Книга. Сергиев Посад: ООО «Всё для Вас Подмосковье», 2011. 192 с.; ил, фото - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Сборник очерков. Сергиев Посад: Издательство «Весь Сергиев Посад» 1 208.74kb.
Учебное пособие для студентов 2 класса Сергиев Посад 6 1133.58kb.
Чернышев николо-угрешский монастырь в XX веке 1 284.96kb.
Московская обл., г. Сергиев Посад Красногорская площадь 1 43.68kb.
Луг духовный 10 1956.57kb.
«Золотое кольцо для школьников» 5 дней/4 ночи Даты тура: по заявке 1 15.11kb.
Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад 14 3316.18kb.
Учебное пособие для студентов 4 класса Составлено преподавателем С. 8 1295.54kb.
Тур Владимир Боголюбово Суздаль Кострома Ярославль Ростов Великий... 1 14.35kb.
Генеральный план городского поселения Сергиев Посад Сергиево-Посадского... 18 3563kb.
Руководство по эксплуатации Сергиев Посад 2007г 1 167.28kb.
Ю. А. Гусев энергоинформационный психоанализ 25 5585.67kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Книга. Сергиев Посад: ООО «Всё для Вас Подмосковье», 2011. 192 с.; ил, фото - страница №6/7


Полин В. И.

Встреча 7. Звездный инспектор
Фильмы киностудии стали участвовать в областных и международных фестивалях, в общем, процесс пошел. Зарплаты были мизерные, но, тем не менее, студия процветала, потому что Николай Николаевич Соловьев был очень деятельный человек. Он умудрялся доставать все на свете, без нитки в ушко влезал. Начал объезжать киностудии: документального кино, «Мосфильма», военной киностудии при Министерстве обороны. За сувениры из училища стал доставать различную аппаратуру: монтажные столы, осветительные приборы, кинокамеры. Он все это сделал, достал, для чего? Он меня уговаривал создать учебную киностудию, чтобы в масштабах училища создавать плановое кино. Чтобы нам делали заказы специальных тематических, или учебных фильмов. Вообще идея у него была хорошая, но я его подвел. Не люблю я заниматься халтурой и все тут. Это же повседневная, бытовая, плановая халтура. Чем это отличается от такого телевидения, как сегодня? Такая же история, проекты быстро штампуются и сразу идут в корзину. На этой почве у нас с Соловьевым начался разлад. Пока все это происходило, профсоюзы закрывают студию за ненадобностью. Они посчитали, что это ненужная организация, и на ней можно сэкономить какие-то деньги и потратить их на другое дело.

В это время, в 1978 году, приходят телеграмма и письмо с «Мосфильма» о том, что скоро начнется работа над фильмом «Звездный инспектор», тогда он назывался по-другому – «О чем говорили киты». Почему такое название?

Раньше у нас был необыкновенный пролог. После просмотра документального немецкого фильма «Воспоминания о будущем», мы загорелись идеей о том, что когда-то на Землю уже прилетали посланники из космоса. Где-то в Африке или на островах Тихого океана сидят племена вокруг упавшего космического корабля. Для них он как какое-то божество. Все это в идее будущего фильма мы связали с китами, так как продолжительность жизни у них очень большая, и киты пришельцев как бы помнят. Эта красивая легенда заплелась в будущий фильм с названием «Звездный инспектор».

Стали закручивать эту историю. Сформировался коллектив сценаристов: В. Смирнов, М. Ковалев и Б. Травкин. Когда-то мы с Травкиным придумали идею этого будущего фильма. Работать в Москве не так-то просто. С волками жить – по-волчьи выть. Надо все контролировать. Только отвернись, и кто-нибудь тебе обязательно приготовит какую-нибудь пакость, выбросят тебя из коллектива сценаристов. А если ты хоть чуть-чуть прозевал, все, поезд ушел. Беги, догоняй, а если не хочешь, тогда успокойся, без тебя обойдутся.

Мы с Травкиным планировали работать над картиной вдвоем, вынашивали эту мечту. Нам никто больше не был нужен, однако Смирнов и Ковалев присосались к нам. Они были жуткими пьяницами, но имели опыт и связи. Но, чтобы пробиться со сценарием, они нам были нужны.

Было написано девять вариантов сценария, но главный редактор киностудии Карен все отвергал. Мы не могли понять, в чем дело, что ему не нравится. Все оказалось очень просто, его, как говорят, никак не могли включить в долю. В конце концов, сценарий принял совершенно другие очертания, другой смысл и даже получил другое название – «Звездный инспектор». Уже не стало той легенды про дикарей. Нет и космического корабля, который прилетел откуда-то, потому что это все, оказывается, не советское. В первоначальном варианте сценария все было построено на легендах, а Советская власть, она прямая и порядочная, поэтому никакой не должно быть религии, никакой веры в Бога, и все должно быть конкретно. Что такое «Звездный инспектор»? Это ГАИ, это инспекция на дорогах, но на каких? На космических.

В итоге получилось, что где-то в далеком будущем космические советские инспекторы стали следить за порядком в космосе. Также они должны вылавливать всех злодеев. А кто злодеи? Если нет космических пришельцев, нет никаких гуманоидов, так кто? Конечно, проклятые буржуи, империалисты со своими пакостями против великого, могучего Советского Союза. Значит все надо повернуть в политическую ось. Такая была позиция Карена. Он заставил нас подвести весь сценарий к этой идее. К тому же, как потом оказалось, мой соавтор Марк Ковалев пообещал Карену отстегнуть гонорар с наших будущих постановочных.

Сценарий приняли, мне присылают телеграмму о том, что создается съемочная группа, директором назначают Артема Маклазяна. Личность известная хотя бы тем, что он был директором на реставрации и озвучивании фильма «Броненосец Потемкин» Эйзенштейна. Но в работе он тоже повел себя непорядочно.

В процессе работы над картиной у Марка Ковалева родилась коварная идея. Зачем нам два режиссера? Хватит одного, зачем делить на двоих будущие гонорары и славу. Решили меня уничтожить. Я парень порядочный, провинциальный, приезжаю из загорода. Они решили, что такого можно обмануть, уговорить и снять с картины. Но благодаря моей супруге Татьяне Васильевне, которая всегда держала ухо востро и вовремя подавала мне нужные советы, как правильно поступить, я выиграл сражение, но это была тяжелая битва не на жизнь, а на смерть.

В процессе создания фильма Ковалев занимался только актерами, а я и актерами, и художниками, и операторами комбинированных съемок, где главным был Борис Травкин. Он тоже не любил Ковалева за его хамское отношение ко мне и за то, что от него всегда пахло алкоголем. Борис Тихонович был своеобразный, сентиментальный человек, он сразу мне сказал: «Слушай, с ними мы кашу не сварим, это какие-то бандиты, мерзавцы и алкоголики. Давай обойдемся без них». Я говорю: «А как без них, когда у них наверху связи. Они управляют ситуацией. Придется с ними пока дружить. Куда денешься? Иначе все, закрывай контору».

Деньги на создание картины были у директора Маклазяна. Когда мне для съемок требовались деньги, я обращался к нему, он выдавал их мне под расписку. На фильм выделялось обычно от полутора до двух миллионов рублей. Столько стоил любой Советский фильм. Исключением была лишь кинолента «Война и Мир» Сергея Бондарчука, на ее создание было выделено около шести миллионов рублей. По тем временам это был особый случай.

А у нас было обычное, рядовое кино, но это была фантастика. А фантастика не нужна никому. Она Советской власти мало понятна. Революционный фильм – пожалуйста, там «ура», бегут, хватают знамя, баррикады, все в порядке. Или фильм на тему колхозной жизни. А что такое фантастика? Это пойди туда, не знаю куда, купи то, не знаю что. А главное: «Сколько это стоит?», – спрашивают в плановом отделе бухгалтерии. Вообще, что такое фантастика? Это же нереальное что-то, а за нереальное никто не хотел платить реальные деньги.

Однажды Ковалев поехал на выбор натуры и взял с собой второго режиссера Березко и художника Гладникова. Уехали они в Крым и стали искать древние захоронения скифов и природу, изображающую другую планету, близкую к нашему замыслу. Об этом еще писал поэт Максимилиан Волошин. А денег-то мало, попробуй-ка сделай другую планету при малых средствах. Ковалев уехал туда с группой и там запил, набезобразничал, перебили зеркала в гостинице. Пришло письмо генеральному директору «Мосфильма» Сизову. Марк Ковалев был коммунист, пришлось собрать партийное собрание. Проводить его должен был я, так как я был режиссером-постановщиком, как и он. Его предлагают вышибить с треском. Он взмолился, на коленях ползал, обещал, что никогда этого больше не повторится. Я добрый человек, взял и простил. Решили дело не раздувать.

Но он не мог вытерпеть такого унижения и поклялся уничтожить меня совсем. В конце концов, я его простил, стали работать дальше, но он продолжал делать разные пакости.

Я понял, что в этой работе надо быть жестоким и принципиальным. Если ты будешь добрым, все эти прощенные сядут тебе на шею и будут тебя давить, душить, а потом будут радоваться.

Во время комбинированных съемок я получал истинное наслаждение от общения с Борисом Тихоновичем Травкиным. Я любил приходить в темное подвальное помещение, где находилась мастерская Травкина. Мы сочиняли, придумывали эпизоды, я рисовал раскадровки, он показывал мне свои фильмы, делился замыслами. Меня поразила одна его кинолента 35-ти миллиметровая на широком экране. Он сочинил абстрактную, музыкальную фантасмагорию на тему космоса, за которую ему дали звание Заслуженного деятеля искусств.

Его много раз приглашали в Голливуд как специалиста по комбинированным съемкам. Но он не мог туда поехать, потому что был беспартийный, в то время беспартийных за границу не выпускали. Ему приносили письма, к примеру, с приглашением посетить Лос-Анджелес, все расходы брала принимающая сторона. Его не пускают, а с опозданием на несколько дней вручают распечатанный конверт. Вот в таком унизительном положении находились наши талантливые специалисты. Спустя многие годы, когда он уже состарился, ему все-таки довелось побывать в Голливуде. Оттуда он вернулся потрясенный американским образом жизни.

Для съемок нашего фильма, по сценарию, нужен был в первую очередь главный герой – инспектор. Каким должен быть космический инспектор? Волевым, правильным, желательно коммунистом, справедливым, неподкупным, принципиальным, на которого можно положиться. При выборе на главную роль остановились на актере Владимире Ивашове. Его помощники: Юрий Гусев, Тимофей Спивак, Валентина Титова, Эммануил Виторган, Вилнис Бекерис.




На «Мосфильме» огромные, длиннющие коридоры. Когда убавляют свет, в полумраке, в темных углах протекает своеобразная жизнь. Толпами ходит народ, курит и говорит о чем-то «высоком». Все это было очень интересно, ярко и самобытно. Так как я был молодой, меня это захватывало, и я гордился тем, что работаю на «Мосфильме».

Съемки «Звездного инспектора» проходили в четвертом павильоне. Режим был очень жесткий. Долго не давали работать. Там очередь. Ты должен успеть в срок отснять в павильоне, иначе твою декорацию убирают, и съемки следующего фильма уже занимают твое место.

Натурные съемки велись в Крыму и в Карстовых пещерах в Чехословакии. Много комбинированных съемок проводилось на «Мосфильме». Также были заказаны съемки в космосе. Летчик-космонавт СССР Н. Рукавишников должен был отснять нам широкоэкранные кинокадры. Но стряслось несчастье. Во время полета случилась разгерметизация, и произошла внеплановая посадка в Казахстане. Поэтому нам с Травкиным пришлось самим комбинировать каждый кадр.

Фильм был закончен в марте 1980 года. Премьера проходила в Доме кино. На сцену вышла вся съемочная группа. Они рассказывали о съемках киноленты. Было много поздравлений и пожеланий.

Фантастики в Советском кино в те годы было очень мало. Такие фильмы можно пересчитать по пальцам. Параллельно с нами на студии М. Горького над детским фантастическим фильмом «Через тернии к звездам» работал Ричард Викторов. Наш же фильм был предназначен для любого возраста. Мы проверяли на любой аудитории. Смотрелся он хорошо, увлекательно. В нем была какая-то мера недосказанности. Денег на постановку было выделено очень мало. Какие уж там спецэффекты? Поэтому мы нажимали на драматургию, чтобы актеры доносили нам содержание без помощи спецэффектов. А сегодня делается все наоборот. Сегодня, к сожалению, спецэффекты в зарубежном кино, да и в нашем, полностью забивают драматургию. Никакого порой нет содержания, одни сплошные взрывы, землетрясения и катастрофы. Теперь мы можем делать не хуже запада, но только зачем? Порой за этими спецэффектами начисто весь смысл теряется вообще. О чем, про что и зачем этот фильм?

В мое время нажимали на драматургию. Бесспорным примером служил Андрей Тарковский, который работал в это же время над фантастическим фильмом «Сталкер». Его мышление было не типично для советского времени. Это не был ясный соцреализм, четкий и понятный, но и не сюрреализм, который вообще не понятен советскому зрителю. На моих глазах его за это давили, душили, притесняли, издевались на партсобраниях, которые публично ему устраивали. На что он тратит народные деньги?

В 1980 году картина «Звездный инспектор» была хорошо встречена. В то время «Союз Экспорт-фильм» закупил для США на много лет вперед несколько фильмов на фантастическую тематику. Это киноленты: «Дознание пилота Пиркса», «Лунная радуга» и наш фильм «Звездный инспектор».

А у нас в это время началась перестройка, наступил полный хаос. Стало не до кино. Все пропало и загремело на много лет, начиная от появления М. С. Горбачева и до пожара на Останкинской телебашне 12 апреля 2001 года. Как только случился пожар, так вдруг объявился мой фильм «Звездный инспектор». Он был удостоен чести быть показанным по Первому каналу на Останкинской вышке 13 апреля 2001 года. Но так как она успела сгореть буквально накануне, то фильм шел в жутких полевых условиях. Я просил всех своих друзей по всему маршруту, начиная от Сергиева Посада и заканчивая Москвой: «Записывайте мне эту картину по кусочкам, где видно, там и пишите». Так с Божьей помощью была записана первая телевизионная копия этого фильма.

Я с радостью поехал на «Мосфильм» за гонораром, ведь с тех пор я больше там не появлялся. После всего пережитого я никого не хотел видеть из своего коллектива. Действительно, настоящие фильмы не нужны, искусство не требуется, надо иметь только связи и деньги…

Сегодня фильмы «Звездный инспектор» и «Анна Каренина» продают в специализированных видеосалонах уже на дисках с полной реставрацией звука и изображения.

После перестройки наступила какая-то неопределенная тишина в жизни и в политике. Мы оказались в другой стране. Не поймешь в какой. Что вокруг нас происходит? Я сижу в своем любимом родном городе Хотьково и, как говорят, коротаю свой век. А свои оставшиеся творческие силы я отдаю молодежной телестудии «Окно». Она была создана, не без моей помощи, в городе Сергиевом Посаде на базе бывшего Дома Пионеров, сегодня Дворца творчества. Это дело идет и расцветает, уже четырнадцать с лишним лет. Там я нашел близких себе по духу друзей и помощников, а особенно мне хочется выделить Михаила Ходова. Я горжусь им, это мне Богом посланный ученик, который теперь, я думаю, вырос в хорошего учителя.

Сегодня все свои силы я направляю на создание тематических фильмов, которые радуют душу, потому что тематику придумываем мы сами, и работаем, по сути дела, для души. А раз для души, это значит – великое счастье, когда ты не зависишь ни от чьего-либо желания.

Полин В. И.

Встреча 8. О народной киностудии АХПУ
1981 год. С «Мосфильма» я опять перешел на работу в киностудию АХПУ.

Мы создали любопытный и очень сложный по форме фильм «Киммерия», не дающий мне покоя до сих пор. Кинолента в стиле крайний модерн посвящена творчеству поэта Максимилиана Волошина. После работы с Борисом Тихоновичем Травкиным на киностудии «Мосфильм» я загорелся желанием в наших нищенских условиях киностудии училища сделать нечто необычное. В фильме «Киммерия» использованы двойные и тройные экспозиции, вплоть до извержения вулканов. Кинолента выполнена без единого слова. Фильм получил много дипломов и наград, на одной из которых написано: «За лучшую оригинальную музыку этого фильма». Кинолента мне снится, хочется переснять ее в новых условиях, с новой техникой и с новым мышлением, сделать что-то типа ремейка. Сегодня ведь на экране одна говорильня, зрелища-то нет, по сути дела. А хочется, чтобы зритель открыл рот от удивления и не закрывал до конца фильма.

К 100-летию училища был создан фильм «Родник творчества» уже на широкой кинопленке.

Народная киностудия АХПУ получала множество наград: областных, Всесоюзных и Международных фестивалей. Среди них есть французские, испанские, югославские, чешские и польские дипломы. Студию посещали известные и интересные люди. Проходили показы фильмов с обсуждениями. Приезжало и Центральное телевидение СССР.

А дальше наступают черные времена в истории нашей киностудии. Несмотря на хорошее техническое оснащение, мы оказались без работы. Загорский Горком профсоюза рабочих местной промышленности и коммунально-бытовых предприятий, к которому мы относились, решает ликвидировать киностудию. Она просуществовала с 1961 по 1990 годы. Родилась как киностудия Абрамцевского художественно-промышленного училища, а умерла со званием Народной киностудии при Абрамцевском художественно-промышленном училище имени Великого русского художника Виктора Михайловича Васнецова.

После закрытия киностудии я продолжил работать преподавателем в АХПУ. Вел дисциплины: «Народный орнамент», «Шрифты», «ИВИ – Информационные виды искусств», ежегодно выходил со студентами на пленер. Много лет возглавлял киноуниверситет. Я очень любил общаться со зрителем: проходила небольшая лекция с кинопоказом лучших отечественных и зарубежных фильмов.

Многие киноленты с Госфильмофонда мне помогал доставать директор Хотьковского кинотеатра «Юбилейный» Юрий Никонорович Черняев. Он такой же, как и я, безумный фанатик настоящего кино братьев Люмьер. Киноуниверситет мне доводилось проводить в Хотьковском кинотеатре и в самых отдаленных местах необъятного Подмосковья. Часто ездил в Дом Культуры в Березняки. Вечерами с «Реммаша» возвращался на военной машине. Показывали такие фильмы, как «Леди Гамильтон», «Большой вальс», «Блеф», «Фантомас», киноленты Андрея Тарковского, Сергея Бондарчука и другие. Также я привозил с киностудии «Мосфильм» многие документальные ленты. В те времена мне казалось, что я обладатель чего-то невероятного, прекрасного и бесценного.

Меня встречали очень здорово! В те годы у всех была огромная тяга к чему-то новому, запрещенному и интересному.




Полин В. И.

Встреча 9. Телестудия «Окно»
Наступил новый период, наверное, последний период моей жизни. Я думаю, он самый впечатляющий и неожиданно многогранный. Хотя раньше при написании заметок я ориентировался только до миллениума – 2000 года. И вот он пришел, этот странный и необычный год. Наступило третье тысячелетие, меня очень потрясло. Год для меня был особенный, потому что у меня родилась внучка Арина. В ее честь и ради нее мне захотелось провести грандиозное мероприятие, которое запомнилось бы на всю жизнь.

В местном кинотеатре «Юбилейный» я организовал премьеру фильма «Анна Каренина». Это была моя инициатива, я собрал много интересных и творческих людей. Всех влекло любопытство. Я уже рассказывал о работе над фильмом-балетом «Анна Каренина» в главной роли со знаменитой балериной Майей Михайловной Плисецкой. Я мог что-то о ней рассказать и показать. По сути дела, аудитория была вся избранная, случайных людей не было. На премьеру приехало наше местное телевидение.

Все это мероприятие я посвятил рождению внучки Арины. Она появилась на свет в год миллениум. А я его еще так представляю, что раньше все даты исчислялись, начиная с тысячи. 1380, 1812 год. Во времена Дмитрия Донского, Ивана Грозного, Петра I все исторические даты начинались с тысячи. Я почему-то представлял, что каждый из великих людей мечтал бы заглянуть и узнать, что будет после 2000 года?

Но они не дожили до этого года, а я дожил. Не только дожил, я его перешагнул и в третьем тысячелетии создал золотую коллекцию фильмов в телестудии «Окно».

В 1994 году Всевышний уговорил меня отправиться в Сергиев Посад и устроиться на работу в бывший Дом пионеров, в то время называвшийся Домом творчества. Предложение я получил по телефону от художника Николая Михайловича Бухонова. Мы оба выпускники АХПУ и вместе работали в киностудии училища. Он сообщил, что хотят создавать телестудию и мне предложили должность художественного руководителя.

Дело налаживалось медленно, не сразу, поначалу все было очень непонятно и неопределенно. Я стал знакомиться со штатом Дома творчества детей и юношества. Начал работать с молодежью над созданием маленьких роликов.

Первый серьезный фильм мы сняли в 1997 году под названием «Прикосновение», посвященный народному художнику, почетному гражданину Сергиева Посада Николаю Ивановичу Барченкову. Материал для киноленты мы начали снимать еще с Николаем Соловьевым в АХПУ, а закончили монтаж уже в телестудии «Окно». Барченков был очень застенчивый, замкнутый человек, сниматься не любил. Приходилось изворачиваться. У нас было несколько 16-миллиметровых кинокамер. Мы их зарядили пленкой и спрятали у него в саду. Нам удалось снять его за работой методом скрытой камеры.

Материал, к сожалению, долго пролежал на полке, пока я не пришел работать в телестудию «Окно». Я решил, что надо брать в основу фильмов глобальные темы. Мы с Сергеем Кожуховым перевели киносъемки на видео. Монтировали уже на видеомагнитофонах. Так был создан фильм о художнике Н. И. Барченкове.

Премьеру фильма мы устроили у него дома, так как он уже плохо себя чувствовал.

Другие работы 2000 года были небольшие и посвящены прикладному творчеству: «Уголок волшебников» о мягкой игрушке, «Улыбка бересты» о детских поделках из бересты. Здесь использована оригинальная музыка и даже несколько комбинированных кадров.

К сожалению, поначалу техника была примитивной, работали на камерах формата VHS. Но, тем не менее, мы сделали интересный фильм, посвященный 200-летию со дня рождения поэта А. С. Пушкина.

Дальше начинается большой новый цикл кинопублицистических фильмов. Одной из первых лент была картина, снятая в 2001 году, – «Загадка Натали», о художнице Наталье Корневой. Тему предложила директор ДТДМ Татьяна Касимова.

Во время создания этого фильма к нашему коллективу по рекомендации кинооператора и педагога киноколледжа Бориса Ивановича Хорошилова присоединился Михаил Ходов.

Следующей творческой работой этого года была «Поляна сказок». Съемки проходили у меня на даче. Это интересный, музыкальный фильм, снятый на природе. Сказка, созданная своими руками.

2002 год. Выходит фильм «Российская Государственная символика», посвященный гимну, гербу и флагу РФ. В монтаже этой картины нам очень помог коллектив телерадиокомпании «Радонежье». Эта кинолента была показана во многих школах района. Дети вставали и прикладывали руку к сердцу во время звучания гимна России.

К 65-летнему юбилею изостудии Дома творчества был создан фильм «Колыбель творчества». Это старейшая изостудия, из которой вышли выдающиеся посадские художники, которые потом стали известными, народными и заслуженными. Руководил студией Николай Бухонов.

Дальше появился фильм о художнике-графике В. А. Фаворском, который жил и работал в Сергиевом Посаде. За основу мы взяли книгу Натальи Кончаловской о Куликовской битве, иллюстрации к которой сделал этот художник.

Нас интересовало творчество земляков – известных художников, писателей и поэтов. Следующая лента 2003 года «Праздник жизни» была снята о художнице Татьяне Мавриной. В основу фильма легла книга, посвященная городу Загорску.

После этой ленты в 2004 году мы решили снять фильм о литераторе и интересном человеке А. С. Горловском, именем которого названа одна из библиотек города Сергиева Посада. Эта личность сложная, многогранная, очень своеобразная. В фильме была использована кинохроника студии «ЗКТ-фильм» Загорского кинотехникума, которой руководил Б. И. Хорошилов. Общественность и родственники высоко оценили нашу работу. Фильму было дано название «Прометеев огонь», в котором мы попытались отразить эмоциональность яркой натуры Александра Самойловича. Я был лично с ним знаком и признателен ему за то, что он меня вдохновил на фильм о художнике и поэте Максимилиане Волошине. Он, как и я, очень интересовался творчеством этого человека.

В том же году мы взялись за работу над фильмом «Фацелия» о творчестве писателя Михаила Михайловича Пришвина. На основе кадров природы мы попытались раскрыть нежный образ этого цветка – фацелии. Это растение цветет только тогда, когда его любят. Стоит прикрикнуть на эти цветы и они сразу же вянут. Об этом я где-то прочитал. Фацелия – это и есть любовь, любовь ко всему живому, это и есть сам Пришвин. Такова была идея нашего фильма.

В 2005 году мы создали грандиозную кинокартину «Троицкие сидельцы», которая в дальнейшем получила I место на Российском фестивале в Подольске. Над этим фильмом мы вплотную работали с Михаилом Ходовым около года. Это одна из наших крупных и удачных постановок, сложная по форме и по содержанию. Посвящена обороне Троице-Сергиева монастыря от польских и литовских захватчиков (1608–1610). В этой картине использованы новаторские приемы, от соляризации до интересных графических решений. Материал для сценария мы брали из многочисленных книг, посвященных Троицкой обители.

В 2005–2006 годах мы работали над фильмом «И. И. Шишкин. Обращение к потомкам». Получилась большая и сложная лента. Я очень счастлив, что смог закончить картину, несмотря на то, что в это время серьезно заболел. Сценарий писал в больнице. Этот фильм рассказывает о русском художнике Иване Ивановиче Шишкине. Очень необычный по форме, по решению темы, по музыке, ритму, развитию событий, в нем много интересных находок. Фильм смотрится на одном дыхании. Он посвящен не просто пейзажам художника, это психологическая и даже драматическая картина. Мы обращаемся к современным, сытым и довольным потомкам. Посмотрите, что мы творим и как мы относимся к природе! Через ее красоту и через творчество великого художника-живописца мы попытались поднять вопрос об экологии. За фильм «И. И. Шишкин. Обращение к потомкам» телестудия «Окно» на Российском фестивале «До 16 и старше. Открытый эфир» получила «Гран-при».

В 2006 году, к 70-летию Дома Пионеров, мы сняли небольшую ленту «Волшебная страна». Получился очень теплый и нежный фильм, созданный из разных фотографий и видеохроник. Этот фильм и по сей день – визитная карточка теперь уже Дворца творчества детей и молодежи «Истоки».

2007 год. Следующая большая, трудная и очень серьезная работа, в которой много неожиданно новых форм и находок, это фильм «В начале было Слово...», посвященный созданию славянской письменности и культуре. В картине показаны русские обряды, обычаи, народное творчество. Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев призывает нас к осмыслению накопленного исторического опыта. Как это ему удалось, мы старались выразить в картине. Когда кругом происходит духовное обнищание, наш фильм явился глотком свежего воздуха и той дорогой, по которой надо идти к знаниям.

В том же году мы сняли оригинальный фильм «Соната Гелиос», посвященный почетному гражданину города Сергиева Посада – Борису Викторовичу Ведьмину. Личность очень интересная, он был заслуженным строителем и серьезно увлекался фотографией. Борис Ведьмин вошел в историю как фотограф, снимавший репетиции Владимира Высоцкого в театре на Таганке. Также он оставил золотую коллекцию видов Сергиева Посада. Параллельно в фильме снят чилийский пианист Клаудио Аррау, исполняющий Сонату Бетховена. В картине сливаются два вида искусства: музыка и фотография, что отражено в названии фильма «Соната Гелиос»: соната Бетховена и «Гелиос» – фотообъектив, которым любил пользоваться Борис Викторович Ведьмин.

2008 год. Нашей последней большой работой стал фильм «Сын Радости», посвященный жизни и бытию Преподобного Сергия Радонежского.

XIV век – страшные времена татаро-монгольского ига. Русские князья разрознены, междоусобица, захват соседних земель и ненависть друг к другу. Эти события очень перекликаются с нашим сегодняшним временем. У нас те же проблемы. Сегодня пока нет такого человека, каким оказался в те далекие годы Великий Преподобный Сергий Радонежский, сумевший всех примирить и объединить разрозненное Русское государство. Он также благословил князя Дмитрия Ивановича Донского на победу в Куликовской битве над татаро-монгольским игом. Фильм «Сын Радости» рассказывает о праведном и благородном человеке, который говорил о совести и смысле жизни на Земле.

Над такими фильмами я работаю сегодня вместе с Михаилом Ходовым, которому очень благодарен. Если бы не его влюбленность в наше общее дело, у нас, наверное, ничего бы не получилось. В работе над режиссерским сценарием будущей киноленты приходится изучать множество книг, доставать фонограммы редкой музыки и шумов, готовить реквизит и выбирать места съемок. В каждом следующем фильме для нас важно найти новые формы подачи изображения и звука. Мы всегда стараемся брать глобальные темы, волнующие широкий круг людей.

Мы не только создаем фильмы, но и пропагандируем и распространяем их. Для этого записываем фильмы на диски, оформляем и дарим людям по всей стране.

Студия продолжает работать, планов у нас много. Сейчас я обдумываю тему нового фильма, посвященного сказкам в творчестве русских художников. Особенно мне близки картины В. М. Васнецова, который жил и работал в Абрамцеве. По большому счету, мало еще сделано кинолент на эту тему. Здесь сама природа располагает к открытию, к поиску волшебного «Пера Жар-птицы».


Все еще только начинается…

В последнее время пишу много акварелей с видами российской природы. Я и раньше любил работать над миниатюрами, а после участия в очередной художественной выставке в Хотьковском краеведческом музее испытываю большую потребность написать как можно больше картин и подарить их людям, чтобы остаться в их памяти. Чувствую признание своего творчества – для художника это очень важно.

Сегодня компьютерная техника позволяет работать над фильмом в любых условиях: в поезде, на теплоходе и даже на природе. Как здорово творить и слышать, как на елках лопаются шишки, или первую трель соловья. Это бесподобное представление, лучше всякого театра, потому что это живое чудо, которое происходит вокруг тебя в любое время года. То есть пока ты жив, здоров, ты должен радоваться окружающему миру. Не просто радоваться, а слышать, видеть, ощущать и «воплощать вторично», как говорил поэт Максимилиан Волошин.



<< предыдущая страница   следующая страница >>



Любой работник начинает терять хватку за пять лет до достижения пенсионного возраста, чему бы этот возраст ни равнялся. Сирил Норткот Паркинсон
ещё >>