Истину произнесет язык мой, и нечестие мерзость для уст моих - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Мой верный друг! Мой враг коварный! Мой царь! Мой раб! Родной язык! 1 31.53kb.
 Язык мой враг мой: прежде ума рыщет.  Язык мой, а речи не свои... 1 21.36kb.
«Мой верный друг! Мой враг коварный! Мой царь! Мой Бог! Родной язык! 1 38.63kb.
Внеклассное мероприятие по русскому языку в форме игры для учащихся... 1 51.47kb.
Внимайте, небеса, и я говорить буду, и услышит земля речи уст моих. 1 46.15kb.
Мой верный друг! Мой враг коварный! Мой царь! Мой раб! Родной язык! 1 15.51kb.
Интеллектуальная игра для знатоков русского языка «Мой царь! 1 43.45kb.
Стихи из 55 серии во время комы султана 1 12.41kb.
Классный час «История космических побед» 1 77.02kb.
Внеклассное мероприятие по русскому языку для учащихся 9-х классов... 1 42.44kb.
«Подруга дней моих суровых…» По творчеству А. С. Пушкина 1 136.07kb.
Закон у Фомы Аквинского В. Гертых вопросы философии. 1994. №1 2 369.4kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Истину произнесет язык мой, и нечестие мерзость для уст моих - страница №15/15

Глава 94 О том, что в Боге есть созерцательные добродетели

Созерцательные добродетели в высшей степени подобают Богу на этот счет и сомневаться не приходится.

Мудрость состоит в знании наивысших причин; так определяв! ее Философ в начале Метафизики(tm): Бог знает самого себя в первую очередь; только через знание себя он знает что-либо другое как было доказано (I, 47 слл.)- При этом он сам - первопричин* всего. Очевидно, что именно ему должна быть приписана мудроеп в первую очередь. Об этом сказано у Иова: "Премудр сердцем* (9:14). И у Екклесиаста: "Всякая премудрость - от Господа и с Ни\ пребывает вовек" (Сирах., 1:1). И Философ говорит в начале Me тафизики, что мудрость - "достояние божественное, не человеческое"385.

И еще. Знание есть "познание вещи через ее собственную причину"386. Бог знает весь порядок причин и их следствий, а тем самым знает и собственные причины всех единичных [вещей], ка! показано выше (I, 64 слл.). Ясно, что он обладает знанием в под линном смысле слова, - но знанием, причиной которого не явля ются умозаключения, как у нашего знания, причина которого - до казательство. - Об этом сказано в Первой книге Царств: "Господ] есть Бог ведения".

К тому же. Нематериальное познание каких-либо вещей без дис курса есть ум. Бог обладает именно таким знанием обо всех [ве щах], как было показано выше (I, 57). Следовательно, в нем есл ум. Об этом говорится в Книге Иова: "У Него совет и разум" (12:13)

Эти добродетели в Боге - прообразы наших [соответствующи; добродетелей]; в Боге они совершенны, а в нас несовершенны.



Глава 95 О том, что Бог не может хотеть зла

На основании вышесказанного можно показать, что Бог не мо жет хотеть зла.

Чья-либо добродетель заключается в том, что он хорошо действует387. Но у Бога всякая деятельность есть деятельность добродетели: ибо его добродетель есть его сущность, как показано выше (I, 92). Следовательно, Бог не может хотеть зла.

И еще. Воля никогда не стремится ко злу, разве что по ошибке, которая может корениться в рассудке, либо касаться частного предмета выбора. Объект воли - воспринятое [умом] благо; поэтому воля может стремиться ко злу, только если представит его себе как благо: а этого не может случиться без ошибки. Но в Божьем знании нет места ошибкам, как показано выше (I, 61). Следовательно, Божья воля не может быть направлена на зло.

Далее. Бог есть высшее благо, как доказано выше (1,41). А высшее благо не терпит никакой сопричастности злу, как высшая степень жара не допускает примеси холода. Следовательно, Божья воля не может склониться ко злу.

Кроме того. Так как благо - это цель, зло может присутствовать в воле лишь тогда, когда она отклоняется от цели. Но Божья воля не может отклониться от цели, ибо Бог не может хотеть чего-либо иначе, как через хотение себя самого, как показано (1, 74 слл.). Следовательно, он не может хотеть зла.

Таким образом, очевидно, что свободное решение в Боге по природе постоянно - [это всегда решение в пользу] блага.

Именно об этом говорится во Второзаконии: "Бог верен и нет неправды в Нем" (32:4). И у пророка Аввакума: "Чисты очи Твои, Господи, и не можешь Ты взирать на злодеяние" (1:13)388.

Тем самым опровергается заблуждение иудеев, которые говорят в Талмуде, что Бог иногда грешит, а потом очищается от греха389. И заблуждение люцифериан, которые утверждают, будто Бог согрешил, низвергнув Люцифера390.

Глава 96 О том, что в Боге нет и не может быть ненависти к чему бы то ни было

Из вышесказанного становится очевидно, что Богу не подобает ненависть к чему бы то ни было.

Как любовь относится с благу, так ненависть относится ко злу. Ибо тем, кого любим, мы желаем блага; а тем, кого ненавидим,

желаем зла. Следовательно, раз Божья воля не может склоняться ко злу, что было доказано выше (I, 95), Бог не может ненавидеть что бы то ни было.

И еще. Божья воля направляется на прочие [вещи], как показано выше (I, 75), постольку, поскольку Бог, желая и любя свое бытие и свою благость, хочет, чтобы она распространилась как можно шире и сообщает свое подобие [другим]. То есть для всех прочих вещей Бог хочет того, чтобы они были как можно более подобны его собственной благости. Но быть причастной подобию Божию - это благо для всякой вещи: ибо всякая благость есть некое подобие первой благости. Следовательно, Бог хочет блага для всякой вещи. А значит, он ничего не ненавидит.

К тому же. От первого сущего все прочие сущие берут начало бытия. Значит, если бы [первое сущее] возненавидело одно из прочих сущих, оно захотело бы, чтобы его не было: ибо бытие для каждого - благо. Итак, [Бог] захотел бы, чтобы не было того действия, которым он приводит в бытие [это ненавистное сущее] опосредованно или непосредственно: ибо выше было показано (I, 83), что, если Бог чего-нибудь хочет, то он должен хотеть и того, что для этого требуется. Но такое невозможно. Это очевидно: если вещи приходят в бытие через его волю, тогда действие, которым они выводятся в бытие, должно быть [добровольным. Впрочем, [тот же вывод был бы верен и в том случае, если бы Бог] был естественной, [а не произвольной и разумной] причиной вещей: точно так же, как Богу нравится его собственная природа, ему должно нравиться и всё то, чего эта природа требует. - Итак, ни одну вещь Бог не ненавидит.

Кроме того. То, что встречается во всех действующих причинах [и свойственно им] от природы, тем более должно находиться [в первой из действующих причин] в первом деятеле. Так вот, все действующие [причины] на свой лад любят то, что сделали: родители любят своих детей, поэты - свои стихи, мастера - свои изделия391. Те более Бог не ненавидит ничего: ведь он - причина всех вещей.

Об этом сказано и в Книге Премудрости: "Ты любишь все существующее и ничем не гнушаешься, что сотворил, ибо не создал бы, если бы что ненавидел" (11:25).

Но по сходству, [в переносном смысле] о Божьей ненависти говорится, и говорится двояко. - Во-первых, когда Бог, любя вещи и желая им блага, не желает противоположного [этому благу] зла. Тогда о нем говорится, что он это зло ненавидит; ведь мы говорим, что ненавидим нечто, когда хотим, чтобы его не было. Об этом у Захарии: "Никто из вас да не мыслит в сердце своем зла против ближнего своего, и ложной клятвы не любите; ибо все это Я ненавижу, говорит Господь" (8:17). Однако все это - не самостоятельно существующие вещи, а только такая может быть предметом ненависти или любви в собственном смысле. - Во-вторых, когда Бог хочет какого-то большего блага, которого не может быть без устранения меньшего блага. В этом случае о нем тоже говорят, что он ненавидит, хотя это, скорее, любовь. Так, Бог хочет блага справедливости или блага вселенского порядка, но этих благ не может быть без наказания или уничтожения некоторых; и вот, о Боге говорится, что он ненавидит тех, чьего наказания или уничтожения он хочет, как у Малахии: "Исава Я возненавидел" (1:3), или в Псалме: "Ты ненавидишь всех, делающих беззаконие, Ты погубишь говорящих ложь; кровожадного и коварного гнушается Господь" (5:6-7).

Глава 97 О том, что Бог живой

Из того, что было доказано выше, выводится с необходимостью, что Бог живой.

В самом деле, доказано, что Бог мыслит и хочет (I, 44. 72). Но мыслить и хотеть свойственно только живому. Следовательно, Бог живой.

К тому же. [Предикат] "живой" приписывается некоторым [субъектам] потому, что мы видим, что они движутся сами собой, а не приводятся в движение другим. Поэтому по сходству [т.е. в переносном смысле] мы называем "живыми" такие вещи, которые кажутся самодвижущимися, оттого что их двигатель не заметен для большинства людей: например, "живой водой" мы зовем бьющий РОДНИК, в отличие от воды в стоячем пруду или цистерне; а "живым серебром" - [ртуть] которая кажется подвижной. Но в собственном смысле слова движут себя только те вещи, которые составлены из двигателя и движимого, то есть одушевленные [существа]. По-

этому только их мы называем "живыми" в собственном смысле слова; все прочие приводятся в движение каким-либо внешним двигателем, который либо порождает [движение]392 либо убирает препятствие, [мешающее естественному движению], либо толкает. - Так как деятельность чувств сопряжена с движением, то и всякая другая деятельность, к какой [самодвижущееся существо] само себя побуждает, хотя бы она и не была связана с движением, тоже называется "жизнью": поэтому мыслить, стремиться и ощущать - [виды] жизнедеятельности. - Но деятельность Бога, более, чем чего-либо другого, исходит от него самого: ибо он - первая действующая причина (I, 13). Следовательно, ему более, чем кому-либо, свойственно быть живым.

И еще. Божье бытие заключает в себе все совершенства бытия, как показано выше (I, 28). Но "жить" - это одно из совершенств бытия: поэтому в порядке сущих живые [существа] стоят выше неживых. Следовательно, для Бога быть - это жить. Следовательно, Бог - живой.

Это подтверждается и авторитетом Божественного Писания. Ибо сказано во Второзаконии: "Я говорю: Живу Я вовек" (32:40). И в Псалме'. "Сердце мое и плоть моя восторгаются к Богу живому" (83:3).

Глава 98 О том, что жизнь Божья есть сам Бог

Из этого, далее, можно заключить, что жизнь Божья есть сам Бог.

В самом деле: жизнь живого [существа] - то же самое, что "жить" вообще, в абстрактном смысле: как "бег" - то же самое, что "бегать", применительно к [конкретной] вещи. Но "жить для живого - то же самое, что быть", как объясняет Философ393: ибо "животное" называется так потому, что имеет душу394; но душа - это его собственная форма, благодаря которой оно есть, [существует]. Поэтому "жить" для него значит - быть таким [как оно есть] и происходить от такой именно формы. Но Божье бытие есть сам ^ог, как было доказано выше (I, 22). Следовательно, жизнь Бо-жья и жить [для Бога] - это сам Бог.

И еще. Мыслить значит жить, как объясняет Философ во второй книге О душе395: ибо "жить" есть акт живущего. Но мышление Божье есть сам Бог, как показано выше. Следовательно, Божья жизнь есть сам Бог.

Далее. Если бы Божья жизнь не была сам Бог, то, поскольку Бог живой, как доказано (I, 97), постольку он был бы живой через причастность жизни. Но все, существующее благодаря причастности, возводится к тому, что существует само по себе. Следовательно, Бог в таком случае возводился бы к чему-то первейшему его, благодаря чему он был бы жив. Но это невозможно, как явствует из вышеизложенного (I, 13).

К тому же. Если Бог живой, как показано (I, 97), то в нем должна быть жизнь. Если его жизнь не тождественна ему самому, то в Боге будет [присутствовать] нечто, что не есть Бог. Таким образом, Бог будет сложен. Но это было опровергнуто выше (I, 18). Следовательно, Божья жизнь есть сам Бог.

Именно об этом сказано у Иоанна: "Я семь жизнь" (14:6).

Глава 99 О том, что Бог живет всегда

Из этого ясно, что Бог живет всегда.

Если что-то перестает жить, то только через отделение от жизни. Но ничто не может отделиться от самого себя: ибо всякое отделение происходит через разделение двух различных [частей] друг от друга. Итак, Божья жизнь не может отделиться от Бога, потому что она и есть сам Бог, как было показано (I, 98).

И еще. Все, что иногда существует, а иногда - нет, существует по какой-нибудь причине: потому что ничто не приводит себя из небытия в бытие само, поскольку никакая вещь не может действовать, пока её еще нет. Но у Божьей жизни нет причины; как нет ее и у Божьего бытия. Следовательно, о Боге нельзя [предположить] что он то живет, то не живет: Бог живет всегда.

К тому же. В любой деятельности деятель остается даже тогда, когда сама деятельность, может быть, уже закончилась, пройдя последовательно [все свои стадии]. Так и в движении: движущееся остается тем же самым по подлежащему, если не по понятию396, на протяжении всего движения. Поэтому там, где действие [тождественно] самому деятелю, нет последовательности, которая проходила бы и заканчивалась, но все [действие] в совокупности пребывает [всегда]. Но мыслить и жить для Бога - то же, что сам Бог, как показано (I, 45. 98). Следовательно, его жизнь не представляет собой последовательности, но существует "вся сразу". Значит, жизнь Бога - "всегдашняя", по выражению Боэция397.

Далее. Бог всецело неподвижен, как показано выше (I, 13). То, что начинает жить, или перестает, или проживает жизнь как последовательность, - изменчиво. Ибо жизнь [такого существа] начинается рождением, прекращается гибелью, а последовательность жизни есть некое движение. Следовательно, Бог никогда не начинал жить, никогда не перестанет, и жизнь его не представляет собой последовательности. Следовательно, он живет всегда.

Вот почему устами Господа сказано во Второзаконии: "Живу Я во век!" (32:40). И в Первом послании Иоанна: "Сей есть истинный Бог и жизнь вечная" (5:20).

Глава 100 О том, что Бог блажен

Нам осталось показать, на основании вышесказанного, что Бог блажен.

Блаженство, или счастье - это собственное благо всякой разумной природы. Поскольку Бог разумен, его собственным [т.е. свойственным именно ему по определению] благом будет блаженство. Но его отношение к собственному благу не таково, чтобы он стремился к нему как к чему-то, чем еше не обладает: это свойственно природе подвижной и существующей в потенции; а Бог уже обладает собственным благом. Следовательно, Бог не только желает счастья, как мы, но и наслаждается им. Значит, он блажен.

Далее. Разумная природа более всего желает и хочет того, что в ней самой наиболее совершенно: это и есть блаженство. Наиболее же совершенное во всякой [вещи] - это её наиболее совершенная деятельность: ибо [то, чем она может быть в] потенции и то, чем она обладает [как постоянным свойством] достигает совершенства именно в деятельности398. Совершенство деятельности [и, соответственно, блаженство деятеля] зависит от четырех [моментов]. Во-первых, от рода деятельности: она должна оставаться в самом действующем [субъекте]. Деятельностью, остающейся в самом [деятеле], я называю такую, в результате которой не получается ничего, кроме самой деятельности: как, например, видеть или слышать. Такого рода действия составляют совершенства деятеля и могут сами по себе быть последней [целью]: ибо они не подчинены созданию чего-то [внешнего] как своей цели. Напротив, деятельность или действие, в результате которых производится нечто помимо них самих, составляют совершенство сделанного, а не делающего, и относятся к [этому сделанному] как к своей цели. Поэтому такая деятельность не составляет блаженства, или счастья разумной природы. Во-вторых, от начала деятельности: это должна быть [деятельность] самой высшей потенции [данного деятеля]. Поэтому мы не можем быть счастливы деятельностью чувств, но только деятельностью ума, [причем ума не как потенции, а как уже постоянного свойства] которым мы обладаем [в результате навыка] и который достигает совершенства, когда действует. В-третьих, от объекта деятельности. Поэтому наивысшее наше счастье заключается в постижении умом наивысшего умопостигаемого. В-четвертых, от формы деятельности: [чтобы быть счастливыми] мы должны действовать совершенно, легко, уверенно и с удовольствием. - Деятельность Бога удовлетворяет всем четырем требованиям: [1] Бог разумен; [2] ум его - высшая добродетель399, причем он не нуждается в совершенствующем навыке, потому что сам по себе совершенен, как было показано выше (I, 45); [3] Бог мыслит сам себя, а он - наивысшее из умопостигаемых, [4] и мыслит совершенно, без всякого труда, с удовольствием. Следовательно, он блажен.

К тому же. Блаженство успокаивает всякое желание. Ибо когда мы счастливы, нам не остается, чего желать: ведь счастье - последняя цель. Следовательно, блажен должен быть тот, кто совершен во всем, чего может пожелать. Поэтому и Боэций говорит, что блаженство - это "совершенное состояние, которое [достигается] соединением всех благ"400. Но Божье совершенство именно таково: в своей простоте оно каким-то образом содержит все совершенства, как было показано (I, 28. 31). Значит, Бог поистине блажен.

И еще. Пока кому-то недостает того, в чем он нуждается, он еще не блажен: ибо желание его еще не успокоено. Блажен тот, кто самодостаточен и ни в чем не нуждается. Но выше было доказано, что Бог не нуждается ни в чем другом, ибо его совершенство не зависит ни от чего внешнего. А хочет он других [вещей] ради себя как ради цели не потому, что в них нуждается, а потому, что это подобает его благости (I, 81 слл.). Следовательно, Бог блажен.

Кроме того. Выше было показано, что Бог не может хотеть невозможного (I, 84). Невозможно, чтобы к нему прибавилось нечто, чего у него еще нет, ибо сам он ни в каком отношении не существует в потенции, как было показано (I, 16). Следовательно, у него есть все, чего он хочет. Ничего плохого он не хочет, как показано выше (I, 95). Следовательно, он блажен, ибо блаженного определяют как того, "кто обладает всем, чего хочет, и не хочет ничего дурного"401.

Блаженство Божие засвидетельствовано и Священным Писанием: "[...Явление Господа нашего Иисуса Христа] которое в свое время откроет блаженный и сильный (Царь царствующих и Господь господствующих)" (7 Тим. 6:15).



Глава 101 О том, что Божье блаженство - сам Бог

Из этого ясно, что Божье блаженство - сам Бог.

В самом деле, его блаженство - это его мыслительная деятельность, как было показано (I, 100). Но еще выше мы показали, что мышление Бога есть сама его субстанция (I, 45). Следовательно, блаженство Бога есть его субстанция.

И еще. Блаженство, как последняя цель, - это главный предмет воли всякого, кто от природы способен им обладать или обладает. Но выше было показано, что главный предмет воли Бога - его сущность (I, 74). Следовательно, его сущность есть его блаженство.

К тому же. Каждый подчиняет своему блаженству все, чего он хочет [как средства - цели]. Само блаженство - единственное, чего желают не ради другого; оно - предел движения желания, которое постоянно желает одного ради другого; оно не дает [желанию Уйти в дурную] бесконечность. Поскольку Бог хочет всех прочих вещей ради своей благости (I, 75), которая есть его сущность, постольку он сам тождествен своему блаженству в той же мере, как своей сущности и своей благости (I, 21. 28).

Кроме того. Невозможно, чтобы существовали два высших блага: если бы одному из них недоставало чего-то, что есть у другого, и наоборот, то ни одно из них не было бы высшим и совершенным благом. Но Бог есть высшее благо, как показано выше (I, 41). И блаженство тоже есть высшее благо, как будет доказано ниже (III, 25 слл.), потому что оно есть конечная цель. Следовательно, Бог и блаженство - одно и то же. Следовательно, Божье блаженство есть сам Бог.



Глава 102 О том, что Божье блаженство,совершенное и единственное [в своем роде] превосходит всякое другое блаженство

Далее, исходя из [уже доказанных] предпосылок, мы можем рассмотреть превосходство Божьего блаженства.

Чем ближе кто к блаженству, тем совершеннее он блажен. Мы называем блаженным даже того, кто [не без основания] надеется обрести блаженство; но его блаженство несопоставимо с блаженством того, кто уже достиг его в действительности. А ближе всех к блаженству то, что есть само блаженство. Именно таков Бог, как показано (I, 101). Следовательно, он единственно и совершенно блажен.

И еще. Причина радости - любовь, как было доказано (I, 91). Значит, где больше любовь, там и больше радости от достижения любимого. Но каждый, при прочих равных [условиях], больше любит себя, чем что-либо другое: свидетельством тому - что всякий по природе больше любит то, что ему ближе. Следовательно, Бог в своем блаженстве, которое есть он сам, радуется больше, чем другие в своем блаженстве, которое не тождественно им самим. Покой [и удовлетворенность] его желаний больше, и блаженство совершеннее.

Кроме того. Сущностное [свойство] лучше [приобретенного] благодаря причастности: например, природа огня более совершенна в самом огне, чем в зажженных им вещах. Бог же блажен по своей сущности, чего нельзя сказать ни о чем другом: ибо ничто, кроме Бога, не может быть высшим благом, как ясно из вышеизложенного (1, 41). Значит, всякий, кто блажен, помимо Бога, должен быть называем блаженным по причастности. Следовательно, Божье блаженство превосходит всякое другое блаженство.

Далее. Блаженство состоит в совершенной деятельности ума, как было показано (I, 100). Но ни одна другая умственная деятельность не сопоставима с Божьей. Это и понятно: во-первых, это деятельность самостоятельно существующая402. Во-вторых, единым действием ума Бог познает себя, [причем познание это] настолько же совершенно, насколько совершен он сам, и [познает] все прочие [вещи], сущие и не сущие, добрые и злые. У прочих же мыслящих [существ] само мышление - не самостоятельная [сущность], а действие самостоятельной [сущности]. И самого Бога, который есть наивысшее из умопостигаемых, никто не может мыслить настолько же совершенно, насколько совершенно он существует: ибо ничье бытие не совершенно настолько, насколько Божье, а деятельность [субъекта] не может быть совершеннее, чем его субстанция. И нет другого ума, который мог бы познать все, что Бог может сделать: ибо такой ум объял бы Божье могущество [и был бы больше его]. Затем: все, что знает любой другой ум, [кроме Божьего] он знает не все сразу, посредством единого действия. Следовательно, Бог несравненно блаженнее всякого другого [существа].

И еще. Чем более едино нечто, тем совершеннее его сила и благость. Но всякая последовательная деятельность разделяется на различные части по времени. Следовательно, ее совершенство никак нельзя сравнить с совершенством деятельности, лишенной последовательности, [которая совершается] вся сразу, одновременно; в особенности, если такая деятельность не мгновенна, а вечна. Но мышление Божье лишено [временной] последовательности и существует вечно все сразу; а наше мышление последовательно, поскольку привходящим образом присоединяется к нему континуум и время. Таким образом, Божье блаженство бесконечно превосходит человеческое: настолько же, насколько продолжительность вечности превосходит текучее "теперь" времени.

К тому же. Усталость, а также разнообразные занятия, которыми приходится в этой жизни прерывать созерцание, составляющее главное счастье человека, если только есть в этой жизни какое-то счастье; заблуждения, сомнения, непредвиденные случайности и разные несчастья, которым подвержена настоящая жизнь, - все это показывает, насколько несравнимо человеческое счастье, особенно в этой жизни, с Божьим блаженством.

Далее. Сколь совершенно Божье блаженство, можно усмотреть из того, что оно обнимает все блаженства, будучи их наисовершеннейшей степенью. Что касается созерцательного счастья - то Бог обладает непрестанным и наисовершенным созерцанием себя и других. Что же до счастья деятельного - то он управляет не жизнью одного человека, или дома, или города, или царства, но всей вселенной.

Ложное, земное счастье - лишь тень того совершеннейшего счастья. Оно, по Боэцию, составляется из пяти [моментов]: "наслаждения, богатства, власти, чинов403 и известности404"405. А Бог получает несравненную радость от самого себя, и всеобъемлющую радость от всего доброго, [что есть во вселенной] без примеси противного (I, 90). - Вместо богатства у него - всяческое удовлетворение всеми благами в самом себе, как показано выше (I, 43). - Вместо власти у него - бесконечная мощь. - Вместо чинов - первенство и царство над всеми сущими. - Вместо известности - восхищение всякого разума, который хоть в какой-то мере смог познать его.



Итак, честь и слава Богу, единственно блаженному, во веки веков. Аминь.
<< предыдущая страница  



Безобразный не потому безобразен, что у него плохой вкус. Лешек Кумор
ещё >>