Интертекстуальность в романе Клеменса Брентано - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Книга «О многозначности сущего по Аристотелю» (1862) австрийско го... 1 15.31kb.
Клеменс Лотарь Вен 1 208.02kb.
"Направленность" в психологии Брентано 1 291.27kb.
Ю. А. Емелиной Интертекстуальность ораторской речи: проблемы перевода... 1 36.72kb.
Курсовая работа Цветовая символика в романе В. Скотта «Айвенго» 39 1 29.54kb.
Литература Интертекстуальность романа И. С. Тургенева «Отцы и дети»... 1 153.58kb.
Бартош Наталья Юрьевна (Новосибирск) Архетипическая модель священного... 1 27.34kb.
Мифопоэтика и интертекстуальность в позднем творчестве п. И. 1 322.46kb.
Культурные аллюзии в романе Эми Тэн «Клуб радости и удачи» Диалог... 1 226.74kb.
«Фамилии в романе М. Шолохова «Тихий Дон» 2008 год 1 59.92kb.
[81´ 37:: 78] 821. 112. 2 (436) Ю. В. Пасько Москва лексико-семантический... 1 160.55kb.
Мыслитель, ученый, поэт, И. В. Гете писал свою поэму «Фауст» более... 1 85.06kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Интертекстуальность в романе Клеменса Брентано - страница №1/1

Интертекстуальность в романе Клеменса Брентано «Годви»

Кашафутдинова Зоя Мансуровна

Аспирант Пермского Государственного Национального Исследовательского Университета, Пермь, Россия

Мы рассматриваем роман «Годви» К.Брентано как «роман о романе». Одной из характерных черт этого жанра является его интертекстуальность, что справедливо замечают исследователи: ««Роман о романе» интертекстуален – он содержит, как правило, большое количество цитат, ссылок, аллюзий, как явных, так и зашифрованных. Цитируются и фрагменты внутреннего, творимого романа, его черновые варианты и прочее» [Бочкарева 2010: 29]. Мы опираемся на концепцию Ю.Кристевой, которая трактует «литературное слово» как «место пересечения текстовых плоскостей, как диалог различных видов письма – самого писателя, получателя (или персонажа) и, наконец, письма, образованного нынешним или предшествующим культурным контекстом» [Кристева 2000: 429].

В романе встречаются «метатексты» (фрагменты текста, где героями обсуждаются литературные достоинства еще только рождающегося на наших глазах романа) и «квазиметатексты» (комментарий вставных текстов, например, поэтических произведений, которые органично вплетены к повествование).

В связи с исследуемым романом возможно обращение к понятию диалогичности, которая проявляется в интертекстуальности: текст романа «Годви» богат реминисценциями литературы и культуры, это цитаты и аллюзии, отсылающие читателя к предыдущему литературному опыту. К примеру, неожиданным может показаться момент авторской самоиронии, когда, Годви упоминает в связи со смертью Марии, что тот читал Тика (Брентано называли его подражателем).

Из примечательных и достаточно редких, характерных для организации повествования в романе черт можно назвать следующую: текст романа отсылает сам к себе. В «Годви» можно встретить вызывающую удивление читателя фразу: «Dies ist der Teich, in den ich Seite 266 im ersten Bande falle» [Brentano 2007: 345] (Это пруд, в который я упал на стр. 266 в первом томе), отчего складывается нелепое представление, будто он ходит по саду с книгой в руках и нарочно сверяет страницы, либо же у героев феноменальная память. И такой прием используется автором в романе порядка шести раз. Отсюда логично следует вывод о диалоге, а иногда и игре автора с читателем.

Нас заинтересовало цитирование из И.В. Гете. Литературоведами было неоднократно подмечено, что влияние И.В. Гете на Брентано и его эпоху велико. Поэтому неудивительно, что в тексте романа «Годви» мы находим отсылки к его творчеству, в том числе и цитирование героями отрывков из его драмы «Торквато Тассо», как прямое, так и пародийное. Также ранее, в 8 главе упоминается поэма самого Тассо «Освобожденный Иерусалим» (1580). Обращение к этому персонажу видится нам неслучайным. Поэта тяготило зависимое положение придворного художника. То же мы можем сказать и о поэте Марии, его творчество несвободно, роман, который выходит из-под его пера, имеет заказчика, это Рёмер, друг Годви.

Цитирование отрывка происходит в главе 18 второй части. Хаберн медленно идет, читая из Гете, и Мария делает предположение, что тот мог читать соответствующий его походке отрывок. Цитата точная:

«Schon lange seh ich Tasso kommen. Langsam

Bewegt er seine Schritte, steht bisweilen

Auf einmal still, wie unentschlossen, geht

Dann wieder schneller auf uns los, und weilt

Schon wieder». [Brentano 2007: 342]

Как принцесса в драме Гете, Мария собирается сплести венок из лавра, но находит шляпу Хаберна, которая висит на цветочном горшке с алое. Пародирует слова Альфонса, указывая на горшок (в оригинале - на бюст Виргилия) и обращаясь к Хаберну.

У И.В. Гете мы находим:

«Hat es der Zufall, hat's ein Genius

Geflochten und gebracht? Es zeigt sich hier

Uns nicht umsonst. Virgilen hör' ich sagen:

Was ehret ihr die Todten? Hatten die

Doch ihren Lohn und Freude da sie lebten; » [Goethe 1981: 488]

У Брентано (курсив наш – З.К.):

«Hat ihn der Zufall, hat ein Genius,

Gefilzt ihn und gebracht? Er zeigt sich hier

Uns nicht umsonst. Den Aloe hör ich sagen:

Was ehret ihr den leeren Topf? er hatte

Schon seinen Lohn und Freude, da ich blühte;» [Brentano 2007: 342]

Мария надевает на него шляпу (принцесса держит венок) и пародирует слова принцессы, заменяя «Тассо» на «Хабер»:

«Du gönnest mir die seltne Freude, Tasso,

Dir ohne Wort zu sagen wie ich denke». [Goethe 1981: 488]

Хабер снова надевает шляпу на горшок. Точная цитата.

«O nehmt ihn weg von meinem Haupte wieder,

ehmt ihn hinweg! Er sengt mir meine Locken!» [Goethe 1981: 489]

Хабер снял шляпу, так как ему было в ней жарко, она действительно «палила его волосы». Хабер просит не подтрунивать над ним, так как он хочет переводить Тассо и говорит, что его талант переводчика превосходит талант Марии, и последний не выиграет спора с ним (как мы узнаем далее из романа, вышло иначе).

«Und wer sich rüsten will, muß eine Kraft

Im Busen fühlen die ihm nie versagt». [Goethe 1981: 489]



Таким образом, в цитировании текста И.В. Гёте Брентано прибегает в том числе к средствам романтической иронии, раскрывая характеры героев-антогонистов поэта-любителя Хабера и истинного художника Марии.
Литература


  1. Бочкарева Н.С., Суслова И.В. Роман о романе: преодоление кризиса жанра (на материале русской и французской литератур 20-х годов ХХ века). Пермь, 2010.

  2. Кристева Ю. Бахтин, слово, диалог, роман // Французская семиотика: От структурализма к постструктурализму. М., 2000. С.427-457.

  3. Brentano C. Godwi oder Das steinerne Bild der Mutter. Ein verwildeter Roman. Stuttgart, 2007.

  4. Goethe J.W. Werke: In 12 Bänden. Berlin, Weimar, 1981. Dritter Band.





Нет ничего бесцельнее, как судить или лечить трупы: их велено только закапывать. Василий Ключевский
ещё >>