Исполнение решений европейского суда по правам человека дело «илашку и другие против молдовы и россии» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Замечания заявителей в отношении выполнения решений европейского... 1 270.59kb.
Международное частное право и права человека 1 23.95kb.
Справка по результатам изучения вопроса о влиянии позиции Европейского... 1 252.24kb.
Варнава и другие против Турции (Varnava and Others v. Turkey) 1 125.67kb.
Обзор постановлений и решений европейского суда по правам человека 1 56.87kb.
К вопросу о правовой природе решений европейского суда по правам... 1 13.17kb.
Грош против Франции (Grosz v. France) (N 14717/06) По материалам... 1 28.78kb.
Рабочая программа учебной дисциплины стандарты прав человека и российская... 1 330.9kb.
Решения Европейского Суда по правам человека и их значение для российской... 1 254.1kb.
Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. 18 949.22kb.
Мнение российских юристов-международников о решении еспч по делу «В. 1 158.04kb.
Владимир Осипович Богомолов Момент истины 67 5093.38kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Исполнение решений европейского суда по правам человека дело «илашку и другие против - страница №1/1

ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ДЕЛО «ИЛАШКУ И ДРУГИЕ ПРОТИВ МОЛДОВЫ И РОССИИ»
Владислав Грибинча LL.M., общественное объединение «Юристы за права человека», Кишинев
Согласно ст. 46 п. 1 Конвенции, государства — участники Европейской Конвенции по правам человека (Конвенции) обязуются исполнять любое окончательное решение Европейского Суда по правам человека. Решение, в котором Суд установил нарушение, накладывает на государство-ответчика не только политические, но и правовые обязательства1.

Международное применение Конвенции основано на предпосылке различия национальных правовых систем. Поэтому, как правило, решения Суда являются по существу деклараторными и оставляют на усмотрение государств выбор средств, которые будут использованы в рамках внутренних правовых систем для исполнения обязательств по ст. 46 п. 2; само по себе решение не может аннулировать или отменить не соответствующие Конвенции национальное законодательство и судебные решения2. На государстве, однако, лежит обязанность положить конец установленному нарушению, предоставить возмещение за его последствия и предотвратить повторение аналогичных нарушений. Где возможно, возмещение должно носить характер restitutio in integrum3. Однако, если restitutio in integrum не представляется возможным, государства-ответчики свободны выбирать средства, с помощью которых они будут исполнять решение, в котором Суд установил нарушение4.

Председатель Палаты направляет вступившее в силу решение Комитету Министров с тем, чтобы последний, в соответствии со ст. 46 п. 2 Конвенции, осуществлял надзор за исполнением любых обязательств, связанных с прекращением, мирным урегулированием или разрешением дела5. Председатель Палаты направляет окончательное решение Комитету Министров без необходимости специального запроса от представителя заявителя.

Со своей стороны, Комитет Министров, осуществляя свои функции по ст. 46 п. 2, должен осуществлять надзор за исполнением государствами-ответчиками строго правовых обязательств, вытекающих из решения Суда. Когда решение передается в Комитет Министров, дело вносится на повестку дня Комитета. Комитет предлагает государству информировать его о мерах, принятых им во исполнение решения6. Обычно о решении официально объявляется на очередном ежемесячном заседании Комитета, а рассмотрение его не может откладываться на более чем шесть месяцев.

Комитет Министров не предписывает, какие меры должно принять государство-ответчик, но по ст. 46 п. 2 уполномочен давать указания правительствам заинтересованных государств7. Свободе государства-ответчика сопутствует мониторинг Комитета Министров (при содействии Департамента по исполнению решений), который обеспечивает, чтобы принимаемые меры соответствовали ситуации и помогали достичь результата, требуемого в решении Суда. Если в силу природы нарушения выбор мер невозможен, Суд может сам непосредственно потребовать осуществления конкретных шагов. До сих пор Суд пользовался этой прерогативой лишь в исключительных случаях8.

Заявитель не имеет полномочий перед Комитетом Министров и не может влиять на ход его работы. Совещания Комитета Министров носят конфиденциальный характер даже для заявителя. Комитет Министров, однако, имеет право рассматривать любые обращения от пострадавшей стороны в отношении выплаты справедливой компенсации или принятия индивидуальных мер.

В ходе надзора за исполнением решения, Комитет Министров может принимать предварительные резолюции, в первую очередь с целью предоставить информацию о ходе исполнения или, где необходимо, выразить озабоченность и/или внести соответствующие предложения относительно исполнения. Когда Комитет полагает, что решение исполнено, он принимает в этой связи резолюцию. Комитет может возобновить надзор за исполнением решения, если после принятия окончательной резолюции об исполнении возникают новые обстоятельства, оказывающие воздействие суть решения.

Если государство не выполняет своих обязательств, Комитет Министров может решить (большинством в 2/3 голосов) принять определенные меры. На практике по Конвенции можно сделать очень немногое, чтобы убедить государства соблюдать свои обязательства. Однако Комитет имеет право приостановить членство или даже исключить любую договаривающуюся сторону из Совета Европы, если она будет признана виновной в серьезных нарушениях прав человека9. Комитет Министров чрезвычайно неохотно прибегает к полному использованию своих полномочий — ни к одному государству-участнику до сих пор не было применено приостановление членства или исключение.


Решение по делу Илашку
Жалоба № 48787/99 была подана в Суд против Российской Федерации и Республики Молдова в 1999 г. Четырьмя молдавскими гражданами (Илие Илашку, Андрей Ивантош, Александру Лешко и Тудор Петров_Попа), которые с 1992 г. удерживались под стражей в «Приднестровской Молдавской республике» (ПМР), регионе Молдовы, известном как Приднестровье, который объявил о своей независимости в 1991 г. И не контролируется властями Кишинева. 9 декабря 1993 г. Верховный Суд ПМР приговорил первого заявителя к смерти, второго и четвертого заявителей — к 15, а третьего заявителя — к 12 годам тюремного заключения.

Заявители жаловались, что в силу политической, финансовой, экономической и военной поддержки приднестровского режима, Российская Федерация, по сути, осуществляла эффективный контроль над приднестровским регионом. Они также утверждали, что Республика Молдова не выполнила своих позитивных обязательств по ст. 1 Конвенции предпринимать все необходимые меры для обеспечения их свободы. Они жаловались на нарушения ст. 2 (в отношении первого заявителя), 3, 5, 6, 8 и 34 Конвенции и ст. 1 Протокола 1.

5 мая 2001 г. первый заявитель был передан приднестровскими силами молдавским властям и освобожден. Третий заявитель был освобожден 2 июня 2004 г. по истечении «срока

заключения». Двое других заявителей все еще находятся под стражей в Приднестровье.

Решение Суда, вынесенное 8 июля 2004 г., установило, что заявители находились «в фактической власти или по меньшей мере в сфере решающего влияния» Российской Федерации. Молдавское правительство также не выполнило своих позитивных обязательств по ст. 1 Конвенции в отношении к обжалуемым деяниям, которые произошли после мая 2001 г. Суд установил, что обоими государствами-ответчиками были нарушены ст. 3, 5 и 34 Конвенции, и присудил обоим правительствам выплатить 190 тыс. евро за каждого заявителя в порядке возмещения материального и нематериального ущерба, расходов и издержек.

Суд далее единогласно постановил, что Молдова и Россия должны принять все необходимые меры с целью положить конец произвольному задержанию заявителей, все еще находящихся в заключении и обеспечить их немедленное освобождение. Более того, он подчеркнул безотлагательность этой меры в следующих выражениях (п. 490): «любое продолжение незаконного и произвольного задержания... заявителей непременно повлечет за собой серьезное продолжение нарушения ст. 5, установленного Судом, и нарушение обязательства государств_ответчиков по ст. 46 п. 1 Конвенции соблюдать решения Суда». Впервые Суд высказался столь определенно в связи со ст. 46 п. 1.

8 июля 2004 г. министр иностранных дел Российской Федерации сделал заявление, в котором решение было названо неверным и политически ангажированным. Он также заявил, что Россия всегда выполняла свои международные обязательства и будет продолжать это делать, включая исполнение этого решения, но что, если бы Российская Федерация предприняла меры по обеспечению освобождения заявителей, это представляло бы собой грубое вмешательство во внутренние дела Республики Молдова10.

С учетом формулировок решения Комитет Министров решил на своем заседании 9 сентября 2004 г. продолжить рассмотрение предписанных судом безотлагательных мер не только на заседаниях, посвященных надзору за исполнением решений, но и на регулярных заседаниях. С 9 сентября 2004 г. по 7 февраля 2005 г. вопрос исполнения этого решения рассматривался на встречах Комитета 13 раз, что привело к подготовке проекта предварительной резолюции в феврале 2005 г.


Меры по исполнению решения, принятые правительствами-ответчиками
Оба государства выполнили свои обязательства по Конвенции по выплате сумм, указанных в решении, к 8 октября 2004 г. Молдавское правительство перевело решение и опубликовало его в Официальной газете Республики Молдова 21 сентября 2004 г. Представитель Молдовы в Комитете Министров также представил Комитету ряд документов, адресованных российским властям, Генеральному Секретарю Совета Европы, представителю председательствующей в Комитете Министров Норвегии и приднестровским «властям», в которых содержалось обращение за содействием в освобождении заявителей.

На заседании Комитета Министров российские власти ознакомили делегатов с заявлением МИД от 8 июля 2004 г. и озвучили несогласие России с решением как по правовым, так и по политическим основаниям. Российские власти заявили, что не в состоянии исполнить решение, поскольку освобождение заявителей посредством применения силы немыслимо. На 907 заседании (24 ноября и 1 декабря 2004 г.) Комитета Министров Постоянный представитель Российский Федерации подчеркнул, что его правительство считает свои обязательства выполненными, в полном размере выплатив присужденную заявителям справедливую компенсацию, и поэтому исследование дела в части мер, которые должна была принять Российская Федерация, должно быть закрыто. Исполнение второй части решения должно, по мнению российских властей, осуществляться в контексте политического урегулирования ситуации в Приднестровье.


Комментарии
Государства-ответчики имеют полную возможность защищать свою позицию по делам перед Судом. На стадии исполнения решения представляют собой свершившийся факт, который более не открыт для обсуждения. Этот принцип в равной степени применим к вопросам юрисдикции. Любые заявления, исходящие от правительств и оспаривающие выводы окончательного решения Европейского Суда, несовместимы со ст. 46 п. 1 Конвенции.

Государства не вправе выбирать, исполнять или не исполнять решение в какой-либо его части. Более того, вопрос о том, имеется ли риск для жизни заявителей, не влияет на обязательство государств-ответчиков принять необходимые меры.

Хотя, по сути, это может, в терминах классического международного права, приравниваться к вмешательству в их внутренние дела, после вынесения решения Суда дело уже обстоит иначе. A fortiori, на принцип невмешательства во внутренние дела государства нельзя ссылаться с целью воспрепятствовать должному исполнению решения Европейского Суда.

Обязательство государств, вытекающее из решения Суда, относится к результатам, а не к средствам; так, что касается индивидуальных мер, требуемых в настоящем деле, заявители должны быть освобождены. Представляется, что молдавское правительство сделало некоторые политические шаги, направленные на освобождение двух заявителей, все еще находящихся под стражей. Однако, по всей видимости, российское правительство, по крайней мере, на политическом уровне, не сделало ничего для освобождения заявителей.

Как отмечалось выше, задержание двух заявителей после 8 июля 2004 г. несовместимо со ст. 46 п. 1 Конвенции и представляет собой длящееся нарушение ст. 5 Конвенции. Неясно,

могут ли двое заявителей требовать в Суде компенсации за неисполнение решения, но ясно, что они могут требовать компенсации за продолжение их содержания под стражей после вынесения решения по делу.





1 Решение по делу Papamichalopoulos and others v. Greece, 31.10.1995, (ст. 50), § 34.

2 См. inter alia решение по делу Markx v. Belgium, 13.07.1979, § 58.

3 R. St. J. Macdonald, F. Matscher, H. Petzold (eds.), The European System for the Protection of Human Rights (1993), p. 793.

4 Решение по делу Akdivar and others v. Turkey, 01.04.1998, (ст. 50), § 47.

5 Правило 43 п. 3 Регламента Суда. Текст Регламента Суда см. по адресу:

http://www.echr.ru/documents/doc/12016643/12016643_001.htm



6 Правила применения ст. 46 п. 2 Европейской Конвенции по правам человека, принятые на 736 заседании заместителей министров Комитета Министров (см. http://www.coe.int/T/E/Human_Rights/Execution/02_Documents/CMrules46.asp#TopOfPage)

7 T. Barkhuysen, The Execution of the Strasbourg and Geneva Human Rights Decisions in the National Legal Order (1999), p. 81.


8 См. Ассанидзе против Грузии (Assanidze v.Georgia), решение от 08.04.2004; Бронёвски против Польши (Broniowski v. Poland), решение от 22.06.2004 и Илашку и другие против Молдовы и России (Ilascu and others v. Moldova and Russia), решение от 08.07.2004.

9 Ст. 8 Устава Совета Европы.


10 Заявление находится по адресу http://www.ln.mid.ru/brp_4.nsf/sps/7D1BEC3C25B34D7EC3256ECB004647E4









Полправды — целая ложь.
ещё >>