Когда я была маленькой и мама еще была жива, она часто говорила мне, что если я хочу выжить, то мне надо запомнить три вещи - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Мне не хватает тебя, говорила Она 1 52.72kb.
Шарафутдинова Рузиля Ришатовна, ученица 6в класса 1 18.46kb.
Сочинение Сказки А. С. Пушкина 1 39.02kb.
Иоанна Хмелевская Как выжить с современной женщиной 7 877.55kb.
У меня мало друзей в основном потому, что для местных ребят я олицетворение... 6 954.59kb.
Опять Катерина? спросил он, когда они с Лири уже шли по замковым... 1 63.63kb.
Николай Носов Мишкина каша 1 83.89kb.
Что мне делать, когда ребёнок: дерётся, закатывает истерику, бьётся... 1 55.41kb.
Семейное предание семьи Козловских 1 12.21kb.
Папа, мама! Я боюсь! Как часто нам приходится слышать от наших детей... 1 62.36kb.
Книга для чтения родителями детям. Рисунки И. Семенова. Николай Носов... 1 122.06kb.
Учебно-методическое пособие для студентов 3 курса всех факультетов... 9 1207.81kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Когда я была маленькой и мама еще была жива, она часто говорила мне, что если я хочу - страница №1/9

Аннотация:

Когда я была маленькой и мама еще была жива, она часто говорила мне, что если я хочу выжить, то мне надо запомнить три вещи. Первое: доверять своей интуиции - если что-то выглядит слишком хорошо, что бы быть правдой, то, скорее всего это ложь. Второе: люди меняются редко - если кто-то обманул мое доверие, он, скорее всего, сделает это снова. И, наконец, третье: я должна бояться и избегать тех, кто может убить меня одним касанием, пока мой дар не вступит в полную силу. Но даже мудрые мамины советы не уберегли меня от прихотливых поворотов моей судьбы. Возможно, если бы она была жива, она согласилась бы, что должно быть хоть одно исключение, которое, без сомнения, лишь подтверждает правило.


Часть первая.


Корпорация страха.
Я маленькими глоточками потягивала дешевый кофе из треснувшей кружки. Ингер хмуро поджав губы, смотрел мимо меня. Айрис невозмутимо изучал пожелтевшие обои.

- Должен быть другой выход,- сказал Ингер, и презрительно отпихнул бумаги лежавшие на столе.

- Прекрати, Ингер - сказала я, поперхнувшись горячим кофе,- я не возьму у вас ни гроша.

- Ты не знаешь, с кем связываешься, Батарейка.- Айрис всегда говорил так, словно каждое его слово было размером с небольшую звезду.

Он был потомственный дампир, его семья владела сетью ресторанов, акциями крупнейшей полиформацевтической компании и бог знает, чем еще. Дампир - что то вроде дневного вампира, только ему совсем не обязательно было пить кровь - он мог питаться энергией в чистом виде. Вот только связь с энергетическими потоками дампиры утратили безвозвратно, поэтому получать энергию они могли лишь с помощью людей, или брать ее из энергетического камня.. А у меня все как раз наоборот, - в каждой клеточке моего тела пульсирует энергия в чистом виде. Собственно поэтому Айрис "ласково" зовет меня батарейкой.

Если верить учебникам, то до открытия врат любые магические способности были редкостью, а сейчас больше половины младенцев с рождения имеют дар разной степени выраженности. Полное раскрытие дара наступает в двадцать четыре года. Теоретически, благодаря своему дару, уже сейчас я могу насытить дампира и остаться в живых - сомнительная радость, правда? Что мне толку в этом даре? Ведь я не могу активировать никакого даже самого простенького заклинаньица или зарядить какой-нибудь махонький камушек. Разве что проживу на пару десятков лет дольше, хотя в моем случае такие надежды можно назвать безнадёжным оптимизмом.

Айрис поймал мой взгляд

- Возьми деньги, Кристель, - его голос ветром пробежал по моей коже, и волоски на руках встали дыбом, но я уже стреляный воробей. Не пройдут со мной такие трюки.

- Ну, уж нет. Мне никогда не оплатить этот долг. Взяв эти деньги, я крупно осложняю вашу жизнь. Ингер может загреметь в колонию за нелегальную торговлю, твоя семья получит лишнюю возможность тобой манипулировать, а Леда будет жить впроголодь.

Но Айрис и не думал сдаваться.

- Кристель, я один смогу собрать эту сумму. Твои друзья не пострадают. Считай это беспроцентным кредитом.

Да уж, Айрис мог тянуть эту волынку весь день. На самом деле стать должником дампира, пусть даже такого как Айрис, перспектива пугающая. Сейчас, пока он еще не вступил в силу, ему конечно можно было доверять, но в двадцать четыре у него проснется жажда крови, и вот тогда все может стать очень скверно. Я вздохнула и покачала головой.

- Вот, ослица!- воскликнула Леда и запустила в меня маленький световой шар размером с голубиное яйцо. Она любила баловаться со своим даром.

С Ледой мы познакомились на первом курсе в университетской библиотеке и нашли, что у нас много общего. А через неделю мы пришли к выводу, что снимать жилье вдвоем гораздо дешевле и переехали в эту милую, но требующую капитального ремонта квартирку. Поначалу с нами еще жил Ингер, молодой, но подающий надежды маг-травник, но он вскоре нашел работу в магазине зелий на другом конце города и переехал поближе нему, так мы с Ледой и остались вдвоем. Ее родители живут в другом городе и иногда присылают ей деньги и продукты, кроме этого мы перебиваемся случайными заработками и экономим на всем. Леда - ведьма, а это значит, что ее кровь подходит для активации магических рун, и из-за этого она состоит на учете в местном отделе общей безопасности всех существ. Но поскольку Леда не может самостоятельно зарядить заклинание, да, к тому же, ей не исполнилось двадцати четырех, чтобы ее колдовская кровь стала представлять из себя какую-то ценность, то собственно учетом все и ограничилось. Кроме этого у нее есть дар - она умеет направлять излишек своей энергии на создание световых шаров. Дар, конечно,скромный по сравнению с даром воспламенения взглядом, или даром власти над стихией, но такие сильные способности появляются очень редко.

Не долетев пару сантиметров, шар, брошенный Ледой в меня, сменил направление и стремительно исчез в энергетическом камне Айриса.

- Значит, ты предпочтешь попасть в кабалу Корпорации, чем довериться дампиру?- глаза Айриса стали чернее, чем остатки кофе в моей чашке.

Мне совсем не хотелось обижать его, ведь он никогда не давал повода для сомнений, но ложь он бы почувствовал, и я сказала правду.

-Да.


Секунда и лишь колышущаяся портьера осталась там, где стоял Айрис.

Леда лишь покачала головой.

-- Правильно сделала, Кристель. Я бы тоже не спешил доверять дампиренышу.

Ингер сочувственно погладил меня по плечу.

-Но будь я проклят, если доверил бы год своей жизни Корпорации и их сахарному контракту. Я достану денег.

-Черт побери, Ингер!- воскликнула я, и для пущей убедительности хлопнула кружкой по столу.- Где ты возьмешь такую кучу денег? Заложишь свою жизнь? Будешь торговать запрещенным зельем? Через мой труп, понял!

Я схватила ручку и под дружный возглас "НЕТ!" подписала контракт.

Дело сделано.

Кофе закончился, поэтому я пила Ледин любимый фруктовый чай и в сотый раз перечитывала злополучный контракт. Он и в самом деле был сахарным - не подкопаться. Корпорация выплачивает мой кредит за обучение и обеспечивает страховым полисом на год. Более того, они платят мне сумму с таким количеством нулей, что вычитаемые в счет погашения долга 30% позволят мне за год полностью рассчитаться за кредит. Но и это еще не все. Я могу жить в гостинице корпорации и питаться в ресторане корпорации совершенно бесплатно. В мои обязанности входило отвечать за архивы, находить в каталогах запрашиваемую информацию и вести учет. Короче ничего сверхтрудного. Единственное "но" заключалось в том, что до истечения годового срока я не могу разорвать контракт ни под каким видом. Зато через год я могу идти на все четыре стороны, вот только еще никто не слышал, чтобы хоть один работник корпорации добровольно ушел оттуда. "Может это из-за высокой зарплаты и медицинской страховки", - сказала я себе, но звучало это неубедительно. В любом случае контракт подписан, и я могу хоть сегодня получить свой авансовый платеж. Чудненько. А проблемы будем решать по мере их поступления.

Я свернула к центральному парку, намереваясь срезать путь, когда дорогу мне перебежала черная кошка. Я мигом отпрыгнула назад. И это не простое суеверие. Черная кошка предупреждает о том, что сейчас здесь на мгновение откроются врата иного мира, а если неосмотрительно шагнуть вперед, то тебя может и засосать в иномирье. До открытия постоянных врат людей время от времени засасывало в подобные ловушки. Чаще всего они ничего не помнили, но иногда рассказывали совершенно невероятные на то время вещи. Они будто бы встречали странных созданий из древних легенд и сказок, которых, как мы считали, никогда не было в реальности, да и быть не могло. За это их обычно отправляли в соответствующие учреждения. Такие случаи стали происходить все чаще, рассказы о другом мире совершенно незнакомых между собой людей стали совпадать. Люди пропадали поодиночке и группами, пропадали самолеты и круизные лайнеры и, наконец, наступил момент, когда нельзя было больше игнорировать эти факты и правительство официально признало существование другого мира. В свете этого нового знания мы стали иначе относится к мифам и преданиям, поскольку теперь некоторые из них действительно могли оказаться правдой.

Точной даты открытия врат мы не знаем, поскольку поначалу все это было строго засекречено. У двух постоянных врат построили военные базы и проводили научные эксперименты, но блуждающие порталы появлялись так часто, что иномирные создания стали попадать в наш мир и некоторые из них не всегда могли сразу попасть обратно. По этому поводу постоянно действующий австралийский портал стал нашей границей, через которую мы переправляли иномирцев домой, и получали время от времени наших заблудившихся граждан. Только цветочные эльфы без проблем сновали туда и обратно.

Цветочные эльфы - единственные сущности способные учуять, где появятся блуждающие врата, и именно с их расой был налажен наш первый междумирный контакт. Потом выяснилось, что иномирье, это не просто другой мир, а целый лабиринт миров, а мы зачастую соприкасаемся только с одним его слоем. Из этого слоя кроме эльфов к нам чаще всего попадали коблинаи, дружелюбные, невысокие, трудолюбивые создания, и джинны. Эти расы оказались вполне человекоподобными и наши культуры оказались достаточно схожи, чтобы мы могли наладить вполне дружеские взаимоотношения.

Раса джиннов обитает в Великих Песках, и к ним можно выйти, пройдя по запутанному лабиринту подземных пещер, в которые ведут врата Австралии. Выглядят джинны в сущности, как и мы, только глаза у них пронзительно синие, а кожа настолько черная, что в нашем мире жители Африки навсегда утратили почетное звание "чернокожие". Единственное, что никак не вяжется с нашим представлением о нормальности это то, что джины рождаются с драгоценным камнем между глаз. Это словно диковинный пирсинг намертво вросший в кожу, он выглядит прекрасно и пугающе. Камни у всех джиннов разные, и это связано с их социальной структурой. У самого высшего сословия джиннов, помимо крупных ярко - алых камней во лбу, есть еще одна отличительная черта: они покрыты чешуей на плечах и по линии позвоночника, но, насколько мне известно, с верховными джиннами никто из людей не встречался.

Объединенное правительство пытается наладить с джиннами торговые отношения. Баснословных денег стоят их ткани и мебель. Мы давно и безуспешно пытаемся разгадать их секреты обработки дерева и металла, пытаемся повторить созданные ими сплавы. Джинны невероятные вещи делают с материалами на молекулярном уровне, но секреты свои хранят строго.

Как правило, не только джинны, но и все иномирные создания настроены вполне миролюбиво, но о большинстве из них мы просто ничего не знаем. Страшно подумать: порталы существуют несколько сотен лет, а старейшему факультету иномирных языков всего сто шесть.

Воздух впереди сгустился и на меня выскочил маленький цветочный эльф по имени Сократ. Пару лет назад я отдала все свои сбережения на выплату штрафа, чтобы Сократ не попал в тюрьму за кражу сахара из университетской столовой. Цветочные эльфы - ребята вороватые, но крадут в основном то, что для нас особой ценности не представляет. Деньги, золото и прочая мишура их не интересуют. Им бы свиснуть, к примеру, конфетку, или обрезки ткани, или тюбик клея. Если их и ловят с поличным, то ничего серьезного им не грозит. Ну, запрут на пару дней, чтоб неповадно было, и отпустят с миром. Просто эльфы тяжело переносят запертые пространства, поскольку сами-то они живут под открытым небом и привыкли лететь куда хотят, так что быть пойманным для эльфа и вправду настоящее наказание.

Сахар из столовой пропадал понемногу, и это могли бы даже не заметить, если бы это не было так часто, но с поличным эльфа поймать никак не удавалось. Тогда наш преподаватель языка и культуры джиннов джинн по имени Саррох Шиитхар (на самом деле его полное имя состояло из восьми слов, но для нас он выбрал два самых легких) предложил сделать ловушку из конского волоса.

Крошка-эльф размером с белку, связанный конским волосом и с трудом сдерживающий слезы, выглядел так жалко, что я не сдержалась и выкупила беднягу. Однако стоило ему оказаться на свободе я тут же узнала, что я - глупая дылда, а он, видите ли, прекрасно мог со всем справиться сам, и если я хоть словечком обмолвлюсь его семье об этом позоре от меня останется мокрое место. А когда я начала хохотать, проникшись его угрозами, он взвыл и исчез в воздухе.

Часа через два он, правда, заявился ко мне домой (как он нашел его, до сих пор для меня загадка) и сказал, что, подумавши, я не такая уж уродина и не такая уж дылда, и он даже готов подарить мне поцелуй в день моего совершеннолетия. Я, с трудом, но сумела подавить рвущийся наружу смех, и эльф заметил мне, что он, похоже, оказывает благотворное влияние на мои далеко не блестящие манеры, и он постарается заходить почаще. После чего выхватил из вазочки на столе мятный леденец и был таков. Впрочем, благодаря Сократу у меня появилась возможность попрактиковаться в иномирных языках и отлично сдать экзамен. А со временем я даже привязалась к этому наглому эльфенку.

Сократ плюхнулся мне на плечо и завопил:

- Отличные новости, Кристель! Мне исполнилось восемнадцать, и я вступлю в силу! Кстати не слышу поздравлений. Ну да ладно, что можно ожидать от неотесанного человека. Впрочем, для человека ты еще ничего. В любом случае, я, наконец, достал своих родных...

- Кто бы сомневался, - прошептала я

- Ты чего там сопишь? От радости что ли? Короче я достал своих родных, и они разрешили пригласить тебя на праздник урожая.

Сократ сделал паузу и выразительно на меня посмотрел.

- Ура, - сказала я, - обалдеть.

Сарказм в адрес своей персоны Сократ не замечал, и моей реакцией остался доволен. Кивнув, он важно продолжил:

- Тридцатого числа сего месяца в половине девятого ты будешь иметь честь быть сопровожденной мной до ближайших врат. И оденься поприличнее, я ж буду знакомить тебя с семьей. Ладно, через двадцать секунд над нами откроются врата, так что увидимся.

Легко оттолкнувшись, Сократ взмыл в небо и исчез.

Потряса-а-ающе. Надеюсь, я не останусь в лабиринте иномирья благодаря этой наглой беспечной стрекозе-переростку.

Головной офис вырос передо мной как стена из стекла, металла и бетона. Окруженный клумбами с изящными альпийскими горками, высокими лиственницами и точеными мостиками через причудливо петляющий ручей, он казался идеально симметричным и прекрасно вписывался в окружающий пейзаж. Гостеприимно распахнутая входная дверь открывала вид на широкий приемный покой, где за стойкой светлого цвета стояла широко улыбающаяся девушка. Табличка на ее груди гласила "Мария Лекс"

-Добрый день, - сказала я ей, и Мария с готовностью улыбнулась,- я пришла получить аванс,- и я протянула ей свой контракт.

- Очень хорошо - защебетала Мария и, скормив мой контракт странному аппарату, бойко забарабанила по клавиатуре, - у нас не так уж часто берут авансы -это такая морока с бумагами. Я вам выдам стандартный договор, и уже завтра деньги поступят на ваш счет.

Я сделала печальное лицо.

- Я была бы вам так признательна, если бы нашлась возможность выдать мне наличными. И очень бы хотелось сегодня. Я готова подождать столько сколько нужно.

- Мне жаль, - Мария сочувственно поджала губы,- я бы рада помочь, но ...- тут ее взгляд переместился мне за плечо, и я оглянулась. Внезапно пульс мой забился в горле, а дыхание перехватило. Там стоял молодой человек в вылинявших джинсах и футболке, но такой потрясающей внешности, что мне на минутку показалось, что меня сбил грузовик. Он выглядел так неуместно в этом холле, как шахтер не съезде депутатов, но в то же время, глядя в зеркальные стекла его очков можно было потерять ощущение реальности.

- Здравствуйте, Мария. Приятно видеть вашу готовность помочь новичку. - Его голос теплым ветром прошел по коже.

-- Ко- конечно. Я-я на минутку.

Было похоже, что Марию сбил тот же грузовик.

- Меня зовут Алан. Я работаю в лабораториях модернизации энергетических камней. А вы должно быть Кристель.

-- Как вы узнали?

-- О, - Алан отбросил волосы со лба и медленно снял очки,- у нас очень редко появляются новички.

Я почувствовала, что проглотила глыбу льда. Его глаза были многоцветными как масляная пленка на воде. Мать моя женщина! Дампир вступивший в силу!

- С вашей стороны крайне неполиткорректно пятиться с открытым ртом. Я могу дать вам честно слово, что не буду вас кусать. Впрочем, у вас может выдаться тяжелый понедельник, и вы сами попросите,...хотя даже в этом случае я могу подождать до вторника.

Алан поднял руку, продемонстрировав браслет - регистратор. Если дампир применит любое ментальное воздействие, браслет зарегистрирует скачок тета-волн и передаст сигнал на пульт управления по делам общей безопасности всех существ. С пульта через браслет может быть вызван электрический импульс, который вырубит нарушителя минут на пять. При повторном нарушении в течении месяца браслет вводит под кожу токсин вызывающий длительный анабиоз. Третье нарушение в течение года и казнь можно считать неизбежной, не говоря уже о том, что и после анабиоза раньше выживали далеко не все. Сейчас во время анабиоза дампиров стали снабжать энергетическими камнями для поддержания жизни.

В общем, можно сказать, что пока я в относительной безопасности, хотя с дампирами можно всего ожидать. Это будто держать ручного тигра. Вроде и ручной, но мало ли...

- Нет, правда. Треть наших сотрудников дампиры. Может вам стоит постараться быть ..ну терпимее что ли.

- Спасибо, лучше я буду живым расистом. Ой! Я что сказала вслух?

Алан расхохотался. Совершенно обычные зубы, никаких клыков и в помине нет. Мне кажется, весь ужас в том, что они не просто выглядят как люди... они в сущности люди, и порой их даже жалко. Когда открылись врата, иномирная энергия стала просачиваться в наш мир и привела к тому, что при определенном всплеске энергий ребенок в утробе матери разрывает свой энергетический канал и не способен самостоятельно получать энергию жизни. Поэтому первое, что делает дампир при рождении - это убивает свою собственную мать. Возможно, дампиры рождались и раньше, но до открытия врат это было крайне редким явлением. Поначалу дампиров приравнивали к серийным убийцам и выносили им смертный приговор без суда и следствия в любом возрасте. Иногда собственные семьи прятали их, но либо они сами становились жертвами своего сострадания, либо заканчивали жизнь за решеткой как соучастники преступления. Это были на самом деле жестокие и безжалостные законы, но на то время, возможно, это был единственный выход.

Все поменялось в один прекрасный день, когда у одного военного врача родился ребенок дампир. Врача звали Густав Гарс, и он в один день потерял жену и должен был потерять сына. Но Густав не мог с этим смириться и решил бежать вместе с ребенком. Он скрывался около полугода пока в один прекрасный день в сеть теле-радио- вещания не ворвался снятый им ролик. В этом ролике, постаревший, но все же узнаваемый, Густав уверял, что отныне дампиры и люди могут жить бок о бок. Он сообщил, что сам отдавал энергию сыну все это время, и этим собственно вызван его теперешний вид, но его открытие позволяет его сыну получать энергию без помощи живых людей. Ребенок питался энергией камня, и с этой поры весь мир узнал об энергетических камнях. Как именно Густав совершил это открытие, осталось загадкой, но сам факт открытия изменил наш мир. С той поры прошло много лет, дампиров уравняли в правах с людьми, в случае постоянного ношения ими браслета - регистратора. А сам Густав Гарс умер вскоре после своего открытия, но его имя стало культовым в дампирской культуре.

Сейчас всем известно, что, при определенном стечении обстоятельств, обычная человеческая пара может зачать дампира, но это не слишком частое явление. У дампира и человека может родиться только дампир. Доминантный ген, черт побери. Ребенок с подозрением на паразитарное энергетическое поглощение по закону все еще может быть безопасно умерщвлен на любом сроке беременности.

Алан смотрел выжидающе, похоже, я что- то пропустила. Отвлеклась при разговоре с дампиром...ай-яй-яй двойка мне.

- М-м прощу прощения, я задумалась.

Алан многозначительно улыбнулся.

- Мне кажется, - начал он - что сейчас вы можете даже согласиться на небольшую экскурсию по корпорации в моем сопровождении.

Типичный пример дампирской эмпатии. Впрочем, эмпатия- прием разрешенный. Да не съест же он меня! Во всяком случае, не сейчас, когда вокруг столько народу. И я сдалась.

- Ладно. Может моя терпимость позволит мне протянуть до пятницы.

- Я бы с удовольствием предложил вам руку, но не уверен, что вам исполнилось двадцать четыре.

Дампир по закону не имеет права совершить физический контакт любого рода с несовершеннолетним лицом, а так же с совершеннолетним без предварительного его согласия. Двадцать четыре года законодательно признали возрастом совершеннолетия, когда выяснилось, что к этому возрасту у человека уже окончательно сформирован механизм частичной защиты от внешнего энергетического нападения. Мне было двадцать три, и я задумалась, стоит ли выдавать эту информацию. С одной стороны я, как несовершеннолетняя, защищена законом, но с другой стороны это значит, что я еще не вступила в силу, а, следовательно, беззащитна. Хотя рано или поздно он все равно узнает.. Воспользуюсь -ка я защитой закона.

- Мне двадцать три. А вам?

Я затаила дыхание. Это не было праздным любопытством, поскольку от возраста дампира напрямую зависит его потребность в энергии. Дампира, вступившего в силу, легко отличить от дампира, в ком жажда крови еще не проснулась, по глазам. До совершеннолетия глаза у них точь-в-точь человеческие, а с пробуждением жажды крови радужка сливается со зрачком, глаза становятся черными с радужным отливом. С этого момента энергии им потребуется вдвое больше, а в дальнейшем эта потребность будет расти и расти.

- Интересно, а насколько старым я выгляжу? - спросил Алан прищурившись.

- Вы прекрасно знаете, что вам не дашь и четверти века, так что здесь я полагаюсь только на вашу честность.

- Мне тридцать два. Надеюсь, вы не считаете, что это много.

Значит, он восемь лет как вступил в силу. Не так уж и много по дампирским меркам. Если не врет, конечно.

- Нет, - я всмотрелась в его лицо, выискивая признаки лжи, - не считаю.

Алан сверкнул белозубой улыбкой и сделал приглашающий жест в сторону лифта.

Аромат, поднимавшийся от чашки кофе, был божественным. Мне никогда еще не приходилось пить такой потрясающий кофе. Я и Алан сидели за столиком в ресторане Корпорации. По стенам ресторана были развешаны дипломы, в аккуратных рамочках повествующие о достижениях сотрудников Корпорации Особенно большим был тот, что висел напротив. Там награждалась группа ученых разработавших лекарство от рака, причем двое из них были дампирами. Интересно хотели они спасать жизни или просто заботились о своей возможной кормовой базе? С дампирами никогда нельзя знать наверняка. Их истинные суждения в вопросах морали остаются для нас загадкой. В детстве мама говорила мне, что именно дампиров мне стоит опасаться. "Кристель, запомни, запомни хорошенько. До совершеннолетия тебе нужно избегать любого контакта с ними. Ты должна жить, Кристель" А потом она трясла меня за плечи и повторяла: "Обещай, что ты будешь жить. Обещай, обещай" и я говорила "да мамочка, обещаю" А еще она всегда пекла торт за четыре дня до моего рождения и говорила мне "Ты же не забудешь, когда мы едим торт. Только ты и я. Это наш с тобой секрет". Мама всегда была немного не в себе, но я очень сильно ее любила. А потом мамы не стало. К нам в дом явились чужие люди в форме и сказали, что ее больше нет, и отвезли меня в интернат.

Я обещала ей избегать дампиров и вот, пожалуйста - сижу и пью кофе с одним их них. Алан не спеша, потягивал мятное кокосовое молоко и казался совершенно расслабленным. Мой взгляд невольно задержался на его широких плечах, в меру накачанных бицепсах, пробежал по футболке, которая угрожающе натягивалась при каждом вдохе, услужливо обрисовывая кубики пресса. Алан откинулся в кресле и закинул руки за голову.

- Нравиться? - спросил он усмехаясь


следующая страница >>



С тех пор как я увидел изображения нашего старого, почтенного Господа Бога в виде пожилого господина с лысиной, я окончательно потерял веру в любые, даже самые лучшие средства для выращивания волос. Станислав Ежи Лец
ещё >>