНАЧЕНИЕ ГУСИТСКОГО ДВИЖЕНИЯ ДЛЯ ЧЕХИИ

Гуситское революционное движение — важнейший этап в истории Чехии, источник революционных и национальных традиций чешского народа. В ходе его была сделана попытка революционным путём уничтожить феодальный строй. Несмотря на поражение таборитов, был нанесён удар католической церкви, задержано вторичное закрепощение крестьян.

Гуситское движение - самое мощное антифеодальное движение Европы XV в. Оно отличалось следующими чертами:


- ясная, четко сформулированная идеология, направленная против церкви, светских феодалов и короля;
- борьба одновременно против социального и национального угнетения;
- сотрудничество городской и деревенской бедноты;
- общенародность;
- большая продолжительность, чем у всех предшествующих, сравнимых с ним выступлений.

В ходе гуситских войн произошли кардинальные изменения в положении отдельных сословий чешского общества. Гуситская эпоха имела огромное значение в судьбах чешского дворянства.

      Если оценить достижения всех сословий, то наибольших успехов в гуситских войнах достигло дворянство. И это не случайно. Представители шляхты принимали самое деятельное участие на всех этапах гуситского движения. Стремление шляхты улучшить свое материальное положение за счет имущества церкви делало гуситскую идеологию крайне привлекательной для них. Представители шляхты разрешали проповедь гуситских идей на территории собственных панств, оказывали покровительство гуситским священникам, причащавшим под обоими видами.

      Шляхте принадлежала важная роль в рамках каждого из сложившихся направлений. В гуситском лагере, как среди таборитов, так и среди пражан шляхте принадлежала роль главной военной силы. В католическом лагере военная роль шляхты была несколько ниже, поскольку король Сигизмунд имел возможность опереться на крестоносцев из Венгрии и Германии.

Итоги гуситского движения привели к тому, что чешское дворянство приобрело исключительно прочные позиции в экономической и политической жизни Чехии. Укрепив свою земельную собственность, оно, в отличие от западно-европейского дворянства вело активные поиски в создании эффективной модели хозяйства, принимая во внимание не только собственные интересы, но и интересы крестьянства. Эта ситуация создала исключительно благоприятные условия экономического развития Чехии.

    В политической сфере дворянство приобрело ключевые позиции, при этом в отличие от польской шляхты, которая тоже в это время стремительно укрепляла свое политическое положение, чешское дворянство было вынуждено считаться с интересами третьего сословия. Достаточно прочные политические позиции бюргерства, завоеванные в ходе гуситских войн, способствовало и внутренней консолидации чешской шляхты, поскольку шляхта рассматривала политическую силу городов как угрозу своему положению. Закономерным следствием этих явлений стал расцвет чешских земель в XVI в., в котором дворянское сословие играло ключевую роль в обновлении и прогрессивном развитии страны. 


 Освободительная и антифеодальная борьба чешского наро­да получила широкий отклик почти во всех странах Европы. Гуситские идеи проникали далеко за пределы Чехии. Всюду они служили интересам народных масс, способствовали их борьбе против феодальных порядков и католической церкви.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В рассматриваемый период в Чехии, как и в других европейских государствах, столкнулись две силы – король и паны/шляхта. Опорой короля стали города. Но, как и в других странах Восточной Европы, города были слабыми, поэтому король опирался также и на церковь. Это и было началом конца. В это время церковь пребывала в состоянии морального кризиса и упадка. Многие моральные ценности были утеряны. Все слои населения выступали против церкви, хотя по разным причинам. Причинами гуситское революционное движение были усиление феодальной эксплуатации чешского крестьянства со стороны светских и духовных феодалов (увеличение поборов и барщинных повинностей), коррупция католической церкви, вызывавшей всеобщую ненависть своим богатством и развращённостью клира, всё возраставшее немецкое засилье, борьба между ремесленниками и патрициатом (преимущественно немецким) в городах, тяжёлое положение городской бедноты (плебса). По стране распространяются критические и реформационные требования. Активизируется деятельность всякого рода мыслителей и проповедников: конрад вальцгаузер, ян малич из кромержижа, матвей из явова, томаш штитный- создали непосредственные предпосылки для развития гуситское революционное движение.



Период гуситских войн в истории Чехии – наиболее значимый период . Именно в этот период произошли события, которые стали значимыми не только для истории Чехии, но и для истории всей Европы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. История южных и западных славян в средние века в электронном варианте www.iskunstvo.narod.ru

  2. Источниковедение истории Южных и Западных славян в электронном варианте www.iskunstvo.narod.ru

  3. Краткая история Чехословакии. – М.,1988

  4. Лаптева Л.П. Письменные источники по истории Чехии периода феодализма. – М., 1985

  5. Лившиц Г.М. Реформационные движения в Чехии и Германии. – Минск, 1978.






Я не лысый, но это уже висит на волоске. «Пшекруй»
ещё >>