Ж. Б. Иванова Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Коми академии государственной службы и управления; доктор - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Ж. Б. Иванова Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского... 1 173.96kb.
Садовникова Галина Дмитриевна, доцент кафедры конституционного и... 1 198.76kb.
General ciкомитеты и комиссии палат федерального собрания РФ «парламент... 1 166.09kb.
Учебное пособие 3-е издание, исправленное и дополненное 17 3403.92kb.
К вопросу о роли и месте администрации президента 1 153.57kb.
Информация о публикации "Арбитражный и гражданский процесс", 2008... 1 170.41kb.
И содержательный анализ 1 259.91kb.
Принцип "честная игра" в системе принципов спортивного права: перспективы... 1 59.81kb.
Государственными судами как средство защиты прав и интересов сторон в. 1 72.71kb.
Конституционному реформированию уголовно-правовой политики кибернетический... 1 87.73kb.
Учебная программа для высших учебных заведений по специальности 1-24... 1 245.4kb.
Программа круиза: День 1, Кангерлуссуак/ Kangerlussuaq 1 81.74kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Ж. Б. Иванова Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Коми академии - страница №1/1




Ж.Б. Иванова

Кандидат юридических наук, доцент кафедры

гражданского права Коми академии государственной службы и управления; докторант Российского

университета дружбы народов

Международно-правовое

регулирование охраны и

ресурсопотребления морских живых ресурсов в середине ХХ века как условие стабильного развития гражданского

общества

В статье рассматриваются проблемы кодификации норм международного морского права и проблемы охраны и потребления водных морских ресурсов.
Ключевые слова: кодификация; нормы международного морского права; конвенции, соглашения, международные конференции; межправительственные организации.


Первая попытка кодификации норм международного морского права, не увенчавшаяся успехом, была предпринята в 1930 г. в рамках Гаагской конференции по кодификации международного права. В 1931 году в Женеве при содействии Лиги Наций 26 стран подписали Конвенцию1 о регулировании китобойного промысла, вошедшую в силу в 1935 году. В ней фактически нашла отражение законодательная практика ограничений промысла морских животных и порядка его осуществления рядом иностранных государств (в частности, британское и норвежское законодательство). Действие Конвенции распространялось как на открытое море, так и на территориальные воды, т.е. охватывала все акватории Мирового океана. Было учреждено Международное статистическое бюро - единственный орган, созданный для реализации целей договора.

Конвенция содержала конкретные ограничения для стран-участниц: уста-новлен запрет на добычу «китов-сосунков» и самок, сопровождающих детенышей; полная утилизация китовых туш; статистический учет производимого промысла; упорядочение лицензирования отечественного и иностранного промысла. Конвенция явилась первым этапом международно-правового регулирования промысла китов на многосторонней основе.

Универсальность данного договора в рассматриваемый исторический период, по существу, заключалась в том, что его пространственная сфера включала воды всего Мирового океана, подчеркивая значимость этих ресурсов, как общих для мирового сообщества и необходимость единого международного режима регулирования, рационального их использования независимо от того, в водах с каким правовым режимом они обитают. В то же время Конвенция не закрепила положения о порядке реализации, о научных исследованиях и мер по контролю регулирования квот вылова отдельных видов млекопитающих.

Говоря о достигнутом соглашении, отметим, что Конвенцию подписали бо-лее 20 государств (Албания, США, Германия, Бельгия, Дания, Чехословакия, Мексика, Финляндия, Норвегия, Франция, Швейцария, Турция, Югославия и другие, в том числе и те, которые фактически не осуществляли морской зверобойный промысел. Из десятка названных государств, которые вели морской зверобойный промысел, главенствующее положение занимали Великобритания и Норвегия. Для упорядочения промысла, установления действенного контроля за поступлением продукции китобойного промысла на мировой рынок в течение 1930-1935 гг. (до вступления Конвенции в силу в 1935г.) между китобойными кампаниями ежегодно заключались картельные соглашения.

В этих правовых документах устанавливались ограничения промысла (до-бычи) морских млекопитающих сторон: по размерам – синий кит – 60 футов, финвал – в 50 футов. Введен эквивалент измерения объема промысла – синий кит (один кит – 121 бочка жира), к которому приравнивалось два финвала, три горбача, пять сейвалов. Это совместно выработанный или принятый условный расчет использовался при добровольном ограничении обеих сторон. Используя ограничения промысла по условным единицам, представилось возможным уровень промысла в Антарктике несколько сезонов ограничить 400 тысяч тонн. Названное соглашение ограничивало количество участников китобойного промысла, определяло время начала и завершения промысла1. По некоторым сведениям в сезоны 1930-35 гг. данными соглашениями регулировалось более 90% мировой добычи китов1.

Как отмечает В.П.Хлыстов, неэффективность этих соглашений заключалась в отсутствии серьезного научного фундамента и необходимого механизма международного контроля за соблюдением тех ограничений, которые содержались в Конвенции 1931 года и названных соглашениях, несмотря на попытки наладить такой контроль2. В 1933 году принимается Конвенция об охране флоры и фауны на африканском континенте, в 1940 году – схожая по содержанию Конвенция для западного полушария3.

В Лондоне в 1937 году состоялась вторая международная конференция по регулированию промысла китов. В этой конференции по сравнению с конфе-ренцией 1931 года приняли участие только страны, осуществлявшие китовый промысел. Эта конференция по праву представляла прообраз будущего механизма международно-правового регулирования промысла китов. Отсутствие международного органа по контролю за обеспечением выдвинутых положений договора 1931 года поставило перед морскими державами, в первую очередь, обязанность регулирования сроков, количества, мест лова и других важных вопросов. На Конференции 1937 года, в частности, было достигнуто соглашение о введении минимальных размеров для добываемых китов по видам (финвалов – 55 футов, кашалотов – 36 футов, синих – 79 футов, горбачей – 35 футов).

Вводилась должность инспектора на каждой китобазе государства флага применительно ко всем странам, подписавшим это соглашение4. Это – один из первых шагов в формировании контроля в процессе становления и развития международно-правового режима регулирования промысла китов и других живых морских ресурсов в целом. Благодаря принятым мерам в сезоны 1930-1935гг. удалось урегулировать более 90% мировой добычи китов1. При этом страны-китопромышленники, подписавшие названное соглашение, договорились иметь на каждой китобазе по одному инспектору государства флага. Вве-дены сезоны промысла, как для береговых, так и для пелагических китобаз. Было установлено также ограничение по обработке: разрешалось добывать единовременно такое количество китов, которое могло быть обработано в течение 36 часов. Принятое соглашение «явилось одним из первых шагов в формировании международного контроля не только в практике конвенционного регулирования промысла китов, но и в процессе становления международно-правового режима регулирования промысла живых морских ресурсов в целом»2.

Исключительно важными впервые в международной правоприменительной практике были закрыты для промысла водные пространства в южном полушарии к северу от 40 градусов южной широты с целью сохранения китов в зоне предполагаемого размножения. ІІІ Лондонская конференция 1938 года внесла важные дополнения: ввела положение о запрещении добычи в южном полушарии китов-горбачей. Это явилось первым прецедентом введения моратория на промысел отдельного вида больших китов в определенном районе Мирового океана. Конференция в законодательном порядке учредила заповедник для всех усатых китов в тихоокеанском секторе Мирового океана к югу от 40 градуса южной широты между 70 и 100 градусом западной длины, где был запрещен промысел названных китов в течение двух лет3.

V Лондонская конференция (1939г.), называвшаяся «информационной», пыталась внести уточнения и дополнения в соглашение 1938 года, однако в силу коммерческого интереса в вопросах промысла китов при острой конкуренции ряда стран (Англия, Норвегия, Аргентина, Уругвай, Южно-Африканский Союз) эти идеи оказались несостоятельными. На этот период времени ещё отсутствовал действенный механизм международного контроля за ограничением лова морских млекопитающих.

Организация Объединенных Наций с самого начала своей деятельности приступила к кодификации и прогрессивному развитию международного морского права. В период 1949 - 1956 гг. Комиссия международного права ООН провела большую работу по кодификации обычно-правовых норм и разработке новых. Это дало возможность провести I Конференцию ООН по морскому праву в 1958 г., на которой было рассмотрено и принято четыре конвенции: об открытом море; территориальном море и прилежащей зоне; континентальном шельфе; рыболовстве и охране живых ресурсов открытого моря.

В результате этой большой работы международного сообщества удалось кодифицировать ряд общепризнанных принципов и норм международного морского права: принцип свободы открытого моря, включающий свободу судоходства, рыболовства, прокладки морских кабелей и трубопроводов, полетов над открытым морем; право мирного прохода через территориальное море; принцип реальной связи между судном и государством флага; о режиме континентального шельфа и др. Однако, на I Конференции не удалось решить вопрос о максимальной ширине территориального моря и рыболовной зоны. Для решения этих проблем была созвана II Конференция ООН по морскому праву в I960 г. К сожалению, II Конференция не дала желаемых результатов.

Тем временем вопросы, связанные с шириной территориального моря, рыболовной зоны, континентального шельфа, с экономическими и другими правами прибрежных государств в их взаимодействии с интересами международного сообщества в целом, становились все более актуальными. Дополнительно к этим вопросам добавились проблемы, порожденные научно-технической революцией, - загрязнение морей и океанов, возможность использования мощных технических средств в деле разведки и добычи живых и неживых ресурсов Мирового океана, расширение и усложнение научных исследований морских пространств.

К этому времени весомым политическим фактором международных отно-шений стали развивающиеся государства, которые заявили о своих интересах в освоении Мирового океана. Совокупность этих обстоятельств вызвала необхо-димость новой широкой дискуссии. Международная конференция, проведенная в 1944 году, приняла Протокол о международном регулировании китобойного промысла на ближайшее время после окончания второй мировой войны. Этот Протокол подписали Австралия, Великобритания, Канада, США, Норвегия, Новая Зеландия и Южно-Африканский Союз, Аргентина, Дания, Мексика.

Договаривающиеся стороны пришли к соглашению об установлении максимального уровня добычи по ранее принятой системе расчета в условных синих китах объемом в 16 тысяч таких единиц. В решении Конференции было высказано предложение о подготовке единого международного договора по регулированию китобойного промысла в целях ограничения или полного запрета на вылов отдельных видов китов. Такой договор должен был содержать четкие условия и порядок проведения международного контроля за ресурсопотреблением (в частности, вылов отдельных видов китов)1.

Подводя некоторый итог, отметим, что становление современного между-народно-правового режима рационального использования ресурсов морских млекопитающих начало интенсивно развиваться в основном после второй мировой войны. Основу этой деятельности по ресурсопотреблению, несомненно, сыграли международные конференции и соглашения по регулированию китобойного промысла довоенного периода.

Лондонская конференция 1945 года завершилась подписанием очередного Протокола, участниками которого стали СССР, Франция и Голландия2. Все страны-участницы подписанного Протокола обязывались еженедельно информировать Международное статистическое бюро о количестве добываемых синих китах под их флагом в Южном океане. Тем самым представлялась возможность регулировать сроки окончания сезона для стран, исчерпавших общедоступный улов (16 тыс. условных синих китов).

Международная конференция, проведенная в 1946 г. в Вашингтоне, насчи-тывала 19 стран-участниц, ведущих или заинтересованных в ведении китобойного промысла, включая СССР. По результатам работы конференции была выработана и подписана Конвенция по регулированию китобойного промысла, являвшаяся основой современного международно-правового режима сохранения и использования китов1. Несомненным достоинством Конвенции 1946 г. является то, что это был открытый, бессрочный международный договор. Под юрисдикцию этого договора подпадала фактически вся акватория Мирового океана. В преамбуле Договора закреплены традиционные отношения стран-участниц в области охраны и рационального ресурсопотребления больших китов.

Целями договора являлись:

-Гуманистическая: «Сохранение естественного богатства, которое представляют из себя ресурсы китов для нынешнего и будущих поколений»;

- Природоохранительная – «Охрана от дальнейшего истребления»;

-Международно-правовая – «Создать надлежащую систему международного регулирования»;

Экономическая – «Предотвратить нарушения в национальной экономике стран-участниц в обеспечении питания, а также «обеспечить упорядоченное развитие китобойного промысла».

Исходя из целей заключенного договора, обеспечивалось не только надле-жащее регулирование китового промысла, но и сохранение, и увеличение поголовья китов для будущего поколения населения планеты. В структуре заключенного договора были четко определены права и обязанности стран-участниц договора, а также полномочия международной организации по его применению. Поскольку конвенция 1946 года разрабатывалась и применялась в период современного международно-правового режима регулирования охраны и рационального использования морских биоресурсов, большинство основных документов (правила процедуры, правила ведения дискуссии, финансовые правила, договор о штаб-квартире и др.), определявших порядок и характер функционирования такого механизма был вынесен за рамки настоящего договора.

Однако в ст. 3 содержалось положение о порядке принятия решений по общим и специальным вопросам и функционировании секретариата. Так, решения принимались простым большинством голосов. Решения о мерах по сохранению и регулированию китового промысла требовали ¾ голосов (причем каждый представитель имел один голос). Структура заключенного договора делилась по объему функций Комиссии и обязанностей государств. На Международную комиссию по регулированию китобойного промысла (далее: МКК) были возложены функции по координации научных исследований по изучению китов во всем Мировом океане совместно с заинтересованными международными организациями. Были выработаны научно обоснованные меры регулирования ресурсосохранения и рационального использования ресурсов китов.

Наделив МКК правом сотрудничать с неправительственными организациями при участии заинтересованных государств в области научных исследований, Конвенция закрепила положение об обязательном предоставлении в МКК результатов таких научных исследований. Это положение явилось существенным фактором в создании универсального механизма международно-правового регулирования в лице МКК. Принятый документ давал возможность для тесного сотрудничества МКК по исследованию запасов китов с такой специализированной организацией системы ООН, как Продовольственная и сельскохо-зяйственная организация ООН (далее: ФАО). Это обстоятельство сыграло суще-ственную роль в деле дальнейшей универсализации механизма международно-правового регулирования в лице МКК.

Сказанное позволяет сделать некоторые выводы. Выработанные Конвенцией меры по ресурсосохранению и увеличению ресурсов китов; обеспечение рационального ведения промысла путем установления размеров и видов китов, допустимых к добыче; ограничение сроков промыслового сезона; определение открытых и закрытых районов промысла Мирового океана; установление районов с заповедным режимом; четкое соблюдение принимающих на себя обязательств стран-участников по реализации своих координационных, контроль-ных и регулятивных функций создало необходимые условия для развития меж-дународно-правового режима ресурсопользования и ресурсопотребления, обес-печило защиту посредством названного института интересов государств-участ-ников, что, несомненно, способствовало повышению стабильности деятельности организации.

МКК со времени своего образования была связующим звеном между странами-участницами, ведущими промысел китов. Между тем, озабоченность вызывала деятельность так называемой «параллельной» Постоянной комиссии по южной части Тихого океана (страны-участницы: Чили, Перу, Эквадор). Данная комиссия регулировала промысел одной из популяций кашалота. На неоднократные попытки вовлечь названную комиссию к работе в сессиях МКК на правах наблюдателей по обмену опытом разумного ресурсопользования и ресурсопотребления, это не увенчалось успехом1.

На период вступления Конвенции 1946 года в силу более 20 государств занимались различными видами промысла. Однако участниками Конвенции являлись только 14 государств. К примеру, такая китобойная держава, как Япония, стала участницей Конвенции только в 1952г.2. Долгое время в МКК не являлись членами-участницами Дания, Испания и Португалия. А между тем, Португалия в конце 50-х - начале 60-х гг. ХХ столетия добывала у Азорских островов более 500 кашалотов ежегодно1.

Недоверие ряда китобойных держав к МКК объяснялось, вероятно, рядом причин. Во-первых, на первых порах действия МКК ряд китобойных государств не связывали себя с договорными обязательствами; во-вторых, МКК, решая проблемы квотирования добычи китов, использовали в качестве международно-правового механизма регулирования такое научно-биологическое оценочное понятие как общедопустимый улов условных синих китов. Такой учет добычи животных, по мнению многих ученых и практиков, нельзя приравнивать к квотированию, ибо невозможно учесть время, место, способ, вид выловленных животных морских ресурсов.

К примеру, несмотря на постепенное понижение ОДУ к 1964/65 гг. до 2,5 тыс. условных синих китов было добыто около 65 тыс. больших китов, что превышало на 20 тыс. количество китов, добытых в 1946 году при ОДУ в 16 тыс. у. с. к. В-третьих, все ещё богатая сырьевая база Мирового океана давала возможность государствам вести рентабельный китовый промысел, не связывая себя и других стран-участниц научными исследованиями. Конвенция ратифицирована СССР 15 июня 1948г.2.

Рассмотренные международно-правовые документы имеют свою дальней-шую интересную историю. В целях более эффективного урегулирования кито-бойного промысла явилась попытка перехода на договорную систему распреде-ления ОДУ между странами, ведущими китовый промысел в том или ином районе. Первым шагом к этой цели явилось совещание представителей стран-участниц Конвенции 1946 года (СССР, Великобритания, Норвегия, Япония, Голландия), признавших целесообразным разделить между этими странами ОДУ в Антарктике. Однако споры по этому вопросу между названными странами затянулись на долгие годы (до 70-х годов ХХ века)1.

Здесь уместно отметить, что серьезными симптомами назревающего с конца 50-х гг. кризиса в МКК явилось резкое снижение размеров добываемых китов, что объясняется снижением уровня промысловых видов названных животных или так называемым омоложением популяции2. В целях проанализировать деятельность Научного Комитета и дать рекомендации по совершенствованию эффективных методов регулирования по инициативе ФАО был создан специальный комитет из так называемых «независимых» ученых («комитет трех»)3. В течение пяти лет (1960-1965гг.) «комитет» сделал три доклада МКК, вскрыв недостатки в ее деятельности; указал на недопустимо низкий уровень научных исследований, переэксплуатацию ряда промысловых видов, на восстановление которых потребуется от 15 до 30 и более лет; отсутствие учета в мерах регулирования влияния рыболовства на динамику популяции китов и др.4.

Заключение «комитета» дало несомненный толчок для решения и исправ-ления возникшего состояния дел с охраной и ресурсопотреблением китов. Так, с 1961 по 1966 гг. уровень общей квоты был снижен с 16 до 2,5 тыс. условных синих китов. С 1968 года в некоторых промысловых районах были достигнуты соглашения по разделу ОДУ. К сожалению, МКК не были одобрены рекомендации, носившие более радикальный характер, например, введение запрета на весь коммерческий промысел в северной части Тихого океана на три года.

Однако положительным является то, что для повышения эффективности регулятивной и научно-исследовательской функций МКК в середине 60-х годов были налажены деловые контакты с Межправительственной океанографической комиссией (ЮНЕП) (далее: МОК/ЮНЕСКО), Научным комитетом по оке-анографическим исследованиям (далее: СКОР), с Комитетом по антарктическим исследованиям (далее: СКАР), с Постоянной комиссией по использованию и сохранению морских ресурсов в южной части Тихого океана (далее: СППК) и успешно развивалось сотрудничество с Международным Советом по исследованию моря (далее: ИКЕС) и его подкомитетом по морским млекопитающим. При этом следует отметить, однако, что меры регулирования китобойного промысла из-за недостатка научных данных носили приблизительный характер.

Несмотря на принятые меры по ресурсосбережению китов (запрет на промысел гренландских, синих китов) и урегулированию китобойного промысла, некоторые «китобойные» государства покинули Комиссию, дестабилизировав тем самым работу этой организации.

В 1948 году на Конференции в Фонтебло учрежден Международный союз охраны природы ресурсов (активно функционирует и сегодня). В 1962 году принята резолюция Генеральной Ассамблеи ООН «Экономическое развитие и охрана природы», в которой, в частности, предусматривалось, что охрана должна осуществляться заблаговременно, наряду с экономическим развитием, на основе внутригосударственного и международного права1.

В 1968 году ЮНЕСКО созвала Межправительственную комиссию экспертов по научным основам рационального использования и сохранения ресурсов биосферы, которая обозначила Программу человека и биосферы. В Программе сделан акцент на место человека в естественном порядке мироздания и на экосистемный подход к сохранению природы2.

Без заявления и оговорок США подписали и ратифицировали ряд между-народноправовых документов, уточняющих правовой режим по Конвенции 1949 года. В частности Протокол от 15 июля 1963 года к этой же Международной конвенции, «относящейся к гренландскому тюленю и тюленю-хохлачу». Протоколом предусмотрен порядок применения конвенционного режима к запасам этих тюленей. Что касается межправительственных организаций по сохранению морских живых ресурсов и управлению ими, то активное участие США принимали в Международной китобойной комиссии, учрежденной в 1946 году; в Комиссии по сохранению морских живых ресурсов Антарктики, учрежденной на основе Конвенции о сохранении морских живых ресурсов Антарктики от 20 мая 1980 года.

Попутно отметим конструктивную роль США в формировании совместно с другими прибрежными государствами, в частности, к СССР, а затем РФ сов-ременного режима управления рыбными ресурсами в Беринговом море. Усилия названных государств, как известно, привели к прекращению крупномасштабного нерегулируемого промысла рыбы в центральной части моря, окруженной 200-мильными экономическими зонами России и США. Национальное законодательство США предусматривает разработанные внутригосударственные механизмы исполнения перечисленных международных договоров США. В общей сложности в США действуют сегодня более двух десятков федеральных законов о морских живых ресурсах.

В числе других законов США о биологических ресурсах – Закон о морских котиках 1966 года; Закон о защите морских млекопитающих 1972 года; Закон о видах, находящихся на грани уничтожения 1973 года; Закон о защите морской среды, морских исследований и охраняемых территорий 1972 года; Закон о Конвенции по китобойному промыслу 1949 года и др.

Как подчеркивает А.Н.Вылегжанин, «США создали одну из самых раз-работанных юридических основ сохранения и использования морских живых ресурсов. Значителен позитивный вклад США в рационализацию современного международно-правового режима управления морскими биоресурсами (прежде всего, запасами тихоокеанских анадромных,... запасами в центрально-беринго-воморском районе, биоресурсами в центральной части Охотского моря). США защищают, как правило, весьма результативно, в полной мере используя меж-дународно-правовые возможности»1.



© Иванова Ж.Б., 2011


1 Текст Конвенции указан в Сб. договоров и соглашений США по рыболовству. М. 1972. ЦНИИТЭИРХ. С.148.



1 Beek Pi. Brjtjsh Antarctjc Poljcu jn the earlu 20/ th centuru. Polar Record. 1983/ V. 21. # 134. P. 435-483.

1 Machintosh N.A. op. Cit. Whales and drill in the 20/th centuru. P. 195-211.

2 Хлыстов В.П. Международно-правовое регулирование сохранения и рационального использования ресурсов морских млекопитающих». Автореф. дис...канд. юрид. наук. М. 1988.

3 Вылегжанин А.Н. Биоразнообразие морской среды и международное право. Гос. и право. 2001. № №. С. 69.

4 См. подробнее: Коломбос Д. Указ. соч. С. 360-362; Доубин В.Х. Указ. соч. С. 151-181; Зинкович В.А. Указ. соч. С. 60-69; Кэлог В. Международная китобойная комиссия. В цит. кн.: Материалы международной конференции по охране запасов рыб и др. животных. С. 79-82.

1 Маckjntoch N.A. op/ cjt. Whales and drjll jn the 20/ centuru. P. 195-211.

2 Хлыстов В.П. Международно-правовое регулирование сохранения и рационального использования ресурсов морских млекопитающих». Автореф. дис...канд. юрид. наук. М. 1988.

3 См. подробнее: Коломбос Д.С. Международное морское право. Пер. с англ. Под ред. и вступит. Статьей А.К.Жудро и М.И.Лазарева. М. Прогресс. 1975. С. 360-362; Зенкович В.А. Киты и китобойный промысел. М. Пищевая промышленность. 1952. С. 68-69; Доубин В.Х. Киты и китобойный промысел в Южном океане. В кн.: Современная Антарктика. М. Иностр. Лит. 1957. С. 156-181 и др.

1 Для сведения: СССР к этому времени уже имел опыт китобойного промысла и практически вел его с сезона 1933 года в северной части Тихого океана. С 1947 года Советский Союз начал промысловые операции в антар-ктических водах.

2 СССР ратифицировала Конвенцию 15 июня 1948г. См. Ведомости Верховного Совета СССР. 1949. № 16.

1 СССР ратифицировала Конвенцию 15 июня 1948г. См. Ведомости Верховного Совета СССР. 1949. № 16.


1 См. подробнее: Сб. региональных соглашений и законодательных актов зарубежных государств по вопросам мореплавания. Т. 4, серия «Северная и Южная Америка», МО СССР. Гидрографическое управление. М. 1970. С. 18-31.

2 Omura H. Omura H. The Origion of the International Whaling Commision. In book: The Whalling issue in Jpan – U.S. Relations, ed. Bu Schmid-honser J.R. Totten G.)., Westview Press, Colorado. 1978. Op. cit. P. 28-43.

1 Christol C.Q. Ocean management and Whale. In: The Whaling Issue in Japan-US Relations.Ed. by Schmidhouser J.R., Totten G.O. Boulder, Colorado: Westview Press, 1978, p. 132-148.

1


2 См. Ведомости Верховного Совета СССР. 1949. № 16.

1 Frost S. The Whaling question. -F.O.E. San Fransisko. 1979. P. 192-214.

2 Ивашин М.В. Крупномасштабный промысел китов в Мировом океане. В цит. Кн.: «Морские млекопитаю-щие». 1972. С. 46.

3 DOC/IWC/12/6/ 1959. P. 2-4.

4 Doc/IWC/13/6-8. 1960. Doc. IWC/14/13-15. 1961. Doc. IWC/15/7. 1962. Doc. IWC/16/4-6. 1963. Doc. IWC/17/7, 13. 1964.

1 См.: Колбасов О.С. Международное экологическое право на пороге ХХ1 века //Первая Конференция Всемир-ной Ассоциации международного права в России (1997). Отв. Ред. А.Л.Колодкин. Новороссийск. 1999. С. 122.

2 См.: Bowman M. The Nature, Development and Philosophical Foundations of the Biodiversitu Concept in

1 Вылегжанин А.Н. Биоразнообразие морской среды и международное право. Гос. и право. 2001. № 3. С. 97.





Будь у меня кадры, я бы их тоже переставлял. Михаил Жванецкий
ещё >>