Когда я была маленькой и мама еще была жива, она часто говорила мне, что если я хочу выжить, то мне надо запомнить три вещи - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Мне не хватает тебя, говорила Она 1 52.72kb.
Шарафутдинова Рузиля Ришатовна, ученица 6в класса 1 18.46kb.
Сочинение Сказки А. С. Пушкина 1 39.02kb.
Иоанна Хмелевская Как выжить с современной женщиной 7 877.55kb.
У меня мало друзей в основном потому, что для местных ребят я олицетворение... 6 954.59kb.
Опять Катерина? спросил он, когда они с Лири уже шли по замковым... 1 63.63kb.
Николай Носов Мишкина каша 1 83.89kb.
Что мне делать, когда ребёнок: дерётся, закатывает истерику, бьётся... 1 55.41kb.
Семейное предание семьи Козловских 1 12.21kb.
Папа, мама! Я боюсь! Как часто нам приходится слышать от наших детей... 1 62.36kb.
Книга для чтения родителями детям. Рисунки И. Семенова. Николай Носов... 1 122.06kb.
Учебно-методическое пособие для студентов 3 курса всех факультетов... 9 1207.81kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Когда я была маленькой и мама еще была жива, она часто говорила мне, что если я хочу - страница №9/9

- Как тебе удалось доставить мне столько проблем? - Спросил он, вытирая белым носовым платком мою кровь со своей ладони. - Я начинаю понимать, почему в Тайных Хрониках рекомендуется убивать энергетов еще в детстве. Я бы рад собственноручно сделать это, но, думаю, Лабиринт тоже будет достаточным наказанием для тебя за то, что ты сделала со Сциллой. Мне удалось оживить ее один раз, удастся и в другой, но сейчас это стало значительно тяжелее. Ты виновата во всем, и ты поплатишься. Но прежде чем я уйду и позволю Тени забрать тебя я хочу увидеть, как ты страдаешь.

Хариб отступил в тень, и слева от меня вспыхнула консоль с голубым экраном. Экран был разделен на две части, и от увиденного у меня захватило дух. Там были Леда и Ингер, связанные по рукам и ногам, они лежали без движения и, казалось, были без сознания.

- Нет, - я дернулась, и скобы с новой силой впились в мои истерзанные руки.

Хариб рассмеялся.

- Они живы. Пока. Я хотел убить их до того, как тень заберет тебя, но я вынужден быть практичнее. Их жизни еще понадобятся мне, когда удастся вернуть Сциллу. Но они все-таки умрут, не сомневайся.

Я отвернулась. Незачем страдать, если я не намерена позволить ему убить их.

- Это не все, -Хариб приблизился и с силой развернул мою голову в строну экрана, - может тебе интересно будет узнать еще кое что.

Картинка на экране сменилась. На белом операционном столе лежал Алан, он пытался вырваться, но четверо дампиров крепко держали его. В кадре появился пятый дампир со шприцем в руке. Он сделал Алану укол в шею и тот затих.

-- Что ты сделал? - закричала я. - Что ты с ним сделал?!

-- Ох, - Хариб улыбнулся, - тебя и правда волнует судьба моего непутевого сына? Не волнуйся, я не убью его. Все что ему грозит - лишь маленькая операция на головном мозге. Слишком долго я позволял ему творить все, что вздумается. Он совсем отбился от рук. После операции он станет идеально послушным сыном, правда существует небольшая вероятность, что он не выживет, но она ничтожна. Я готов пойти на этот небольшой риск.

Хариб выключил экран, и комната снова погрузилась в полумрак. Темнота вокруг стала необычайно густой и колючей. Голос Хариба звучал вокруг, словно сквозь некую плотную преграду.

- Слово, скрепленное кровью. Клятва, скрепленная мраком. Я вверяю Кристель Ордею Настани, человека, по собственной воле подписавшего контракт Хранителю Уговоров сроком на год, ибо на этот срок данный человек полностью принадлежит мне. Я призываю Хранителя Уговоров забрать обещанную плату.

Темнота вокруг меня обрела плоть, ее ледяные пальцы заскользили по коже, забираясь под одежду. Страх парализовал меня, но отнюдь не желание жить придало мне сил. Я в ответе за своих друзей, в ответе за Алана. Я должна спасти их, во что бы то ни стало.
- Хариб, - закричала я, - в присутствии Хранителя Уговоров я объявляю наш контракт ничтожным. В нем есть ошибка, и я по своей воле могу расторгнуть его.

Тьма, окружившая меня, отступила, и слабый лучик света упал на мое лицо.

- Ты не можешь. - Хариб самодовольно улыбнулся. - Она не может. - Повторил он, оглядываясь. - Контракты составляются много лет. Они выверены до последней буквы. Ни один человек не может расторгнуть контракт.

- Да, Хариб, - сказала я, глядя в его бездонно черные глаза, - только я не человек.

Сказала. Сказала, то, во что сама не хотела верить. Сколько раз я проклинала судьбу за то, что приходиться смириться с тем, что я иномирная сущность. И вот теперь моя жизнь и жизни моих друзей зависят только от этого. И я молилась, что бы это оказалось правдой, чтобы я действительно оказалась не человеком.

Тьма стала сгущаться вокруг Хариба, и его лицо вытянулось от страха.

-- Нет! - Завопил он и бросился на меня, но, не долетев совсем чуть-чуть, рухнул вниз. Так падает собака, если хозяин чересчур сильно дернет поводок.

Лежа на полу, он вцепился в мою ногу, и я закричала от боли. Хариб не сдерживал силы, и его пальцы дробили мне кость.

Внезапно послышался грохот, и нас захлестнула волна пыли. Хариб от неожиданности разжал пальцы, и его тут же поглотила тьма. Только его жалкий протяжный вопль донесся из-под земли.

Я закашлялась от накрывшей меня пыли, а когда ее клубы чуть рассеялись, я увидела, что ко мне бежит Загрей. Когда он приблизился, на его лице было написано облегчение.

- Я думал, что потерял тебя, - сказал его бархатный голос в моей голове.

Он схватил железные скобы, стягивавшие мои запястья, и вырвал их так легко, словно они были из бумаги. С другой стороны, кашляя от оседающей пыли, ко мне подлетел Сократ.

-- Живая! - закричал он, бросаясь ко мне, пока Загрей освобождал мои ноги.

Я схватила Загрея за руку.

- Найди Алана, - с трудом проговорила я, - спаси его, пока еще не поздно.

Может быть уже поздно, но я не хотела допускать даже мысли об этом.

Загрей кивнул и отскочил от меня. Игнорируя дверь, он со всего маху вломился в каменную стену, подняв новые клубы пыли.

Я закрыла глаза и почувствовала, что уплываю.

-- Не смей отключаться, Кристель! - Завопил Сократ мне прямо в ухо.

Я открыла глаза и попыталась подняться, но тут мой взгляд упал вниз, и я увидела свою ногу. Сквозь разорванную штанину, всю пропитанную кровью, посреди кровавого месива из разорванных мышц и связок проглядывал кусочек кости. Это было слишком. У меня перед глазами все потемнело, и я потеряла сознание.

Что -то мерно пищало у меня над ухом. Я открыла глаза, в ужасе оттого, что все произошедшее приснилось мне, а теперь я снова очнусь в палате рядом со Сциллой.

- Она очнулась! - Послышался знакомый голос, и в поле моего зрения возникло улыбающееся лицо Сократа.

- Как ты? - С другой стороны ко мне подошла Леда и осторожно взяла меня за руку.

- Где Алан? - Спросила я, с трудом ворочая языком.

Сократ нахмурился.

- Я две ночи не спал, а ее волнует только Алан. Живой твой Алан. Ничего его не берет.

Леда улыбнулась и ласково погладила меня по голове.

- Не волнуйся, тебе вредно. Ты перенесла две тяжелых операции. У тебя был очень тяжелый перелом, ты могла потерять ногу. Мы не решились отправить тебя в больницу, и Алан уговорил нас оставить тебя в госпитале Корпорации. Он сам провел обе операции, а сейчас, наверное, пошел перекусить.

Я облегченно вздохнула.

-- Значит, все живы?

-- Все, - ответила Леда, но ее голос чуть заметно дрогнул.

-- Что случилось? - я дернулась и, болезненно ойкнув, снова опустилась на подушки.

Леда и Сократ переглянулись.

-- Говорите, - потребовала я, - иначе я встану и сама все выясню.

Со стороны моя угроза выглядело жалко, но Леда знала, что именно так я и поступлю.

- Айрис исчез. - Со вздохом пояснила она. - Мы не хотели волновать тебя, на случай если он вдруг объявится. Было бы логично предположить, что он придет навестить тебя, но он не пришел.

- И не придет, - горько сказала я, - Тень забрала его. Утащила в Лабиринт.

Леда ахнула, а Сократ взволнованно закружил в воздухе.

-- Но как? - Леда непонимающе на меня посмотрела. - Почему?

-- У него был контракт с корпорацией. Это он сдал меня Харибу, а потом решил пожертвовать собой, чтобы спасти меня.

-- Вот это да. - Леда потрясенно присела на краешек кровати.

Дверь в палату распахнулась, и на пороге показались Ингер и Загрей. Загрей тут же подбежал ко мне и, упав на колени у изголовья, двумя руками прижал мою руку к себе, а Ингер остановился у моих ног, нерешительно улыбаясь. Я подмигнула ему, и его улыбка сразу стала шире. Тогда я повернулась к Загрею.

-- Спасибо, Загрей что пришел спасти меня. Ты подоспел вовремя.

Загрей наклонил голову и прижал мою руку к своей щеке.

-- Эй, - возмущенный цветочный эльф завис перед моим лицом, - а как же спасибо, Сократ? Без меня он бы никогда до тебя не добрался!

-- Спасибо, Сократ. Что бы я вообще без тебя делала.

Я улыбнулась, и довольный Сократ плюхнулся на подушку возле моей головы.

-- Эй, ну я же просил не собираться в палате всей толпой. - К нам размашистым шагом подошел Алан, и широкая улыбка во весь рот явно не соответствовала его строгому тону.

-- Можно подумать, что два человека, один сатир и цветочный эльф это уже толпа, - проворчал Сократ, лениво взлетая.

-- Я понимаю, мы все волновались, но ей пока вредно так много говорить.

-- Да-а, - Сократ обиженно сложил ручки на груди, - а тебя теперь, когда она очнулась, из палаты будет не выгнать.

-- Я обещаю уйти сразу же, как уговорю ее поспать еще немного, - Алан глянул на меня в поисках поддержки.

-- Идите, - сказала я, пряча улыбку, - меня и правда немного клонит в сон. Успеем еще наговориться.

-- Выздоравливай, - ласково сказала Леда, и они друг за дружкой покинули палату. Последним, конечно, вылетел Сократ, одарив Алана гневным взглядом.

-- Как самочувствие? - спросил Алан, присаживаясь рядом.

-- Уже лучше. А как близнецы?

-- Живы. - Алан ласково погладил меня по руке. - Очень хотели встретиться с тобой, особенно Селия. Она очень за тебя волновалась. Как только ты окрепнешь, мы поедем в приют навестить их.

Я кивнула.

-- А что со Сциллой?

-- Исчезла вместе с Харибом, - Алан опустил глаза, - может оно и к лучшему. Она хотела заставить меня убить Хариба, и я уж точно по ней скучать не буду.

-- А по Харибу? - я накрыла его руку своей. - Опять винишь себя, да?

-- Не то чтобы...но он все-таки был моим отцом. Он по-своему заботился обо мне. Просто жаль, что все так вышло.

Я сжала его руку и опустила глаза. В конце войны всегда приходит осознание, какой дорогой ценой далась нам победа. Алан потерял отца, я потеряла друга и собственными руками превратила единственную, кроме меня, оставшуюся в живых нимфу в каменную статую. Но все-таки это была победа. И с этим нам теперь придется жить.

- Зато, - сказал Алан, вставая, - Корпорация теперь принадлежит мне, и я собираюсь все здесь изменить. Никаких жутких договоров, никаких угроз. Больше не будет Корпорации страха.

Я улыбнулась, и Алан, подмигнув мне, достал из кармана шприц.

-- Снотворное, - пояснил он.

-- Не надо, - взмолилась я, вспоминая про свою боязнь уколов, - я усну сама.

-- Ну, смотри, - Алан улыбаясь, погрозил мне пальцем, - через полчаса я вернусь и проверю.

Я покорно закрыла глаза и ровно задышала. Сквозь подступающий сон я услышала, как он тихонько закрыл за собой дверь.

Пролог.


Через месяц мне сняли гипс, и я снова вернулась в нашу старую квартиру. Все синяки зажили, и стараниями Алана у меня на лице даже не осталось шрама от кольца Хариба. Алан пытался уговорить меня переехать в новый дом, но я отказалась. Тем более что пока я лежала в больнице, Леда с Ингером сделали отличный ремонт, купили новую мебель, и наша квартирка стала очень уютной. Все было бы хорошо, если бы не жуткие кошмары, мучавшие меня по ночам.

Друзья больше не говорили со мной об Айрисе, словно им самим хотелось поскорее забыть об этом. Но мне все не давал покоя наш последний разговор. Он сказал, что для своих друзей я пойду на край света, а за ним никто никогда не придет. Он сказал, что значит для меня меньше остальных, но это была неправда. И это мучило меня.

В день моего возвращения домой, все собрались в нашей квартире отпраздновать мое выздоровление, и я решила, что настал момент выложить им все, что у меня на душе.

Мы собрались на нашей небольшой кухне. Леда разливала по чашкам ароматный чай. Ингер принес свою потрясающую бодрящую настойку, а Алан притащил огромный двухъярусный торт с крошечными сахарными розочками. Загрей скромно сидел на табуретке и помалкивал, а Сократ нахально тырил розочки с торта, когда думал, что его никто не видит.



- Ребята, - громко сказала я, и легкий холодок волнения пробежал по моим венам, - спасибо вам за все, что вы для меня сделали. И сейчас я уже заранее знаю все, что вы мне скажете, но предупреждаю, что никакие уговоры не заставят меня изменить мое решение. Один мой друг однажды совершил ошибку и пожертвовал собой, чтобы исправить ее. Я не знаю где он сейчас, но я знаю, что он все еще жив. Я говорю об Айрисе. Ну, так вот...Я решила пойти за ним в Лабиринт. И я вытащу его оттуда любой ценой.
Конец первой части.
<< предыдущая страница  



Я иду в театр, чтобы развлечься. На сцене мне не нужны изнасилования, содомия, кровосмешение и наркотики. Все это я могу получить у себя дома. Питер Кук
ещё >>