Ключевые слова: исполнительное производство, субъективные материальные права, судебные акты, федеральное законодательство, охраняемы - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Статья посвящена анализу структуры современных национальных интересов... 1 158.32kb.
Природопользование для личных нужд: дифференциация интересов и актуальные... 1 352.46kb.
Программа «Европейский гражданский процесс и исполнительное производство» 1 39.68kb.
Исполнение уголовных наказаний и осуществление мер безопасности 5 1129.45kb.
Краснодарская краевая общественная организация выпускников российских... 8 1746.68kb.
Политология прав человека и политические права в России Ключевые... 1 213.94kb.
Производство мяса и яиц цесарок Ключевые слова 1 54.22kb.
Права человека м. Ю. Авдеев 1 146.25kb.
Реферат ключевые слова 1 278.15kb.
Владимир Михайлович алпатов (ивя ран) языковая политика в россии... 1 43.62kb.
Аннотация Ключевые слова 1 301.27kb.
Дополнительное ежемесячное материальное обеспечение 1 54.41kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Ключевые слова: исполнительное производство, субъективные материальные права, судебные - страница №1/1

A.S. BEGZADYAN,

competitor


LEGISLATIVE ADJUSTING

OF EXECUTIVE PRODUCTION

ON THE FINISHING STAGE OF JUDICIAL REFORM
An executive production presently, in opinion of some lawyers, is the article of adjusting of one of the fields of the Russian law – executive right which the system of right cannot effectively function without. An executive right regulates legal relationships, folded in the process of executive production, where an equitable financial right or interest broken or contested a debtor and confirmed a jurisdiction act guarded a law will be realized through the mechanism of state compulsion.
Key words: executive production, equitable financial rights, judicial acts, federal legislation, interests guarded a law.


А.С. БЕГЗАДЯН,

соискатель


ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА НА ЗАВЕРШАЮЩЕМ ЭТАПЕ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ
Исполнительное производство в настоящее время, по мнению некоторых юристов, представляет собой предмет регулирования одной из отраслей российского права – исполнительного права, без которого система права не может эффективно функционировать. Исполнительное право регулирует правоотношения, складывающиеся в процессе исполнительного производства, где субъективное материальное право или охраняемый законом интерес, нарушенный или оспоренный должником и подтвержденный юрисдикционным актом, реализуется через механизм государственного принуждения.
Ключевые слова: исполнительное производство, субъективные материальные права, судебные акты, федеральное законодательство, охраняемые законом интересы.

Исполнительное производство – динамично развивающаяся сфера российского права, приобретающая в последнее время все более существенное значение. Исполнительное производство призвано обеспечивать материально-правовую цель юрисдикционной деятельности. Ошибки, допущенные в ходе исполнительного производства, сводят на нет всю правоохранительную деятельность по защите конкретных прав, заканчиваясь нарушением субъективных материальных прав и охраняемых законом интересов субъектов правоотношений.

В современной науке высказаны различные мнения о сущности исполнительного производства. Их можно разделить на три группы в зависимости от рассмотрения системы норм об исполнительном производстве в качестве:

а) стадии гражданского (арбитражного) процесса;

б) части административного права или административного процессуального права;

в) самостоятельной отрасли права, название которой еще четко не определено и не устоялось.

Сторонники того, что исполнительное производство – стадии гражданского процесса, аргументируют свою точку зрения тем, что это окончательная стадия гражданского процесса. Например, Л.Ф. Лесницкая считает, что «принятие самостоятельного Закона об исполнительном производстве не означает, что исполнение решений перестает быть стадией гражданского, равно как и арбитражного, судопроизводства»1. М.С. Шакарян отмечает, что не следует отождествлять отрасль права и отрасль законодательства. Но при этом он причисляет исполнительное производство к различным отраслям права: к гражданскому процессуальному и арбитражному процессуальному праву2. В качестве доводов своей теории он отмечает, что:

а) основанием для начала исполнительного производства являются постановления судов;

б) субъектом исполнительного производства является суд, наделенный полномочиями по совершенствованию ряда важных действий на этой стадии процесса;

в) суд рассматривает жалобы на действия судебного пристава-исполнителя, связанные с исполнительным производством.

Е.А. Каримова придерживается иного мнения, согласно которому каждой отрасли права присуща своя функция, свой режим правового регулирования. Соответственно одна и та же норма не может одновременно регулировать два разных вида общественных отношений. Поэтому одно и то же предписание не может быть включено в две разные отрасли права: «Отсюда следует, что исполнительное производство не может быть частью гражданского процессуального и арбитражного процессуального права. Нормы исполнительного производства не могут одновременно регулировать гражданские процессуальные и арбитражные процессуальные отношения».

Исполнительное производство как основу самостоятельной отрасли права – исполнительного процессуального права, следует рассматривать как сложное правовое явление, имеющее собственную структуру1.

Зависимость возбуждения исполнительного производства от постановления судов не соответствует законодательству. В исполнительном производстве могут исполняться не только судебные акты, но и акты других органов, указанных в ст. 7 Федерального закона № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»2. Судебные акты, которые относятся к исполнительным документам, указаны лишь в подп. 1 и 2 п. 1 ст. 7 Федерального закона № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». Иные исполнительные документы являются актами несудебных органов, комиссии по трудовым спорам; нотариата; при определенных обстоятельствах – органов, осуществляющих контрольные функции; органов или должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях; судебных приставов-исполнителей и иных органов в случаях, которые должны быть предусмотрены федеральным законодательством.

Таким образом, исполнительное производство используется для принудительного исполнения правоприменительных актов различных юрисдикционных органов и, следовательно, может быть возбуждено без предварительного рассмотрения судом какого-либо гражданского дела. Круг отношений, возникающих в гражданском (арбитражном) процессе и в исполнительном производстве, в этих случаях не совпадает, так как в исполнительном производстве имеется качественно иной состав участников, многие из которых не являются субъектами гражданского (арбитражного) процессуального права. Если считать исполнительное производство стадией гражданского (арбитражного) процесса, нарушается юридическая целостность гражданского (арбитражного) процессуального права как отрасли права ввиду отсутствия единства его частей – общей части (гражданского (арбитражного) процессуального права) и отдельного института (исполнительного производства).

Фактические отделение исполнительного производства от процесса было реализовано в создании института судебных приставов в РФ, которые призваны обеспечивать исполнение судебных актов, реализуется в том, что суд выполняет ряд процессуальных обязанностей надзорно-разъяснительного характера, которые затрагивают сферу исполнительного производства, например, в соответствии со ст. 16, 17, 19 Закона «Об исполнительном производстве» по вопросу о разъяснении судебного акта, на основании которого выдан исполнительный документ, или об отложении исполнительных действий на срок более десяти дней; об отсрочке или рассрочке исполнения выданного судом исполнительного документа. Разъяснение по поводу изменения способа и порядка его исполнения в соответствии с Законом «Об исполнительном производстве»; о возобновлении исполнительного производства; о сокращении установленных законом сроков приостановления исполнительного производства; о приостановлении исполнительного производства; о прекращении исполнительного производства; об обращении взыскания на имущество должника, находящееся у других лиц; о выплате работнику среднего заработка за время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время со дня вынесения решения о восстановлении работника по день исполнения исполнительного документа.

Уменьшение роли суда в исполнительном производстве отмечают О.В. Исаенкова, А.Н. Балашов, И.Н. Балашова, отмечающие, что если ранее отвод приставов судебных исполнителей производился судом, то сейчас в соответствии с ст. 43 Закона «Об исполнительном производстве» эта обязанность возложена на старшего судебного пристава1.

Судебный пристав-исполнитель является самостоятельным субъектом отношений, возникающих в исполнительном производстве. Суд не дает каких-либо поручений судебному приставу-исполнителю, а лишь принимает в ходе исполнительного производства некоторые определения2.

По мнению А.К. Сергуна, исполнительное производство имеет принципы, сходные с гражданским и арбитражным процессом, например:

«а) исполнительное производство является завершающей стадией процесса, в которой реализуется подтвержденное властным компетентным органом субъективное право;

б) в исполнительном производстве действуют многие принципы гражданского процессуального права: законность, диспозитивность, равноправие сторон, равенство всех перед законом, право общения с судебным приставом на родном языке с обеспечением переводчика; в определенных пределах в этой стадии действуют принципы состязательности, устности»1.

Его мнение поддерживает В.М. Шерстюк: «Исполнительное производство является составной частью механизма защиты гражданского права и заключительным этапом (стадией) его реализации»2.

При этом О.В. Исаенкова, А.Н. Балашов, И.Н. Балашова отмечают, что исполнение судебных постановлений и иных актов, предусмотренных названным Законом, – это правоприменительная деятельность специальных субъектов исполнительного производства – судебных приставов-исполнителей: «В отличие от судебной деятельности, судебный пристав-исполнитель не решает спора о праве, о правах и обязанностях, а исполняет те требования, которые были ранее определены в судебном процессе, нотариальном производстве, процессе рассмотрения трудового спора в комиссии по трудовым спорам, иным путем. Задача судебного пристава-исполнителя, не изменяя существа требований, принудительно их исполнить с помощью особого механизма исполнительного производства»3.

Следовательно, наблюдается прямая связь процессуального права с исполнительным, но при этом можно отметить самостоятельность исполнительного права. Такую точку зрения подтверждает М.А. Гурвич, отметивший, что исполнительное производство не является частью судебного процесса и выступает по отношению к нему «инородным клином». По его мнению, оно «также связано с правосудием, как и с деятельностью арбитража и нотариуса в части его исполнительных действий»4.

Эту точку зрения развивает В.М. Оганесян: «…исполнительная власть в исполнительном производстве осуществляется в форме государственного административного управления и регулируется административным правом, посредством которого нормы других отраслей интегрируются в единый институт исполнительного производства»1. Его мнение разделяет В.В. Пиляев, который отмечает, что исполнительное производство – это вполне самостоятельная отрасль права и его становление в современном российском праве непосредственно связано с реализацией демократического института разделения властей2.

По мнению И.О. Бурмакова, Федеральная служба судебных приставов относится к органам государственной власти и управления, следовательно, судебный пристав-исполнитель – должностное лицо исполнительного органа власти. Поэтому после исключения из судебной системы исполнительное производство нельзя рассматривать как часть судебной системы. И, несмотря на схожесть норм регулирования, исполнительное производство – это отдельная от процессуальной отрасль права, управляемая посредством административно-правового регулирования правовых отношений.

По мнению О.В. Исаенкова, А.Н. Балашова и И.Н. Балашова, исполнительное производство в настоящее время представляет собой предмет регулирования одной из отраслей российского права – исполнительного права, без которого система права не может нормально функционировать. Исполнительное право регулирует правоотношения, складывающиеся в процессе исполнительного производства, где субъективное материальное право или охраняемый законом интерес, нарушенный или оспоренный должником и подтвержденный юрисдикционным актом, реализуется через механизм государственного принуждения3.

М.К. Треушников трактует понятие исполнительного производства как установленный законом порядок принудительной реализации актов юрисдикционных органов, направленный на обеспечение реальной защиты нарушенных или оспоренных субъективных материальных прав или охраняемых законом интересов1. Он также отделяет исполнительное производство от судебного процесса, отмечая самостоятельность исполнительного права как порядок принудительной реализации актов юрисдикционных органов, а не только решений, определений и постановлений судебной инстанции.

Итак, рассмотрев понятия, даваемые учеными, можно вывести общее определение исполнительного производства: регулируемый исполнительным правом, установленный законом порядок принудительной реализации актов юрисдикционных органов в форме государственного административного управления, направленный на обеспечение реальной защиты нарушенных или оспоренных субъективных материальных прав или охраняемых законом интересов.

На заключительном этапе судебной реформы исполнительное производство регулируются федеральными законами: № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»2 и № 118 «О судебных приставах»3.

Одним из приоритетных критериев окончания третьего этапа судебной реформы является устойчивое функционирование судебной системы4.

Считается, что исполнение постановлений по делам об административных или уголовных правонарушениях является необходимым заключительным этапом, на котором реализуется акт, принятый на судебном заседании, используются меры принуждения и достигается выполнение юридическими санкциями их социальных функций. Это предопределяется реальным исполнением наложенных взысканий, что определяет эффективность процесса5.

Реализацией третьего этапа судебной реформы в отрасли права исполнительного производства является достижение при помощи эффективной реализации функций, возложенных на исполнительные органы РФ – судебных приставов, в соответствии с ст. 5 Закона «Об исполнительном производстве». Задачи исполнительного производства – правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Как отмечает А.О. Парфенчиков, изменившиеся за десятилетие социально-экономические условия, наработанная в ФССП России практика принудительного исполнения и обновление законодательства Российской Федерации вызвали необходимость во внесении дополнений, изменений и корректив в законодательство об исполнительном производстве1. Поэтому справедливо сделать вывод о том, что принятие нового нормативно-правового акта не только является реализацией принципов судебной реформы, но и, с учетом десяти лет действия Закона «Об исполнительном производстве», дает возможность, путем внесения глубоких изменений, добиться устойчивого функционирования системы исполнительного производства в целом. Если ранее отмечалось отделение исполнительного производства от судебной модели регулирования исполнительного производства, то сегодня требуется унификация законодательства с учетом реализации принципа разделения властей.

Новеллой Закона «Об исполнительном производстве» является введение полномочий судебного пристава-исполнителя на приостановление полностью или частично исполнительного производства в определенных законом случаях на основании ст. 40. Данные полномочия дают возможность судебному приставу-исполнителю самостоятельно принимать решения, что способствует исполнению исполнительного документа в более короткий срок. На практике судебные приставы и ранее реализовывали данные полномочия на основании ст. 21, 22, 25 Закона «Об исполнительном производстве, однако расплывчатые формулировки статьи, с одной стороны, предопределяли основание приостановление исполнительного производства, а с другой – не устанавливали компетенцию лиц, которые принимали решение о приостановлении. На основании ст. 24 п. 1 Закона «Об исполнительном производстве» приостановление и прекращение исполнительного производства, возбужденного на основании исполнительного документа, выданного арбитражным судом, производятся тем же арбитражным судом или арбитражным судом по месту нахождения судебного пристава-исполнителя.

Во всех остальных случаях приостановление и прекращение исполнительного производства производятся судом общей юрисдикции по месту нахождения судебного пристава-исполнителя. Тогда как в п. 4 этой же статьи о приостановлении или прекращении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель в трехдневный срок сообщает сторонам, в суд (если вопрос решался не тем судом, который выдал исполнительный документ) или другой орган, выдавший исполнительный документ.

Налицо очевидное противоречие: решение о приостановлении возлагалось на судебную (либо иную организацию, выдавшую документ) инстанцию. Однако для реализации этого права был установлен уведомительный порядок, который де-факто возлагал на судебных приставов полномочия по приостановлению исполнительного производства в определенных законом случаях.

На основании ст. 10 Конституции РФ1 государственная власть в России осуществляется по принципу разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. Исполнительное производство, согласно федеральным законам № 118 «О судебных приставах» и № 229 «Об исполнительном производстве», выведено из сферы судебной власти и передано в ведение органов исполнительной власти в лице Министерства юстиции. Поэтому порядок судебного приостановления исполнительного производства противоречит ст. 10 Конституции РФ, так как реализует частичную подведомственность судебных приставов судебной инстанции.

В статье 67 Закона «Об исполнительном производстве» закреплено право судебного пристава-исполнителя при неисполнении должником в установленный срок без уважительных причин требований, содержащихся в исполнительном документе, выданном на основании судебного акта или являющемся судебным актом, по заявлению взыскателя или собственной инициативе вынести постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации.

По мнению А.Р. Голубевой, обращает на себя внимание то, что в Законе «Об исполнительном производстве» в значительной степени расширены полномочия должностных лиц Федеральной службы судебных приставов, реализуемые в процессе принудительного исполнения судебных и иных актов. По ее мнению, такой подход обусловлен исключительно необходимостью создания эффективного и гибкого механизма принудительной реализации судебных и иных актов, представляющего собой процедуру, в ходе которой должностными лицами службы судебных приставов оперативно принимаются соответствующие решения1.

Однако рассмотрим, например, ст. 67 Закона «Об исполнительном производстве» с точки зрения ее соответствия конституционным нормам. Согласно ст. 27 Конституции РФ, каждому гарантируется право свободно выезжать за пределы Российской Федерации. Вместе с тем по ст. 55 Конституции РФ право на свободный выезд за пределы Российской Федерации может быть ограничено федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны и безопасности государства. Ограничения конституционного права на свободное перемещение содержатся в ст. 15 Федерального закона № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», где предусмотрены основания для временного ограничения прав гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации, одним из которых является уклонение гражданина Российской Федерации от исполнения обязательств, наложенных на него судом.

Однако судебный пристав-исполнитель имеет право применить указанное ограничение к должнику только в том случае, когда последний не исполнил в установленный срок без уважительных причин требования, содержащиеся в исполнительном документе. Такого же мнения придерживается Конституционный Суд РФ в Определении от 24 февраля 2005 г. № 291-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хлюстова Вячеслава Игоревича на нарушение его конституционных прав пунктом 5 ст. 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», где говорится, что предусмотренная п. 5 ст. 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» возможность временного ограничения права гражданина на выезд из Российской Федерации в случае уклонения от исполнения обязательств, наложенных на него судом, направлена на защиту конституционно значимых целей и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя1. Однако Конституционный Суд РФ отдельно отметил судебный порядок ограничения конституционных прав.

В задачи исполнительного производства не входит применение мер воздействия для реализации правильного и своевременного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц, предусмотренных законодательством Российской Федерации в случаях исполнения иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Налицо де-юре четкое соблюдение конституционных норм закона, но фактически игнорирование задач и принципов исполнительного производства, которое выражается в передаче ему функций судебных органов.

В данном случае право на свободный выезд за пределы Российской Федерации может быть ограничено федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Однако в соответствии ст. 2 ГПК РФ задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений1.

Следовательно, защита прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений, – функция гражданского судопроизводства, а не исполнительного производства.

В данном случае Конституционный Суд РФ правильно отметил порядок применения ограничения прав должника на выезд, а именно в случае уклонения от исполнения обязательств, наложенных на него судом. В данном случае, при реализации третьего этапа судебной реформы, в процессе отделения исполнительного производства часть судебных функций в процессе развития ФССП судебных приставов была непроизвольно передана в ведение исполнительного производства.

Однако отправление данных функций ФССП в полной мере не соответствуют ст. 55 Конституции РФ, расширенное толкование которой дал Конституционный Суд РФ в Определении от 24 февраля 2005 г. № 291-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хлюстова Вячеслава Игоревича на нарушение его конституционных прав пунктом 5 ст. 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию».

Проблема реализации механизма защиты прав в процессе исполнительного производства рассматривается в Постановлении Конституционного Суда РФ от 30 июля 2001 г. В пункте 5 Постановления КС РФ говорится, что полномочия судебных приставов-исполнителей направлены «на обеспечение установленного федеральным законом публично-правового порядка принудительного исполнения судебных и иных актов и воплощает конституционно значимый публично-правовой интерес государства и общества в целях защиты и восстановления нарушенных прав»1.

Полномочия по принудительному исполнению судебных актов и актов иных органов отнесены к административной юрисдикции. Из статей 110 и 114 (п. «е» ч. 1) Конституции Российской Федерации следует, что меры исполнительного характера по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью осуществляются исполнительной властью.

В. Хазикова отмечает, что административную юрисдикцию следует рассматривать как часть исполнительно-распорядительной деятельности исполнительных органов публичной власти, подзаконного, правоприменительного, правоохранительного характера, осуществляемую в рамках законодательно закрепленных административно-юрисдикционных производств, выделяя, в том числе, деятельность по исполнению государственного принуждения и охранительную, воспитательную, регулятивную функции1. В статье 4 Закона «Об исполнительном производстве» установлены следующие принципы исполнительного производства:

1) законности (охранительная и регулятивная функции);

2) своевременности совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения – охранительную и регулятивную;

3) уважения чести и достоинства гражданина (воспитательная функция);

4) неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи (регулятивная и охранительная).

Е.А. Корякин дает иное определение, в соответствии с которым административная юрисдикция – «это административно-процессуальная деятельность полномочных органов (должностных лиц), осуществляемая во внесудебном порядке с целью рассмотрения и разрешения административных правовых споров, возникающих в сфере государственного управления (реализации исполнительной власти), правовой оценке поведения их участников и применении к виновной стороне в необходимых случаях действующим законодательством мер юридической ответственности»2.

По мнению В. Хазиковой, административную юрисдикцию следует рассматривать как часть исполнительно-распорядительной деятельности исполнительных органов публичной власти подзаконного, правоприменительного, правоохранительного характера, осуществляемую в рамках таких законодательно закрепленных административно-юрисдикционных производств, как:

а) разбирательство споров;

б) применение мер административного принуждения;

в) деятельность по исполнению государственного принуждения, выполняющую охранительную, воспитательную, регулятивную функции.

Сюда следует также относить суды, муниципальные органы, Центральный банк РФ (например, по вопросам лишения лицензии)1, исполнительное производство в части применения мер административного принуждения.

Несмотря на многозначность термина «юрисдикция», российская правовая доктрина связывает его с осуществлением определенной деятельности государственных органов. Юрисдикция, по мнению большинства авторов, является самостоятельным видом государственной, подзаконной, правоприменительной, правоохранительной деятельности, которой присущи состязательная процедура разрешения дела, издание юрисдикционного акта в установленной законом форме и наличие правового спора (правонарушение)2.

Из сказанного можно сделать вывод о том, что исполнительное производство является частью административной юрисдикции. Статьи 110 и 114 (п. «е» ч. 1) Конституции Российской Федерации регулируют основные задачи исполнительного производства как действия и меры юрисдикционных органов исполнительного характера по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка.



Одним из приоритетных критериев окончания третьего этапа судебной реформы является устойчивое функционирование судебной системы. В процессе реализации данного принципа было выявлено, что исполнительное производство исполняет часть функций, которые в соответствии с законодательством РФ являются функциями судебной власти. В частности, полномочия исполнительной власти по ограничению выезда должника из РФ в соответствии со ст. 67 Закона «Об исполнительном производстве», соответствуют нормам и духу ст. 2 ГПК РФ и являются задачей гражданского судопроизводства, а не исполнительного производства.
Библиографический список:

  1. Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан в СССР: Учебное пособие. Свердловск, 1989. С. 183.

  2. Веремеенко И.И., Попов Л.Л., Шергин А.П. Понятие и условия эффективности административных санкций // Правоведение. 1972. № 5. С. 37.

  3. Голубева А.Р. Основные новеллы законодательства об исполнительном производстве // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. № 7.

  4. Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 546.

  5. Гурвич М.А. Советское гражданское процессуальное право. М., 1964. С. 12.

  6. Исполнительное производство: процессуальная природа и цивилистические основы / Под ред. Д.Х. Валеева, М.Ю. Челышева. М.: Статут, 2007. С. 5.

  7. Исаенкова О.В., Балашов А.Н., Балашова И.Н. Исполнительное производство в Российской Федерации: Курс лекций: Учебное пособие для вузов / Под ред. О.В. Исаенковой. М.: ГроссМедиа, РОСБУХ, 2008. С. 6.

  8. Корякин Е.А. Административно-юрисдикционная деятельность как элемент административного процесса в государственном управлении // Государственная власть и местное самоуправление. 2007. № 10. С. 56.

  9. Лесницкая Л.Ф. Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве». М.: Юридический дом «Юстицинформ», 1999. С. 3, 4.

  10. Оганесян В.М. Исполнительное производство в Российской Федерации: административно-правовая природа и правовой режим: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2007.

  11. Парфенчиков А.О. Исполнение судебных актов и актов других органов: проблемы и перспективы // Практика исполнительного производства. 2007. № 4.

  12. Пиляев В.В. Исполнительное производство. М.: Кнорус, 2005. С. 11.

  13. Хазикова В. К вопросу о понятии «административная юрисдикция» // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 11. С. 6.


1 Лесницкая Л.Ф. Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве». М.: Юридический дом «Юстицинформ», 1999. С. 3, 4.

2 Гражданское процессуальное право России / Под ред. М.С. Шакарян. С. 52.

1 Исполнительное производство: процессуальная природа и цивилистические основы /

Под ред. Д.Х. Валеева, М.Ю. Челышева. М.: Статут, 2007. С. 5.



2 Федеральный закон от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (ред. от 27.09.2009, с изм. от 17.12.2009) // СЗ РФ. 2007. № 41. Ст. 4849.

1 Исаенкова О.В., Балашов А.Н., Балашова И.Н. Исполнительное производство в Российской Федерации: Курс лекций: Учебное пособие для вузов / Под ред. О.В. Исаенковой. М.: ГроссМедиа, РОСБУХ, 2008. С. 6.

2 Исполнительное производство: процессуальная природа и цивилистические основы /

Под ред. Д.Х. Валеева, М.Ю. Челышева. М.: Статут, 2007. С. 7.



1 Гражданское процессуальное право России / Под ред. М.С. Шакарян. С. 496.

2 Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 546.

3 Исаенкова О.В., Балашов А.Н., Балашова И.Н. Указ. соч.

4 Гурвич М.А. Советское гражданское процессуальное право. М., 1964. С. 12.

1 Оганесян В.М. Исполнительное производство в Российской Федерации: административно-правовая природа и правовой режим: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2007.

2 Пиляев В.В. Исполнительное производство. М.: Кнорус, 2005. С. 11.

3 Исаенкова О.В., Балашов А.Н., Балашова И.Н. Указ. соч.

1 Гражданский процесс: Учебник / Под ред. проф. М.К. Треушникова. М., 1998. С. 381.

2 СЗ РФ. 2007. № 41. Ст. 4849.

3 Указ Президента РФ от 13 октября 2004 г. № 1316 (ред. от 27.07.2009) «Вопросы Федеральной службы судебных приставов» // СЗ РФ. 2004. № 42. Ст. 4111.

4 Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. «О Концепции судебной реформы в РСФСР» (утратил силу) // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1435.

5 Веремеенко И.И., Попов Л.Л., Шергин А.П. Понятие и условия эффективности административных санкций // Правоведение. 1972. № 5. С. 37; Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан в СССР: Учебное пособие. Свердловск, 1989. С. 183.

1 Парфенчиков А.О. Исполнение судебных актов и актов других органов: проблемы и перспективы // Практика исполнительного производства. 2007. № 4.

1 Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // СЗ РФ. 2009. № 4. Ст. 445.

1 Голубева А.Р. Основные новеллы законодательства об исполнительном производстве // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. № 7.

1 Документ официально опубликован не был.

1 Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.

1 Постановление Конституционного Суда РФ от 30 июля 2001 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности положений подпункта 7 пункта 1 статьи 7, пункта 1 статьи 77 и пункта 1 статьи 81 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в связи с запросами Арбитражного суда Воронежской области, Арбитражного суда Саратовской области и жалобой открытого акционерного общества «Разрез «Изыхский» // СЗ РФ. 2001. № 32. Ст. 3412.

1 Хазикова В. К вопросу о понятии «административная юрисдикция» // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 11. С. 6.

2 Корякин Е.А. Административно-юрисдикционная деятельность как элемент административного процесса в государственном управлении // Государственная власть и местное самоуправление. 2007. № 10. С. 56.

1 Хазикова В. Указ. соч. С. 47.

2 Там же.





На маленьких подарках держится дружба, на больших — любовь. Янина Ипохорская
ещё >>