Исследование трансформационной структуры российского общества важно не только само по себе, но и потому, что его результаты позволяю - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Определяем стихотворный размер 1 58.15kb.
Миссия российского студенчества 1 68.88kb.
1 Посадить в землю зёрнышко и вырастить из него что-нибудь: ржаной... 1 31.36kb.
Нет более слепых, чем те, которые не желают видеть 6 3131.63kb.
Тавхид и ширк мухаммад ибрагим хусейн 1 272.26kb.
Лекции Структура Российского общества в 16 веке 1 192.03kb.
Отчет о прибылях и убытках 1 177.62kb.
Глава I. Истоки современной войны в Чечне 1 354.48kb.
Управление представлениями о себе 1 149.39kb.
Как оценить результаты собеседования? 1 295.16kb.
Андрей Бусаров Парижские 10 1511.73kb.
Сведения о председателях, заместителях председателей и секретарях... 1 124.7kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Исследование трансформационной структуры российского общества важно не только само - страница №1/1


Возможные и вероятные варианты будущего России
Социальная психология, Политология, Политические системы


В настоящее время жизненные интересы людей связаны с продвижением не столько в политическом и гражданско-правовом, сколько в социально-экономическом пространстве. А для этого у общества есть довольно большие возможности. Исследование структуры российского общества позволяет оценить сравнительную вероятность разных вариантов будущего страны. Из состава и соотношения доминирующих культурно-политических сил России можно заключить, что в ближайшие годы в принципе возможно осуществление трех вариантов развития.


Автор: Татьяна Ивановна Заславская, доктор экономических наук, академик РАН, сопрезидент Междисциплинарного академического центра социальных наук (Интерцентра), профессор, зав. кафедрой методологии общественных наук Московской школы социальных и экономических наук (МШСЭН) АНХ при Правительстве РФ, почетный Президент Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), член академии Европы, доктор философии Оберлинского колледжа, Джорджтаунского и Пенсильванского университетов (США), университета Хельсинки (Финляндия), член международного социологического института.

Исследование трансформационной структуры российского общества важно не только само по себе, но и потому, что его результаты позволяют оценить сравнительную вероятность разных вариантов будущего страны. Действительно, вокруг каких вариантов дальнейшего развития ведется сейчас политическая борьба? Какие силы поддерживают какие варианты, и каковы их сравнительные шансы на выигрыш?

Прежде чем пытаться ответить на эти вопросы, заметим, что общее направление социетальной трансформации российского общества определилось, по-видимому, необратимо. Возвращение к власти одной партии, огосударственной экономике, централизованному планированию и распределению, крайней ограниченности прав и свобод человека уже невозможно, тоталитарное прошлое ушло навсегда. А следовательно, особенно широкого выбора дорог у России уже нет. Разумеется, это не означает, что ее дальнейшее развитие будет носить безальтернативный характер. В рамках имеющегося поля свободы возможны разные пути и дороги, но различаются они, главным образом, количественными соотношениями (степенями, уровнями) таких характеристик, как авторитарность или демократичность власти, конкурентность или монопольность рынка, управляемость или стихийность институциональных сдвигов, легитимность или коррумпированность экономических отношений; соблюдение правовых норм или массовое пренебрежение правом и т.п.

Из состава и соотношения доминирующих культурно-политических сил России можно заключить, что в ближайшие годы в принципе возможно осуществление трех вариантов развития: умеренно государственнического, авторитарно-силового или олигархического.
1. Вектор умеренно государственнического варианта направлен на легитимное расширение управленческих и контрольных функций государства в политической, правовой и экономической сферах. Речь идет о повышении функциональности органов государственной власти, укреплении исполнительной вертикали (восстановлении иерархической структуры госаппарата), упорядочении системы законов и норм, обеспечении надежного правоприменения и т.д. В случае успеха это позволит остановить растущую криминализацию общества, гарантировать относительный правовой порядок, обеспечить равную защищенность государственной и легитимно приобретенной частной собственности. О ренационализации «командных высот экономики» в рамках этого варианта можно говорить лишь по отношению к активам, приватизация которых носила явно криминальный характер.

Такой путь развития не исключает расширения связей России с мировым сообществом, ее включения в международные организации и союзы, равно как и некоторого расширения освоенных обществом демократических процедур, гарантий личных прав и свобод. Однако исторический опыт свидетельствует о том, что в России даже необходимое и полезное расширение функций власти обычно усиливает бюрократизм, отчужденность власти от общества и ее склонность к самоуправству. К сожалению, подобные тенденции наблюдаются и сейчас.


2. Возможность и вероятность усиления антидемократических тенденций отражает авторитарно-силовой вариант развития России. Условия его осуществления — не только надежная победа государственнических сил над олигархическими, но и значительное укрепление позиций силовиков внутри системы государственной власти. Движение России в эту сторону означало бы дальнейшую сдачу позиций и завоеваний демократических сил, расширение репрессивных, ограничительных мер государства в отношении прав человека, свободы предпринимательства, творческой деятельности, распространения информации и др.

В стратегическом плане это «путь в никуда», который может способствовать лишь дальнейшему углублению раскола между властью и обществом. И без того очень медленное и трудное движение России в сторону правового демократического государства сменится возвращением к традиционному самовластию. Едва отведавшие политических свобод граждане могут снова оказаться низведенными до положения безгласных подданных. В социально-экономической сфере вероятны ренационализация значительной части собственности, свертывание свободного рынка, частичное восстановление централизованного распределения доходов и потребительских благ. Внешняя политика может с большой вероятностью принять антизападный изоляционистский характер.

По счастью, вероятность реализации этого варианта развития не очень высока. Во-первых, этому будут противостоять практически все культурно-политические силы России, за исключением самых консервативных. А во-вторых, уже ставшее фактом включение России в глобализационные процессы и в мейнстрим мирового развития, несомненно, станет препятствием для попыток повернуть ее вспять.


3. Олигархический вариант развития предполагает если не прямую, то косвенную победу экономической элиты над политической, например, путем проведения «своих людей» на главные политические посты с помощью манипулирования электоратом. Такое развитие событий означало бы автоматическую амнистию противоправных действий ельцинского режима и сохранение сложившейся к настоящему времени системы имитации стабильности, правового порядка, демократии и конкурентного рынка. В этом случае естественно ожидать дальнейшего распространения и институционализации, т.е. превращения в социальную норму, самых различных форм неправового поведения индивидов, организаций и групп. В пределе это грозит превращением России в полукриминальное государство, опасное для соседей, а с учетом наличия атомных вооружений — и для мира в целом. Об успешном экономическом и социальном развитии страны в этом случае говорить не придется. Экономика сохранит свой хищнический характер, природные богатства России еще более широкой рекой будут утекать за рубеж, а социальный разрыв между верхами и низами общества превратится в непроходимую пропасть.


***


Исходя из сложившегося соотношения сил, наиболее вероятной представляется реализация умеренно государственнического варианта развития общества, поскольку только он способен получить умеренную поддержку или хотя бы нейтралитет всех легитимных сил общества. Совершенно не устраивает он лишь представителей криминального мира, поскольку грозит усилением правового порядка. Этот наиболее вероятный вариант является в то же время и наиболее предпочтительным для России (правда, не потому, что обещает много хорошего, а потому что остальные варианты значительно хуже).

Умеренно-государственнический путь развития не сулит ни взлета экономики, ни заметного расширения прав и свобод россиян, ни нового витка глубоких институциональных реформ. Однако от него можно ожидать некоторого повышения народного благосостояния, установления относительного правового порядка. Не исключаются некоторое расширение и упрочение демократических процедур, равно как и дальнейшее развитие связей России с мировым сообществом. В принципе этот путь совместим и со становлением гражданского общества, однако оно может быть затруднено. Важно, чтобы демократическая общественность не забывала, что расширение государственного, т.е. бюрократического контроля за всеми сферами общественной жизни, включая культуру, идеологию и СМИ, потенциально угрожает правам и свободам граждан.

Однако наибольшая вероятность не означает неизбежности. Нельзя полностью исключить и вариант восстановления (по-видимому, в ослабленной форме) того противоправного режима, который сложился на этапе раздела и передела государственной собственности. Заинтересованные в его продлении олигархические и криминальные силы, а также сросшаяся с ними часть бюрократии обладают огромными властными, экономическими и силовыми ресурсами.

Что касается демократических вариантов, то развитие России по любому из них — либеральному или социальному — предполагает строгое отделение государственного управления от частного бизнеса, бескомпромиссную борьбу с коррупцией, независимость правосудия от исполнительной власти и т.д. Условиями успешного движения к демократии служат не только доверие граждан к власти, но и уважение властью граждан. В России же пока нет ни того, ни другого. После множества пережитых обманов ее граждане вряд ли скоро поверят власти. Это станет возможным лишь в том случае, если политическая элита захочет и сумеет заменить бюрократическую модель управления государством демократической.

Между тем пока российская власть не обнаруживает никакого стремления сделать свою деятельность прозрачной и понятной обществу. Она отказывается нести ответственность перед обществом за результаты своих решений и действий, устранять последствия ошибок и преступлений, совершаемых ее представителями. Демократические же силы страны не располагают ни властным, ни силовым, ни экономическим капиталом. Они сильны только мало значимыми в российском обществе социальными и культурными ресурсами и, кроме того, идейно расколоты, слабо организованы и не пользуются серьезной массовой поддержкой. Поэтому вероятность создания в России правового либерально-демократического государства невелика.

Правда, это не означает, что россияне имеют мало шансов расширить область личной свободы в том смысле, который они сегодня вкладывают в это понятие и который для них наиболее важен. Дело в том, что в настоящее время жизненные интересы людей связаны с продвижением не столько в политическом и гражданско-правовом, сколько в социально-экономическом пространстве. А для этого у общества есть довольно большие возможности.

Во-первых, требования россиян к индивидуальной свободе значительно скромнее того, что вложено в понятие «правовое либерально-демократическое государство». Во-вторых, за последние годы и прежде невысокий уровень значимых для них аспектов свободы заметно снизился, причем для значительной части граждан этот новый уровень стал привычным. Наконец, в новых условиях успело социализироваться целое поколение молодежи, воспринимающее эти условия как данность. Поэтому расширение любых значимых для людей индивидуальных прав и свобод, прежде всего в социально-экономической сфере, не останется незамеченным, а будет позитивно оценено и молодыми, и более зрелыми поколениями.

В целом, однако, надо признать, что перспективы дальнейшей трансформации российского общества не слишком радужны. Но возлагать ответственность за это только на правящую элиту, как это нередко делается, вряд ли справедливо. Дело в том, что Россию нельзя сделать правовым демократическим государством только путем принятия соответствующих законов и норм. Создание необходимых правовых условий — это первый шаг к решению этой задачи. В основе же действительного формирования правового государства и — что не менее важно — правового общества лежит процесс постепенного изменения массовых политических, экономических и социальных практик, в которых участвуют все слои общества, все типы социальных субъектов — индивиды, организации, группы. Власть способна только содействовать или препятствовать этому процессу, но полностью отвечать за его результаты она не может.

Превращение отчужденных, пассивных подданных в активных заинтересованных граждан является результатом культурно-политических сдвигов, происходящих в массовом сознании и поведении под влиянием изменения жизненных условий. Главным вектором этих сдвигов служит постепенный отход на задний план первичных целей и ценностей, связанных с личным благосостоянием и безопасностью, и актуализация более высоких социальных ценностей. В качестве таковых могут выступать, например, благо народа, социальная справедливость, независимое правосудие, культурная интеграция общества, его устойчивое развитие, ответственность власти перед народом и др.

Таким образом, подлинное возрождение России, обретение ею достойного места в мировом сообществе в равной мере зависит от двух взаимосвязанных процессов: становления сильной демократической власти и политически активного, культурно интегрированного гражданского общества, способного к самоорганизации, правовому отстаиванию своих интересов, конструктивной социальной деятельности и равноправному диалогу с властью.

Также смотрите:


Проектирование желаемого будущего (29/06/2009)
Российские менеджеры: социологический взгляд со стороны (26/02/2007)


Источник: http://www.elitarium.ru/2011/10/13/varianty_budushhego.html , 13 октября 2011  




Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак. Мадам де Севинье
ещё >>