Конституция и международные договоры белорусского государства как основа деятельности конституционного суда республики беларусь - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Т. В. Апранич Тематика информационных часов на II полугодие 2012... 1 56.22kb.
Решение Конституционного Суда Республики Беларусь 17 июля 2009 г. 1 89.19kb.
Учебно-методический комплекс по дисциплине конституционное правосудие... 6 841.2kb.
Министерство иностранных дел республики беларусь 1 93.24kb.
Г. А. Василевич 8 1377.14kb.
Конституционного суда республики бурятия 10 2337.32kb.
«мирные договоры руси с византией» 1 104.16kb.
Конституция республики беларусь 1994 года 3 544.27kb.
Доклад: Решения Конституционного суда Приднестровской Молдавской... 1 92.46kb.
Доклад на белорусско-немецком семинаре в г. Минске, 13- 14 июня 2002 г 1 156.25kb.
Дипломных работ по курсу «Конституционное право Республики Беларусь» 1 109.38kb.
В отечественной литературе этот вопрос обсуждается реже 1 156.88kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Конституция и международные договоры белорусского государства как основа деятельности - страница №1/1

КОНСТИТУЦИЯ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОГОВОРЫ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВА КАК ОСНОВА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
(Вестник Конституционного Суда Республики Беларусь. 2001, № 2. С. 103 - 110)

Процессы глобализации правового пространства, все явственнее в последние годы проявляющиеся, повышают значение норм международного права при решении внутригосударственных вопросов, более того, выдвигают на один из первых планов ответственность каждого государства перед мировым сообществом за ненадлежащее обеспечение прав, свобод граждан с учетом сложившихся международных стандартов. Единственное допустимое отступление от этих стандартов — их превышение на национальном уровне. Такая концепция взаимоотношений отдельного государства и международных институтов является, на наш взгляд, не ущемлением государственного суверенитета, а наоборот, наполнением его оптимальным содержанием, позволяющим исключить сползание государства к тираническому правлению, содействует утверждению демократии и гражданского согласия в обществе.

Для нашего законодательства и практики его реализации очень важен учет положений международных документов, которые выступают в качестве своего рода стандарта для страны, вступившей на путь демократии.

С одной стороны, государство в силу суверенитета свободно в определении собственной государственно-правовой системы, а с другой, оно должно сообразовывать свои обязательства по международному праву.

В конституционном законодательстве зарубежных стран предусматриваются различные подходы к определению места и роли международного права, его влияния на национальное законодательство, их соотношения. В юридической литературе находят свое развитие и обоснование как дуалистическая, так и монистическая концепции взаимодействия международного и внутреннего права. При этом в рамках монистической концепции выдвигались два основных тезиса: 1) приоритет имеет внутригосударственное право; 2) приоритет имеет международное право. Идея верховенства международного права получила широкое развитие после Второй мировой войны.

В зависимости от того, какое место в системе права занимают международные нормы, государства можно классифицировать следующим образом:

1) международные нормы имеют конституционный статус;

2) статус международных норм выше обычного закона;

3) международные нормы соответствуют обычному закону.

Вопрос о соотношении международного и национального (внутригосударственного) права решен в Конституции и текущем законодательстве Республики Беларусь следующим образом.

В соответствии со статьей 8 Конституции Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства. При этом не допускается заключение международных договоров, которые противоречат Конституции. Эта фундаментальная норма свидетельствует о стремлении законодателя строить независимое государство на правовых демократических принципах. Здесь есть несколько аспектов. Признание приоритета общепризнанных принципов международного права означает не что иное, как определение вектора развития всей правовой системы. Именно в этом смысле следует понимать запись “обеспечивает соответствие им законодательства”. С учетом общепризнанных принципов международного права должно осуществляться “наполнение” конституционных норм, определение их содержания.

В нашем законодательстве до недавнего времени не было общей формулировки, согласно которой международные договоры, заключенные в соответствии с конституционной процедурой, составляют неотъемлемую часть белорусского права и республиканского законодательства. В отдельных правовых источниках (кодексах, законах) иногда подчеркивалось верховенство международного договора по отношению к конкретному нормативному акту. Однако для непосредственного применения международного договора этого еще недостаточно. Законом от 23 октября 1991 г. “О порядке заключения, исполнения и денонсации международных договоров Республики Беларусь” в редакции от 8 июля 1998 г. (в настоящее время — Закон “О международных договорах Республики Беларусь”) предусмотрена определенная процедура имплементации международных договоров во внутреннее законодательство. Важно иметь в виду, что согласно новой редакции ст. 15 Закона общепризнанные принципы международного права и нормы международных договоров Республики Беларусь, вступивших в силу, являются частью действующего на территории Республики Беларусь права. При этом предусмотрено, что нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, вступивших в силу, являются частью действующего на территории Республики Беларусь законодательства, подлежат непосредственному применению, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для применения таких норм требуется издание внутригосударственного акта, и имеют силу того правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее соответствующего международного договора. (См. также Положение о порядке заключения, выполнения и прекращения действия международных договоров межведомственного характера, заключаемых некоторыми государственными органами Республики Беларусь, утвержденное Указом Президента Республики Беларусь от 11 мая 1999 г. № 262, и постановление Совета Министров Республики Беларусь от 12 апреля 1999 г. № 506 “О порядке заключения, исполнения и прекращения действия международных договоров Республики Беларусь межведомственного характера, заключаемых республиканскими органами государственного управления и объединениями, подчиненными Совету Министров Республики Беларусь”.)

Принципы международного права отличаются от норм международного права степенью обобщенности и юридической силой. Как справедливо отмечается в юридической литературе, для принципов международного права характерна высшая степень нормативной обобщенности, то есть общепризнанные принципы являются такими нормами международного права, которые разделяются мировым сообществом, обладают высшей степенью обобщенности и нормативности, что означает предопределение ими содержания других норм международного права.

Общепризнанные принципы не сформулированы в едином международном акте. Некоторые из них названы в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 г., другие — в Хельсинкском заключительном акте и иных международных договорах и обычаях. (В нашей Конституции некоторые из них содержатся в статье 18.)

С учетом двух тенденций — глобализации и регионализации — к общепризнанным принципам в сфере обеспечения прав и свобод человека следует относить и те из них, источником которых являются важнейшие международно-правовые акты, составляющие международный Билль о правах человека.

Наша правовая традиция интеграции международного договора посредством использования соответствующей процедуры (ратификация, присоединение, утверждение) предопределяет место международного договора в зависимости от места, которое занимают законы о ратификации договоров. (После принятия 15 марта 1994 г. Конституции автором неоднократно указывалось на неконституционность практики, в соответствии с которой международные договоры ратифицировались не законами, а постановлениями Верховного Совета, которые подписывал его Председатель (так продолжалось около двух лет). — См.: Василевич Г.А. Конституция и международные договоры // Рэспубліка. 1994. 9 кастр.; Он же. Парламент Республики Беларусь. Конституционно-правовой аспект. Минск: Право и экономика, 1995. С. 173.) Согласно части третьей статьи 8 и части четвертой статьи 116 Конституции они носят подконституционный, но надзаконный характер, включая кодексы и программные законы (их два), то есть обладают и по отношению к последним более высокой юридической силой. При этом даже в случае расхождения норм международных договоров и новых законов общепринятое правило о том, что новый закон отменяет старый, не применяется, то есть в случае расхождения данных актов приоритетом пользуются нормы международных договоров. По существу, здесь должен действовать принцип lex specialis. Указанный принцип должен быть соблюден даже если в новом законе прямо сказано о его верховенстве по отношению к международному договору. Исключение, как уже отмечалось, возможно при установлении в законе большего объема гарантий.

При этом, по мнению автора, исходя из закрепленного в самой Конституции верховенства общепризнанных принципов международного права, можно сделать вывод, что толкование конституционных норм должно происходить именно с учетом определенного этими принципами вектора развития законотворческой и правоприменительной деятельности, смысла, придаваемого международным документам. В то же время смысл, содержание и применение законов, деятельность органов государственной власти также должны определяться как общепризнанными принципами, так и ставшими обязательными для Беларуси нормами международных договоров. Это может быть успешно реализовано в силу почти полного воспроизведения в конституционном тексте основных идей и положений международных документов, составляющих международный Билль о правах человека.

В Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН (1970 г.), закреплено положение о том, что при толковании и применении изложенные в ней принципы являются взаимосвязанными и каждый принцип должен рассматриваться в контексте всех других принципов (например, права человека и территориальная целостность).

В соответствии со статьей 116 Конституции Республики Беларусь по предложению уполномоченных на то субъектов Конституционный Суд дает заключения о соответствии международных договорных и иных обязательств нашей страны Конституции и международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь.

Важно подчеркнуть, что ратификации Национальным собранием Республики Беларусь подлежат международные договоры Республики Беларусь, при подписании которых стороны договорились о ратификации; устанавливаются иные правила, чем те, которые содержатся в законах Республики Беларусь, декретах и указах Президента Республики Беларусь, предметом которых являются вопросы, относящиеся только к сфере законодательного регулирования, но не урегулированные законами, декретами и указами Президента Республики Беларусь; о территориальном разграничении Республики Беларусь с другими государствами; об участии Республики Беларусь в межгосударственных образованиях.

Как отмечалось, ратификация международного договора Республики Беларусь осуществляется в форме закона, который возводит международный договор в ранг актов, стоящих над обыкновенными законами. Важность определения места международных договоров в иерархии правовых актов состоит в том, что в них часто содержатся нормы о дополнительных гарантиях прав и свобод человека. Считаю, что проверка Конституционным Судом конституционности может касаться и международных документов (договоров, соглашений и др.), еще не вступивших в силу для Республики Беларусь. Кроме того, речь идет об их сопоставлении (проверке) на предмет соответствия не только ратифицированным актам, но и международным договорам, ставшим обязательными иным способом. Ведь согласие Республики Беларусь на обязательность для нее международного договора может быть выражено путем утверждения договора, присоединения к нему либо другим способом, о котором условились договаривающиеся стороны.

В связи с этим допустимо внесение на рассмотрение Конституционного Суда предложения о проверке соответствия не только Конституции, но и международным актам, ставшим обязательными для Республики Беларусь в результате ратификации, утверждения, присоединения и т.п., тех международных документов, которые еще не обрели такую силу, то есть не стали до выполнения соответствующей процедуры обязательными для нашего государства. Это позволит обеспечить системность международных договоров, устранить возможные противоречия между их нормами.

В принципе нельзя исключать и такой ситуации, когда прекращение, в том числе денонсация, или приостановление действия международного договора Республики Беларусь будет вызвано решением Конституционного Суда Республики Беларусь. Однако и Конституционный Суд, и органы, в компетенцию которых входит принятие решения об обязательности международного договора для Республики Беларусь, должны исходить из того, что такая процедура (прекращение или приостановление действия международного договора) должна осуществляться в соответствии с условиями самого договора и нормами международного права, то есть здесь можно говорить о “связанности” такого решения Конституционного Суда. Позиция по данной проблеме была изложена автором еще несколько лет назад.

Необходимо повысить эффективность судебной защиты прав и свобод граждан, закрепленных в международных договорах Республики Беларусь.

В соответствии со статьей 112 Конституции Республики Беларусь, если суд (общий или хозяйственный) при рассмотрении конкретного дела придет к выводу о несоответствии нормативного акта Конституции, он должен принять решение в соответствии с Конституцией и поставить в установленном порядке (обратившись в Верховный Суд или Высший Хозяйственный Суд) вопрос о признании данного нормативного акта неконституционным. Аналогичное правило должно действовать и в случае выявления расхождений между вступившими в силу международными договорами и иными правовыми актами (законами, декретами, указами и др.). Причем внедрение на практике такого правила не требует специального законодательного урегулирования. К этому по существу обязывает содержание статей 8, 112, 116, 137, 142 Конституции, а также некоторых других актов законодательства.

Еще в начале 1990-х годов автором подчеркивалась необходимость утверждения и в законодательстве, и на практике, прежде всего судебной, правила о приоритете норм международного права по отношению к иным актам. (Василевич Г.А. Конституция и международные договоры // Рэспубліка. 1994. 9 кастр.)

Дать принципиальный толчок формированию соответствующей административной и судебной практики могло бы рассмотрение на пленумах Верховного Суда и Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь вопросов о практике применения судами норм международных договоров. К сожалению, в настоящее время суды практически не выносят решения со ссылками на нормы Конституции Республики Беларусь и международных договоров.

В юридической литературе существуют споры по поводу непосредственного применения норм ратифицированных государством международных договоров, в том числе и многосторонних. В этой связи можно выделить две основные группы международных договоров. Для первой характерно то, что не требуется принятие каких-либо законодательных актов. Для второй обязательно принятие внутригосударственных актов в целях их реализации. Придерживаюсь позиции авторов, которые рассматривают в качестве самоисполняемых те договоры, которые касаются прав и свобод граждан. (Безусловно, в некоторых случаях требуется принятие соответствующих нормативных актов, однако это должно вытекать из самого договора.)

Конституционный Суд Беларуси обычно исходит из того, что нормы таких международных договоров Республики Беларусь должны действовать в стране непосредственно.

Известно, что позиция некоторых других стран (например, США) иная. Верховный Суд этой страны в свое время установил, что международное право является частью права страны, которое должно определяться и применяться судами каждый раз, когда связанные с ним вопросы права представлены на его рассмотрение. В этих делах, если нет договора или регулирующего акта исполнительной власти, судебного решения, то можно обращаться к обычаям и обыкновениям цивилизованных стран (Василевич Г.А. Конституция и международные договоры // Рэспубліка. 1994. 9 кастр.; Зимненко Б.Л. Соотношение общепризнанных принципов и норм международного права и российского права // Международное право. 2000. № 2. С. 54.)

Вопрос о прямом действии норм международных договоров не праздный, так как не всегда признается, что даже нормы Конституции имеют непосредственный характер действия, обладая при этом верховенством и высшей юридической силой по отношению ко всем иным актам внутреннего законодательства.

В пользу вывода о том, что нормы международных договоров порождают права и обязанности для граждан Беларуси свидетельствуют закрепленные не только в Конституции (см. статьи 8, 116 и др.), но и в актах текущего законодательства правила об их приоритете при расхождении норм национального законодательства и международных актов.

Возможности Конституционного Суда Республики Беларусь в утверждении верховенства норм международного права должны быть использованы более эффективно. В этом убеждает законодательство и опыт других стран. Например, согласно Конституции Германии (статья 100) в случае возникновения сомнения относительно того, является ли норма международного права составной частью федерального права и порождает ли она непосредственно права и обязанности для индивида, суд должен получить решение Федерального конституционного суда. Исходя из положений нашей Конституции, можно было бы через проверку Конституционным Судом актов текущего законодательства на соответствие обязательным для Беларуси международно-правовым документам решать этот вопрос. В целом, по мнению автора, Конституционный Суд должен обладать правом превентивного контроля за конституционностью подписанных международных договоров (до их ратификации). При этом не Министерство юстиции, а Конституционный Суд должен давать соответствующее заключение.

Возникает вопрос о том, какая норма должна действовать в случае расхождения Конституции и международного договора, в том числе и международного пакта, которые заключены (вступили в силу) до введения в действие 30 марта 1994 г. Конституции. Ведь в статье 8 Конституции установлен запрет на заключение договоров, противоречащих Конституции, то есть эта норма устремлена в будущее. Что же касается ранее заключенных договоров, то можно учитывать требования статей 137 и 142 Конституции: акты, действовавшие на территории Республики Беларусь до введения в действие Конституции, применяются в части, не противоречащей Конституции. Однако при этом есть нюансы, которые должны учитываться: обычно нельзя ссылаться на неисполнение норм международного права, мотивируя это особенностями национального законодательства.

Практика работы Конституционного Суда Республики Беларусь убеждает в его отношении к международным документам как юридически обязательным для нашего государства документам, следование которым позволяет ускорить демократические преобразования.

Конституционный Суд является, к сожалению, одним из немногих органов, которые опираются при принятии решений на нормы международных договоров. В большинстве своих решений он использует нормы Всеобщей декларации прав человека, двух важнейших международных пактов — о гражданских и политических правах; об экономических, социальных и культурных правах; многие документы ООН, Международной организации труда.

Международно-правовые документы выступали в качестве дополнительного аргумента лишь тогда, когда имелось неполное их совпадение с конституционным текстом. Мы часто используем эти нормы и в качестве самостоятельного правового обоснования.

Можно отметить очевидную целесообразность существования в СНГ особых соглашений в области прав и свобод человека, поскольку вместе с европейской и международной системами защиты прав человека они помогают защищать людей, проживающих на территории бывшего СССР. Конституционный Суд Республики Беларусь неоднократно обращался к анализу этих документов, формируя собственную позицию.

Наряду с этим Конституционный Суд часто обращается и к европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которой руководствуется в своей деятельности Европейский Суд по правам человека. По сути она является международным стандартом в области обеспечения и соблюдения прав и свобод человека, выполнения обязанностей гражданами. Решения, которые принимает Европейский Суд, — это по существу толкование данной Конвенции, разъяснение ее положений и смысла. Можно утверждать, что вердикт Европейского Суда является ориентиром и для тех стран, которые не являются членами Совета Европы, но стремятся вступить в него.

Все решения, которые Конституционный Суд принимал за последние четыре года, основывались не на политических пристрастиях судей, а исключительно на нормах Конституции, международного права, на судебных прецедентах, в том числе создаваемых Европейским Судом, а также на решениях ранее действовавшей Европейской Комиссии по правам человека. Это влияло на позицию Конституционного Суда по многим вопросам, например, на определение объема права граждан на судебную защиту. Так, еще три года назад оно было во многом ограничено, обставлено различного рода препонами. Суды нередко отказывались принимать обращения граждан, если спор был рассмотрен в вышестоящей инстанции. К тому же существовало немало пробелов и в законодательстве. Например, статья 209 Уголовно-процессуального кодекса предусматривала возможность прекращения производства по уголовному делу органами предварительного следствия, и обжаловать это решение можно было только прокурору (гражданин не всегда мог быть согласен с основаниями прекращения производства по делу). Отсутствие права на защиту в суде противоречило Конституции. К большому сожалению, отечественная судебная практика не всегда была адекватна конституционной норме. Конституционный Суд в ряде своих решений отметил следующее: право на судебную защиту является неотъемлемым и не может быть ограничено. Гражданин имеет право на судебную защиту и в том случае, если предусмотрен альтернативный порядок разрешения спора, когда человек обратился в вышестоящий орган. Это ни в коем случае не должно исключать судебной защиты.

Конституционный Суд внимательно изучал подходы, закрепленные в решениях международных структур, в том числе и в актах Европейского Суда, относительно сроков содержания под стражей лиц во время предварительного следствия. Это беда многих государств, когда люди длительное время находятся в местах предварительного заключения, истекают все мыслимые и немыслимые сроки, и только затем дело доходит до приговора и уже осужденные направляются в исправительно-трудовые учреждения. Конституционный Суд вынес заключение, согласно которому основания содержания под стражей могут также подлежать судебной проверке. Показательно, что с самого начала Конституционный Суд получил в этом вопросе полную поддержку Прокуратуры Республики Беларусь.

Одним из таких показательных было решение от 9 июля 1997 г. о соответствии некоторых норм Уголовного кодекса Конституции и Международному пакту о гражданских и политических правах. Речь шла о придании закону обратной силы. Конституционный Суд признал недопустимым придавать обратную силу закону, усиливающему уголовную ответственность. Положения Международного пакта о гражданских и политических правах свидетельствуют, что даже чрезвычайное положение в государстве, при котором жизнь нации находится под угрозой и о наличии которого официально объявляется, не может служить основанием для каких-либо отступлений от ряда статей Пакта, в том числе и от статьи 15, закрепившей правило обратной силы уголовного закона, установившего более легкое наказание.

Конституционный Суд, исходя из положений международных документов, много делал для того, чтобы сформировать объективные условия для беспристрастности и доступности правосудия, разграничения функции обвинения и правосудия. При этом Конституционный Суд анализировал не только Конституцию, вышеназванный Международный пакт, но и такой документ, как Процедура эффективного осуществления Основных принципов независимости судебных органов, утвержденных резолюцией Экономического и Социального Совета ООН, которыми предусмотрено, что ни от одного судьи не требуется выполнение функций, не совместимых с принципами независимости судебных органов, обеспечения права на квалифицированную юридическую помощь, недопустимость принуждения к свидетельствованию против себя или к признанию себя виновным.

В одном из своих решений Конституционный Суд подтвердил право при рассмотрении любого предъявленного уголовного обвинения на достаточное время и возможность подготовки своей защиты и сноситься с выбранным им самим защитником, быть судимым без неоправданной задержки.

Исходя из содержания нашей Конституции, Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о гражданских и политических правах нами вынесено решение по вопросу о конституционности некоторых положений Гражданского процессуального кодекса, в соответствии с которыми решения всех судов, кроме решений Верховного Суда, могут быть обжалованы в кассационном порядке сторонами и другими лицами, участвующими в деле, или опротестованы прокурором в десятидневный срок со дня объявления решения.

Очень сложным было дело об оказании юридической помощи, в том числе и осужденным. При его рассмотрении также учитывались существующие международные стандарты.



С учетом решений Европейской Комиссии по правам человека вынесено решение по вопросу о праве граждан на альтернативную воинскую службу.

Анализ деятельности Конституционного Суда Республики Беларусь, органов конституционного контроля других стран свидетельствует о том, что государственно-правовая система развивается успешно и динамично, если Конституционный Суд действует строго в рамках предоставленных полномочий, когда приоритетами в его работе являются демократическая Конституция, международные стандарты, право, в основе которого лежит принцип справедливости.




Кто же виноват, что кроме Истории мы ничего не умеем делать? Борис Крутиер
ещё >>