Итальянцы в Енисейской губернии - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Нэп в Енисейской губернии 1 42.73kb.
Иностранные военнопленные первой мировой войны на территории Енисейской... 1 37.12kb.
Из истории винокурения и пивоварения в Енисейской губернии. 1 130.08kb.
Формы просвещения молодёжи в 1920-е гг на территории Енисейской губернии... 1 82.99kb.
Степанов Александр Петрович 1 105.59kb.
§ Карелия в эпоху Наполеоновских войн 1 235.67kb.
Италия в XX веке 2 460.9kb.
1. Создание казанской губернии. Экономическое развитие казанской... 1 217.3kb.
1. Александр-Невский (Новый) кафедральный собор 1 194.79kb.
Билет №1 Единство мировой культуры 5 842.84kb.
Контрольной работы роль губернатора Самарской губернии К. К. 1 149.55kb.
Людмила Елизарова сотрудник Иркутского краеведческого музея 1 305.88kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Итальянцы в Енисейской губернии - страница №1/1



Итальянцы в Енисейской губернии
Елена Иванова,

консультант

архивного агентства

Красноярского края


Сибирь вообще, и Красноярский край в том числе, - территория многонациональная. Одни народы связаны с этим регионом уже тысячелетия, другие – всего лишь сотни или десятки лет. Названия одних национальностей, как говорится, на слуху постоянно, с другими сталкиваешься так редко, что удивляешься тому, что их представители проживают рядом с нами. К таким «национальным редкостям» относятся и итальянцы, которых, по данным Всероссийской переписи 2002 года, в нашем крае проживало всего четыре человека. При этом носителей итальянского языка оказалось существенно больше — 530 человек.1 Помимо преподавателей и студентов, изучающих итальянский язык, певцов, исполняющих музыкальные произведения итальянских композиторов на их родном языке, в эту группу вошли и потомки итальянцев, по тем или иным причинам поселившихся в Сибири в XIX-XX вв.

Самые ранние сведения об итальянцах в Енисейской губернии имеются в документах первого отделения Енисейского губернского управления за 1863-1866 гг.: в списке политических преступников, находящихся в острожной больнице г. Красноярска, в ноябре 1863 года значился Неоли Люджио; в дер. Маганской Красноярского округа проживал уроженец Австрии Людвиг Мариани, в дер. Абалаковской Енисейского округа – Адам Корази (по другим данным – Коразье).2 Как известно, в XIX веке часть современной Италии, а именно Венецианская область и Ломбардия, входила в состав Австрийской империи. Стремление к независимости своей родины объединяло участников национально-освободительной борьбы в Италии и Царстве Польском, а потому в польском восстании 1863-1864 г. участвовали выходцы из северных территорий Италии. В книге Л.П. Бердникова «Вся красноярская власть: Очерки истории местного управления и самоуправления (1822-1916). Факты, события, люди» упоминаются Эмиль Андреоли, Лючия Менти, Лундр Сароли, Покома Мента, итальянцы, участники восстания 1863 года, написавшие прошение губернатору П.Н. Замятнину.3 Этот исторический период еще требует детальной разработки и поиска других документов о сосланных в губернию итальянцах.

В 1886 году итальянский актер Рудольф Томатто, проживавший в Енисейске, пожелал принять русское подданство. В России этот уроженец г. Виченца находился с 1864 года, поэтому можно предположить, что он также был участником польского восстания. После принятия присяги на верность новому отечеству Р.Томатто собирался поселиться в г. Томске.4

Не раз гастролировали в губернии иностранные актеры и музыканты, в том числе и такие, чьи фамилии ассоциировались с Италией. Однако в дореволюционной России артисты часто брали в качестве псевдонимов иностранные имена и фамилии, поэтому музыкальные клоуны Розетти на самом деле могли быть Петровыми, а их помощница Евгения Веселли – Евгенией Васильевой.

Но больше всего итальянцев в Сибири проживало в конце XIX – начале XX века, во время строительства Сибирской железной дороги. В 1891 году, когда было принято решение о постройке магистрали, российское правительство, хорошо понимая ситуацию с недостатком кадров, разрешило использовать труд иностранных подданных. С 1891 по 1905 год численность таких рабочих доходила до 47 тыс. человек. На строительстве Транссиба можно было встретить специалистов из Германии и Италии, рабочих из Китая и Японии, Кореи и Албании, Греции и других стран.5

На Средне-Сибирской железной дороге (от Томска до Иркутска), включая участок вокруг Байкала, численность иностранных рабочих достигала 27,4%. Среди них преобладали итальянцы, которые были приглашены теми, кто взял подряды на строительство каменных сооружений. Именно итальянцы из северной области Фриули, занимающей часть Карнийских и Юлийских Альп, обладали умениями и знаниями строительства тоннелей, виадуков и др. объектов на горных дорогах. Вопрос о привлечении специалистов, знающих каменотесное и тоннельное дело, рассматривался на правительственном уровне. Это сегодня наши специалисты могут поделиться опытом возведения искусственных железнодорожных сооружений, а в конце XIX века профессионалов такого уровня в России не было.

Первое приглашение на строительство Транссибирской магистрали итальянцы получили в начале 1894 года, а на Кругобайкальской железной дороге, по некоторым данным, их работало уже более 600. Большинство строителей до этого участвовали в прокладке главного пути Транссиба, наведении мостов через Волгу и Енисей, строительстве железнодорожной ветки от Каспийского до Черного моря. На Кругобайкальской дороге протяженностью всего 308 верст с помощью итальянских специалистов было построено 40 тоннелей, 47 каменных галерей, 408 мостовых переходов, 6 виадуков, большое количество подпорных стенок, акведуков.

В результате строительства Иркутской ГЭС и наполнения водохранилища, затопившего значительную часть Кругобайкальской железной дороги, от этой сложнейшей и красивейшей дороги остался участок длиной чуть более 80 километров. Но даже на таком относительно небольшом участке можно полюбоваться трудами итальянских специалистов. Среди них ажурные мосты, галереи и подпорные стенки, одна из которых так и называется - «Итальянская стенка». Стенку, арки которой напоминают архитектуру Италии, строил подрядчик Л.Ферари, выходец с Апеннинского полуострова. На кладбище в пади Могильной еще сохранилась могила рабочего Д.Бровидани, умершего зимой 1903 года.

Немало итальянцев трудилось на строительстве красноярского участка дороги. Из документов Енисейского губернского управления узнаем, что в 1894 году в Ачинске и Ачинском уезде проживал 71 итальянец, причем основная их часть (70) приехала в город в октябре 1894 г.6 Чуть позже в Назаровскую волость прибыли еще 9 специалистов. Все они были наняты подрядчиком Табурно и работали на каменоломне. Это было самое значительное число итальянцев, прибывших в регион добровольно. (Вполне вероятно, что в результате дальнейших поисков эта цифра изменится).

В Красноярске итальянские каменотесы работали на облицовке опор железнодорожного моста через Енисей, где использовали бирюсинский серый гранит. Гранит добывали в карьере, расположенном в 60 верстах от города вверх по течению Енисея, в Заледеевской волости Красноярского округа. Рядом с карьером образовался даже целый поселок, в котором в 1896 г. проживало почти 500 человек (403 мужчины и 54 женщины).7 В альбоме красноярского фотографа М.Б. Аксельрода «Великий путь: Виды Сибири и великой Сибирской железной дороги» (Красноярск, 1899) есть страница, запечатлевшая процесс тески камней для красноярского моста.

3 июня 1907 г. Совет Министров России одобрил предложения Министерства путей сообщения о сооружении второй колеи Сибирской железной дороги и переустройстве горных участков пути. Были начаты работы по смягчению уклонов на горных участках от Ачинска до Иркутска и проведению второго пути от Челябинска до Иркутска, а также строительстве ответвлений, в том числе Ачинск-Минусинской железной дороги.

На строительстве были задействованы как те, кто уже помогал строить Великий Сибирский путь, так и новые группы итальянских специалистов. Среди них по-прежнему преобладали уроженцы провинции Фриули. Ехали они в Сибирь по одному и целыми семьями: к примеру, подрядчик Константин Андреолетти проживал здесь с женой Адель-Таулиною и сыном Вольдемаром, 4-х лет; Рокко Де-Санктис – с женой Марией-Магделиной, сын Иваном и племянницей Эстер Пикколи; Селестин Фабри с женой Антонией. Из г. Удине приехали каменотесы Иосиф, Георгий, Марк и Василий Редольфи, Наталэ и Антоний Наталэ, Анджелосанте и Антоний Нуска и многие другие.

Большинство итальянских рабочих, задействованных в работах на территории Енисейской губернии, приехали в Россию только в 1907-1908 годах, гораздо меньшая часть прибыла со строительства Забайкальского участка железной дороги. Средний их возраст составлял 30-35 лет. Среди них были подрядчики и резчики по камню, каменщики и специалисты по цементу. На территории губернии они проживали на станциях Рыбинской и Петрушково Канского уезда, Водораздельной, Кача Красноярского уезда. Они строили мосты и другие искусственные сооружения, укрепляли откосы подпорными стенками.

Иностранные специалисты оставили яркий след в истории сибирского железнодорожного строительства. Начальник работ на Кругобайкальской железной дороге инженер К.Н. Симберг восхищался выходцами с Апеннин. «Итальянцы лучшие работники, – говорил он, – без них мы не смогли бы построить дорогу...»8

Работая в Сибири, иностранные специалисты и рабочие сталкивались с теми же проблемами, что и русские строители. Нередки были обмеры, задержка с расчётом, причем, не только со стороны русских подрядчиков, но и со стороны земляков. Так, еще в 1895 году упоминаемый нами подрядчик Табурно задерживал оплату выполненных работ, а в 1917 году итальянский подданный Флорини Флориани, нанявший в Ачинске 100 рабочих на строительство Мурманской железной дороги, не оплатил их содержание. Рабочие обратились в Красноярский Совет солдатских, рабочих и крестьянских депутатов с предложением арестовать подрядчика. Судя по документам, Флориани запросил помощи в итальянском посольстве, находившемся в Петрограде, и при содействии Министерства иностранных дел и красноярских властей проблему удалось решить. Флориани расплатился с рабочими и выехал из Ачинска.9

Успешно освоились в Сибири члены семьи Редольфи. Джузеппе Редольфи имел каменотесные мастерские в Красноярске и Минусинске, добывал мрамор на речке Базаихе недалеко от Красноярска, в Шушенской волости Минусинского уезда и Ужурской волости Ачинского уезда.10 В статье А.Шадрина «Очарованные камнем» («Красноярский рабочий», 16 ноября 2001) рассказывается о заявочном столбе с вырезанными буквами «Редольфи», сохранившемся до начала 2000-х годов. Такие столбы ставили на тех территориях, которые брали в аренду для разведки или добычи полезных ископаемых.

Были и такие, что нашли себе другое занятие. Каменщик Луиджи Черво, уроженец г. Виченца, вскоре после приезда в Енисейскую губернию перебрался на рудник «Юлия», расположенный в Минусинском уезде. 11 Селестин Фабри, приехавший в Россию еще в 1904 году, работал на различных участках Великого Сибирского пути. Он побывал в Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ) и Троицкосавске, Балаганске и Нижнеудинске, Селенгинске и Канске. Вместе с ним всюду следовала жена Антония. В 1909 году семья Фабри проживала уже в Енисейске, вдали от железной дороги, и ходатайствовала о продлении вида на жительство. После окончания строительства второго пути большая часть итальянцев вернулась на родину. Для других новым домом стала Россия.

В 1915 году, в разгар Первой мировой войны, в Российской империи был введен надзор за всеми подданными Австро-Венгрии, и органы полиции должны были составлять списки неприятельских подданных. В такой список, подготовленный Енисейским губернским жандармским управлением, и попал итальянец Джузеппе Жилли, еще в начале 1900-х годов дезертировавший из австрийской армии и с тех пор проживавший в России. Жилли участвовал в строительстве Забайкальской железной дороги, а в 1915 году состоял на службе в компании по постройке тоннеля на Ачинск-Минусинской железной дороге. У Джузеппе была в России семья: более 5 лет он состоял в гражданском браке с русской подданной Варварой Никитичной Кныпиной, имевшей с ним общего ребенка.12

В период Гражданской войны получили свое наименование и «итальянские» казармы, которые находились недалеко от Плац-Парадной (позже Красной) площади Красноярска. Изначально в квартале, ограниченном улицами Воскресенской и Садовой, переулками Архиерейский и Батальонный (сегодня, соответственно, проспект Мира, улицы Бограда, Декабристов и Робеспьера), были выстроены казармы пехотного батальона. Итальянскими казармы стали позже, когда в 1918-1919 гг. в них были расквартированы чехословацкие и итальянские полки (ныне часть этой территории занимает Красноярский радиотехнический завод).

Офицеры и солдаты неприятельских армий, находившиеся в Красноярском лагере для военнопленных в 1915-1917 гг., а также участвовавшие в Гражданской войне, нередко вступали в брак с сибирячками. В феврале 1919 г. во Всесвятской церкви г. Красноярска состоялось венчание итальянского подданного Джиованни Патиес с томичкой Екатериной Бормотовой. Одним из поручителей был уже упоминавшийся ранее Василий Редольфи, называемый в России Василием Людвиговичем. Вышла замуж за итальянского подданного и Мария Токаревич (по другим данным – Токарева), проживавшая в г. Красноярске (пер. Садовый, д.8). Позже Мария стала солисткой Миланской оперы.13

С окончанием войны и уходом иностранных легионов из Красноярска количество иностранцев в губернии неуклонно снижалось. В 1920 г. число итальянцев в Енисейской губернии составило 18 человек, перепись населения 2002 г. выявила всего четырех итальянцев. Но и сегодня в Красноярске и крае живут потомки тех итальянцев, чья жизнь и судьба неразрывно связаны с нашим регионом: участников восстания 1863-1864 гг., мастеров, которые когда-то строили Великий сибирский путь, участников Первой мировой и Гражданской войны. Редкость, но встречаются и чисто итальянские, не русифицированные фамилии: Фабри, Таралло, Фиорини…

Перечень иллюстраций:



  1. Строительство линии железной дороги. Середина 1890-х г. Фото А. Аксельрода.

  2. Станция Кемчуг. Середина 1890-х г. Фото А. Аксельрода.

  3. Мост через о. Большой Кемчуг. Середина 1890-х г. Фото А. Аксельрода.

  4. Каменная труба через р. Тайменку. Середина 1890-х г. Фото А. Аксельрода.

  5. Прошение о выдаче видов на жительство итальянским рабочим (из фондов КГКУ «ГАКК»).

  6. Билет на жительство Луиджи Черво (из фондов КГКУ «ГАКК»).

  7. Тоннель на Кругобайкальской железной дороге. 2000 г. Фото Виталия Иванова.

  8. Мост на Кругобайкальской железной дороге. 2000 г. Фото Виталия Иванова.




1 Национальность – сибиряк. 2009. - №2. – С.127.

2 КГКУ «ГАКК». Ф.595. Оп.63. Д.7. Л.30-31, 171; Д.33. Л.90-92.

3 Бердников Л.П. Вся красноярская власть: очерки истории местного управления и самоуправления (1822-1916). Факты, события, люди. – Красноярск: Кн.изд-во, 1995. –С.70-71.

4 КГКУ «ГАКК». Ф.595. Оп.1. Д.6566.

5 Хобта А. «Легионеры великой стройки». Сайт РЖД, раздел «Колесо истории» (zdr.gudok.ru/pub/12/186892).

6 КГКУ «ГАКК». Ф.595. Оп.1. Д.5276. Л.16-17.

7 КГКУ «ГАКК». Ф.22. Оп.1. Д.21. Л.58-59.

8 Хобта А. «Легионеры великой стройки». Сайт РЖД, раздел «Колесо истории» (zdr.gudok.ru/pub/12/186892).

9 КГКУ «ГАКК». Ф.595. Оп.48. Д.76.Л.2-3; Ф.Р-1813. Оп.1. Д.54.

10 Там же. Ф.401. Оп.1. Д.1238.

11 Там же. Ф.595. Оп.7. Д.514. ЛЛ.307, 494-495.

12 КГКУ «ГАКК». Ф.827. Оп.1. Д.1941. Л.8.

13 По воспоминаниям Е.Л. Савельевой (записаны краеведом И.А. Половниковой).






Что у нас хорошо организовано, так это преступность. Константин Мелихан
ещё >>