Концепт curiosity в английской языковой картине мира - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Концепт «Вера» в индивидуальной языковой картине мира В. П. 1 31.37kb.
Т. А. Сироткина Сургпу, г. Сургут Названия народов в языковой картине... 1 49.18kb.
Курсовая работа Концепт style (стиль) в английском языке 40 1 33.7kb.
Концепт «зима» в русской поэтической картине мира 1 44.48kb.
Лингвокультурный концепт как отражение языковой картины мира 1 25.64kb.
Дипломная работа Национальная картина мира в русских и английских... 1 41.02kb.
«Концепт дом в художественной картине мира М. И. Цветаевой (на материале... 1 190.1kb.
Дипломная работа Репрезентация концепта style в английском языке 79 1 53.59kb.
’42;801. 7 Концепт ангара в русской художественной картине мира 1 44.19kb.
Семантико-когнитивный потенциал лексемы «guerra» в испанской языковой... 1 383.01kb.
Исследование по формированию языковой компетенции учащихся посредством... 3 506.8kb.
Урок английского языка класс Учитель : Старкова Ирина Васильевна... 1 23.55kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Концепт curiosity в английской языковой картине мира - страница №1/1



На правах рукописи

Григорова Людмила Эдуардовна

КОНЦЕПТ CURIOSITY

В АНГЛИЙСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА

Специальность: 10.02.04 ­­­– германские языки




АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук



Тамбов 2013

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО

«Иркутский государственный лингвистический университет»



Научный руководитель



доктор филологических наук, профессор

Семёнова Татьяна Ивановна










Официальные оппоненты



Бабина Людмила Владимировна

доктор филологических наук, профессор,

профессор кафедры английской филологии

ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина»

















Гунина Наталия Александровна

кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры международной и профессиональной научной коммуникации ФГБОУ ВПО « Тамбовский государственный технический университет»












Ведущая организация



ФГБОУ ВПО «Алтайская государственная педагогическая академия» г. Барнаул

Защита состоится «29» июня 2013 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.261.04 при Тамбовском государственном университете имени Г.Р. Державина по адресу: 392000, г. Тамбов, ул. Советская, д. 181 И, учебный корпус № 5, зал заседаний диссертационных советов.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина.
Автореферат размещён на сайте Министерства образования и науки РФ http://vak.ed.gov.ru.
Автореферат разослан «____» мая 2013 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета И.Ю. Безукладова
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Реферируемое диссертационное исследование посвящено исследованию содержания и структуры концепта Curiosity как фрагмента английской языковой картины мира, а также анализу его дискурсивной реализации.

Исследование концепта CURIOSITY выполнено в рамках когнитивно-дискурсивной парадигмы современной лингвистики, позволяющей рассматривать язык в качестве общего когнитивного механизма, открывающего доступ к ненаблюдаемым когнитивным структурам ментального мира человека и процессам их функционирования.

Анализ дефиниций базовых репрезентантов и специфики их функционирования в коммуникативных ситуациях позволил выдвинуть гипотезу о наличии нескольких концептуальных областей, подведенных под один языковой знак curiosity.

Одной из перспективных задач исследований внутреннего мира человека признаются способы концептуализации эмоциональных состояний человека. Проблемы, охватывающие круг эмоциональных явлений, рассматриваются исследователями в различных ас­пектах, в частности, освещаются вопросы психологии эмоций [Петровский 1976; Вилюнас, Гиппенрейтер 1984; Изард 2000; Рубинштейн 2000], вырабатываются правила идентификации и измерений эмоций как человеческих мотивов [Фресс 1975; Пиаже 1994; Cattell 1957], подвергается анализу психолингвистический аспект категории эмотивности [Маслова 2001], изучаются процессы концептуализации и языковой актуализации эмоций [Апресян 1993, 1995; Рябцева 2005; Малинович 2011]. В отдельный вид концептов выделяются эмоциональные концепты, в основе которых лежат базовые эмоции, составляющие эмоциональную картину мира [Бабушкин 1996; Шаховский 1996, 2009; Степанов 1997]. Отличительной чертой эмоциональных концептов исследователи называют этноспецифичность, предопределяемую «национальным индексом данной культуры» в результате взаимодействия культуры, языка и эмоций [Шаховский 1996: 87]. Объектами комплексных исследований становились целые фрагменты эмоциональной картины мира [Красавский 2001; Хандамова 2002; Баженова 2005; Стефанский 2009; Wierzbicka 1996] и отдельные эмоциональные концепты: «удивление» [Дорофеева 2002], «страх» [Яшкина 2005], «стыд и вина» [Дженкова 2005], «гнев» [Цыбина 2005], «стыд» [Калинина 2009], «печаль» [Трушкова 2011].

Эмоциональное состояние curiosity и смежные с ним состояния к настоящему времени уже привлекали внимание исследователей. На материале русского языка подробное описание получили состояния любопытства и любознательности; были изучены системоорганизующие свойства и системные связи данного феномена в ментальной лексике, психология любопытства / любознательности как сочетание чувства и разума и прагматика данного феномена. Значимость «желания знать» подтверждается связью исследуемых концептов с ключевыми культурными концептами (личность, этика, ценности). Отдельное место в работе отведено рассмотрению знаний как важнейшей самодостаточной ценности человека и общества [Рябцева 2005].

В ряде работ исследовались когнитивно смежные с CURIOSITY концепты. На материале английского и русского языков было проведено сопоставительное исследование эмоционального концепта «удивление» [Дорофеева 2002]. На материале американского варианта английского языка анализировались средства репрезентации концепта «приватность» [Прохвачева 2000]. Исследованию особенностям иерархической организации концептов KNOWLEDGE, INFORMATION и DATA посвящена работа Е.Б. Китовой [Китова 2006]. В сопоставительном плане на материале русского и английского языков проведено исследование концепта ИНТЕРЕС / INTEREST [Шишкина 2007]. Однако до настоящего времени не предпринимались попытки лингвистического исследования концепта CURIOSITY на материале английского языка, что и предопределило выбор темы настоящей диссертации.



Целью исследования является создание лингвокогнитивной модели содержания и структуры концепта Curiosity как мыслительной единицы в английском языковом сознании и анализ его языковой реализации в коммуникативных ситуациях.

В соответствии с целью исследования и выдвинутой гипотезой в диссертационной работе решаются следующие задачи:



  1. проанализировать феномен любопытства / любознательности в психологии;

  2. провести анализ семантики и синтагматики языковых единиц-репрезентантов исследуемого концепта;

  3. выявить метафорические когнитивные модели концепта CURIOSITY;

  4. установить ценностный смысл концепта CURIOSITY;

  5. разработать лингвокогнитивную модель концепта CURIOSITY через анализ его понятийной, образной, ценностной составляющих;

  6. выявить регулятивную роль семантического признака «желание знать» в коммуникативных ситуациях;

  7. установить концептуальные связи исследуемого концепта.

Предметом исследования являются содержание и структура концепта Curiosity как фрагмента английской языковой картины мира.

В качестве объекта данного исследования выступает семантика и синтагматика единиц языка, репрезентирующих концепт CURIOSITY в английской языковой картине мира.



Актуальность предпринятого исследования обусловлена необходимостью комплексного осмысления и языкового моделирования концепта CURIOSITY в английской языковой картине мира как одного из фрагментов концептосферы внутреннего мира человека. Актуальным является дальнейшее исследование когнитивных структур знания, стоящих за языковыми формами. Перспективным является осмысление регулятивной функции культурно значимых амбивалентных концептов, содержащих оппозицию ценности – антиценности. Данные факторы определяют значимость изучения концепта CURIOSITY в рамках когнитивно-дискурсивной парадигмы.

Теоретической и методологической базой исследования послужили:



  1. базовые положения когнитивной лингвистики [Роль человеческого фактора в языке 1988; КСКТ 1996; Болдырев 2001; Карасик 2002; Попова 2002, 2007; Слышкин 2004; Кубрякова 2004а,б; Малинович 2003; Внутренний мир человека 2007; Langacker 1991];

  2. базовые положения лингвокультурологической концептологии [Лихачев 1993; Степанов 1997; Карасик 2001; Маслова 2001; Воркачев 2002];

  3. положения лингвистики эмоциональных состояний [Семантические типы предикатов 1982; Вольф 1989; Красавский 2001; Рябцева 2005; Зализняк 2006; Kenny 1963; Fillmore 1971; Wierzbicka 1980, 1996];

  4. положения лингвистики оценки [Арутюнова 1988; Вольф 2002; Семенова 2007; Серебренникова 2008, 2011; Казыдуб 2011; Малинович 2011];

  5. положения теории концептуальной метафоры [Апресян 1995; КСКТ 1996; Арутюнова 1999; Reddy 1979; Lakoff 1990, 2003; Kövecses 1990];

  6. положения теории профилирования, фона и фигуры [Кубрякова 1999; Падучева 2004; Бартминский 2005; Лэнэкер 2006; Колесов 2008; Taylor 1995; Talmy 2007].

Для достижения цели и решения поставленных в работе задач результативно использован комплекс существующих базовых методов лингвистического исследования в рамках когнитивно-дискурсивного подхода, включающего в себя элементы дефиниционного, этимологического, аксиологического, контекстуального концептуального анализа и метода когнитивного моделирования.

Научная новизна настоящей работы заключается в следующем:

  • впервые проводится комплексное исследование содержания и структуры концепта CURIOSITY в современном английском языке;

  • определяется синкретичный характер концепта CURIOSITY;

  • выявляется признак «желание знать» в содержании концепта CURIOSITY и устанавливается его функция регулятива поведения в коммуникативных ситуациях;

  • устанавливаются метафорические когнитивные модели концепта CURIOSITY;

  • определяется система концептуальных связей исследуемого концепта;

  • выявляются и исследуются коммуникативная ситуация эпистемического любопытства и коммуникативная ситуация любопытства как этически-маркированного поведения.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Концепт CURIOSITY является культурно значимым амбивалентным регулятивным концептом, включающим как ценностные, так и антиценностные характеристики.

  2. Содержание концепта CURIOSITY форми­руют следующие содержательные характеристики: «эмоциональное состояние», «ментальное состояние», «желание знать», «субъект любопытства / любознательности», «объект любопытства / любознательности», «характеристики объекта», «отношение к норме», «коммуникативное поведение», «нарушение приватности», «несанкционированность получения информации», «интенсивность», «внезапность», «праздность», «назойливость», «негативная ответная реакция», «естественная потребность», «ценность / антиценность». Исследуемый концепт репрезентирован также невербальными средствами выражения любопытства / любознательности.

  3. Концепт CURIOSITY реализуется в коммуникативной ситуации эпистемического любопытства (концептуальная область ACQUISITION OF KNOWLEDGE) и коммуникативной ситуации любопытства как этически-маркированного поведения (концептуальная область INVASION OF PRIVACY). Дифференциация коммуникативных ситуаций обусловлена типом объекта любопытства / любознательности и признаком «желание знать» как регулятива поведения.

  4. Концепт CURIOSITY характеризуется определенной диффузностью границ и взаимодействует со смежными концептами INTEREST, ATTENTION, WONDER, SURPRISE, FEAR, SECRET.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что она вносит определенный вклад в дальнейшую разработку теории когнитивной семантики, теории профилирования и теории метафоры, а также языковой концептуализации и репрезентации внутренних состояний человека и более глубокое познание связей между языком и культурой.

Практическая значимость работы обусловлена тем, что основные положения диссертации и полученные выводы могут найти применение при написании учебных пособий и в лекционных курсах по когнитивной лингвистике, прагматике, лексикологии, лингвокультурологии, а также в спецкурсах по языковому моделированию внутреннего мира человека и в практике преподавания английского языка.

Материалом исследования послужили данные сплошной выборки из толковых, энциклопедических и паремиологических словарей, тезаурусов, словарей синонимов, а также примеры из текстов художественных произведений британских и американских авторов (всего 49 наименований общим объемом более 20 000 страниц).

Апробация результатов исследования. Концептуальные положения данного исследования прошли апробацию в виде докладов на заседаниях кафедры теоретической лингвистики Иркутского государственного лингвистического университета (2008 – 2012гг.). Основные положения диссертации были представлены на научно-практических конференциях молодых ученых Иркутского государственного лингвистического университета (март 2009 г., март 2010 г., март 2011 г.), научно-практической конференции с международным участием «Новые возможности общения: достижения в лингвистике, переводоведении и технологиях преподавания иностранных языков» на базе факультета Прикладной лингвистики ИрГТУ (март 2009 г.), Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы лингвистики и методики преподавания иностранных языков» (Уфа, апрель 2010 г.). Основные положения настоящей работы нашли отражение в 6 публикациях общим объемом 1,7 п.л., из них одна в ведущем рецензируемом научном издании.

Объем и структура работы. Диссертация общим объемом 168 страниц состоит из Введения, трех Глав, Заключения, Списка использованной литературы, включающего 152 наименования, из которых 26 на английском языке, Списка использованных словарей, Списка источников примеров и двух Приложений.

Во Введении обосновывается выбор темы исследования, раскрывается ее актуальность, выдвигается гипотеза предпринятого исследования, формулируются цель и задачи работы, определяется теоретическая и методологическая база, излагается ее теоретическая и практическая значимость, раскрывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об объеме, структуре и апробации работы.

В первой Главе «Теоретические и методологические предпосылки исследования концепта CURIOSITY» описываются основные теоретические основы исследования, раскрывается онтология любопытства / любознательности как психического феномена, определяется значимость когнитивно-дискурсивной парадигмы в исследовании рассматриваемого концепта, приводятся основные подходы к определению концепта и методы его моделирования в лингвистике.

Во второй Главе «Лингвокогнитивное моделирование концепта CURIOSITY» выявляются содержательные характеристики концепта CURIOSITY, исследуются способы его репрезентации, проводится анализ средств объективации исследуемого концепта на лексическом и синтагматическом уровнях, устанавливаются метафорические когнитивные модели данного концепта, доказывается гипотеза о синкретичном характере концепта CURIOSITY, определяются ценностные / антиценностные смыслы исследуемого концепта. На основе полученных данных реконструируется целостная структура исследуемого концепта и разрабатывается модель его репрезентации в английском языковом сознании.

В третьей Главе «Коммуникативные ситуации реализации концепта curiosity» анализируется структура прототипической ситуации любопытства / любознательности, выявляется семантический признак «желание знать» и описывается его функция регулятива поведения в коммуникативных ситуациях эпистемического любопытства и любопытства как этически-маркированного поведения, устанавливаются области когнитивного взаимодействия концепта CURIOSITY со смежными концептами.

В Заключении обобщаются основные результаты проведенного исследования и намечаются его дальнейшие перспективы.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Человек воспринимает, осознает, осмысливает и эмоционально переживает действительность в сознании, то есть на ментальном уровне. Внутренний человек в языке представлен двумя типами: ментальным и эмоциональным, между которыми, тем не менее, не существует четких границ [Семенова 2007: 65]. Единицей сознания, в которой аккумулируется опыт познания человеком окружающего мира, когнитивная лингвистика считает концепт, который репрезентируется через язык и является структурой представления знания о внутренней сфере человека.

Сложный характер структурной организации концепта предполагает, что за ним могут стоять (и пониматься) знания разной степени абстракции, то есть разные форматы знания [Болдырев 2001; Кубрякова 2004а,б].

Термин «концепт» используется в качестве одного из базовых понятий когнитивной лингвистики и лингвокультурологии [Степанов 1997; Токарев 2000; Красавский 2001; Маслова 2001; Алефиренко 2002, 2003; Карасик 2002; Слышкин 2004; Воркачев 2006]. В лингвокультурологии концепт считается вербализованным культурным смыслом, аккумулирующим представление об определенной культуре.

Среди лингвокультурных концептов отдельную группу составляют регулятивы поведения, то есть установки и предписания в отношении стандартизированной ситуации. В регулятивах как части оценочной картины мира запечатлены поведенческие нормы и ценностные доминанты определенной лингвокультуры [Арутюнова 1999; Вольф 2002; Карасик 2010]. Для выявления специфических характеристик ментальности того или иного этноса наибольший интерес представляют именно регулятивные концепты, так как в них сконцентрированы ключевые ценности культуры.

Знания о внутреннем мире человека во всем многообразии его психических процессов, способностей и феноменов вербализуются абстрактными именами [ЛЭС: 296], представляющими собой высшую форму ментальной деятельности человека, поскольку обобщают такие аспекты материального мира, которые кроме мысли ничем не объединены [Чернейко 1997: 67]. Таким абстрактным именем выступает CURIOSITY, представляя собой фрагмент внутреннего мира человека, структурированный в сознании в виде концепта. Процесс концептуализации констант внутреннего мира человека характеризуется диффузностью эмоциональной и ментальной сфер, их отдельных сегментов, а также дискретностью способов их языковой репрезентации. Метод когнитивного моделирования призван преодолеть данные противоречия, поскольку выступает одним из наиболее эффективных средств исследования объектов, не поддающихся непосредственному наблюдению, к числу которых как раз и относится «внутренний человек».

Под моделированием концепта в данном исследовании понимается разработка модели репрезентации концепта, реконструкция его целостной внешней и внутренней структуры в комплексе его концептуальных связей с помощью комплекса методов, принципов и приемов с привлечением анализа дискурсивной реализации концепта. Для обеспечения стройности и непротиворечивости терминологической системы в данной работе используются термин «концепт» для структуры целого и «концептуальная область» для именования сегментов целого.

В настоящей работе для изучения структуры исследуемого концепта применяется модель взаимодействующих способов познания, предложенная В.И. Карасиком [Карасик 2002].

Модель лингвокогнитивного концепта CURIOSITY представлена в единстве понятийной, образной и ценностной составляющих.

Прямыми обозначениями исследуемого концепта выступают языковые единицы curiosity и inquisitiveness. Именем исследуемого концепта определена лексическая единица curiosity в связи с большей частотностью контекстуальных употреблений и более обширным кругом ассоциативных связей.

Понятийное содержание концепта сводится к следующему набору характеристик, выделенных на основе дефиниций базовых репрезентантов curiosity, curious, inquisitiveness, inquisitive: 1) «эмоциональное состояние»; 2) «ментальное состояние»; 3) «желание знать»; 4) «объект любопытства / любознательности»; 5) «отношение к норме»; 6) «коммуникативное поведение».

В содержании исследуемого концепта выявлены обозначения отдельных характеристик:

1) субстантивные обозначения со значением «внутреннее состояние»: ghoulishness, itching, prurience, scopophilia, thirst for knowledge, voyeurism;

2) субстантивные обозначения со значением «субъект любопытства / любознательности», включающие как прямые, так и метафорически концептуализированные номинации человека, испытывающего любопытство / любознательность: busybody, curiosity-seeker, explorer, eavesdropper, intruder, meddler, Nosy Parker, Peeping Tom, Paul Pry, rumour-monger, snoop, voyeur;

3) субстантивные обозначения и словосочетания со значением «объект любопытства / любознательности», обозначающие то, что вызывает интерес, порождает желание получить знание, информацию: curio, marvel, mystery, oddity, puzzle, private life, personal matters, rarity, wonder;

4) адъективные обозначения со значением «характеристики объекта любопытства / любознательности», включающие прилагательные, в семантику которых входят семы новизны, необычности, неожиданности, непредсказуемости, то есть те характеристики, которые порождают желание получить информацию об объекте: bizarre, extraordinary, magic, miraculous, new, odd, peculiar, queer, rummy, singular, strange, wondrous, weird;

5) адъективные обозначения со значением «нарушение приватности»: fascinated, inquisitive, nosy, overcurious, snoopy, questioning;

6) глагольные обозначения и выражения со значением «несанкционированность получения информации». В данной группе выделены обозначения несанкционированного способа получения информации посредством специальных приспособлений (bug, tap, wiretap), а также перцептивных действий, посредством которых можно получить доступ к информации в области, в которую человеку проникать не следует (eavesdrop, intrude, overhear, peek, peep, poke around (about), pry, snoop).

Анализ контекстуальных употреблений вербализаторов исследуемого концепта позволил выявить ассоциативно связанные содержательные характеристики: 1) «интенсивность», 2) «внезапность», 3) «праздность», 4) «назойливость», 5) «негативная ответная реакция», 6) «естественная потребность», 7) «ценность / антиценность». Исследуемый концепт репрезентирован также невербальными средствами выражения.

В процессе исследования эмпирического материала были выделены два различных значения языковой единицы curiosity, за каждым из которых стоит определенная концептуальная область. Первое значение связано с желанием получить некий эпистемический опыт, удовлетворить познавательную активность (концептуальная область ACQUISITION OF KNOWLEDGE): Darcy professed a great curiosity to see the view from the Mount (Austen). Второе значение концептуализирует стремление узнать факты чужой жизни, праздный интерес к информации, не касающейся человека, назойливое любопытство с акцентом на вторжение в чужую жизнь: Curiosity about Gales private way of life will be stronger than any reticence about mixing with the boss (Slyke 1979: 290). В данном диагностическом контексте языковая единица curiosity вербализует совершенно другую концептуальную область INVASION OF PRIVACY – нарушение личной сферы других людей.

Анализ семантики слов-репрезентантов концепта curiosity свидетельствует об амбивалентности изучаемого явления: с одной стороны, оно предстает как познавательный интерес, желание получить новую информацию, новое знание, что отражено в дефинициях лексической единицы curiosity – scientific or artistic interest; connoisseurship: a pursuit in which any one takes an interest, or for which he has a fancy; a hobby [OED], с другой стороны, на системном уровне получила закрепление содержательная характеристика «нарушение приватной зоны» другого человека, которая проявляется в следующих дефинициях лексической единицы curiosity – inquisitiveness in reference to matters which do not concern one [OED]; intrusion of privacy [MWOD].

Синкретичное совмещение оценочных смыслов в пределах одного слова неслучайно, между ними есть очевидная внутренняя связь. Различие связано с центральным – оценочным – семантическим компонентом. Подобное варьирование можно объяснить действием концептуальной внутренней формы [Беляевская 2007], которая, являясь общей для всех значений многозначного слова, по-разному структурирует разные предметные области. Внутренняя форма слова считается наиболее ярким показателем этнокультурного своеобразия соответствующего коммуникативного коллектива [Карасик 2001].

В результате анализа этимологических корней установлено наличие у слова curiosity внутренней формы и обнаружено сохранившееся в нем представление о первичном признаке, лежащем в основе этого феномена, который можно определить как «эмоциональное напряжение, занятость ума». Данная соотнесенность объективно обусловлена сохранением в структуре слова curiosity исходного этимона – cura, приобретшего в современном английском языке форму care. Сема ‘care’входит в состав некоторых современных репрезентантов концепта curiosity – carefulness, careful attention [БАРС].

По данным этимологических словарей первым в английском языке появилось прилагательное curious (середина XIV века). Номинативная форма curiosity сформировалась в английском языке к концу XIV века и унаследовала от прилагательного curious первоначальную негативную коннотацию – «слишком пристальное внимание к деталям». Нейтральную и позитивную коннотацию прилагательное curious и существительное curiosity получили в английском языке лишь в начале XVII века. Прилагательное curious приобрело значение careful, scrupulous, particular about details, fastidious, cautious (аккуратный, скрупулезный, внимательный к подробностям, дотошный, придирчивый, осмотрительный) [DEE]. Для поименования некоего предмета, объекта, представляющего интерес, с 1851 года в языке начинает употребляться и сокращенная форма существительного curiosity – curio [EDEL]. Повышение деривационной активности указывает на повышение значимости концепта curiosity для английской культуры.

Действие концептуальной внутренней формы прослеживается и для другого базового репрезентанта исследуемого концепта – (to be) inquisitive (задавать много вопросов). Если данное прилагательное используется для характеристики человека, который хочет как можно больше узнать о личной жизни и делах другого человека, то реализуется отрицательное эмоциональное отношение, ср.: She is an inquisitive woman who tends to everybody’s business but her own [MWOD]. Если же большое количество вопросов задает читатель, который хочет лучше понять текст, узнать как можно больше об истории его создания, то данное прилагательное приобретает положительное оценочное значение, ср.: Ageless Beauty Readers are inquisitive, intelligent, and also very sweet (Bowler).

Способность объединять два оппозитивных понятия в одном знаке свидетельствует о лингвоспецифичности лексической единицы curiosity и этноспецифичности самого исследуемого концепта, поскольку понятие приватности представляет особую ценность для англоязычной картины мира. В американской культуре приватность относится к фундаментальным ценностям общества [Прохвачева 2000].

Содержательная характеристика концепта неразрывно связана с его образной характеристикой [Карасик 2002: 221]. Исследование образной составляющей концепта представляет собой анализ его метафорического осмысления. Когнитивная метафора как форма концептуализации выступает одним из необходимых условий получения нового знания.

В результате метафорической проекции из сферы-источника в сферу-мишень элементы сферы-источника структурируют сферу-мишень, что составляет сущность когнитивного потенциала метафоры [Kövecses 1990; Lakoff 2003]. Между источником и мишенью устанавливаются определенные соответствия, на основании которых образуются метафорические модели.

Состояние, номинированное языковой единицей curiosity, является частью внутреннего мира человека, а внутренний мир моделируется языком по образцу наблюдаемого, внешнего мира [Чернейко 1997; Болдырев 2001; Кубрякова 2004; Зализняк 2006; Langacker 1991]. Исследование метафорических употреблений, вербализующих образ CURIOSITY в языке, способствует выделению когнитивных метафор, которые лежат в его основе.

Анализ образной составляющей исследуемого концепта позволил выявить образы, посредством которых любопытство / любознательность концептуализируется в английском языковом сознании. Факты материализации ментальной сущности curiosity представляется возможным объединить в комплекс когнитивных метафорических моделей со сферой-мишенью curiosity.

Эмоциональное состояние CURIOSITY в представлении носителей английского языка часто уподобляется ощущениям тела, что позволяет выделить физиологическую метафорическую модель. В состав физиологической метафорической модели входят метафоры CURIOSITY IS HUNGER, CURIOSITY IS THIRST, CURIOSITY IS MUSCLE, CURIOSITY IS STIMULUS и CURIOSITY IS BREATH. «Желание знать» сравнивается с потребностями тела в еде, ср.: Women are hungry for that kind of information (Slyke 1979: 115). Недостаток сведений сравним с жаждой, ср.: Curiosity is defined as a need, thirst or desire for knowledge (Edelman 1997). В содержании концепта CURIOSITY также выделена телесная метафора с соматизмами nose и mouth. Номинативное сочетание a Nosy/Nosey Parker метафорически обозначает человека, который всюду сует свой нос, ср.: Tell him to mind his own business, the nosy parker! [CIDI].

Структурные метафоры «концептуализируют отдельные области путем переноса на них структурации другой области» [КСКТ: 56]. Структурная метафорическая модель концепта CURIOSITY включает следующие метафоры: CURIOSITY IS А TOOL, CURIOSITY IS A MECHANISM и CURIOSITY IS A GIFT. Любопытство / любознательность представляется фитилем для поддержания горения свечи учения, ср.: Curiosity is the wick in the candle of learning (Ward 1986). «Желание знать» метафорически осмысляется как некий механизм, оснащенный кнопкой его автоматического запуска, ср.: With information products, I love to write the sales letters so that they hit on the curiosity hot button (Dean). В приведенном примере рассылка писем с информацией о распродаже автоматически «включает» любопытство потенциального покупателя.



Онтологические метафоры, метафоры сущности и субстанции, «категоризуют абстрактные сущности путем очерчивания границ в пространстве» (КСКТ: 56). Данный тип метафоры концептуализирует события, действия, эмоции и тому подобное как некую субстанцию. Онтологическая метафорическая модель концепта CURIOSITY представлена следующими метафорами: CURIOSITY IS A LIVING CREATURE, CURIOSITY IS FIRE, CURIOSITY IS LIGHT и CURIOSITY IS SILENCE. Любопытство уподобляется зверю, способному поглотить человека, ср.: Kramenin was devoured by curiosity. «Will your business take long to state?» (Christie). Высокая интенсивность желания знать метафорически концептуализируется как огонь, пламя, ср.: «Oh! Certainly,» said Elizabeth, though burning with curiosity; «we will ask you no questions» (Austen). «Желание знать», подобно свету, создает гораздо более благоприятные условия для жизни, ср.: The light of curiosity can puncture the abyss of ignorance (Superconscious).

Ориентационные метафоры связаны с противопоставлениями типа «верх - низ», «внутри - снаружи», «передняя сторона - задняя сторона», «глубокий - мелкий» [Lakoff 2003]. Поскольку сама мыслительная деятельность человека представляется языком как процесс, то метафора движения предстает изначальным способом концептуализации этой деятельности. Среди глаголов движения наиболее продуктивными в порождении ментального значения curiosity являются глаголы действия: тормозить двигать. В английском языковом сознании возрастающее любопытство ассоциируется с движением вверх, ср.: On the other hand, if you present yourself in a favorable manner, it will strengthen the curiosity for your proposal and open the door to interest (Whitehorn). Необходимость сдерживать «желание знать» уподобляется движению вниз, ср.: They can also encase our minds, restrain our normal curiosities, and inhibit our ability to truly enjoy life (Whitehorn). Данные наблюдения позволяют предположить существование в английском языковом сознании концептуальных метафорических моделей CURIOSITY IS FORCE UP и CURIOSITY IS FORCE DOWN.



Метафорическая модель «контейнер» концептуализирует смыслы как наполнение неких контейнеров, которыми выступают конкретные языковые единиц [КСКТ: 56].Данная модель для исследуемого концепта подразделятся на два типа: 1) человек находится внутри некоей емкости, заполненной эмоциональным состоянием CURIOSITY, и 2) человек сам представляется емкостью для данного состояния. Состояние любопытства / любознательности мыслится как некая емкость, имеющая глубину, в которую можно погрузиться, ср.: <…> and the nurse left the room in a sort of brisk well-trained way. But I caught her handing me out a look of deep curiosity as she passed through the door (Christie). Желание знать, подобно жидкости, имеет свойство «бурлить», «кипеть», ср.: Elizabeth could almost swear that even when she was a month old Charlene fairly bubbled with lively curiosity (Slyke 1979: 573). Глагол bubble вербализует признак «переполненный эмоцией или чувством» [MEDAL].

Аксиологический анализ интерпретационного поля показывает, что ценностные характеристики исследуемого концепта представлены в дихотомии, то есть в оппозиции: «желание знать» как ценность и «желание знать» как антиценность.

Человек накапливает знания о мире, жизненный опыт, благодаря любопытству / любознательности, которое выступает ценностью, благом, даром судьбы, ср.: Curiosity is a gift, a capacity of pleasure in knowing, which if you destroy, you make yourself cold and dull (FQs). Ценностный смысл исследуемого концепта запечатлен в символичном названии современного марсохода «Curiosity», направленного с исследовательскими целями на планету Марс в ноябре 2011 года (Guardian 2011). Коллективный выбор лексической единицы curiosity свидетельствует о том, что в английской языковой картине мира данное слово признано оптимальным для номинации познавательного интереса, научной любознательности, направляющей деятельность человека на получение новых знаний об окружающем мире.

Если «желание знать» превышает норму и распространяется на факты приватной жизни других людей, то есть когда это желание переходит определенные границы и меняет фокус, оно перерастает в социально деструктивную силу и предстает антиценностью, ср.: Avoid inquisitive persons, for they are sure to be gossips, their ears are open to hear, but they will not keep what is entrusted to them (FQs). «Желание знать» приобретает негативный оценочный знак в качестве регулятива поведения и интерпретируется как запрет на нарушение социально-этических предписаний.

Различные содержательные характеристики концепта CURIOSITY проявляются в коммуникативной ситуации. В настоящем исследовании коммуникативная ситуация понимается, вслед за Н.И. Формановской, как «сложный комплекс внешних условий общения и внутренних состояний общающихся, представленных в речевом поведении» [Формановская 2002: 42].

В результате предпринятого исследования разработана модель прототипической ситуации любопытства / любознательности. Прототипическая ситуация понимается как характеристика типичной ситуации, в которой возникает данная эмоция и с которой связано базовое значение языковой единицы. Прототипическая ситуация исследуемого феномена включает субъект, само состояние, причину, объект любопытства / любознательности и его внешние проявления.

Основным маркером в концептуализации коммуникативных ситуаций любопытства / любознательности выступает норма семантического признака «желание знать». Норма понимается как семантическая категория, которая выражает представление носителей языка о надлежащем состоянии обозначенного языковой единицей явления. Любопытство / любознательность подразумевает определенную степень интенсивности в картине мира носителей английского языка. Отклонение от нормы (слишком высокая и слишком низкая интенсивность признака «желание знать») сигнализирует о ненормативности ситуации. Сравнительная оценка значений языковых единиц, лексикализующих «желание знать», представлена в разработанном в настоящем исследовании скалярно-антонимическом комплексе признака «желание знать».

Исследуемое эмоциональное состояние и его изменения маркируются так называемыми интенсификаторами, обращение к которым довольно частотно в исследуемом эмпирическом материале: slight, lack of, rather и другие. Языковые средства вербализации степени интенсивности признака «желание знать» представлены в следующей классификации интенсификаторов:

1) усилители, указывающие на возрастание признака по направлению к максимуму: great, strong, strongest, more, increasing, at its highest, too, префикс over-, ср.: It was when curiosity about Gatsby was at its highest that the lights in his house failed to go on one Saturday night (Fitzgerald).

2) усреднители, передвигающие значение в направлении к центру и допускающие иногда двоякую (в сторону усиления и уменьшения) интерпретацию: some, mild, ср.: I asked the young man with some curiosity what he had done with the photograph (Christie).

3) уменьшители, указывающие на убывание признака: slight, a little, almost, ср.: Ann looked slightly curious (Slyke 1979: 262).

4) минимизаторы, передвигающие значение к нижнему пределу и граничащие с отрицанием: without, no, lack of, отрицательный префикс in-, ср.: Mother and Father were incurious as to who it was, exactly, who brought something or took something away (Vonnegut 1985: 64).

Усиление высказывания достигается не только посредством интенсификаторов, но также метафорическими и косвенными способами [Вольф 2002: 237]. Для передачи высокой и наивысшей степени интенсивности признака «желание знать» используются прилагательные irrepressible, burning, словосочетания full of curiosity, can’t help curiosity, to rack curiosity, to be devoured by curiosity, to restrain curiosity, ср.: «And now tell me», said Tommy, unable to restrain his pent-up curiosity any longer (Christie). Любопытство персонажа настолько интенсивно, что его невозможно сдержать. Превышение нормы зафиксировано в дефиниции: curious – too interested in things that do not concern them [MEDAL].

Норма приобретает статус социально закрепленной оценки, и признак «желание знать» функционирует как оператор регулирования поведения коммуникантов.

Проанализированные данные позволили выделить коммуникативную ситуацию эпистемического любопытства и коммуникативную ситуацию любопытства как этически-маркированного поведения. Один и тот же языковой знак объединяет различные когнитивные структуры, репрезентация которых в коммуникативной ситуации происходит в результате когнитивного процесса профилирования той или иной характеристики.

Под один языковой знак подводятся различные структуры знания, репрезентация которых в коммуникативной ситуации происходит в результате когнитивного процесса профилирования той или иной характеристики. В эпистемической сфере любопыт­ство концептуализируется как важный и своеобразный «преобразующий оператор», связывающий внимание с интересом, наклонностями, увлечени­ем, и, в конечном счете, с избирательностью в отношении к жизни. Демонстрация некоторого количества любопытства к собеседнику предусмотрена правилами коммуникативного поведения, ср.: Several times during the preparation of my supper he even essayed hospitable inquiries about my health, the condition and number of my dogs, and the distance I had travelled that day (London).

В английской языковой картине мира концептуализируется уважение к соблюдению границ приватной сферы человека, что является непременным условием успешного взаимодействия членов общества. Слишком явный интерес к жизни других людей воспринимается как вмешательство в их дела, и приводит к стремлению людей оградить свою жизнь от назойливого любопытства других, ср.: Elizabeth was appalled by the idea of going to Memphis, <…> of being the focus of curious stares and whispered speculation (Slyke 1979: 196).

В ситуации эпистемического любопытства на первый план выступает ценностный компонент – стремление получить информацию о мире и с ее помощью лучше организовать жизнь. Профилируются характеристики «ценность», «естественная потребность» и «отношение к норме».

В коммуникации, когда объектом любопытства выступают дела других людей, в фокусе оказывается социально-этическая оценка, ср.: A curious child is a teachers delight. A curious neighbor can be a nuisance [The Free Dictionary by Farlex]. Профилирующими характеристиками выступают «антиценность», «отношение к норме», «нарушение приватности», «несанкционированность получения информации», «праздность», «назойливость» и «негативная ответная реакция».

В результате исследования установлено, что концепт CURIOSITY является системообразующим концептом, объединяя целый ряд когнитивных, аксиологических, социальных понятий и явлений. Эмоциональное состояние CURIOSITY коррелирует с фундаментальной эмоцией удивления (концепт SURPRISE) и интеллектуальной эмоцией изумления (концепт WONDER). Стремление к новизне может перерастать в доминирующее мотивационное состояние (концепт INTEREST) с привлечением когнитивного процесса концентрации на выбранном аспекте окружающего мира (концепт ATTENTION), выполняя в сочетании со страхом (концепт FEAR) экзистенциональную функцию в адаптации человека к новым обстоятельствам. При превышении нормы любопытство в социальной сфере направляется на других людей, тем самым нарушая границы их личной независимости (концепт SECRET), что приводит к ограничению эпистемических потребностей индивида этическими предписаниями социума.

Таким образом, в результате предпринятого исследования раскрыто содержание концепта CURIOSITY в комплексе его понятийной, образной и ценностной составляющих. На основе полученных данных реконструирована теоретическая модель структуры концепта CURIOSITY и получено новое знание о значимом феномене внутреннего мира человека. За языковым знаком curiosity стоит многоаспектная структура знания в совокупности содержательных характеристик, компонентов прототипической ситуации, когнитивного потенциала и особенностей дискурсивной реализации.

Результаты настоящего исследования могут в дальнейшем использоваться при изучении других концептов внутреннего мира человека в рамках когнитивно-дискурсивного подхода.


Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

  1. Григорова Л.Э. Mind your own business или So kind of you to ask (синкретизм концепта Curiosity) // Вестник Иркутского государственного лингвистического университета. Серия Филология. – Иркутск: ИГЛУ, 2012. – Вып. 1 (17) – С. 89–95 (0,7 п.л.).


  2. Григорова Л.Э. Любопытство и любознательность в английской языковой картине мира // Современные проблемы гуманитарных и естественных наук: мат-лы конф. молодых ученых (2–5 марта 2009 г.). – Иркутск: ИГЛУ, 2009. – С. 53–56 (0,1 п.л.).
  3. Григорова Л.Э. Любопытство как нарушение приватной сферы человека в английском языковом сознании // Новые возможности общения: достижения в лингвистике, переводоведении и технологиях преподавания иностранных языков: мат-лы научно-практ. конф. с междунар. участием (16 июня, 2009 г.). – Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2009. – С. 76–81(0,4 п.л.).


  4. Григорова Л.Э. Ценностные смыслы концепта Curiosity // Современные проблемы гуманитарных и естественных наук: мат-лы конф. молодых ученых (1–5 марта 2010 г.) – Иркутск: ИГЛУ, 2010. – С. 38–40 (0,1 п.л.).

  5. Григорова Л.Э. Curiosity в ценностной картине мира // Актуальные проблемы лингвистики и методики преподавания иностранных языков: мат-лы Всероссийской научно-практической конференции (15 апреля 2010 г.). В 3-х ч. Ч. I. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2010. – С. 113–117 (0,3 п.л.).

  6. Григорова Л.Э. Этимологический аспект концепта Curiosity // Современные проблемы гуманитарных и естественных наук: мат-лы конф. молодых ученых (1-5 марта 2011 г.) – Иркутск: ИГЛУ, 2011. – С.42–44 (0,1 п.л.).





Наименьшие грешники приносят наибольшее покаяние. Мария Эбнер-Эшенбах
ещё >>