Контрольная работа №1 по дисциплине «Отечественная история» Вариант №45 Работу - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Контрольную работу по дисциплине «История». Контрольная работа 4 606.46kb.
Контрольная работа по дисциплине «Отечественная история» 15 1020.28kb.
Контрольная работа по дисциплине: «История экономических учений»... 2 403.59kb.
Контрольная работа по дисциплине " Отечественная история" по теме... 2 480.35kb.
Контрольная работа № по дисциплине Вариант № Выполнил(а) студент(ка) 5 559.96kb.
Контрольная работа По Дисциплине: Спецтехника. Вариант 5 Студент... 1 237.05kb.
Контрольная работа №2 Вариант №4 Работу 1 48.79kb.
Контрольная работа по дисциплине «организация гостиничного хозяйства»... 1 151.41kb.
Контрольная работа по дисциплине: «отечественная история» Ситников С. 1 190.49kb.
Контрольная работа по курсу «Финансы и кредит» состоит из ответа... 1 25.63kb.
Контрольная работа по курсу «Отечественная история» 1 369.9kb.
Внешняя политика России накануне I мировой войны 1 55.54kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Контрольная работа №1 по дисциплине «Отечественная история» Вариант №45 Работу - страница №1/1



Федеральное агентство по образованию

Орловский государственный технический университет

Факультет заочного (дистанционного) обучения


Контрольная работа №1

по дисциплине «Отечественная история»
Вариант № 45

Работу выполнила студентка 2 курса группы 2 -4Ю



Гайдукова Ольга Александровна

Шифр 067198 ПДО г. Карачев

Специальность 021100 «Юриспруденция»

Отметка о зачёте __________________________ 27.11.2007

Преподаватель Борисов Сергей Алексеевич

Карачев – 2007



Содержание:
1. Первая мировая война: ее причины и этапы …………………

2. «Оттепель» в духовной сфере жизни советского общества (2 половина 50-х – начало 60-х гг.)………………………



1. Первая мировая война: ее причины и этапы.

В июле – августе 1964г. человечество отметит печально известную годовщину – 50 летний «юбилей» со дня возникновения первой мировой войны.

Мировая война 1914-1918гг. не была случайностью и неожиданностью. Она была событием, о котором задолго до его возникновения говорили и которое подготовляли в конторах крупнейших монополий и банков, в дипломатических канцеляриях и генеральных штабах империалистических стран. В условиях безраздельного господства на земном шаре капиталистической системы война « не случайность, не «грех», как думают христианские попы (проповедующие патриотизм, гуманность и мир не хуже оппортунистов), а неизбежная ступень капитализма, столь же законная форма капиталистической жизни, как и мир».

Основной причиной первой мировой войны явилась неравномерность экономического и политического развития капитализма принявшая в эпоху империализма скачкообразный характер. Перерастание капитализма свободной конкуренции в последние десятилетия XIX в. В монополистический капитализм привело к тому, что весь мир стал ареной борьбы крупнейших монополитстических трестов и концернов за монопольные «сферы влияния».

Основой внешней политики монополий становится «низбежное стремление финансового капитала к расширению хозяйственной территории и даже территории вообще».

С завершением к началу XX в. раздела мира борьба за новые рынки сбыта, источники сырья, сферы приложения капитала неизбежно приобретала форму борьбы за передел мира, т.е. за захват при помощи силы, войны, всех этих источников повышенной нормы прибыли, ибо «война не есть противоречие основам частной собственности, а прямое и неизбежное развитие этих основ».

При этом следует отметить, что вывоз капитала из Англии, Франции, Германии и даже США привел не только к взаимной борьбе национальных клик финансового капитала, но и к взаимному переплетению интересов финансового капитала этих стран. «Это – единственная действительно всеобщая и несомненная тенденция … всего мира, всего капитализма». Она привела к тому, что любой конфликт в эпоху империализма мог превратиться во всеобщий европейский или даже мировой конфликт, «ибо империализм, так или иначе, втягивает мелкие государства в водоворот всемирного хозяйства и мировой политики».

Поэтому в эпоху безраздельного господства капитализма «империалистические войны, - т.е. войны из-за господства над миром, из-за рынков для банковского капитала, из-за удушения малых и слабых народностей, - неизбежны... Именно такова первая великая империалистическая война 1914-1918годов».

Другая причина войны – это стремление капиталистов к наживе. «Война наполняет карманы капиталистов, которым течет море золота из казны великих держав». «Война – «ужасная» вещь? Да. Но она ужасно прибыльная вещь».

В истории мировой империалистической войны 1914-1918гг. Сербия занимает особое место. «Из всех воюющих стран одни сербы борются еще за национальное существование» - так оценивал В.И.Ленин роль Сербии в первой мировой войне.

«Только в Сербии среди сербов мы имеем многолетнее и миллионы «народных масс» охватывающее национально-освободительное движение, «продолжением» которого является война Сербии против Австрии. Будь эта война изолирована, т.е. не связана с общеевропейсокй войной, с корыстными и грабительскими целями Англии, России и проч., тогда все социалисты обязаны были бы желать успеха сербской буржуазии – это единственно правилиный и абсолютно необходимый вывод из национального момента в теперешней войне».

Но В.И. Ленин одновременно указывал что «национальный момент сербско-австрийской войны никакого серьезного значения не в общеевропейской войне не имеет и не может иметь», так как эта война «является «продолжением политики» буржуазно-освободительного движения» только для Сербии, «то есть какой-нибудь сотой доли участников теперешней войны… Для всех остальных война есть продолжение политики империалистической».

В частности, «за Сербией стоит Россия «за сербским национализмом стоит русский империализм».

Сараевское убийство было использовано правящими кругами Австро-Венгрии для того, чтобы предъявить Сербии ультиматум, положивший начало июльскому кризису, который в конце концов вылился в мировую войну.

«Австийская буржуазия предприняла грабительский поход против Сербии» - так характеризовал В.И.Ленин роль Австро-Венгрии в развязывании первой мировой империалистической войны.

Но Австро-Венгрия давным-давно стала сателлитом Германии. «Только усевшись верхом, мы будем также высоки, как русский гигант. Австрия склонна быть нашей лошадью», - комментировал в 1872г. проблему создания австро-германского союза, когда Германия не была еще столь мощной страной, как в начале XX столетия, один из виданных германских дипломатов и ближайших сотрудников Бисмарка, германский посол в Вене (а затем в Петербурге) генерал Швейниц.

В конце XIX – начале XX в. финансовая, военная и политическая зависимость Австро-Венгрии от Германии была настолько сильна, что В.И. Ленин причислял Австро-Венгрию (вместе с Италией) к категории несамостоятельных великих держав.

«Германия воюет потому, - писал в 1916г. В.И. Ленин, что – ее капиталисты считают себя… имеющими «священное» буржуазное право на мировое первенство в грабеже колоний и независимых стран, в частности, воюет за подчинение себе балканских стран и Турции». Германия ведет войну «за грабеж колоний Англии, Бельгии, Франции».

Роль германского империализма в развязывании первой мировой войны В.И. Ленин охарактеризовал в следующих выражениях: «…Немецкая буржуазия предприняла грабительский поход против Сербии, желая покорить ее и задушить национальную революцию южного славянства, вместе с тем направляя главную массу своих военных сил против более свободных стран, Бельгии и Франции, чтобы разграбить более богатого конкурента. Немецкая буржуазия, распространяя сказки об оборонительной войне с ее стороны, на деле выбрала наиболее удобный, с ее точки зрения, момент для войны, используя свои последние усовершенствования в военной технике и предупреждая новые вооружения, уже намеченные и предрешенные Россией и Францией».

Эти высказывания Ленина наиболее полно и четко определяют роль германского империализма и его методы развязывания войны. Германский империализм считал 1914 год наиболее выгодным сроком для начала войны против своих соперников; и когда монархия Габсбургов решило использовать сараевское убийство для грабительского похода против Сербии, правящие круги Германии не только одобрили это решение, но и всячески подбодряли и подталкивали Австро-Венгрию довести «объяснение» с Сербией до военной развязки.

Причинами «великого решения» Германии начать войну именно в 1914г. явились следующие обстоятельства:

1. Более высокая степень готовности австро-германского блока к войне в 1914г. по сравнению с Антантой.

2. Рост военной мощи Антанты, в частности царской России, и возможность образования Балканского союза, направленного против Австро-Венгрии, грозили австро-венгерскому блоку потерей его позиций на Балканском полуострове.

3. Угроза разложения, если не распада, единственного надежного союзника Германии – Австро-Венгрии после убийства Франца-Фердинанда.

4. Надежда путем войны приостановить, если не задушить, рост революционных настроений среди рабочих масс.

По этим причинам правящие германские круги понукали монархию Габсбургов навязать войну Сербии в 1914г.

Таким образом ко 2 июля настроения германских правящих кругов сводились к следующему: в министерстве иностранных дел рассчитывали на неготовность Англии, Франции и царской России к войне и связи с этим проектировали при помощи энергичного выступления Австрии против Сербии превратить последнюю в вассала австро-германского блока. Вместе с тем, в министерстве иностранных дел предвидели возможность того, что война Австрии против Сербии перерастет во всеобщую европейскую войну, и не относились отрицательно к такому варианту развертывания событий, но все же считали, что Антанта убоится войны с Германией и австро-германскому блоку удастся при помощи только ультиматума захватить господствующие позиции на Балканах. Германская военщина настаивала ввиду благоприятного момента, чтобы «войне позволили развиться», чтобы конфликт был доведен непременно до войны.

«Царская монархия в России, - писал в 1915г. В.И. Ленин, - ведет грабительскую войну, стремясь к захвату Галиции, к отнятию земель у Турции, к порабощению Персии, Монголии и т.д.

В.И. Ленин считал царскую Россию одним из тех «великих разбойников на большой дороге» и одной из тех «главных величин» в мировой войне 1914-1918гг., но отмечал известную зависимость русского царизма и русского империализма от империализма Франции и Англии: «Россия ведет войну не на свои деньги. Русский капитал есть участник англо-французского».

Английская и французская буржуазия «на свои миллиарды давно уже занимала и готовила к нападению на Германию войска русского царизма, самой реакционной и варварской монархии Европы».

Политические партии царской России – октябристы и кадеты, представляющие интересы помещиков, крупной и средней буржуазии, - поддерживали воинственные планы русского царизма.

Царская Россия вступала в войну неподготовленной. Программа вооружений на суше и на море, утвержденная Государственной думой, должна была быть завершена лишь в 1917г. Понятно, что для России было бы гораздо выгоднее вступить в войну в 1917г., но зависимость России от англо-французского империализма привела к тому, что внешняя политика русского царизма во многих отношениях находилась под влиянием Англии и Франции. Однако сама природа империалистических связей, соединявшая царизм с его союзниками, требовала сугубой осторожности. Царское правительство отнюдь не собиралось вести войну в одиночку с австро-германским блоком и «таскать каштаны из огня» в интересах своих союзников. Ведь всегда могли найтись какие-либо «привходящие» и «непредвиденные» обстоятельства, которые «помешали бы» союзникам поддержать силой оружия выступления русского империализма.

Все эти обстоятельства требовали от царских дипломатов величайшей осторожности. Мысль, а вдруг предадут, а вдруг выдадут на поток и разграбление, висела над их головой подобно дамоклову мечу в течение июльского кризиса 1914г., отравляя можно сказать, каждую минуту их дня и ночи, тем более что очень недавнее прошлое, связанное с боснийским кризисом 1908-1909гг., оставило им в этом отношении незабываемый урок.

В июле 1914г. Россия вступила в войну отчасти по собственной инициативе, а отчасти с поощрения своих «друзей» - французских и английских империалистов, обещавших ей военную поддержку. Именно эти обещания союзников по Антанте развязали руки царской России в июльские дни 1914г., хотя для нее было бы выгоднее вступить в войну лишь после осуществления своей большой военной программы, т.е. в 1917г. Проектируемая антисербским выступлением Австрии перестройка карты Балкан грозила, как отлично понимали царские дипломаты, «полным нарушением политического равновесия на Балканском полуострове» в пользу австро-германского блока. Отступление царской России после австрийского ультиматума Сербии и отказ от «защиты» последней силой оружия имели бы своим результатом окончательное сближение Турции с встро-геранским блоком и последующий из этого факта подрыв империалистических позиций и экономических интересов царской России и на Балканах, и в Малой Азии.

Империалистическая война 1914-1918годов, - писал В.И.Ленин в 1917г, - есть продолжение империалистической политики 1998-1914годов, если не еще более раннего периода». Она была вызвана столкновением двух могущественных групп миллиардеров, англо-французской и немецкой, за передел мира. Она была войной между двумя группами разбойничьих держав из-за дележа колоний, из-за порабощения других наций, из-за привилегий на мировом рынке.

Первая мировая война 1914-1918гг. легла кровавым незабываемым рубежом в истории человечества. Она «привела все человечество на край пропасти, гибели всей культуры, одичания и гибели еще миллионов людей, миллионов без числа».

По числу погибших жизней, по количеству материальных потерь она превысила все потери человечества от войн за предшествующие 125 лет. В первой мировой войне погибло 10 млн. и было искалечено 20 млн. человек. Прямые расходы держав – участниц войны на ее ведение составили 350 млрд. долларов.

2. «Оттепель» в духовной сфере жизни советского общества

Что такое «оттепель», как с легкой руки Ильи Эренбурга стали называть тот период в жизни страны и литературы, началом кото­рого явились смерть тирана, массовое освобождение безвинных лю­дей из заточения, осторожная критика культа личности, а конец оттиснулся в постановлении октябрьского (1964 г.) Пленума ЦК КПСС, в приговоре по делу писателей Синявского и Даниэля, в решении о вводе войск стран Варшавского Договора в Чехословакию. Что это было?

Историческое, общесоциальное и общекультурное значение от­тепели состоит прежде всего в том, что она разрушила насаждав­шийся десятилетиями миф о духовной монолитности, об идеологиче­ской, мировоззренческой однородности советского общества и совет­ской литературы, когда казалось, что есть единое по­давляющее большинство.

По монолиту пошли первые трещины — и столь глубокие, что в дальнейшем, в дни и годы застоя, их удалось только зама­зать, замаскировать, объявить либо несущественными, либо несуще­ствующими, но не ликвидировать.

Выяснилось, что писатели, художники отличаются друг от друга не только «творческими манерами» и «уровнем мастерства», но еще и гражданскими позициями, политическими убеждениями и эстетиче­скими взглядами.

И открылось, наконец, что литературная борьба есть лишь от­ражение и выражение бурно идущих в обществе процессов.

После литературы оттепели многое стало нравственно невоз­можным для уважающего себя писателя, например, романтизация на­силия и ненависти, попытки сконструировать «идеального» героя или желание «художественно» проиллюстрировать тезис о том, что жизнь советского общества знает конфликт только между хорошим и от­личным.

После литературы оттепели многое стало возможным, порою да­же нравственно обязательным, и никакие позднейшие заморозки уже не сумели отвлечь как настоящих писателей, так и настоящих чита­телей ни от внимания к так называемому «маленькому», человеку, ни от критического восприя­тия действительности, ни от взгляда на культуру как на то, что про­тивостоит власти и социальной рутине.

Многозначной по своему духовному воздействию на об­щество была деятельность Александра Твардовского на посту главного редактора журнала «Новый мир», давшего читателю множе­ство новых имен и поставившего перед ним много новых проблем.

К читателям вернулись многие произведения Анны Ахмато­вой, Михаила Зощенко, Сергея Есенина, Марины Цветаевой и других.

Оживлению духовной жизни общества способствовало возникновение новых творческих союзов. Были сформированы Союз писателей РСФСР, Союз художников РСФСР, Союз работников кинематографии СССР. В столице был открыт новый драматический театр “Современник”. В литературе 50-х годов возрос интерес к человеку, его духовным ценностям (Д.А. Гранин “Иду на грозу”, Ю.П. Герман “Дорогой мой человек” и др.). Росла популярность молодых поэтов - Евтушенко, Окуджавы, Вознесенского. Широкий резонанс общественности получил роман Дудинцева “Не хлебом единым”, где впервые была поднята тема незаконных репрессий. Однако со стороны руководителей страны это произведение получило негативную оценку.

В начале 60-х годов усилилось разоблачение “идейных шатаний” деятелей литературы и искусства. Неодобрительную оценку получил фильм Хуциева “Застава Ильича”. В конце 1962 г. Хрущев посетил выставку работ молодых художников в московском Манеже. В творчестве некоторых авангардистов он увидел нарушение “законов красоты” или просто “мазню”. Свое личное мнение в вопросах искусства глава государства считал безоговорочным и единственно правильным. На состоявшейся позднее встрече с деятелями культуры он подверг грубой критике произведения многих талантливых художников, скульпторов, поэтов.


Ещё до ХХ съезда КПСС появились публицистические и литературные произведения, обозначившие рождение нового направления в советской литературе - обновленческого. Одной из первых таких работ стала опубликованная в 1953 г. в «Новом мире» статья В. Померанцева «Об искренности в литературе», где он впервые поставил вопрос о том, что «честно писать - это значит не думать о выражении лиц высоких и не высоких читателей». Здесь же поднимался и вопрос о жизненной необходимости существования различных литературных школ и направлений. В «Новом мире» появились написанные в новом ключе статьи В. Овечкина, Ф. Абрамова, М. Лифшица, а так же ставшие широко известными произведения И. Эренбурга («Оттепель»), В. Пановой («Времена года»), Ф. Панферова («Волга-матушка река») и др. В них авторы отошли от традиционной лакировки реальной жизни людей в социалистическом обществе. Впервые за многие годы здесь был поставлен вопрос о губительности для интеллигенции той атмосферы, которая сложилась в стране. Однако власть признала публикацию этих работ «вредной» и отстранила А. Твардовского от руководства журналом. В ходе начавшейся реабилитации жертв политических репрессий были возвращены читателю книги М. Кольцова, И. Бабеля, А. Веселого, И. Катаева и др. Сама жизнь поставила вопрос о необходимости изменения стиля руководством Союзом писателей и отношений его с ЦК КПСС. Попытка А. Фадеева добиться этого через изъятие у Министерства культуры идеологических функций привели к его опале, а затем и к гибели. В своем предсмертном письме он отмечал, что искусство в СССР «загублено самоуверенно-невежественным руководством партии», а литераторов, даже самых признанных, низвели до положения мальчиков, уничтожали, «идеологически ругали и называли это партийностью».

Из предсмертного письма А. А. Фадеева май 1956 год.


Не вижу возможности дальше жить, так как искусство, которому я отдал жизнь свою, загублено самоуверенно-не­вежественным руководством партии, и теперь уже не мо­жет быть поправлено. Лучшие кадры литературы — в числе, которое даже не снилось царским сатрапам, физически ис­треблены или погибли благодаря преступному попусти­тельству власть имущих; лучшие люди литературы умерли в преждевременном возрасте; все остальное, мало-маль­ски способное создавать истинные ценности, умерло, не достигнув 40—50 лет. Литература — это святая святых — отдана на растерзание бюрократам и самым отсталым эле­ментам народа...

Об этом же говорили в своих произведениях В. Дудинцев («Не хлебом единым»), Д. Гранин («Искатели»), Е. Дорош («Деревенский дневник»). Невозможность действовать репрессивными методами вынуждала партийное руководство искать новые приемы воздействия на интеллигенцию. С 1957 г. регулярными стали встречи руководства ЦК с деятелями литературы и искусства. Личные вкусы Н. С. Хрущева, выступавшего на этих встречах с многочисленными речами, приобрели характер официальных оценок. Подобное бесцеремонное вмешательство не находило поддержки не только у большинства самих участников этих встреч и интеллигенции в целом, но и у самых широких слоев населения. В письме, адресованном Хрущеву, Л. Семенова из Владимира писала: «Вам не следовало выступать на этом совещании. Ведь Вы не специалист в области искусства... Но хуже всего то, что высказанная Вами оценка принимается как обязательная в силу Вашего общественного положения. А в искусстве декретирование даже абсолютно правильных положений вредно». На этих встречах откровенно говорилось и о том, что, с точки зрения власти, хороши лишь те работники культуры, которые в «политике партии, в ее идеологии находят неисчерпаемый источник творческого вдохновения». После ХХ съезда КПСС было несколько ослаблено идеологическое давление и в области музыкального искусства, живописи, кинематографии. Ответственность за «перегибы» прежних лет была возложена на Сталина, Берию, Жданова, Молотова, Маленкова и др. В мае 1958 г. ЦК КПСС издал постановление «Об исправлении ошибок в оценке опер «Великая дружба», «Богдан Хмельницкий» и «От всего сердца», в котором признавались бездоказательными и несправедливыми прежние оценки Д. Шостаковича, С. Прокофьева, А. Хачатуряна, В. Шебалина, Г. Попова, Н. Мясковского и др. Таким образом, с выдающихся представителей отечественного музыкального искусства было снято сталинское клеймо представителей «антинародного формалистического направления». В то же время в ответ на призывы в среде интеллигенции отменить и другие постановления 40-х гг. по идеологическим вопросам заявлялось, что они «сыграли огромную роль в развитии художественного творчества по пути социалистического реализма» и в своем «основном содержании сохраняют актуальное значение». Это свидетельствовало о том, что, несмотря на появление новых произведений, в которых пробивались ростки свободомыслия, в целом политика «оттепели» в духовной жизни имела вполне определенные границы. Говоря о них на одной из своих последних встреч с литераторами, Хрущев заявил, что достигнутое в последние годы «вовсе не означает, что теперь, после осуждения культа личности наступила пора самотека... Партия проводила и будет последовательно и твердо проводить... ленинский курс, непримиримо выступая против любых идейных шатаний». Одним из ярких примеров допустимых пределов «оттепели» в духовной жизни стало «дело Пастернака». Публикация на Западе его запрещенного властями романа «Доктор Живаго» и присуждение ему Нобелевской премии поставили писателя буквально вне закона. В октябре 1958 г. он был исключен из Союза писателей и вынужден отказаться от Нобелевской премии, чтобы избежать высылки из страны. Вот что пишет современница тех событий, представительница интеллигенции, переводчица, детская писательница М. Н. Яковлева о гонениях на Бориса Пастернака после того, как ему присудили Нобелевскую премию за роман «Доктор Живаго».

«...Сейчас один случай наглядно показал мне - как и всем, кто читает газеты - к чему в наше время может придти чело­век-одиночка.

Я имею в виду случай с поэтом Пастернаком, о котором писали во всех газетах, и не раз говорили по радио в конце октября и начале ноября.

...Он уже лет 15 почти не выступал в литературе; но в 20-е годы его знали все, и он был одним из наиболее популярных поэтов.

У него всегда была склонность к одиночеству, к гордому уединению; всегда он считал себя выше "толпы" и все больше и больше уходил в свою раковину. По-видимому, он совершенно оторвался от нашей действительности, потерял связь с эпохой и с народом, и вот чем все это кончилось. Написал роман, для наших, советских журналов неприемлемый; продал его за границу; получил за него нобелевскую премию /при чем для всех ясно, что премию присудили ему главным образом за идейную направленность его романа/. Началась целая эпопея; вос­торги, неумеренные, со стороны журналистов капиталистических стран; негодование и проклятия /возможно, тоже неумеренные и не во всем справедливые/ со сторо­ны наших; в результате его исключили из Союза Писате­лей, облили грязью с ног до головы, обозвали Иудой-предателем, предлагали даже изгнать его из Советского  Союза; он написал Хрущеву письмо, в котором просил не применять к нему этой меры.

Сейчас, говорят, он болен после такой встряски. Между тем, я уверена, насколько я знаю Пастернака, что он не такой уж негодяй, и не контрреволюционер, и не враг своей родины; но он потерял связь с ней и в ре­зультате позволил себе бестактность: продал за грани­цу роман, отвергнутый в Союзе. Думаю, что ему сейчас очень не сладко».

Это говорит о том, что не все однозначно относились к происходящему.

Интересным является тот факт, что автор данной записи сама была репрессирована, а в последствии реабилитирована. Также важно отметить, что письмо адресовано военному (возможна цензура). Трудно сказать, поддерживает ли автор действия Власти, или просто боится написать лишнее... Но точно можно отметить, что она не придерживается какой-либо стороны, анализируя ситуацию. И даже по анализу можно сказать, что многие понимали, что действия Советского руководства как минимум неадекватные. А мягкость автора по отношению к Власти можно объяснить малой информированностью (если не страхом).


Официальные «ограничители» действовали и в других сферах культуры. Резкой критике за «идеологическую сомнительность», «недооценку руководящей роли партии», «формализм» и тому подобное регулярно подвергались не только писатели и поэты (А. Вознесенский, Д. Гранин, В. Дудинцев, Е. Евтушенко, С. Кирсанов, К. Паустовский и др.), но и скульпторы, художники, режиссеры (Э. Неизвестный, Р. Фальк, М. Хуциев), философы, историки. Все это оказывало сдерживающее влияние на развитие отечественной литературы и искусства, показывало пределы и истинный смысл «оттепели» в духовной жизни, создавало нервозную обстановку среди творческих работников, рождало недоверие к политике партии в области культуры.

Сложными путями развивалась и архитектура. В Москве было сооружено несколько высотных зданий, в их числе Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова. В те годы станции метро рассматривались и как средство эстетического воспитания людей. В конце 50-х годов с переходом к типовому строительству “излишества” и элементы дворцового стиля исчезли из архитектуры.

Осенью 1962 года Хрущёв высказался за пересмотр ждановских резолюций по культуре и хотя бы за частичную отмену цензуры. Настоящим потрясением для миллионов людей стал выход в свет произведений А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича», «Матренин двор», в полный рост поставивших проблемы преодоления сталинского наследия в повседневной жизни советских людей. Стремясь предотвратить массовый характер антисталинских публикаций, что било не только по сталинизму, но и по всей тоталитарной системе, Хрущев специально в своих выступлениях обращал внимание писателей на то, что «это очень опасная тема и трудный материал» и заниматься им надо, «соблюдая чувство меры». Хрущев хотел добиться реабилитации видных деятелей партии, репрес-сированных в 1936-1938 гг.: Бухарина, Зиновьева, Каменева и других. Однако всего ему добиться не удалось, так как в конце 1962 г. ортодоксальные идеологи перешли в наступление, и Хрущёв вынужден был перейти к обороне. Его отступление было отмечено рядом громких эпизодов: от первого столкновения с группой художников-абстракционистов до ряда встреч руководителей партии с представителями культуры. Тогда он второй раз вынужден был публично отречься от большей части своей критики Сталина. Это было его поражением. Завершил поражение Пленум ЦК в июне 1963 г., полностью посвященный проблемам идеологии. На нем было заявлено, что мирного сосуществования идеологий не было, нет и быть не может. С этого момента книги, которые не могли быть опубликованы в открытой печати, стали ходить по рукам в машинописном варианте. Так родился "самиздат" - первый признак явления, которое позднее станет известно как диссиденство. С этих пор был обречен на исчезновение и плюрализм мнений.

Список литературы:
1. Верт Н. «История Советского государства, 1900-1991» М., 1992 г.

2. М. Н. Зуева, А. А. Чернобаева «История России», 2001г.

3. Алексей Яковлев, На основе исторических материалов, 2002г.

4. Волкогонов Д. "Вызвать и предупредить". Международный

ежемесячник "Совершенно секретно". № 4 (59). 1994

5. Волобуев О., Кулешов С. "История и перестройка".

Публицистические заметки. М.,1989

6. Личман Б. В. История России: ХХ век. Екатеринбург, 1993



7. Русинов И. В. "Аграрная политика КПСС в 50-е-60 годы".






Евреи добиваются превосходства лишь потому, что им отказано в равенстве. Макс Нордау
ещё >>