Иосиф Виссарионович Сталин Том 9 Полное собрание сочинений – 9 Иосиф Виссарионович Сталин - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Иосиф Виссарионович Сталин Том 10 Полное собрание сочинений – 10... 18 4327kb.
Иосиф Виссарионович Сталин Том 8 Полное собрание сочинений – 8 Иосиф... 22 4465.43kb.
Иосиф Виссарионович Сталин Том 4 Полное собрание сочинений – 4 Иосиф... 26 4580.25kb.
Иосиф Виссарионович Сталин сочинения 42 4139.02kb.
Иосиф Виссарионович Сталин сочинения 41 3818.58kb.
Иосиф Виссарионович Сталин сочинения 25 4014.16kb.
Вопросы I этапа интернет-викторины: Когда был впервые зажжен факел... 1 35.46kb.
Как-то я взглянул на памятник Сталину… Из репродукторов на улицу... 3 1138.23kb.
Реферат по курсу политологии на тему: " Политические взгляды И. 1 273.09kb.
Иосиф Виссарионович Сталин о великой Отечественной Войне Советского... 17 1727.01kb.
Иосиф Виссарионович Сталин о великой Отечественной Войне Советского... 11 1905.18kb.
Трансакционные издержки на рынке труда и способы их минимизации 1 84.46kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Иосиф Виссарионович Сталин Том 9 Полное собрание сочинений – 9 Иосиф Виссарионович - страница №1/22

Иосиф Виссарионович Сталин

Том 9
Полное собрание сочинений – 9

Иосиф Виссарионович Сталин

Полное собрание сочинений

Том 9
Предисловие
Девятый том Сочинений И.В. Сталина содержит произведения, написанные с декабря 1926 года по июль 1927 года.

В этот период рабочие и крестьяне СССР под руководством большевистской партии, на основе решений XIV съезда и XV конференции ВКП(б), продолжали борьбу за социалистическую индустриализацию страны.

Укрепление социалистического хозяйства СССР вызвало резкое обострение борьбы империалистических государств против Советского Союза и борьбы капиталистических элементов против социалистических элементов внутри страны.

Против Советской власти “создается нечто вроде единого фронта от Чемберлена до Троцкого”.

В докладе на VII расширенном пленуме ИККИ “Еще раз о социал демократическом уклоне в нашей партии”, в заключительном слове по докладу, в речах на XV Московской губпартконференции и на собрании рабочих Сталинских железнодорожных мастерских, в статье “Заметки на современные темы” и в других работах И.В. Сталин защищает и развивает марксистско ленинское учение о партии как основной направляющей и руководящей силе Советского государства, разоблачает враждебные делу рабочего класса и большевистской партии “теории” лидеров троцкистско зиновьевского блока и их подрывную деятельность в ВКП(б) и в Коминтерне.

В этих произведениях И.В. Сталина развиваются вопросы теории и практики социалистической индустриализации, строительства социализма в СССР; подчеркивается единство и нераздельность национальных и интернациональных задач социалистической революции; определяется линия партии в области внешней политики в условиях усилившейся угрозы нового военного нападения на СССР и намечаются задачи по укреплению обороноспособности Советского Союза.

В работах “О трех основных лозунгах партии по крестьянскому вопросу”, “К вопросу о рабоче крестьянском правительстве”, “О лозунге диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства в период подготовки Октября” развивается ленинское учение о союзе рабочего класса и крестьянства, о руководящей роли пролетариата в этом союзе и раскрывается классовая сущность Советского государства и Советского правительства.

Значительное место в составе девятого тома нанимают произведения, посвященные анализу движущих сил и перспектив развития революционно демократического и антиимпериалистического движения китайского народа в 1925–1927 годах. К ним относятся: “Вопросы китайской революции”, “Беседа со студентами университета им. Сун Ят сена”, “Революция в Китае и задачи Коминтерна” и др.

В томе впервые публикуются письма И.В. Сталина Ксенофонтову, Зайцеву, Шинкевичу, Чугунову, Цветкову и Алыпову, Покровскому.
Институт Маркса Энгельса Ленина при ЦК ВКП(б)
1926
VII расширенный пленум ИККИ 22 ноября – 16 декабря 1926 г.1
Еще раз о социал демократическом уклоне в нашей партии

Доклад 7 декабря
I. Предварительные замечания
Товарищи! Раньше чем перейти к существу вопроса, позвольте сделать несколько предварительных замечаний.
1. Противоречия внутрипартийного развития
Первый вопрос – это вопрос о борьбе внутри нашей партии, о борьбе, которая не вчера началась и которая не прекращается.

Если взять историю нашей партии с момента се зарождения в виде группы большевиков в 1903 году и проследить ее последующие этапы вплоть до нашего времени, то можно сказать без преувеличения, что история нашей партии есть история борьбы противоречий внутри этой партии, история преодоления этих противоречий и постепенного укрепления нашей партии на основе преодоления этих противоречий. Можно подумать, что русские люди слишком драчливы, любят дискуссировать, плодят разногласия, и потому развитие партии идет у них через преодоление внутрипартийных противоречий. Это неверно, товарищи. Дело тут не в драчливости. Дело тут в наличии принципиальных разногласий, возникающих в ходе развития партии, в ходе классовой борьбы пролетариата. Дело тут в том, что противоречия можно преодолеть лишь путем борьбы за те или иные принципы, за те или иные цели борьбы, за те или иные методы борьбы, ведущей к цели. Можно и нужно идти на всякие соглашения с инакомыслящими внутри партии по вопросам текущей политики, по вопросам чисто практического характера. Но если вопросы эти связаны с принципиальными разногласиями, то никакое соглашение, никакая “средняя” линия не может спасти дело. Нет и не может быть “средней” линии в вопросах принципиального характера. Либо одни, либо другие принципы должны быть положены в основу работы партии. “Средняя” линия по вопросам принципиальным есть “линия” засорения голов, “линия” затушевывания разногласий, “линия” идейного перерождения партии, “линия” идейной смерти партии.

Как живут и развиваются нынче социал демократические партии на Западе? Есть ли у них противоречия внутри партии, принципиальные разногласия? Конечно, есть. Вскрывают ли они эти противоречия и стараются ли их преодолеть честно и открыто на глазах у партийных масс? Нет. Конечно, нет! Практика социал демократии состоит в том, чтобы скрывать, прятать эти противоречия и разногласия. Практика социал демократии состоит в том, чтобы превращать свои конференции и съезды в пустой маскарад парадного благополучия, старательно скрывая и замазывая внутренние разногласия. Но из этого ничего, кроме засорения голов и идейного обнищания партии, не может получиться. В этом одна из причин падения западноевропейской социал демократии, когда то революционной, а ныне реформистской.

Но мы так не можем жить и развиваться, товарищи. Политика “средней” принципиальной линии не есть наша политика. Политика “средней” принципиальной линии есть политика увядающих и перерождающихся партий. Такая политика не может не вести к превращению партии в пустой бюрократический аппарат, вращающийся на холостом ходу и оторванный от рабочих масс. Этот путь не есть наш путь.

Все прошлое нашей партии является подтверждением того положения, что история нашей партии есть история преодоления внутрипартийных противоречий и неуклонного укрепления рядов нашей партии на основе этого преодоления.

Возьмем первый период, период “Искры”, или период II съезда нашей партии, когда впервые появились разногласия внутри нашей партии между большевиками и меньшевиками и когда верхушка нашей партии распалась, в конце концов, на две части: на часть большевистскую. (Ленин) и часть меньшевистскую (Плеханов, Аксельрод, Мартов, Засулич, Потресов). Ленин был тогда в единственном числе. Если бы вы знали, сколько было тогда криков и воплей о “незаменимых”, отошедших от Ленина! Однако практика борьбы и история партии показали, что это расхождение имело под собой принципиальную базу, что это расхождение являлось необходимым этапом для зарождения и развития действительно революционной и действительно марксистской партии. Практика борьбы показала тогда, что, во первых, дело не в количестве, а в качестве, и, во вторых, дело не в формальном единстве, а в том, чтобы единство имело принципиальную основу. История показала, что Ленин был прав, а “незаменимые” были не правы. История показала, что без преодоления этих противоречий между Лениным и “незаменимыми” мы не имели бы настоящей революционной партии.

Возьмем следующий период, период кануна революции 1905 года, когда большевики и меньшевики стояли друг против друга все еще внутри одной партии, как два лагеря с двумя совершенно различными платформами, когда большевики стояли на пороге формального раскола партии и когда они для отстаивания линии нашей революции были вынуждены созвать свой особый съезд (III съезд). Чем взяла тогда верх большевистская часть партии, чем она завоевала симпатии большинства партии? Тем, что она не замазывала принципиальных разногласий и боролась за преодоление этих разногласий путем изоляции меньшевиков.

Я мог бы сослаться, далее, на третью стадию развития нашей партии, на период после поражения революции 1905 года, на период 1907 года, когда одна часть большевиков, так называемые “отзовисты”, во главе с Богдановым, отошла от большевизма. Это был критический период в жизни нашей партии. Это был тот период, когда целый ряд большевиков из старой гвардии покинул Ленина и его партию. Меньшевики кричали тогда о гибели большевиков. Однако большевизм не погиб, и практика борьбы за какие нибудь полтора года показала, что Ленин и его партия были правы, ведя борьбу за преодоление противоречий внутри рядов большевизма. Эти противоречия были преодолены не путем их замазывания, а путем их вскрытия и путем борьбы ко благу и выгоде нашей партии.

Я мог бы сослаться, дальше, на четвертый период в истории нашей партии, на период 1911–1912 годов, когда большевики восстановили разбитую было царской реакцией партию и изгнали вон ликвидаторов. И тут, как и в предыдущие периоды, большевики шли к восстановлению и укреплению партии не через замазывание принципиальных разногласий с ликвидаторами, а через их вскрытие и преодоление.

Я мог бы указать, затем, на пятую стадию в развитии нашей партии, на период перед Октябрьской революцией 1917 года, когда одна часть большевиков во главе с известными лидерами большевистской партии колебнулась и не захотела идти на Октябрьское восстание, считая его авантюрой. Известно, что и это противоречие было преодолено большевиками не путем замазывания разногласий, а путем открытой борьбы за Октябрьскую революцию. Практика борьбы показала, что без преодоления этих разногласий мы могли бы поставить Октябрьскую революцию в критическое положение.

Я мог бы указать, наконец, на дальнейшие периоды развития нашей внутрипартийной борьбы, на период Брестского мира, период 1921 года (профсоюзная дискуссия) и остальные периоды, которые вам известны и о которых я не буду здесь распространяться. Известно, что во все эти периоды, как и в прошлом, наша партия росла и крепла через преодоление внутренних противоречий.

Что же из этого получается?

Выходит, что ВКП(б) росла и крепла через преодоление внутрипартийных противоречий.

Выходит, что преодоление внутрипартийных разногласий путем борьбы является законом развития нашей партии.

Могут сказать, что это – закон для ВКП(б), а не для других пролетарских партий. Это неверно. Этот закон является законом развития для всех сколько нибудь больших партий, все равно, идет ли речь о пролетарской партии СССР или о пролетарских партиях на Западе. Если можно в маленькой партии маленькой страны так или иначе замазать разногласия, покрыв их авторитетом одного или нескольких лиц, то в большой партии большой страны развитие через преодоление противоречий является неминуемым элементом роста и укрепления партии. Так шло дело в прошлом. Так идет дело в настоящем.

Я хотел бы тут сослаться на авторитет Энгельса, который руководил вместе с Марксом пролетарскими партиями на Западе не один десяток лет. Дело идет о восьмидесятых годах прошлого столетия, когда в Германии царил исключительный закон против социалистов,2 Маркс и Энгельс находились в Лондоне в эмиграции, а заграничный нелегальный орган германской социал демократии “Социал Демократ”3 направлял на деле работу германской социал демократии. Бернштейн был тогда революционным марксистом (он не успел еще перекочевать к реформистам), Энгельс находился с ним в оживленной переписке по самым злободневным вопросам политики германской социал демократии. Вот что он писал тогда Бернштейну (1882 г.):
По видимому, всякая рабочая партия большой страны может развиваться только во внутренней борьбе, в полном соответствии с законами диалектического развития вообще. Германская партия стала тем, что она есть, в борьбе эйзенахцев и лассальянцев, где даже сама драка играла важную роль. Объединение стало возможным лишь тогда, когда шайка прохвостов, специально выращенная Лассалем, чтобы служить его орудием, уже изжила себя, да и тогда наши чересчур поспешно пошли на это объединение. Во Франции те люди, которые, хотя и пожертвовали бакунистской теорией, но продолжают пользоваться бакунистскими средствами борьбы и в то же время хотят принести классовый характер движения в жертву своим особым целям, тоже должны сначала изжить себя, прежде чем опять станет возможным объединение. Проповедовать при таких обстоятельствах объединение было бы чистейшей глупостью. Моральные проповеди не помогут против детских болезней, которые при нынешних обстоятельствах неизбежны” (см. “Архив К. Маркса и Ф. Энгельса ”, кн. I, стр. 324–3254).
Ибо, говорит Энгельс в другом месте (1885 г.):
Противоречия никогда не могут быть затушеваны надолго, они решаются борьбой” (см. там же, стр. 371).
Вот чем, прежде всего, нужно объяснить наличие противоречий внутри нашей партии и развитие нашей партии через преодоление этих противоречий путем борьбы.
2. Источники противоречий внутри партии
Но откуда берутся эти противоречия и разногласия, где их источник?

Я думаю, что источники противоречий внутри пролетарских партий кроются в двух обстоятельствах.

Что это за обстоятельства?

Это, во первых, давление буржуазии и буржуазной идеологии на пролетариат и его партию в обстановке борьбы классов, – давление, которому нередко поддаются наименее устойчивые слои пролетариата, а значит – и наименее устойчивые слои пролетарской партии. Нельзя считать, что пролетариат является совершенно изолированным от общества, стоящим вне общества. Пролетариат является частью общества, связанной с его разнообразными слоями многочисленными нитями. Но партия есть часть пролетариата. Поэтому и партия не может быть свободной от связей и влияния разнообразных слоев буржуазного общества. Давление буржуазии и ее идеологии на пролетариат и его партию выражается в том, что буржуазные идеи, нравы, обычаи, настроения нередко проникают в пролетариат и его партию через известные слои пролетариата, так или иначе связанные с буржуазным обществом.

Это, во вторых, разнородность рабочего класса, наличие разных слоев внутри рабочего класса. Я думаю, что пролетариат, как класс, можно было бы разделить на три слоя.

Один слой – это основная масса пролетариата, его ядро, его постоянная часть, это та масса “чистокровных” пролетариев, которая давно уже порвала связи с классом капиталистов. Этот слой пролетариата является наиболее надежной опорой марксизма.

Второй слой – это недавние выходцы из непролетарских классов, из крестьянства, из мещанских рядов, из интеллигенции. Это выходцы из других классов, недавно только влившиеся в состав пролетариата и внесшие в рабочий класс свои навыки, свои привычки, свои колебания, свои шатания. Этот слой представляет наиболее благоприятную почву для всяких анархистских, полуанархистских и “ультралевых” группировок.

Наконец, третий слой – это рабочая аристократия, верхушка рабочего класса, наиболее обеспеченная часть пролетариата с ее стремлением к компромиссам с буржуазией, с ее преобладающим настроением приспособления к сильным мира, с ее настроением “выйти в люди”. Этот слой представляет наиболее благоприятную почву для откровенных реформистов и оппортунистов.

Несмотря на внешнюю разницу, эти последние два слоя рабочего класса представляют более или менее общую среду, питающую оппортунизм вообще, оппортунизм открытый, поскольку берут верх настроения рабочей аристократии, и оппортунизм, прикрытый “левой” фразой, поскольку берут верх настроения не вполне порвавших еще с мелкобуржуазной средой полумещанских слоев рабочего класса. Тот факт, что “ультралевые” настроения сплошь и рядом совпадают с настроением открытого оппортунизма – этот факт не представляет ничего удивительного. Ленин говорил не раз, что “ультралевая” оппозиция есть изнанка правой, меньшевистской, откровенной оппортунистической оппозиции. И это совершенно правильно. Если “ультралевый” стоит за революцию только потому, что он ждет завтра же победы революции, то ясно, что он должен впасть в отчаяние и разочароваться в революции, если произойдет заминка революции, если революция не победит завтра же.

Естественно, что при каждом повороте в развитии классовой борьбы, при каждом обострении борьбы и усилении трудностей разница во взглядах, в навыках и в настроениях различных слоев пролетариата должна неминуемо сказаться в виде известных разногласий в партии, а давление буржуазии и ее идеологии неминуемо должно обострить эти разногласия, дав им выход в виде борьбы внутри пролетарской партии.

Таковы источники внутрипартийных противоречий и разногласий.

Можно ли уйти от этих противоречий и разногласий? Нет, нельзя. Думать, что можно уйти от этих противоречий, это значит обманывать себя. Энгельс был прав, когда он говорил, что замазывать противоречия внутри партии надолго невозможно, что эти противоречия решаются борьбой.

Это не значит, что партия должна быть превращена в дискуссионный клуб. Наоборот, пролетарская партия есть и должна остаться боевой организацией пролетариата. Я хочу лишь сказать, что нельзя отмахиваться и закрывать глаза на разногласия внутри партии, если эти разногласия имеют принципиальный характер. Я хочу лишь сказать, что только путем борьбы за принципиальную марксистскую линию можно будет уберечь пролетарскую партию от давления и влияния буржуазии. Я хочу лишь сказать, что только путем преодоления внутрипартийных противоречий можно будет добиться оздоровления и укрепления партии.
II. Особенности оппозиции в ВКП(б)
Позвольте теперь перейти от предварительных замечаний к вопросу об оппозиции в ВКП(б).

Прежде всего, я хотел бы отметить некоторые особенности нашей внутрипартийной оппозиции. Я имею в виду ее внешние, бросающиеся в глаза особенности, не касаясь пока разногласий по существу. Я думаю, что эти особенности можно было бы свести к трем главным особенностям. Это, во первых, то, что оппозиция в ВКП(б) является оппозицией объединенной , а не какой либо “просто” оппозицией. Это, во вторых, то, что оппозиция старается прикрыть свой оппортунизм “левой” фразой, щеголяя “революционными” лозунгами. Это, в третьих, то, что оппозиция ввиду своей принципиальной бесформенности то и дело жалуется на то, что ее не поняли, что лидеры оппозиции представляют по сути дела фракцию “непонятых”. (Смех.)

Начнем с первой особенности. Чем объясняется тот факт, что оппозиция выступает у нас как объединенная оппозиция, как блок всех и всяких течений, осужденных ранее партией, причем она выступает не как нибудь “просто”, а во главе с троцкизмом?

Объясняется это следующими обстоятельствами.

Во первых, тем, что все течения, объединившиеся в блоке, – и троцкисты, и “новая оппозиция”, и остатки “демократического централизма”,5 и остатки “рабочей оппозиции”,6 – все они являются более или менее оппортунистическими течениями, либо боровшимися с ленинизмом с начала своего возникновения, либо начавшими борьбу с ним в последнее время. Нечего и говорить, что эта общая черта должна была облегчить их объединение в блоке для борьбы против партии.

Во вторых, переломным характером переживаемого периода, тем обстоятельством, что нынешний переломный период заново поставил ребром основные вопросы нашей революции, и так как все эти течения расходились и продолжают расходиться с нашей партией по тем или иным вопросам революции, то естественно, что итоговый характер нынешнего периода, подводя баланс всем нашим разногласиям, должен был толкнуть все эти течения в один блок, в блок против основной линии нашей партии. Нечего и говорить, что это обстоятельство не могло не облегчить объединения разнообразных оппозиционных течений в один общий лагерь.

В третьих, тем обстоятельством, что могучая сила и сплоченность нашей партии, с одной стороны, слабость и оторванность от масс всех без исключения оппозиционных течений, с другой стороны, не могли не сделать разрозненную борьбу этих течений против партии явно безнадежной, ввиду чего оппозиционные течения неминуемо должны были стать на путь объединения сил для того, чтобы сложением отдельных групп компенсировать их слабость и поднять тем самым, хотя бы внешним образом, шансы оппозиции.

Ну, а чем объясняется тот факт, что именно троцкизм выступает во главе оппозиционного блока?

Тем, во первых, что троцкизм является наиболее законченным течением оппортунизма в нашей партии из всех существующих оппозиционных течений (V конгресс Коминтерна был прав, квалифицировав троцкизм как мелкобуржуазный уклон7).

Тем, во вторых, что ни одно оппозиционное течение в нашей партии не умеет так ловко и искусно маскировать свой оппортунизм “левой” и рррреволюционной фразой, как троцкизм. (Смех.)

Это не первый случай, когда в истории нашей партии троцкизм выступает во главе оппозиционных течений против нашей партии. Я хотел бы сослаться на известный прецедент в истории нашей партии, имевший место в 1910–1914 годах, когда был образован во главе с Троцким блок оппозиционных антипартийных течений в виде так называемого Августовского блока. Я хотел бы сослаться на этот прецедент, так как он представляет некий прототип нынешнего оппозиционного блока. Тогда Троцкий объединил против партии ликвидаторов (Потресов, Мартов и др.), отзовистов (“впередовцы”) и свою собственную группу. А теперь он попытался объединить в оппозиционный блок “рабочую оппозицию”, “новую оппозицию” и свою собственную группу.

Известно, что Ленин боролся тогда против Августовского блока в продолжение трех лет. Вот что писал тогда Ленин об Августовском блоке на пороге его оформления:
Мы заявляем поэтому от имени партии в целом , что Троцкий ведет антипартийную политику; – что он разрывает партийную легальность , вступает на путь авантюры и раскола …Умалчивает Троцкий об этой бесспорной правде потому, что для реальных целей его политики правда непереносима. А реальные цели все больше выясняются и становятся очевидными даже для наименее дальновидных партийцев. Эти реальные цели – антипартийный блок Потресовых с впередовцами , каковой блок Троцким поддерживается и организуется… Этот блок, конечно, поддержит “фонд” Троцкого и антипартийную конференцию, им созываемую, ибо и гг. Потресовы и впередовцы получают здесь то, что им нужно: свободу своих фракций, освящение их, прикрытие их деятельности, адвокатскую защиту ее перед рабочими.

И вот именно с точки зрения “принципиальных основ” мы не можем не признать этот блок авантюризмом в самом точном значении слова. Сказать, что он видит настоящих марксистов, действительных защитников принципиальности социал демократизма в Потресове, в отзовистах, Троцкий не смеет . В том и суть позиции авантюриста, что ему приходится перманентно увиливать… Блок Троцкого с Потресовым и впередовцами есть авантюра именно с точки зрения “принципиальных основ”. Не менее верно это с точки зрения партийно политических задач… Годичный опыт после пленума показал на деле, что именно группы Потресова, именно фракция впередовцев и воплощают это буржуазное влияние на пролетариат. Наконец, в 3 х, политика Троцкого есть авантюра в смысле организационном , ибо, как мы уже указали, она рвет партийную легальность и, организуя конференцию от имени одной заграничной группы (или от имени блока двух антипартийных фракций, голосовцев и впередовцев), она прямо вступает на путь раскола” (см. т. XV, стр. 65, 67–70).
Так отзывался Ленин о первом блоке антипартийных течений во главе с Троцким.

То же самое нужно сказать в основном, но с еще большей резкостью, о нынешнем блоке антипартийных течений, тоже во главе с Троцким.

Вот причины того, почему наша оппозиция выступает теперь в виде объединенной оппозиции и выступает не “просто”, а во главе с троцкизмом.

Так обстоит дело с первой особенностью оппозиции.

Перейдем ко второй особенности. Я уже говорил, что вторая особенность оппозиции состоит в усиленном ее стремлении прикрывать свое оппортунистическое дело “левой”, “революционной” фразой. Я не считаю возможным распространяться здесь о фактах, демонстрирующих постоянные расхождения между “революционными” словами и оппортунистическими делами в практике нашей оппозиции. Достаточно просмотреть хотя бы тезисы об оппозиции, принятые на XV конференции ВКП(б),8 чтобы понять механику этой маскировки. Я хотел бы только привести несколько примеров из истории нашей партии, говорящих о том, что все оппозиционные течения в нашей партии за период после взятия власти старались прикрывать свои нереволюционные дела “революционной” фразой, неизменно критикуя партию и ее политику “слева”.

Возьмем, например, “левых” коммунистов, выступавших против партии в период Брестского мира (1918 г.). Известно, что они критиковали партию “слева”, выступая против Брестского мира и квалифицируя политику партии как оппортунистическую, непролетарскую, соглашательскую в отношении империалистов. А на деле оказалось, что, выступая против Брестского мира, “левые” коммунисты мешали партии получить “передышку” для организации и укрепления Советской власти, помогали эсерам и меньшевикам, стоявшим тогда против Брестского мира, облегчали дело империализма, (Стремившегося задушить Советскую власть в самом ее Зародыше.

Возьмем “рабочую оппозицию” (1921 г.). Известно, что она также критиковала партию “слева”, всячески “громя” политику нэпа, “разнося” “в пух и прах” положение Ленина о том, что восстановление индустрии нужно начать с развития сельского хозяйства, дающего сырьевые и продовольственные предпосылки для промышленности, “разнося” это положение Ленина как забвение интересов пролетариата и как крестьянский уклон. А на деле оказалось, что без политики нэпа, без развития сельского хозяйства, создающего сырьевые и продовольственные предпосылки для промышленности, У нас не было бы никакой промышленности, а пролетариат пребывал бы в состоянии деклассированности. Кроме того, известно, куда стала расти после всего этого “рабочая оппозиция”, вправо или влево.

Возьмем, наконец, троцкизм, критикующий нашу партию вот уже несколько лет “слева” и являющийся, вместе с тем, как правильно выразился V конгресс Коминтерна, мелкобуржуазным уклоном. Что может быть общего между мелкобуржуазным уклоном и действительной революционностью? Разве не ясно, что “революционная” фраза является тут лишь прикрытием мелкобуржуазного уклона?

Я уже не говорю о “новой оппозиции”, “левые” выкрики которой призваны прикрыть ее пленение троцкизмом.

О чем говорят все эти факты?

О том, что “левая” маскировка оппортунистического дела является одной из характернейших черт всех и всяких оппозиционных течений в нашей партии за период после взятия власти.

Чем объясняется это явление?

Объясняется это революционностью пролетариата СССР, громадными революционными традициями, заложенными в недрах нашего пролетариата. Объясняется это прямой ненавистью рабочих СССР к антиреволюционным, к оппортунистическим элементам. Объясняется это тем, что наши рабочие не будут просто слушать откровенного оппортуниста, ввиду чего “революционная” маскировка является той приманкой, которая должна, хотя бы внешним образом, привлечь внимание рабочих и вселить в них доверие к оппозиции. Наши рабочие не могут, например, понять, как это до сих пор не догадаются английские рабочие утопить таких предателей, как Томас, бросить их в колодец. (Смех.) Всякий, знающий наших рабочих, легко поймет, что таким людям и таким оппортунистам, как Томас, просто не было бы житья среди советских рабочих. А между тем известно, что английские рабочие не только не собираются топить господ Томасов, но еще переизбирают их в Генсовет,9 да переизбирают их не просто, а с демонстрацией. Ясно, что такие рабочие не нуждаются в революционной маскировке оппортунизма, ибо они и так не прочь принять оппортунистов в свою среду.

А чем это объясняется? Объясняется это отсутствием революционных традиций у английских рабочих. Они, эти революционные традиции, нарождаются теперь. Они нарождаются и развиваются, и нет оснований сомневаться в том, что английские рабочие закаляются в революционных боях. Но пока этого нет, разница между английскими и советскими рабочими остается. Этим, собственно, объясняется тот факт, что оппортунистам в нашей партии рискованно подходить к рабочим СССР без некоторой “революционной” маскировки.

Вот где кроются причины “революционной” маскировки оппозиционного блока.

Наконец, о третьей особенности оппозиции. Я уже говорил, что эта особенность состоит в принципиальной неоформленности оппозиционного блока, в его беспринципности, в его амебовидности и в вытекающих отсюда постоянных жалобах лидеров оппозиции на то, что их “не поняли”, “исказили”, приписали им то, чего они “не говорили”, и т. д. Это, поистине, фракция “непонятых”. История пролетарских партий говорит, что эта особенность (“не поняли!”) является самой обычной и самой распространенной особенностью оппортунизма вообще. Вы должны знать, товарищи, что точь в точь то же самое “случилось” с известными оппортунистами Бернштейном, Фольмаром, Ауэром и другими в рядах германской социал демократии в конце 90 х и начале 900 х годов, когда германская социал демократия была революционной и когда эти завзятые оппортунисты в продолжение ряда лет жаловались на то, что их “не поняли”, что их “исказили”. Известно, что фракцию Бернштейна обозвали тогда германские революционные социал демократы фракцией “непонятых”. Нельзя считать случайностью тот факт, что оппозиционный блок приходится, таким образом, занести в разряд фракции “непонятых”.

Таковы главнейшие особенности оппозиционного блока.
III. Разногласия в ВКП(б)
Перейдем к разногласиям по существу.

Я думаю, что наши разногласия можно было бы свести к нескольким основным вопросам. Я не буду касаться этих вопросов подробно, так как времени для этого мало, а доклад и так затягивается. Тем более, что вы имеете материалы по вопросам ВКП(б), которые, правда, страдают некоторыми ошибками в переводе, но в основном они дают все же правильное представление о разногласиях в нашей партии.
следующая страница >>



Стыд — страх перед ожидаемым бесчестием. Платон
ещё >>