Конкурс исследовательских работ учащихся «интеллектуальное будущее мордовии» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Конкурс исследовательских работ учащихся «Интеллектуальное будущее... 1 286.29kb.
Конкурс исследовательских работ учащихся «интеллектуальное (инновационное) 1 320.73kb.
Конкурс исследовательских и проектных работ учащихся «интеллектуальное... 1 194.97kb.
Конкурс исследовательских работ учащихся «интеллектуальное (инновационное) 1 284.15kb.
Конкурс исследовательских работ учащихся «интеллектуальное (инновационное) 4 514.5kb.
Конкурс исследовательских работ учащихся «интеллектуальное будущее... 1 141.61kb.
Конкурс исследовательских работ учащихся «интеллектуальное будущее... 1 184.49kb.
Конкурс исследовательских работ учащихся «интеллектуальное (инновационное) 3 661.48kb.
Конкурс исследовательских работ учащихся «интелектуальное (инновационное) 1 93.55kb.
Конкурс исследовательских работ учащихся «интеллектуальное (инновационное) 1 338.29kb.
Конкурс исследовательских работ учащихся «интеллектуальное будущее... 1 274.61kb.
Анализ учебно-воспитательной работы мбоу сош №29 по итогам 2 четверти... 1 335.15kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Конкурс исследовательских работ учащихся «интеллектуальное будущее мордовии» - страница №1/3

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ

РЕГИОНАЛЬНЫЙ УЧЕБНЫЙ ОКРУГ


Конкурс исследовательских работ учащихся

«ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ БУДУЩЕЕ МОРДОВИИ»


Воплощение художественного образа А.С. Грибоедова в романе Ю. Тынянова

«Смерть Вазир-Мухтара»

Шумкина Валерия

10 класс

МОУ «Гимназия №12»

городского округа Саранск

САРАНСК


2013

ИНФОРМАЦИОННАЯ СТРАНИЦА


МОУ «Гимназия №12» городского округа Саранск

Долматова Наталья Владимировна

430005, г. Саранск, проспект Ленина, 11

24-33-26
Шумкина Валерия Владимировна

430005, г. Саранск, ул. Коммунистическая, 13-57

24-61-14
Занчева Ольга Александровна

Оглавление. С.
Введение………………………………………………………………………………………...4
Глава 1. Реально-исторический образ А.С. Грибоедова и его воплощение

в биографической литературе…………………………………………………………………5


Глава 2. Художественное воплощение образа А.С. Грибоедова в романе

«Смерть Вазир-Мухтара»…………………………………………………............................9


Глава 3. Способы создания художественного образа главного героя

в романе………………………………………………………………………………………..17


Заключение…………………………………………………………………………………….22
Библиографический список………………………………………………….........................23

ВВЕДЕНИЕ.


Часто бывает так, что смерть забирает выдающихся, гениальных людей очень рано. И эти случаи обычно кажутся нам страшной нелепостью или даже роковой ошибкой судьбы. Неизвестно, может ли судьба ошибаться. И так ли это важно? Факт остаётся фактом: человек ушёл. Именно ушёл, а не исчез и не канул в Лету, ведь выдающаяся личность обязательно оставляет свой след в памяти человечества. Прежде всего, своими делами, конечно. Небезразличный же ученик (а учимся мы в течение всей нашей жизни), знакомясь с трудами определённого деятеля, сочтёт своим долгом познакомиться поближе с его жизнью и личностью. Но что делать, если сведений о человеке осталось совсем мало или они сильно разняться между собой? Такое вполне возможно, ведь мысли об автобиографии могли никогда не посетить скромную голову гения, его переписка могла не сохраниться, отношение современников к выдающейся личности никогда не бывало однозначным, а дневниковые записи в той или иной степени субъективны. При таком раскладе и без того непростая личность становится ещё более загадочной.

Так случилось и с Грибоедовым.



Актуальность исследования заключается в постоянстве интереса к загадочным судьбам выдающихся литературных и исторических деятелей.

Цель работы состоит в том, чтобы разобраться в многоголосии мнений, исследовать, как реально-исторический образ А.С. Грибоедова воплощен в биографической литературе и каково его художественное воплощение в романе Ю. Тынянова «Смерть Вазир-Мухтара».

Задачи:

• изучить биографическую литературу, посвященную А.С. Грибоедову;

• обозначить основные способы создания художественного образа главного героя в романе Ю. Тынянова «Смерть Вазир-Мухтара»;

• сопоставить различные точки зрения исследователей по названной теме и сделать выводы.



Объектом исследования является роман Ю. Тынянова «Смерть Вазир-Мухтара».

Методы исследования: анализ, используемый при изучении специальной литературы, филологический анализ, применяемый в ходе истолкования художественного текста, интерпретация – при осмыслении художественного образа А.С. Грибоедова в романе.

Практическая значимость:

полученные результаты могут быть использованы на уроках литературы при изучении биографии А.С. Грибоедова;

на факультативных занятиях, посвящённых углублённому изучению жизни и творчества А.С. Грибоедова и ознакомлению с критической литературой по данной теме.
Структура работы обусловлена целью и конкретными задачами. В первой главе мы обобщили наблюдения исследователей, критиков по биографии А.С. Грибоедова. Во второй и третьей главах сосредоточили свое внимание на анализе романа Ю. Тынянова «Смерть Вазир-Мухтара», его оценке критиками и способах создания художественного образа главного героя.

В работе есть заключение и список использованных источников.


1. РЕАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБРАЗ А.С. ГРИБОЕДОВА И ЕГО ВОПЛОЩЕНИЕ В БИОГРАФИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ.


«Написать его биографию было бы делом его друзей; но замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов», - заметил в 1835 году о Грибоедове Пушкин, хотя и знал, что биография Грибоедова уже пять лет как опубликована [26,163]. Написал её Ф.В. Булгарин, объявивший себя самым преданным другом покойного. В действительности же самым близким другом поэта был С.Н. Бегичев, который спустя четверть века тоже предпринял попытку написания биографии Грибоедова. Бегичев заполнил воспоминаниями лишь тонкую тетрадочку, которую так и не решился отдать в печать. Вот выдержка из его труда: «Он много читал по всем предметам наук и много учился. Способность его к изучению языков была необыкновенная: он знал в совершенстве персидский язык, прочел всех персидских поэтов и сам мог писать стихи на этом языке... не имею слов объяснить, до чего приятны были для меня частные беседы наши вдвоем. Сколько сведений он имел по всем предметам! Как увлекателен и одушевлен он был, когда открывал мне нараспашку свои мечты и тайны будущих своих творений, или когда разбирал творения гениальных поэтов! И как он был любезен и остер, когда бывал в веселом расположении духа» [5,43].

Вспоминая петербургские годы Грибоедова (1815-1818), Бегичев замечает: «С его неистовой веселостью и остротой, везде, когда он попадал в круг молодых друзей, был он их душой», - и далее переходил к повествованию о театральных знакомствах Грибоедова [5,52]. Впрочем, ими не ограничивался круг общения драматурга. И.Д. Якушкин, П.Я. Чаадаев, СП. Трубецкой, И.Д. Щербатов, Л.Н. Толстой, П.А. Муханов – всё это декабристы, добрые товарищи Грибоедова. О них в воспоминаниях Бегичева нет ни слова. Он всё ограничивается литературными замыслами поэта, а также персидскими впечатлениями друг друга. Но ведь были и иные темы! «Вспомни наш разговор в Екатерининском», - напишет в конце года Бегичеву Грибоедов. - Теперь выкинь все из головы. Читай Плутарха, и будь доволен тем, что было в древности. Ныне эти характеры более не повторяются». О гибели Грибоедова Бегичев только обмолвился «всем известна его трагическая кончина», и четверть века спустя эта тема была запретной для печати. Официальная точка зрения на катастрофу в Тегеране была установлена задолго до того, как были получены сколько-нибудь подробные сведения о ней. В отношении министра иностранных дел от 16 марта 1829 года командующему Кавказским корпусом указывалось: «При сем горестном событии его величеству отрадна была его уверенность, что шах персидский и наследник престола чужды гнусному и бесчеловечному умыслу и что сие происшествие должно приписывать опрометчивым порывам усердия покойного Грибоедова, не соображавшего поведение свое с грубыми обычаями и понятиями черни тегеранской...» [6,88]. Сомневаться в такой трактовке событий было запрещено.

Многое могли бы припомнить о Грибоедове и другие его ближайшие друзья: В.К. Кюхельбекер, А.И. Одоевский, П.А. Бестужев, но только последний попытался описать своё знакомство с Грибоедовым: «Ум от природы обильный, обогащенный глубокими познаниями, жажда к коим... не оставляет его, душа, чувствительная ко всему высокому, благородному, геройскому. Правила чести, характер живой... неподражаемая манера приятного заманчивого обращения, без примеси надменности; дар слова в высокой степени; приятный талант в музыке; наконец, познание людей делает его кумиром и украшением лучших обществ».

Конечно, знакомства Грибоедова не исчерпывались декабристским кругом. Среди товарищей его было много людей искусства, учёных, военных и чиновников. Многие из них нам хорошо известны; о других мы с трудом выискиваем сведения; о третьих только догадываемся. То, что Грибоедов был замкнутым человеком – миф. Он тянулся к людям и люди тянулись к нему. Вынесенная из гусарский лет привычка к непринужденному дружескому общению с окружающими позволяла ему легко заводить новые знакомства. И жизнь его складывалась так, что сферы его общения причудливо менялись: огромное, по-московскому чтимое родство и свойство в детстве, университетские приятели, сослуживцы-гусары в годы войны, потом кавалергарды, преображенцы, семеновцы в Петербурге, литераторы и театралы, чиновники Коллегии иностранных дел, кавказские и персидские приятели и недруги, новые московские и петербургские знакомства 1823-1825 годов, встречи в Киеве и Крыму1825 года, товарищи по гауптвахте Главного штаба 1826 года, и снова Кавказ, и снова Персия. Об этом необходимо вспомнить, чтобы оценить сравнительную бедность мемуарной литературы о Грибоедове. Менее десятка специальных мемуарных очерков, ему посвященных; почти столько же пространных и связных рассказов из записок и дневников его близких и дальних знакомых, в остальном же - множество мимолетных штрихов к характеристике Грибоедова, сохранившихся в воспоминаниях и письмах его современников. Дробность этого материала, проникшего в печать в разных изданиях и в разные годы, затрудняла целостное представление о реальном облике Грибоедова.

Кроме мемуарной литературы основные и общепризнанные сведения о жизни и творчестве Грибоедова освещаются на страницах справочной литературы. Так, в частности, в энциклопедическом словаре XIX века Брокгауза и Ефрона биография писателя дается подробно. Статьи о Грибоедове в разного рода справочной литературе имеют вид хронологически последовательного жизнеописания, набор обязательных сведений (дата, места рождения и смерти, социальное происхождение, образование, начало, основные этапы и конец служебной деятельности, первое опубликованное произведение, первые публикации основных произведений).

Советские исследователи многое сделали для прояснения и личности и судьбы Грибоедова, обнаружив несостоятельность ряда принципиальных суждений о нём, бытовавшие в «веке минувшем» на правах самоочевидных будто бы истин.

К.К. Пиксанов, В.Н. Орлов, О.И. Попова, С.М. Петров, М.В. Нечкина, С.Д. Шостакович, В.С. Шадури, В.П. Мещерякова – эти люди внесли неоценимый вклад в изучение биографии Грибоедова. Благодаря литературоведу К.К. Пиксанову [24,256] и его книге «Грибоедов. Исследования и характеристики» мы знаем о прекрасном образовании драматурга: Александр Сергеевич в 1802-1803 поступил в Московский университетский благородный пансион, а в 1806, в возрасте 11 лет, - в Московский университет. Там поэт проучился шесть лет, получил два диплома, прошёл науки трёх факультетов (словесное, нравственно-политическое, физико-математическое отделения) [34]. Также он владел английским, немецким, французским и итальянским языками.

Нечкина Милица Васильевна – историк, специалист по истории общественных движений первой половины XIX века, в своей работе «Грибоедов и декабристы» приводит ряд доказательств того, что поэт был связан с вольнолюбцами не только идейно, но и организационно, был членом тайного общества [21,47].

В 1989 году вышла в свет книга В.П. Мещерякова «Жизнь и деяния Александра Грибоедова. Автор пишет о тайне рождения писателя, предполагает, что тот был рождён вне брака: «Что же касается подлинного документа о рождении и крещении Грибоедова, то его думается, и не существовало вовсе. То есть не существовало такой записи, в которой, кроме имени младенца, были бы указаны и его родители. Имелась ведь и другая форма регистрации новорожденных. Ребенок, рожденный вне брака, в том случае, когда отец не желал скреплять любовную связь венцом, мог быть окрещен в церкви как подкидыш, без указания на родителей вообще» [18,15]. Автор отмечает роль Грибоедова в движении декабристов, особое внимание уделяет характеристике комедии «Горе от ума» и других произведений писателя. Подробно рассказывает о дипломатической деятельности Грибоедова, усилиями которого был обеспечен мир на Во-стоке.

Немало исследований посвящено и дипломатической деятельности Грибоедова, в том числе две книги О.И. Поповой и С.В. Шостаковича, выявивших дипломатическое искусство Грибоедова и развеявших живую легенду о нем как «неловком дипломате», якобы виновном в своей гибели. В очерке В. Орлова «Грибоедов» отмечаются его выдающиеся дипломатические способности. Автор книги убежден, что важную роль в формировании мировоззрения писателя сыграли события Отечественной войны 1812 г и восстание декабристов.

Последний год жизни Грибоедова послужил материалом романа Ю.Н. Тынянова «Смерть Вазир-Мухтара», где автор «Горя от ума» представлен жертвой вдруг - после 14 декабря 1825 года - «переломившегося времени». Роман Тынянова был закончен в 1927 году и с тех пор переиздан десятки раз. Блестящий романист создал прекрасное произведение, в котором главный герой столько же художественно убедителен, сколько и исторически недостоверен. В противоречии между образом и его реальным прототипом нет еще ничего исключительного - достаточно вспомнить Наполеона и Кутузова в романе Л. Толстого «Война и мир». И если концепция Тынянова до сих пор оказывает влияние на трактовку личности Грибоедова, то только потому, что научной биографии автора «Горе от ума» еще не создано.

В 1826 году, после освобождения из-под ареста по делу декабристов, Грибоедов возвратился к месту службы на Кавказ. В то время, когда по высочайшей воле была предрешена отставка генерала А.П. Ермолова.

Д.В. Давыдов писал: «... в Грибоедове, которого мы до того времени любили как острого, благородного и талантливого товарища, совершалась неимоверная перемена. Заглушив в своем сердце чувство признательности к своему благодетелю, Ермолову, он, казалось, дал в Петербурге обет содействовать правительству к отысканию средств для обвинения сего достойного мужа, навлекшего на себя ненависть государя <…> изощрял ум и способности свои для того, чтобы более и более заслужить расположение Паскевича…» [5,39].

Что Грибоедов был желчный, неуживчивый, - возражает Давыдову кавказец В. Андреев. «Это правда, но он худо ладил с тогдашним строем жизни и относился к нему саркастически - в этом свидетельствует «Горе от ума»; но нет поводов сомневаться в благородстве и прямоте Грибоедова потому только, что он разошелся с Еромоловым или был ему неприязнен при падении, сделавшись близким человеком Паскевичу. Во-первых, он был с последним в родстве, пользовался полным его доверием и ему обязан карьерой…» [5,41]. Оба мнения субъективны, поэтому для выяснения истины важно было свидетельство современника, знающего обстоятельство дела из первых рук, но не принимавшего в нем непосредственного участия. Есть такой свидетель - А.С. Пушкин. «Его рукописная комедия «Горе от ума» произвела неописанное действе, - скажет, он - и вдруг поставила его наряду с первыми наивысшими поэтами. Несколько времени потом совершенное знание того края, где начиналась война, открыло ему новое поприще; он назначен был посланником. Приехав в Грузию, женился на той, которую любил... Не знаю ничего завиднее последних годов бурной его жизни. Самая смерть, постигшая его посреди смелого неравного боя, не имела для Грибоедова ничего ужасного, ничего томительного. Она была мгновенна и прекрасна» [26, 73]. Пушкин знал об обстоятельствах отставки Ермолова от него самого, как знал о тяжелых предчувствиях Грибоедова перед последним его отъездом на Восток от самого Грибоедова. В словах Пушкина нет ни доли жалости к грибоедовской судьбе. Но что беспокоило самого поэта А.С. Грибоедова в эти беспокойные годы? В критико-биографическом очерке С.М. Петрова «А.С. Грибоедов», 1950 года, мы читаем «... в последние годы жизни Грибоедов нередко испытывал сомнения в своем таланте. Еще в сентябре 1827 года он писал Бегичеву из Крыма по пути на Кавказ о том, что уже довольно продолжительное время не может ничего написать. В конце 1826 года Бегичеву пришло письмо тревожного содержания: Грибоедов говорил о нелёгкой и неблагодарной судьбе поэтов. И все же Грибоедов по-прежнему стремится к художественному творчеству. В книге М.В. Муратова и Т.Г. Муратовой «А.С. Грибоедов» так же отмечается, что «жизнедеятельной его натуре была чужда мысль о смерти». Не иссякли творческие замыслы, но требовательность большого мастера не позволяла спешить с обнародованием уже написанных произведений. Трагедия «Грузинская ночь» хранилась в его памяти, но даже Бегичеву Грибоедов отказался ее прочесть. Рядом с «Грузинской ночью» волновали воображения поэта еще несколько грандиозных замыслов, частично уже осуществленных: трагедии «Федор Рязанский», «1812 год», «Радамист и Зенобия». Мог ли человек, готовый к смерти, лелеять в душе столько планов? Однако многие из знакомых Грибоедова вспоминали о приступе мрачного настроения, с которым Грибоедов отправился 6 июня 1828 года из столицы в последний свой путь на Восток.

Нина Александровна «без ропота разделяла ссылку» своего мужа, но он видел, ей было одиноко и тяжело в чужой стране, и, кроме того, она уже страдала «самой мучительной беременностью». И вот в таком положении Грибоедову приходилось бросать жену, чтобы ехать в Тегеран. Он выехал из Тавриза в столицу 9 декабря, с большой свитой. Этот день был последним, проведенным с женой.

В сборнике научных трудов под ред. С.А. Фомичева «Грибоедов. Материалы к биографии» выделяются восемь версий, объясняющих причины и мотивы нападения на русское посольство. И.С. Мальцов (1807-1880) - первый секретарь российской миссии в Персии писал в воспоминаниях: «Все крыши были уставлены свирепствующей чернью, которая лютыми криками изъявляла радость и торжество свое. Около 15 человек из чиновников и прислуги собрались в комнате посланника и мужественно защищали у дверей» [7, 205]. Похоронили поэта в монастыре Святого Давида. На постаменте женой поэта начертаны глубокие, волнующие слова: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя».

Таким образом, можно утверждать, что биография и творчество А.С. Грибоедова представлены многообразными по структуре и содержательному наполнению материалами, изложенными как в справочной (словари), так и в специальной литературе (в очерках, в исторических исследованиях, мемуарах и т.д.). И тем не менее, «загадка» Грибоедова не разгадана до конца, многие факты его биографии так и не получили объективного и достоверного освещения. Продолжают оставаться спорными дата рождения писателя, его принадлежность к обществу декабристов, причины назначения в Персию и т.д. Причин здесь несколько, но главная из них - отсутствие подлинных и достоверных документальных источников. Ученые вправе высказывать гипотезы и предположения, но пока не получат документального подтверждения, последние не могут перейти в разряд достоверного факта. Однако там, где бессильна история, свое слово может сказать художественная литература, так как именно она располагает средствами, необходимыми для создания образа выдающейся личности. К таковым относится в первую очередь художественный вымысел, и если он подкреплен интуицией и чувством меры, биография может получиться исторически достоверной.

Роман Ю.Н. Тынянова «Смерть Вазир-Мухтара» остается, к сожалению, единственной художественной версией биографии Грибоедова.

2. ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ВОПЛОЩЕНИЕ ОБРАЗА А.С. ГРИБОЕДОВА В РОМАНЕ «СМЕРТЬ ВАЗИР-МУХТАРА»
В историю русской литературы Александр Сергеевич Грибоедов вошел как автор знаменитой комедии «Горе от ума». Широко образованный, одаренный многими талантами, он писал и музыку. Но все же главным делом его жизни, его специальностью была дипломатия, сыгравшая, в конечном итоге, роковую роль в его судьбе. Выполняя сложную и важную для России дипломатическую миссию в Персии, он погиб от рук религиозных фанатиков в 1829 году. Много лет спустя, уже в XX веке, оригинальный исторический и литературный взгляд на судьбу Александра Сергеевича Грибоедова предложил российский писатель Юрий Тынянов.

Впервые Ю. Тынянов обратился к образу Грибоедова в романе «Кюхля» в 1925 году, где нарисовал его бегло. Но и этот беглый портрет останавливает внимание своим несходством с готовым, сложившимся еще в школьные годы представлением об авторе «Горя от ума».

Вот как описывает Ю. Тынянов первое впечатление В.К. Кюхельбекера при знакомстве с Грибоедовым:

«Грибоедов был прекрасно одет, строен, черные волосы были тщательно приглажены, узкое лицо изжелта-бледно, и небольшие глаза за очками были черны, как уголь. Говорил он тихо и медленно. Они были однолетки, но Вильгельм чувствовал себя гораздо моложе. Сухой голос и невеселая улыбка Грибоедова были почти старческие. Но иногда, особенно после какой-нибудь слишком желчной фразы, он улыбался Вильгельму почти по-детски. Вильгельм влюбленными глазами глядел, как Грибоедов неторопливо двигается по комнате. У Грибоедова была эта привычка - он беспрестанно ходил по комнате, как бы нащупывая твердое место, куда бы можно стать безопаснее. Движения его были изящные и легкие» [30,7].

В 1927 году был написан роман «Смерть Вазир-Мухтара». С тех пор прошло больше полувека, но до сих пор книга о последнем годе жизни и гибели поэта вызывает споры. Это верный признак жизни современности сочинения. Перефразируя древнего героя, Герцен однажды воскликнул: «Бейте, только читайте!».

Писатель начинает повествование с размышления философского характера об эпохе Грибоедова. «Всегда в крови бродит время, - пишет Тынянов, - у каждого периода свой вид брожения. Было в двадцатых годах XIX века винное брожение - великий поэт Пушкин. Грибоедов был уксусным брожением. Старый азиатский уксус бежит и в моих венах. Человек небольшого роста, каким был Грибоедов, желтый и чопорный, занимает и мое воображение. Как привлекает кошек тянущий запах валерианы, так Грибоедов тянул к себе людей. Когда он пытался жить оседло, вокруг него никогда никого не было. Должно было выйти за литературу, за оседлую жизнь, размахнуться деятельностью на Кавказе и в Персии, чтобы люди почувствовали острый запах судьбы вокруг этого человека».

Роман Юрия Тынянова пронизан ощущением двойственности бытия, чувством внутреннего разлада героя. С одной стороны, Грибоедов - признанный драматург, уважаемый собратьями по перу, блестящий дипломат, один из авторов Туркменчайского договора. С другой стороны - человек, испытывающий постоянное чувство неудовлетворенности и одиночества, т.к. не напечатана его комедия, он ощущает себя изменником, общаясь с теми, кто совсем недавно были палачами его единомышленников, отвергнут его проект «Российской Закавказской компании». Наконец, само «почетное» назначение полномочным министром в Персию воспринималось им как акт жертвоприношения одной империи другой. Грибоедов знает, что едет на верную смерть, и к ощущению неизбежности трагического конца присоединяется острое чувство полноты жизни, внутренней стойкости.

Пафос романа «Смерть Вазир-Мухтара» направлен не столько на раскрытие исторических закономерностей эпохи, сколько на изображение душевного состояния А.С. Грибоедова. Фактические события, отраженные в романе, строго документированы, однако историческая достоверность была подчинена «неисторическому замыслу».

Несмотря на большие тиражи и пристальное внимание литературоведов, роман долго оставался предметом споров, и даже сейчас «остается сочинением с закрытым смыслом и двусмысленной репутацией». Тынянова упрекали в том, что он «вольно» обходился с материалами, писал о «своем Грибоедове, использовал аллюзии, однако причина «странности» романа - в самом типе тыняновского мироощущения».

Автора романа упрекали и в искажении облика великого национального поэта. По мнению некоторых современных исследователей, Грибоедов в романе Тынянова - карьерист и невысокой нравственности человек, автор буржуазных преобразований и своего рода интеллектуальный Молчалин. А. Солженицын считает, что «Ю. Тынянов не доработал характера духовно высокого Грибоедова - писателя мы так и не увидели» [27, 191]. По мнению Анны Тамарченко, упреки в принижении образа Грибоедова основаны на недоразумении, на слишком прямолинейном восприятии текста, без учета его художественной структуры, его соотношения с контекстом и подтекстом. «Ю. Тынянов словно бы предвидел, что слишком прямолинейный читатель не уловит его истинного замысла и дурно подумает о Грибоедове. Он ввел прямо в текст романа опровержение такого его прочтения. В ответ на негодование Кожевникова, на произнесенные им «с жаром и отвращением» стихи из «Горя от ума» (о мундирности и о Молчалине) -Берстель мягко ему возражает: « - Мундир, говорите вы. Так мундир - та же внешность. Вы ведь на него разгневались, Нил Петрович, более из-за позлащенного мундира, а не только почему он стоял на террасе... если вы Чацкого по бальному наряду не судите, так зачем вы его автора судите по позлащенному мундиру?»


следующая страница >>



Жить — значит только приготовляться к жизни. Мы умираем как раз тогда, когда могли бы начать по-настоящему. Но Высший Судия говорит: «Дудки! Это-то и была жизнь». Кароль Ижиковский
ещё >>