Из истории моу сош №1 г. Кашин (дата основания – 1905 г.) - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Конкурс «Дети. Творчество. Родина» 1 27.07kb.
Гагаринские районные чтения в моу сош №6. В честь 50-летия полета Ю. 1 11.48kb.
Советы восставшим рабочим Дата создания: 1905, опубл.: 11 декабря... 1 30.11kb.
Районная научно-практическая конференция молодых исследователей «Эврика-2009»... 1 119.9kb.
Публикации учителя истории Морозова С. А. Из истории родного города 3 450.77kb.
Моу сош №2 на январь 2010г Мероприятия Дата Время 1 62.98kb.
Литература коиро моу ицей№17 г. Кострома моу гимназия№15г. Кострома... 1 178.52kb.
Самое интересное и основное в работе филиала моу проводниковская... 1 205.06kb.
Возможности применения Интернет-ресурсов на уроках истории 1 91.41kb.
Урок по курсу истории средних веков в 6 классе «Могущество папской... 1 142.93kb.
Директор моу сош №17 г. Новоалтайска С. А. Шахова 2010г 1 125.16kb.
Лекция 5 царствование елизаветы петровны 1 129.5kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Из истории моу сош №1 г. Кашин (дата основания – 1905 г.) - страница №2/5


Кашинская школа №1 в условиях культурной революции:

20-е - 30-е годы

20-е годы… Это годы становления и развития Советской власти. Российская революция стала символом коренной ломки всех общественных устоев, так или иначе связанных с наследием «тяжёлого прошлого». Менялся не только политический и экономический строй - рождались новые эстетические принципы, люди по-новому осознавали своё место в обществе. Революция дала толчок появлению новых взглядов на бытовые проблемы, семейные отношения и т.д. Новаторские идеи соседствовали, однако, с крайне низким уровнем образования и бытовой культуры населения страны. Поэтому В.И.Ленин говорил о «культурной революции» как необходимом условии движения к социализму.

16 октября 1918 года нарком просвещения А.В. Луначарский подписал Декларацию о единой трудовой школе, в которой говорилось, что «все дети должны вступать в один и тот же тип школы и начинать своё образование одинаково, все они имеют право идти по этой лестнице до её наивысших ступеней». В 1921 году был образован Государственный учёный совет (ГУС) под председательством историка М.Н.Покровского. К 1923 году ГУС разработал схему построения комплексных программ, которыми должны были руководствоваться советские школы. Но такая система оправдывала себя в лучших и образцово-показательных школах. А их было мало. Большинство же советских школ, к которым относилась и 1-я Кашинская, были школами 2-ой ступени.

Что же представляла собой школа 2-ой ступени с точки зрения учебно-педагогического процесса? Ответ на этот вопрос дают материалы Всероссийской конференции по вопросам школ 2-ой ступени, проходившей в Москве в марте 1925 года. Из них узнаём, что в школах 2-ой ступени существовало много проблем и в отношении организации учебного процесса, и в отношении школьных программ, и в отношении ученического самоуправления.

Наша 1-я школа 2-ой ступени имени К. Либкнехта решала проблемы в русле общегосударственном через постановления, распоряжения, формируя самобытность педагогического пространства. В материалах Всероссийской конференции по вопросам школ 2-ой ступени от 1925 года читаем:

« В настоящее время, когда школа 2 ступени переживает в известном смысле кризис, вызванный отчасти недостаточной определённостью места школы в общей системе народного образования, отчасти отсутствием программ, необходимо … проработать все вопросы для того, чтобы они должны получить отчётливое разрешение не позднее весны настоящего года.

В столь трудное время, приказом заведующего УОНО в декабре 1923 года, заведующим школой был назначен Николай Михайлович Лебедев, о чём в архивных материалах сохранилась запись: «Заведующий школой Николай Федорович Бредков с 1 декабря 1923 года отстраняется от должности заведующего впредь до разбора инспекцией УОНО конфликта с ученической организацией. Заведование школы с того же дня поручается зам. зав. школой Николаю Михайловичу Лебедеву. Зав. УОНО Попов ».

В городском архиве хранится папка с личными делами школьных работников за 1923 год. В личном деле Лебедева Николая Михайловича записано:

«Заведующий школой, преподаватель математики, физики, астрономии. Закончил Московскую духовную академию в 1914 году. На момент назначения заведующим школой имеет педагогический стаж 9 лет. Его отец – Михаил Константинович Лебедев - учитель Севского Духовного уездного училища. Мать – Клавдия Михайловна, домохозяйка».

В ноябре 1925 года первая школа 2-ой ступени стала девятилеткой. В начале 1926- 1927 учебного года школа - девятилетка ещё более увеличилась за счёт закрытой в городе договорной школы № 2 второй ступени. Читаем два документа: «Акт обследования 1-ой школы 2 ступени имени К.Либкнехта за 1928 год» и «Доклад на педсовете заведующего школой Николая Михайловича Лебедева от 31 августа 1928 года». Чёткие фразы и формулировки, качественные и количественные показатели, но за всем этим – своеобразие и атмосфера 20-х годов, страницы истории школы. В школе работало 27 преподавателей - школьных работников (в то время их называли шкрабами). Из них имели высшее образование – 17 , среднее – 10. 17 преподавателей работали в дореволюционной школе, 2 попали в школу только благодаря революции (Сергеев-Штюрмер и Озерова), 3 с послереволюционным стажем, 1 – член партии. Все школьные работники имели « соответствующее социальное происхождение», поскольку в марте 1919 года наркомат просвещения запретил служителям культа заниматься педагогической деятельностью.

Из доклада на педсовете заведующего школой Николая Михайловича Лебедева от 31 марта 1928 года: « В минувшем учебном году школа имела 15 отделений: 11 отделений на бюджете горсовета и 4 отделения договорных, содержащихся на средства родителей. Предельный состав отделений – 40 человек. Плата за обучение на договорной основе бралась в соответствии с категориями, на которые разбивалось население по решению Комсода (комитета содействия), и составляла в среднем 75-80 рублей. Бедные семьи от платы за обучение освобождались. С должников плату брали через суд.

Далеко не все родители были согласны с установленной для оплаты суммой и писали заявления в Комсод школы 2-ой ступени имени К. Либкнехта с просьбой о понижении платы. Среди архивных документов Кашинской школы №1 хранится много заявлений с подобными просьбами. Вот одно из них:

В школьный совет Кашинской школы 2-ой ступени

заявление.

Прошу школьный совет снизить плату за обучение ученицы 9-ой группы Антонины Люберцевой ввиду непосильной платы, назначенной советом школы, вследствие большого налога, а так же недородом хлебов.

Василий Люберцев.

(орфография сохранена).

Из акта обследования 1-ой школы: « Школа целиком работает по программе ГУСа и полностью её прорабатывает ». На практике это означало, что учителя - предметники самостоятельно составляли программы, а на заседаниях педагогического и школьного советов утверждали темы, которые будут изучать. Требования, которые предъявлялись к школьным программам и должны были учитываться учителями - предметниками при их составлении, определялись программой ГУСа и должны были соответствовать общей цели школы. Только таким образом могла быть преодолена обособленность предметов в советской школе. В пояснительной записке к программам ГУСа читаем: «Добиться, чтобы связь предметов для учащихся была наглядно ощутима, каждый предмет при рациональном построении программы обоснован и значение его в общем содержании школы ясно». Во время проверки программ работниками УОНО в качестве недостатка отмечалось « слабое насыщение местным материалом, часто темы прорабатывались без связи с окружающей жизнью, слабо применяется экскурсионный метод, мало проводится обследований». Выше указанные замечания говорят о том, что проблема соотнесения целей и задач учебных программ общей цели школы пока еще не нашла должного разрешения.

Недельная сетка часов складывалась из количества учебных предметов, изучаемых в той или иной группе. Само собой разумеется, что предметы эти были далеко уже не те, которые заполняли собой учебный план дореволюционной школы. Советская школа требовала от уроков новых форм и содержания, которые соответствовали принципиально новым целям школы и иной форме построения учебного плана. Это прежде всего касалось предметов общеобразовательного цикла, к которому относились математика, обществоведение, черчение, физика, химия, технология, естествознание, география, родной язык, литература, иностранный язык, изобразительное искусство. Так, недельная нагрузка в 5-й – 6-й группе составляла 27 часов, в 7-й – группе – 28 часов, в 8-й-9-й группах – 36 часов. Столь большая нагрузка учеников 8-й и 9-й групп объяснялась тем, что кроме общеобразовательных предметов изучали и предметы общепедагогического цикла: организация и методы работы в школе, охрана здоровья и вопросы физического воспитания, детское и юношеское движение. Теоретическая подготовка по последним дисциплинам дополнялась практикой: учащиеся 8-х групп ходили в младшие классы «для наблюдения за ходом учебной жизни», а учащиеся 9-х групп после первого триместра проводили уроки в присутствии учителя и 2-х учащихся. Эта экспериментальная методика нашла применение в 1-ой Кашинской школе 2-ой ступени.

Ещё одно новаторство «единой трудовой» - безоценочная система. В пояснительной записке к программе ГУСа читаем: «Прежние способы оценки в форме баллов или кратких условных обозначений словами: «хорошо», «плохо», «удовлетворительно» и т.д., страдают крайним субъективизмом и ничего не дают самому учащемуся». Контроль за усвоением школьных дисциплин стал осуществляться зачётным методом. Для учета групповой работы вводились учетные карточки, круговые тетради или групповые дневники. В практике 1-ой школы последние получили широкое распространение. В них школьные работники вносили записи тем, изучаемых на уроках, и регистрировали отсутствующих. «Та или иная форма учета ценна лишь постольку, поскольку она оказывает определенное воздействие на постановку педагогического процесса и ведет к повышению его продуктивности» - писал М. Н. Покровский в тезисах «Марксизм в программах ГУСа».

В тезисах ГУСа от 1923 года «О самоуправлении в школе» в частности говорилось: «Формы самоуправления не должны вноситься извне, а должны вытекать из потребностей рациональной организации школьной жизни и оформляться по мере надобности в процессе развития».

В 1-ой Кашинской школе 2-ой ступени работал школьный совет как орган самоуправления. В его состав входили преподаватели, представители уездкома, учащиеся. Его возглавлял заведующий школой. Из тезисов «О самоуправлении школы»: «Когда самоуправление правильно налажено, почти все вопросы управления школой, возникающие в педагогическом совете, пройдут до него в стадии предварительной проработки в школьных кружках, комиссиях, иногда при участии педагогов. Школьный совет лишь резюмирует и оформляет результаты этой работы». Широкий круг вопросов рассматривался на заседаниях совета: о распределении уроков и обязанностей между преподавателями, о распределении учебного года по триместрам, об экстернате, о приёме учащихся из других школ, о неуспевающих и «манкирующих уроками учащихся». Ряд рассматриваемых вопросов явно соответствовал духу того времени: «о прекращении топки печей в школе за отсутствием дров», «о пресечении слухов о прекращении занятий к Пасхе», «об устройстве танцевального вечера, а после зимних каникул – концерта, денежный сбор с которых должен поступить на приобретение книг для чтения, учебников и наглядных пособий» . Под руководством Совета школы были разработаны правила поведения учеников и меры борьбы с прогульщиками. «Дисциплина – установление порядка среди детей, совокупность средств, которыми обслуживается и обеспечивается нормальный ход занятий и поведение детей» - так было записано в протоколе заседания школьного совета от 23 декабря 1928 года.

Помимо учебного процесса школа уделяла внимание « общественно-полезной» или воспитательной работе. Ведь именно перед учебными заведениями была поставлена задача в духе « культурной революции»: воспитание нового типа советского человека. И, выполняя запросы общества, школа готовила «строителя социализма», делая акцент на идеологическую направленность. Поэтому в школе широко отмечались революционные праздники, юбилеи кампании. Из выступления на педагогическом совете заведующего школой Лебедева Николая Михайловича от 1 ноября 1929 года: «При помощи праздников работники советской школы должны пропагандировать идеи коммунизма, идеи общественности, идеи общественно- полезного труда». Кроме того, школа откликалась на каждый запрос общественных организаций в культурной помощи. О том, что она в состоянии была это сделать, говорят следующие факты: силами учащихся ставились спектакли (13 января 1928 года «поставлена драма в 4-х актах «Свадьба без венцов», а деньги идут на культурные нужды школы»), актовый зал сдавался в аренду городским общественным организациям для постановки пьес, организации танцевальных вечеров и проведения Пленумов горсовета. От реального училища 1-ой Кашинской школе достался телескоп, что в то время было большой редкостью. В 1929 году Калязинская школа- семилетка пишет заявку на проведение экскурсии для работы с телескопом. Воспитательная работа выстраивалась исходя из возможностей самой школы, общей подготовке учителей, при этом учитывался детский возраст и их возможности.

При школе работала библиотека, в которой на 15 января 1929 года было 553 читателя. Основу библиотечного фонда составляли книги Алексеевского реального училища (так называлась наша школа до революции 1917 года). Его обновление шло с трудом: не хватало денег. Лишь небольшая часть договорных средств, которые собирались с родителей как плата за обучение, выделялась на приобретение книг. Доходы от публичных учащихся – еще один источник, из которого можно было взять деньги на обновление библиотечного фонда.

Советская школа требовала от библиотекарей нового статуса: не только знания книги, но и знание школьной программы. Поэтому школьный библиотекарь работал в тесном контакте с учителями - предметниками, был в курсе заданий, которые давались ученикам для самостоятельной проработке с использованием дополнительного материала.

В советской школе учебник уже не был той альфой и омегой школьной премудрости, какой он был в дореволюционной школе. Поскольку самодеятельность во всех ее видах, трудовой принцип, исследовательское начало были основными элементами «новой» школы, учебник стал только пособием для учащихся, а вовсе не главным источником их знаний.

Школа заботилась и о здоровье своих учеников. Среди архивных документов имеется приказ по школе № 166 от 31 октября 1923 года, из которого узнаём о назначении Кирасирова Виталия Алексеевича на должность школьного врача. Он сразу активно включается в работу по созданию и открытию «комнаты для амбулаторного приёма учащих и учащихся, которая должна иметь специальное назначение». Медикаментами школа обеспечивалась через Кашинскую больницу, о чём сохранилось ходатайство на имя « заведывающего Кашинской больницы» (орфография сохраняется).

«Культурная революция» затронула школу. В условиях нового времени она стала называться «единой трудовой». В ней отменялись, как ненужные и устаревшие, атрибуты старой школы: отметки и экзамены, задания на дом. Вводилось совместное обучение мальчиков и девочек взамен раздельного, существовавшего ранее. Новые учебники, которыми школа явно была недоукомплектована, носили ярко выраженный пропагандистский характер. Только самоотверженность учителей, преданных своему делу, готовых преодолевать трудности, которыми была полна «единая трудовая», позволили не дать угаснуть ей в новой исторической ситуации.

В начале 30-х годов с высоких трибун делается торжественное заявление о ликвидации неграмотности. Это было заведомой неправдой, хотя и следует признать , что потребности страны , промышленной рост требовали работников , умеющих читать , писать . Школу продолжало лихорадить .В 1929 году был принят новый курс в образовании – преимущественно на профессиональное обучение . Считалось , что прикладные навыки важнее общих знаний . Школьники больше времени должны проводить на практике , чем в классах . Новая волна «культурной революции» требовала нового типа школ . И в соответствии с новыми веяниями 1-я Кашинская школа 2 ступени в июле 1931 года была реорганизована в школу фабрично-заводской семилетки. Среди архивных документов Кашинской школы № 1 , хранящихся в папке, относящейся к 30-м годам, есть резолюция, принятая на заседании Совета культурного строительства при Кашинском РИКе (районном исполнительном комитете) «о необходимой реорганизации 1-й школы 2 ступени в ФЗС (фабрично-заводскую семилетку) на базе льнозавода»

Перед школой ФЗС были поставлены следующие задачи: « добиться решительного перелома в сторону улучшения качества работы, поднятия трудовой производственной дисциплины мобилизации актива школы на выполнения производственных и хозяйственных мероприятий, добиться значительного улучшения в деле участия школы в хозяйственной жизни нашего района , весенне-посевных кампаний , коллективизации , организации МТС» . Для достижения поставленных целей использовались методы создания бригад , соцсоревнования, ударничества. Обучающиеся всех групп составляли «Обязательства ударника» под девизом «Пионеры и комсомольцы, будьте застрельщиками соцсоревнования и ударничества!». Пункты «Обязательства» касались как самой учёбы («аккуратное, сознательное отношение к урокам»), так и учебно-воспитательной работы («бороться за организацию кружков отстающих», «создание ячейки ВЛКСМ в школе», «активно участвовать во всех хозяйственно-политических кампаниях»). (На примере обязательства ученика 6 группы Николаева Н., которое хранится в школьном музее).

В «единой трудовой» школе кроме вышеуказанных «передовых» методов обучения в разной степени применялись и другие: лекция, которая критиковалась советской педагогикой, самостоятельная исследовательская работа, общественно-полезный труд детей.

Благополучие, результат работы школы зависит целиком от хорошего подбора руководителей. Безусловна заслуга тех лиц, которые в «эпоху перемен» брались за работу по руководству школой.

В 1931 году происходит смена заведующих школой: вместо Лебедева Николая Михайловича назначен Красавин Михаил Григорьевич, а после его перевода на должность заведующего РОНО, с 1932-1933 учебного года, школу возглавил Семён Андреевич Жаворонков.

Советская школьная реформа имела двух возможных сотрудников: педагогов и школьников.

На 15 сентября 1932 года в школе ФЗС обучалось 942 ученика. Вместо классов по-прежнему существовали группы, наполняемость которых составляла 35-40 человек. Занятия проводились в две смены. Из записки заведующего школой в РОНО в апреле 1932 года : «если будут даны два помещения для занятий и общежития , то занятия в школе будут проводиться в одну смену».

В школе работал, в основном, тот же педагогический состав. Однако новые задачи, поставленные перед школой, требовали иного подхода к организации самого учебного процесса и воспитательной работы. Обсуждения насущных проблем и вопросов проводились на заседаниях педсоветов, которые продолжались по нескольку часов, и протоколы этих заседаний писались на нескольких страницах. Протокол заседания педсовета от 24 ноября 1932 года был расписан на 21-ой странице большой канцелярской книги! Из решения педсовета от 24 ноября 1932 года: «Для достижения большей эффективности показателей в работу школы втянуть широкую общественность: родителей, Совсод (совет содействия), партийные и общественные организации, районную газету «Ленинский завет».

Анализ тематических планов, который проводился администрацией школы, критически отражал организацию учебного процесса: отмечались как положительные, так и отрицательные его стороны. В качестве недостатка учителям-предметникам предписывалось «не ставить заведомо невыполнимые цели», а планы «не должны быть нагромождены всякого рода лабораторными работами, экскурсиями, длительными наблюдениями». Но главный, существенный недостаток, который испытывает в то время школа ФЗС – отсутствие необходимого количества книг, учебников, справочной литературы . Из выступления заведующего школой на педагогическом совете 24 ноября 1932 года : «при разрешении вопроса об учебниках учтите следующее : новые учебники будут приходить в размерах строгого минимума и , как правило, кроме букваря, – один на несколько человек». Положительной стороной в планировании отмечались «оживление методов проработки материала, планирование работы с учётом выполнения плана». В работе «педагогического персонала» отмечались «большая спайка и коллективизм».

Зарплата педагогического коллектива определялась дифференцированно, в зависимости от разрядов. К первому разряду относились педагоги, которые не имели высшего образования и получали 118 рублей. Ко второму разряду относились те, кто окончил духовную академию, они получали 130 рублей . 137 рублей получали педагоги, которые имели высшее образование и относились к третьему разряду.

Новый тип школы и её безоценочная система позволяли отслеживать успехи и неудачи отдельного ученика. Для этого в школе ФЗС вводились «Учётные книжки». Весьма своеобразный документ, аналог современного дневника, но формат меньше почти в три раза! На лицевой стороне заполнялись исходные данные (фамилия, имя, отчество, год рождения ,группа , срок действия книжки ). Затем следовали правила внутреннего распорядка, начинающиеся словами В.И.Ленина: «Задача молодёжи в том, чтобы учиться». Далее шли разделы : данные учёта обучения по кварталам с пометками «успевает» или «не аттестован», данные учёта производительности труда с отзывом руководителя практики, данные учёта общественной работы с её наименованием и показателями. Заканчивалась учётная книжка наставлениями по отношению к занятиям, среди которых особо выделялся пункт 2-ой: «учащийся должен в точности выполнять требования и задания преподавателей, инструкторов бригад и иных руководителей производственного обучения и общественной работы, касающейся занятий и дисциплины».

Набор изучаемых предметов оставался прежний : обществоведение, русский язык, математика, физика, химия , естествознание, география, ИЗО и черчение, иностранный язык, музыка, военведение .

В школе ФЗС широкую работу развернули общественно-добровольные профсоюзные, партийно-комсомольские организации: местком, ячейка ВЛКСМ, пионерская организация, ШУС (школьный ученический совет), Совсод (совет содействия), редколлегия, кружки, клубы, партийная организация. Вся их деятельность осуществлялась в соответствии с планом , утверждённым на заседании педсовета . Особо отмечались общегосударственные «красные дни календаря» - 1 мая , 23 февраля ,7 ноября .Особенность заключалась в том , что план проведения школьных мероприятий обязательно согласовывался с РОНО, парторганизацей города или городским профсоюзом, дабы подчеркнуть значимость проводимого мероприятия, придать торжественность и пафосность. Оставаясь проводником идеологического воспитания, школа не могла не отреагировать на «такое важное событие в хозяйственной и политической жизни страны как пуск мирового гиганта Социалистической Индустрии – Днепростроя». По этому поводу в школе был проведён митинг, на котором было зачитано обращение учкома и ячейки ВЛКСМ к учащимся, призывающее «бороться за качество учёбы, за трудовую сознательную дисциплину, за лучшие показатели в производственной и общественной работе». По факту проведения митинга о его итогах была написана заметка в районную газету «Ленинский завет».

Цель трудовой школы - приобретение навыков политехнического труда. Она только подводит к профессии и организовывает навыки трудовой деятельности. Для этого в школе ФЗС были открыты слесарная и столярная мастерские для мальчиков и введены уроки кройки и шитья для девочек. Учащиеся привлекались к выполнению общественно-полезных заданий: юноши ремонтировали парты и стулья, девушки занимались починкой больничного белья. ФЗС – это школа, в которой основной акцент делался на практику. В соответствии с этим при школе был участок, на котором работали ученики всех групп под руководством педагогов и классных руководителей. О четкой, организованной работе говорят следующие показатели: «капуста посажена на участке 1050 кв. м, свекла занимает площадь 245 кв.м, морковь – 215 кв. м, лук – 170 кв.м, брюква – 85 кв.м, разные семенники – 85 кв.м. Всего засеяно культур на площади 1895 кв.м». Для городской школы это было весьма неплохо! Тем более, что собранным урожаем обеспечивались школьники и учителя, которые жили при школе в общежитии, располагавшемся в юго-восточном его крыле. Школа сама осуществляла трудовую подготовку молодежи, используя при этом самый простой материал, примитивные инструменты.

Новаторские идеи советской трудовой школы не были развиты в достаточной степени. Уже через 3-4 года начался откат от этого курса, так как он оказался бесперспективным. Но этот откат привел к началу восстановления традиционных, во многом скопированных со старой школы методик образования, хотя они дополнялись предметами, носившими пропагандистскую направленность. «Культурная революция», поставив свои цели и задачи, не могла обойти стороной школу, как объект идеологической подготовки будущих строителей социализма. Это наложило на неё свой отпечаток, придало ей свою специфику, а в конечном итоге определило ее историю.


<< предыдущая страница   следующая страница >>



И черт под старость в монахи пошел. В. Даль. «Пословицы русского
ещё >>