Информационное обеспечение русско-японской войны в провинции (на материалах Самарской губернии) 07. 00. 02 отечественная история - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Церковь русской провинции в XIX веке (на материалах Воронежской губернии) 2 398.84kb.
Кустарно-промышленная политика и ее реализация в последней трети... 1 323.03kb.
Царевококшайский уезд в годы Русско-Японской войны 1904-1905 гг по... 1 78.93kb.
«Ратная доблесть кубанских казаков в русско-японской и первой мировой... 1 114.94kb.
Юные герои русско-японской войны 1 252.31kb.
Цель: раскрыть причины войны, охарактеризовать основные события,... 1 62.65kb.
Обоснование начальной (максимальной) цены договора Во исполнение... 1 33.41kb.
Сражения русско-японской войны 1 64.81kb.
Тарбагатайцы в русско – японской войне 1 29.58kb.
Контрольная работа «Россия в начале XX века» 1 8.08kb.
Вороницын И. П. Лейтенант Шмидт. М.; Л., 1925 8 1232.22kb.
Программа «Здравствуй, лето!» 4 471.41kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Информационное обеспечение русско-японской войны в провинции (на материалах Самарской - страница №1/3


На правах рукописи



Буранок Александр Олегович
Информационное обеспечение

русско-японской войны в провинции

(на материалах Самарской губернии)

07.00.02 – отечественная история



Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук







Оренбург 2009

Работа выполнена на кафедре отечественной истории и археологии

ГОУ ВПО «Самарский государственный педагогический университет»


Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Репинецкий Александр Иванович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Кругликов Александр Леонидович
доктор исторических наук, профессор Сафонов Дмитрий Анатольевич

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Самарский государственный

университет», кафедра отечественной истории и историографии

Защита состоится 27 марта 2009 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.180.03 ГОУ ВПО «Оренбургский государственный педагогический университет» по адресу: 460844, Оренбург, ул. Советская, 19, ауд. 333.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке

ГОУ ВПО «Оренбургский государственный педагогический университет».

Текст автореферата размещен на сайте ОГПУ www.ospu.ru 20 февраля 2009 г.


Автореферат разослан 20 февраля 2009 г.







Ученый секретарь диссертационного совета

доктор исторических наук, профессор Р. Р. Хисамутдинова



Общая характеристика работы

Актуальность темы. Изучение восприятия в Самарской губернии начала ХХ в. Русско-японской войны позволит понять закономерности информационного развития российского провинциального общества как в период 1904 – 1905 гг., так и в после­дующее время. В исторической науке проблемы информации приобретают гуманитарный характер, отражающий ее содержательную специфику. Общественные процессы, связанные с ее хранением, передачей и переработкой, должны анализироваться с точки зрения их информационного содержания, материализации значения, знакового выражения, различий интерпретаций1. В поле зрения истории оказываются закономерности воз­никновения и функционирования информационных процессов в социуме. Их изучение позволит просле­дить динамику развития общества, глубже понять причины и ха­рактер социального поведения, социальных взаимодействий. Вы­явление механизмов возникновения информации, источников и каналов ее распространения, особенностей восприятия, определение роли информации в различных ситуациях прошлого – все это даст возможность прояснить ин­формационную природу исторического развития и определить его результат.

Актуальность исследования обусловлена обращением историографии рубежа ХХ – ХХI вв. к проблеме осмысления исторического события его современниками. Ученых все больше интересуют не только сами события, но и то, как сведения о них доходили до потребителя и осознавались тем или иным слоем общества, какие социальные и политические последствия вызывают информация и разного рода манипуляции ею. Понимание этого особенно важно, когда речь идет о военных, межнациональных конфликтах.

Изучаемая тема актуальна и в практическом отношении; многие возникшие во время Русско-японской войны стереотипы восприятия и информационные традиции продолжают функционировать и в ХХI в., оставаясь важной частью российского общественного сознания; их можно использовать для анализа современных информационных процессов в российском обществе. Следовательно, информационное обеспечение Русско-японской войны, формирование и развитие представлений о войне требуют всестороннего изучения. Все это, как и недо­статочная научная разработанность проблемы, обусловливает актуальность темы исследования.

Объект исследования – информационное обеспечение Русско-япон­ской войны в Самарской губернии.

Предмет исследования – механизмы и пути формирования представлений о Русско-японской войне и ее восприятие в провинциальном обществе Самарской губернии.

Хронологические рамки работы охватывают период Русско-японской войны. Нижней границей хронологических рамок диссертационного исследования служит начало Русско-японской войны – 26 января (8 февраля) 1904 г.; верхней границей является дата ее завершения – 23 августа (5 сентября) 1905 г.

Территориальные рамки. Изучение поставленной проблемы велось на материалах Самарской губернии в границах 1904  1905 гг. Губерния состояла из семи уездов: Бугульминского, Бугурусланского, Бузулукского, Николаевского, Новоузенского, Самарс­кого и Ставропольского. Это был обширный регион с преимущественно крестьянским населением (93,8%): на 1 января 1903 года население Самарской губернии составляло 3.091.263 человека обоего пола, из них в городах проживали 171.096 человек и в уездах – 2.920.167 человек2.

Степень научной разработанности проблемы. Отечественная историография о Русско-японской войне обширна, первые работы появились еще во время войны, и изучение продолжилось дореволюционными, а затем советскими и российскими историками. Историография работы содержит три блока исследований: 1) труды общего характера, освещающие в целом проблему российского общества в связи с Русско-японской войной; 2) исследования по теории информационного обеспечения и об информационном обеспечении российского общества в начале XX в.; 3) работы, посвященные Самарской губернии в период Русско-японской войны.

1. Труды общего характера о Русско-японской войне. Первыми к научному описанию и осмыслению войны обратились военные еще в период боевых действий3; дореволюционные научные работы также связаны с деятельностью военных4. В 1906 г. официальная комиссия, созданная при Главном управлении Генштаба под председательством В. И. Гурко, приступила к исследовательской работе, результатом которой стал 9-томный труд о Русско-японской войне (1910)5. В целом, это добротная официальная работа; однако, не все ее части составлены одинаково добросовестно, а потому качественно различаются; действия японцев почти не освещены. Как и большинство официальных исторических работ, этот ценный труд, в конечном счете, является только материалом для дальнейших исследований, так как не исходит из цельного, определенного мировоззрения и предоставляет самому читателю оценивать события. В 1908 г. аналогичная комиссия начала работать при Морском Генштабе. Военные историки изучали причины войны и поражения России. Они пришли к выводу, что в сложившихся политических условиях военное столкновение России и Японии было неизбежно, при этом виновницей конфликта считалась только Япония; вина за неудачи армии и флота России возлагалась на российских внешне­политических деятелей и некоторых военачальников6.

Советская историография подходила к изучению Русско-японской войны с позиций марксистско-ленинской методологии и классовой идеологии. Данный исторический период интересовал историков, прежде всего, как пред­дверие революционных событий, на развитие которых война решительно повлияла7. Наиболее разработана в науке проблема определения позиций различных политических сил (и, прежде всего, большевиков) по отношению к военным событиям8. В противовес меньшевикам и эсерам, скатившимся на позиции оборон­чества, большевики, по мнению историков, заняли истинно патриотическую линию, выдвинув лозунг поражения царского правительства. Разоблачение антинародной внешней политики царизма легло в основу революционной пропаганды в годы войны. Ряд работ советских ученых посвящен деятельности социалистов-революционеров9, либеральному движению10, где упоминался рассматриваемый диссертантом период. Но в целом проблема информационного обеспечения Русско-японской войны не была востребована в советской историографии и затрагивалась лишь косвенно, в связи с отношением к войне той или иной социальной группы, политической партии.

Изменения в политической и общественной жизни страны, произошедшие в начале 1990-х гг., существенно повлияли на историческую науку постсоветского периода: исследователи стремятся пересмотреть некоторые традиционные советские установки. На смену прежнему относительному единомыслию пришел разброс мнений, оценок и суждений. В немалой степени интерес к войне 1904 – 1905 гг. определен ее столетней годовщиной, а также сложными современными геополитическими отношениями России и Японии. В пост­советскую эпоху появилось много работ, посвященных отдельным операциям русских войск11, роли различных воинских частей в военных действиях12, деятельности российских и японских секретных служб13; опубликованы биографии и мемуары деятелей войны14; обобщающие труды15; изданы сборники документов16. Актуальным стало обращение исследователей к психологическому аспекту военных действий, появилось новое научное направление – военно-историческая антропология и психология. В рамках данного направления изучаются «человеческое измерение», «образ врага», в том числе и на примере Русско-японской войны17.

В постсоветской историографии продолжилось исследование деятельности политических партий России начала ХХ в., причем внимание ученых направлено на небольшевистские организации. Проблема информационного обеспечения Русско-японской войны затрагивалась в работах постсоветского периода лишь косвенно, но они дали представление о политическом спектре Российской империи в 1904 – 1905 гг.18.

Проблемы отношения российского общества к Русско-японской войне исследовались на диссертационном уровне. В диссертации Л. В. Жуковой19 дано идеологическое обоснование в России Русско-японской войны: выявлены закономерности и динамика возникновения идей, их зависимость от внешних обстоятельств. На материалах Костромской, Владимирской и Ярославской губерний Е. А. Смирнова20 провела анализ отношения к войне различных сословий и социальных слоев, политических сил, органов местного самоуправления и общественных организаций. Исследовательница рассмотрела также последствия общественных настроений в связи с событиями на Дальнем Востоке.

Проблематика Русско-японской войны разрабатывается и в зарубежной историографии21. Ученые сосредоточивают свое внимание на международных отношениях России и Японии на рубеже ХIХ – ХХ вв., на описании собственно военных действий22. Русско-японская война – традиционная тема японской историографии. Одним из первых изданий по истории дальневосточного конф­ликта явился коллективный труд японских исследователей «Описание военных действий на море в 37 – 38 гг. Мейдзи (1904 – 1905 гг.)», вышедший в 1909 – 1910 гг. В 2004 г. данная работа переиздана и переведена на русский язык23. В настоящее время стало возможным плодотворное сотрудничество японских и российских историков24.

Работы общего характера позволили составить комплексное представление о военных, политических, дипломатических, социально-экономи­ч­е­ских, культурных событиях, связанных с изучаемым периодом. Однако проблема информационного обеспечения Русско-японской войны затрагивалась лишь косвенно, и на настоящий момент нет ни одного монографического или диссертационного исследования, раскрывающего данный вопрос.

2. Вторая группа работ содержит исследования по теории информационного обеспечения и сведения об информационном обеспечении российского общества в начале XX в. Этот блок литературы расширил и углубил знания об информационной теории и истории25, основных видах источников информационного обеспечения, существовавших в начале ХХ в. в России, а именно: в прессе26, художественных произведениях27, листковой литературе28, плакатах и лубках29. Информационное обеспечение именно Русско-японской войны в данных работах не рассматривается. Информационный подход в исторической науке и источниковедении предложен в работах И. Д. Ковальченко (он использовал категории теории отражения и обоснованно предполо­жил, что исторический источник – это прежде всего источник ин­формации, а источниковедение – отрасль исторической науки, занимающаяся извлечением и изучением информации, содержа­щейся в источниках) и В. И. Бовыкина, рассматривавшего природу исторической информации, зафиксированной в исторических источниках30.

3. Работы, посвященные Самарской губернии в период Русско-японской войны, дают картину социально-экономического положения Самарской губернии в начале ХХ в.31 Впервые сюжеты, связывающие Русско-японскую войну и Самарскую землю, затронули краеведы, писавшие, начиная с 1954 г., в местной прессе о наших земляках – участниках войны32. Комплексно Самарская губерния в связи с Русско-японской войной в данных статьях, конечно, не исследовалась. Лишь в последние годы стали появляться работы, анализирующие положение Самарской губернии во время Русско-японской войны. Это, прежде всего, учебное пособие Л. В. Храмкова по самарскому краеведению33, статьи Е. В. Степочкиной34. В книге Л. В. Храмкова «Самарский край в истории России» рассматривается (§ 31), как в губернии было встречено начало войны; ученый охарактеризовал деятельность местного управления Красного Креста по оказанию помощи раненым воинам, поступившим в губернию с Дальнего Востока. Далее он показал, как ухудшилось положение основных категорий населения губернии в связи с войной, что привело к массовому росту недовольства войной, действиями центрального правительства и местных чиновников. Таким образом, Л. В. Храмков первым комплексно, хотя и кратко, осветил проблему Самарской губернии в годы Русско-японской войны. К столетию войны в Самаре выпущен специальный сборник, в котором (наряду с общероссийской) представлена краеведческая проблематика Русско-японской войны35. В 2008 г. самарские ветераны-дальневосточники опубликовали книгу «Русская тихоокеанско-маньчжурская эпопея. Дальневосточный финал»36. Издание содержит историко-мемуарные и документальные материалы (в том числе, о самарцах – защитниках Порт-Артура, участниках Русско-японской войны). Японскую гравюру «сэнсо-га» и русский лубок на тему конфликта России и Японии из коллекции самарского общественного деятеля А. К. Клафтона исследует искусствовед М. В. Кожевникова37.

Таким образом, изучение Самарской губернии в связи с Русско-японской войной началось относительно недавно; нет комплексных научных трудов о средствах массовой информации в Самарской губернии начала ХХ в. и об информационном обеспечении Русско-японской войны в этом регионе. Не изучалась данная проблема и на уровне диссертационного или монографического исследования, хотя в отечественной и зарубежной историографии представлен широкий пласт трудов, посвященных различным аспектам конфликта России и Японии в 1904 – 1905 гг. На современном этапе развития исторической науки тема информационного обеспечения Русско-японской войны в самарской провинции начинает рассматриваться как самостоятельный объект изучения, но работы по данной проблематике еще носят фрагментарный характер (как правило, это статьи). В связи с вышесказанным всестороннее изучение означенного феномена с привлечением широкого круга источников и с учетом новых методологических подходов представляется назревшим и актуальным.

Актуальность темы и уровень ее научной разработанности обусловили цель исследования – комплексное изучение информационного обеспечения Русско-японской войны в Самарской губернии. Цель обусловила постановку следующих задач:



  1. Определить основные виды информационного обеспечения в начале XX века в России.

  2. Охарактеризовать источники информационного обеспечения в Самарской губернии в годы Русско-японской войны.

  3. Выявить направления и специфику подачи информации о войне и ее восприятие самарским крестьянством.

  4. Изучить содержание информации о Русско-японской войне и ее восприятие самарскими городскими обывателями.

Источниковая база исследования. Комплекс источников, необходимых для решения поставленных в работе задач, представлен разнообразными видами исторических материалов, извлеченных из девяти фондов Государственного архива Российской Федерации (Ф. 58; Ф. 102; Ф. 539; Ф. 601; Ф. 1001; Ф. 1167; Ф. 1463; Ф. 1729; Ф. 1741) и шести фондов Центрального государственного архива Самарской области (Ф. 1; Ф. 3; Ф. 182; Ф. 183; Ф. 468; Ф. 677), из фонда «Рисунок  Лубок» Самарского областного художественного музея (СОХМ), из опубликованных источников, шести наименований изданий периодической печати, а также публицистической, мемуарной, художественной литературы и «дешевых книжек для народа» о Русско-японской войне (более 50 шт.). Данные источники можно разделить на следующие десять групп.

1. Делопроизводственные материалы  вид исторических источников, функцией которых является документное обслуживание различных управляющих систем (делопроизводство: государственное, вотчинное, акционерных компаний и т.д.). Информация, полученная из делопроизводственных материалов ЦГАСО: Самарское губернское по воинской повинности присутствие (Ф. 677), Самарское местное управление общества Красного Креста г. Самары (Ф. 183), Самарский губернский Алексеевский комитет 1904  1905 гг. (Ф. 182), Самарское губернское правление, Канцелярия Самарского губернатора I стола 1851 – 1917 гг. (Ф. 1), Канцелярия Самарского губернатора II стола (Ф. 3), Самарское губернское жандармское управление (Ф. 468), – способствовала раскрытию деятельности Красного Креста на территории Самарской губернии, выяснению хода частных мобилизаций и фактов уклонения от призыва, позволила охарактеризовать отношение крестьян к войне, установить степень участия органов местного самоуправления в призрении раненых воинов и семейств призванных нижних чинов.

2. Документально-статистические источники: статистические справочники, отчеты, сведения.

Статистическим справочником является ежегодник «Адрес-календарь Самарской губернии на 1904 год» (Самара, 1905), содержащий информацию о социально-экономическом, демографическом, культурном состоянии губернии накануне войны. В диссертации изучены хранящиеся в Центральном государственном архиве Самарской области отчеты и статистические сведения различных организаций, связанных с войной и преодолением ее последствий в Самарской губернии: «Годовой отчет с 6 февраля 1904 г. по 6 февраля 1905 г. Высочайше учрежденного особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования» (Ф. 3); «Списки лиц, подлежащих отбытию воинской повинности в 1904 г.» (Ф. 677), «Отчет по призыву исполнения воинской повинности населения Самарской губернии за 1905 г.» (Ф. 677), «Список находящихся под покровительством Алексеевского Главного Комитета сирот нижних чинов, коим причитается пособие. 1908  1909 гг.» (Ф. 182). На основании этих документов выяснено количество пожертвований на военные нужды различными слоями самарского общества, установлена численность призывников от Самарской губернии в 1904 и 1905 гг., выявлены данные о положении детей-сирот и о размере оказываемой им помощи, раскрыт вопрос о влиянии войны на деревню.

3. Материалы периодической печати (газеты «Самарские губернские ведомости», «Самарская газета», «Самарский листок объявлений», «Самарский курьер», журналы «Самарские епархиальные ведомости», «Летопись войны с Японией. 1904  1905») составляют основную источниковую базу исследования, так как именно они наиболее полно и оперативно информировали население Самарской губернии о происходивших на Дальнем Востоке событиях; по материалам периодической печати изучены отношение и динамика интереса различных слоев провинциального общества к Русско-японской войне, раскрыта информационная политика правительства и либералов.

4. Листковая литература составляет особую группу исторических источников. К исследованию привлечены опубликованные и неопубликованные листовки оппозиционных политических сил – социал-демократов и эсеров (листовки других политических групп Самарской губернии не выявлены). Автором диссертации изучены агитационно-пропагандистские листовки самарских социал-демократов (21 шт.)38 и столько же листовок самарских эсеров (по архивам ЦГАСО39 и ГАРФ40).

5. Следующая группа источников – плакаты и лубки, как хранящиеся в фонде «Рисунок  Лубок» Самарского областного художественного музея (СОХМ), так и опубликованные в различных изданиях41. Они составляют наглядные источники информации о Русско-японской войне, сыгравшие немаловажную роль среди малограмотного и неграмотного населения Самарской губернии, а также служившие одним из основных каналов распространения правительственной, патриотической информации о войне.

6. Особую группу источников представляют так называемые «дешевые книжки для народа», массово издаваемые «на злобу дня» и жанрово разно­образные42. Появление подобного рода изданий было вызвано резко возросшим интересом российской публики ко всему, что связано с Японией и Дальним Востоком. Через часть «дешевых книжек для народа» происходило распространение правительственной версии Русско-японской войны.

7. Мемуары, дневники, письма, воспоминания составляют весьма важный пласт источников, ибо содержат свидетельства очевидцев событий43.

8. Художественные произведения о Русско-японской войне, вышедшие в 1904  1905 гг., рассматриваются в диссертации как источник (в рамках изучаемой темы)44, например, книга И. Табурно «Правда о войне»45 (СПб., 1905). Художественная литература поз­воляет увидеть атмосферу, в которой происходило распространение сведений о войне, а также рисует яркие картины восприятия и переживания этой информации.

9. Публицистические работы, в которых затрагивается тема Русско-японской войны, в частности, статьи Л. Н. Толстого и В. И. Ленина46.

10. Энциклопедии, словари, справочники содержат толкования основных терминологических понятий, связанных с проблемой информационного обеспечения; перечень изданий периодической печати Самарской губернии времени Русско-японской войны, описание географического и социально-экономического положения Самарской губернии в начале XX в.47

Материалы, вошедшие в источниковую базу исследования, различаются происхождением, функциональной направленностью и степенью достоверности. На основе их комплексного и критического анализа воссоздана широкая и достоверная картина информационного обеспечения Русско-японской войны в Самарской губернии.

Методологическая основа исследования. Комплексный анализ специфики механизма формирования оценок и представлений о Русско-японской войне у самарских крестьян и городских жителей диссертант старается выстроить с опорой на главные методологические принципы – историзм и научную объективность. Принцип объективности подразумевает изучение как всего корпуса источников, так и реального исторического материала по исследуемой теме во всем многообразии, без каких-либо заранее заданных оценочных суждений и конъюнктурных соображений48. В соответствии с принципом историзма восприятие событий Русско-японской войны и выработка их оценок в провинциальном обществе изучается в процессе их возникновения, изменения и развития, что позволяет рассмотреть воздействие этих суждений на формирование общественного мнения, выявить закономерности информационного обеспечения общества в период Русско-японской войны и тенденции последующего развития; раскрыть специфику подходов различных политических групп к изучению данного исторического феномена и их влияние на последующую историографию.

Наряду с общенаучными методами (индукция и дедукция, анализ и синтез, классификация, аналогия, обобщение, идеализация) применялись специальные методы исторического познания: проблемно-хронологический, системно-структурный, сравнительно-исторический, историко-логический. С помощью данных методов в их совокупности изучена сложная и противоречивая картина отношения к Русско-японской войне провинциальных жителей в ее диалектическом единстве и противоположности; не только определены сущность и характерные особенности отдельных мнений, но и прослежены их динамика и эволюция, что дало возможность выявить цикличность восприятия различных этапов и событий войны, обусловленную объективными и субъективными причинами.



следующая страница >>



Даже самый дурацкий замысел можно выполнить мастерски. Лешек Кумор
ещё >>