Илья Чёрт Цикл стихов - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Илья Чёрт – вокал, гитара Макс Йорик – скрипка, клавиши 1 125.32kb.
«Пилот» удачно сошел на Иркутскую 1 27.51kb.
Июльское интермеццо (цикл из 9 стихов) в письме на юг 1 118.66kb.
Илья кукулин критик-филолог 1 45.89kb.
Илья Черт (группа Пилот) 1 94.85kb.
Петрусенко Илья Антонович Петусенко Илья Анонович 1 24.6kb.
ровное пламя напутствие, стр. 3-6 «В минуты длительных прощаний…»... 1 33.56kb.
Учебник М. В. Осмоловского, И. Ю. Осмоловской биографические сведения... 3 369.06kb.
Сценарий к Хэллоуин "Бал не совсем чистой силы" 1 41.23kb.
Цикл «Природа – храм Красоты и Человечности» «о солнце, тебя я пою! 1 83.09kb.
Стандартный комплекс. Количество циклов должно быть парное. 1 30.01kb.
Мы берем у вас интервью для кино-проекта, который изучает общественную... 3 242.85kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Илья Чёрт Цикл стихов - страница №1/1

Илья Чёрт

Цикл стихов

«смех под водой»

или

«порно морепродуктов».


«Аквариум» - это не только музыка.

Это образ жизни!» (с)

один день

Когда бежишь по пляжу рано утром,

И утренняя свежесть марлю мокрую кладёт

На душной ночи лоб, испариной покрытый,

Седеющий песок, ракушками умытый,

Небесной благодатью холодит

Твои, едва проснувшиеся ноги.

Бакланы чёрные рисуют виражи

На бреющем. В рассветном миражи

Сиреневом оттенке. Тонут звёзды,

И нежно гладит розовым по крыльям первых птиц

Сощуренное солнце. Возрадуйся идиллии,

Как и тому, что день

прожить ещё один

тебе вдруг предложили.
01.09.04

мёртвый сезон



«Пусть ты найдёшь, где я потеряю!

Мы родились в мёртвый сезон.» (с) гр. «Небо здесь»
Вот и он, мёртвый сезон:

Только мы да хруст огурцов!

Только палка слюнявой собаке,

Зелёного стекла печальный звон.

На опустевших станциях голос: «Конечная!!!»

Не хочется выходить, недочитана книжка,

И в тишине милее солнца заляпанный мухами плафон.

В Япониях, Египтах и Франциях

Я – дурачок, паяц, мальчишка! –

Осквернял постаменты пометками

«Я был здесь», «Здесь был я», «Я был»…

Я был! Слышите? Был.

Ел, спал, махал руками, пил и курил.

Я – настроения сумеречный гот-

Сам себе записки писал из века в век.

Я Ною помогал построить плот,

И сам же лично обрушивал течение рек

На эту утлую постройку.

Но не теперь!..

И водка на столе. Смеётся Кали.

Три звякают стакана, четыре – в стороне,

Стоят не найдены поныне.

И сумерки ползут,

Как червяки на запах дохлой рыбы.

Вот и он, мёртвый сезон:

Только мы да хруст огурцов!


01.09.04

кинолюбитель

Учитывая праздности событий,

Я в ус не дую, всё валяя дурака.

И благодарен Богу за свободу

Определять часы, когда вставать пора.

Не покривив душой хочу заметить:

Не лень моя тому причиной стала,

А внутреннее чувство совершенства

И невмешательства, чтоб «я» не помешало

Устраивать события и даты

Единству изначальному природы, как то:

Менять прогноз погоды, и самому решать –

Споткнуться ли сегодня соседскому мальчишке,

Иль беспрепятственно до школы добежать.

Кто я такой, сующий вечно пальцы?!

Что я такое, чтобы мнением обладать?!

Я – зритель в комфортабельном уютном зале,

Кому решила Тайна свою кинокартину показать.

Я ем попкорн и запиваю кока-колой,

И мимо взора моего проносятся года.

Сменяются вожди, сменяются народы,

Рок-звёзды, мода, книги и ветра.

Сюжет закручен лихо, я согласен!

Фильм ужасов сменяется романтикой любви.

Коленки в пляс!

Нетерпеливо бьётся сердце!

А ведь едва ли тридцать лет, как в зале свет погас.

Являясь меломаном, кинокритиком,

Любителем сверкающих чудес,

Постиг своим умом занятную штуковину:

Тем поплохело, кто пальцем нагло лез

Менять течение рек на том экране,

Кто под себя пытался повернуть,

Набрать воды пытался из глубин водоворота,

В карман себе натырить, кусочек пирога куснуть.

Лишь изредка, как в «двадцать пятом» кадре,

Вдруг выпадает розыгрыш лото,

И цифра моего сиденья в зале

Небрежно произносится киномехаником в окно.

Я поднимаю бровь, критично щурю глаз,

Приподнимаясь, спокойно отвечаю:

«Идёт всё как по маслу! Мне нечего добавить.

Что ж, можно продолжать. » И Бог в ответ:

«Отлично! Продолжаю!»


01.09.04

номера вагонов



«Кто хочет быть первым –

будет последним из всех и слугою всем!» (с) Иешуа
Номера вагонов начинаются с хвоста поезда!

Репродуктор хрюкнул. Рельсы кругами побежали по лесу.

Приготовьте документы, граждане!

Что у вас в сумке?

Тяжёлые депрессионные думки,

От мячиков на зелёных полях чёрные лунки…

В общем и целом, я - гад!

Стараюсь поезда с пути сворачивать,

Скрюченные и сморщенные воздушные шарики

Выдохом углекислотным накачивать,

Да всё наизнанку, на новый лад.

С хвоста поезда номера вагонов начинаются!

Ты что, глухой?! Забыл вагон? И место?? И пароль??!

Зачем тебе кабина машиниста?

Там рулевое колесо, фонарь и выбит номер «ноль».

И в кресле Кое-Кто смеётся под фуражкой.

И прежде первого тот нулевой идёт!

Лови за хвост свой уходящий поезд,

Где за последней дверью последнего вагона

Дождь, одуревший от пьянки с ноябрём, косой идёт.

Где на подножке, махая красным фонарём,

Сидит Начальник Железных Сообщений

На в стороны мотающейся ржавой «колбасе».

Поёт, горланит Благим матом..

А нам что делать, гадам?

В общем и целом, весь мир идёт за Ним.

И поезда хвостами, словно псы, виляют,

Грядёт Четвёртый Рим…

Проводниками на подхвате двери открываем.

Ты что, глухой?! Забыл пароль??!

У всех садящихся на нашу Кольцевую

Указано в билете место «ноль».

Ровняй поле, сажай лес, зарывай свою борозду –

Номера вагонов начинаются с хвоста поезда!


31.08.04

наркоманский

Эх, дороги, пыль да дурман,

Голоса…. Тревоги…КТО ЗДЕСЬ?!

банный день



«Каждый год, тридцать первого декабря,

мы с друзьями идём в баню!»(с ) к\ф «С лёгким паром!»
Ливень струйками гоняет не спеша

Глупого нагого малыша.

Бегает, хохочет и кружится,

Мама!…Дождик!…Мыться!…

Мама тоже улыбается в ответ

Снисходительно, но мило: «Вот уж нет!

Мы то знаем, взрослые, к чему

всё это приводит!»

Чу!

Что-то память стала коротка.



Мамочка забыла, как сама

Ливнем умывалась по утрам.

Капельки «там-тарам…там-тарам…».

Тёплый душ надёжней ей теперь,

Ванна обнимает, на защёлке дверь.

А за окошком Бог, смеясь, плескаясь и кружа,

Водой небесной моется, и моет малыша!
05.09.04


31 мартобря


ОРЗ, дождливая зима,

Всё время «0», и редко «-2»,

Щелей в заборе тайное окно…

Глухое темное немое существо

Крадется цыпочками, чешется и пьет

Из лужи то, что нехотя прольет

Господь из кружки поднебесной через край.

Слезай! Уж поздно!

Нечего ловить!

Сидеть на дереве – не к ночи развлеченье.

Пойдем ходить!

Здесь во дворах промозгло,

А на Фонтанке дует теплый сквознячок,

И все такие-же как мы,

Что с Марса прилетели,

Пасутся там. Огромный чердачок

Санкт-Петербурга под мировою крышей

Наполнен в сумерки тенями прошлых лет.

Очки свои куда ты дела?

Смотри, вон на мосту поэт,

Он музы друг, слуга Пегаса,

Привык над крышами летать,

Пить молоко, съедать свой бутерброд,

Намазанный чуть розовым рассветом,

И не закрыв на кухне кран, бежать

Пахучим поздним летом

Жрать, спать, бухать и спрашивать знакомых,

Как их дела и что сегодня к чаю?

Слагать три строчки наугад,

Неделями не видеть маму,

Но всё же знать, что дома всё о’кей,

Всё тот же стол, накрытый для гостей,

Всё тот же чайник ржавый…

Ну…Эй! Не спать!

Я знаю, что отвлекся…

Пойдем, посмотрим лебедей,

Что как пуховые подушки,

Плывут в бензиновых разводах.

Грей руки! Грей!

Сегодня не до сна! Ведь завтра осень.

Медведь полярный съел на небе звезды,

И значит снова будет дождь…

А может быть весна…

Здесь никогда не подгадаешь.

И вряд ли что-нибудь поймешь.
26.05.03

девочка



(Мастеру Тайцзы- Цигуна, Клавдии Семеновне Ким, посвящается.)
Девочка с букетиком

Шлепает по лужам.

Радостно! Весело!

Что случилось с ней?

У девочки сегодня День Рождения

И мальчики спешат

Нести подарки ей.

За жизнь её счастливую

Носили всяко разное

Ей мальчики различные…

Улыбками цвели...

Здесь розы всех оттенков

И кактус экзотический

И кольца драгоценные…

Исполним всё! Вели!

И стар и млад старается

Угодить той девочке,

Чтобы на лике светлом

Солнышки взошли.

Чтоб не знала горя,

Чтоб печаль не ведала,

Чтобы всех тех помнила,

Кто на порог пришли.

Веселится девочка,

Люди улыбаются,

И склонясь в поклоне ей,

Мастером зовут.

Девочка смущается…

Девочке сегодня

Шестьдесят исполнилось,

Если все не врут.

06.09.03


Владимир.

Холодно во Владимире…Вылез и замерз…

Проклятое купе, как холодильник,

Всю ночь зубами «стук из-под колес».

Обычный город, серый и прозрачный,

Красивый русской красотой,

Теряющейся между постсоветских

Построек для жилья. Унылый постовой

Поигрывает палкой полосатой,

Спешат девчонки в школу, падает листва.

Домохозяйки – пташки ранние,

По магазинам ходят,

Всё сумрачно и тихо,

А на четвертом этаже гостиницы сплю я.

Пытаясь спрятать голову в подушку,

И одеяла все возможные вокруг себя смотать,

Стараюсь выскользнуть из тела,

И духом где-нибудь над южным морем полетать.

Только вороны каркают и серая вата неба висит.

Здесь в воздухе разлито забвение,

И только храм – затерявшийся в тумане корабль –

колоколами тихо звенит.

Владимир…Княжеское имя

У города с простыми русскими людьми.

Да что я рассказываю байки?

Приезжай да сам посмотри!


06.09.03.

цветная музыка



(Ура! Я купил пластинку Луи Амстронга!)
Белым и зеленым,

И немного синим,

Желтым, красным, черным,

Серым, голубым,

Розовым, оранжевым,

Чуточку лиловым

Мне казался человек,

Кого зовут «цветным».


06.09.03.

ту-ту-туру…

Музыка летает и кружится.

Сейчас бы сачок!

Ноты бабочками беззаботно порхают.

Не нужно морщить ум, дурачок!

Не нужно тужится, искать в себе Шопена.

Музыка повсюду! Слушай весну.

Только глухой не услышит

Тысячекапельную песню её народную.

Когда зима распахивает шубу

И рвется интро, что поют метели,

Сядь, не мельтеши и брось блокнот.

Пой вместе с ней, кружа,

Роняя в землю черные готические ели.

Вот осень в мягком фраке,

Всем композиторам родня,

Напомнит об ушедшем времени

И скажет: «Только романс! Я права?»

А лето визгами веселого панк-рока

И разудалого босого блатняка

Само потянет руку к полному стакану

Доброго домашнего вина.

Где музыку ты ищешь?

Что сердцем слышишь ты в миру?

Я вижу, ты взял ручку? Что ж, запишем:

«Туру-туру-ту-ту-туру».


06.09.03.

smoke on the water



(посвящается Косте Калиа)
Дом… Озеро…

Скитания окончены…

Он утвердился в правоте своей.

Он ловит рыбу,

Паспорта просрочены,

Качает лодку, куры у дверей…

Страховка… деньги…

Медицинский полис…

Все брошено в той жизни, что ушла

Жмет на педаль

От просветленья к просветленью

И тормозит ход жизни время у руля.

Все замерло…

Закат умылся в заводи…

Ондатра плещется и фыркает, смеясь…

Стекло… Свеча…

Окошко с поволокою

И в мысли о служении утвердясь

Шаман уходит,

Тело оставляя,

В долину духов Силы попросить

Писк комаров

Его сопровождает

Вот если бы они смогли испить

Всю горечь мира,

Яд глупости нелепой,

Как черную дурную кровь болот.

Но их судьба

Мешать средоточению,

И мельтешить пред створками ворот.


Дом… Озеро…

Карелия безбрежна…

Течет шаманский дух как дымка над водой.

Весь этот край

Живет его молитвой…

И Силою, что взор хранит пустой.


17.12.02

гастроли

Друзья, точите скальпеля,

Мы отправляемся в походы.

Трубите в трубы, пароходы!

И подтяните ниппеля,

О, рыцари велосипедов горных!

Тяжеловесных и проворных

Колясок детских, роликов цветных…

Нас ждут великие стези,

И безбилетные проезды,

Попутчиков пустая болтовня

И пьяные наезды,

И всяческая колбасня…

На утренних пустых платформах,

И на пустых заброшенных шоссе.

В кабинах машинистов

И в обезьянниках ментов,

За чередой исписанных облупленных столов

Всегда сверкать нам будет

Счастливая и пьяная звезда,

С не выспавшейся рожей и босая

Она на кухню вместе с нами в 5 утра,

Крадется втихоря к вонючей старой банке,

Чтоб выловить окурок не спеша,

И насладиться у окна воспоминанием

О дне вчерашнем, что ныне тихо спит.

Храпит… и не готовится в дорогу,

Как пионер, он к ней всегда готов,

Прибив на дверь очередную из подков,

Он, уходя, сей дом благословит,

И устремится к городу иному.
17.12.02

любовь

С отточенностью форм,

Моменты истязаний,

Ум беспощадно строгий

И скудный бедный корм

Взгляд гордого орла,

Характер безусталый,

А сердце – лед неталый,

И мысли – черный шторм.

За скупостью к мечтам,

За гневом к ликованью,

Лежит упрямый нрав,

И невозможность жить,

Жить радостью общенья,

Возможностью прощений,

Ошибками от сердца,

Желанием любить.

Любить и быть любимым,

И утром просыпаясь,

Увидеть со смущеньем,

Чужую прядь волос.

И радоваться двери,

Что выпустит на волю,

И счастья, что нашелся

Ответ на твой вопрос.

Что смысл не в аскезах,

Не в мудрости ученых,

Не в пальце, что грозит нам

Из глубины веков.

А в той, что досыпает

Сейчас в моей кровати,

И на вопрос: «Как звать-то?»

Ответит: «Я – Любовь!»

17.12.02


(поезд на Ижевск)

лунный хищник

Укрыты снегом лапы мощных елей,

Планета-спутник оттеняет светом темноту

И я, на поручень локтями оперевшись,

Под стук неровный блюзовый колёс

Крадусь по полотну.

Подслеповатой птицей тепловоз

Петляет, выжигая светом фары

Свой путь среди чернеющих озёр,

И сердце вечным «точка и тире»

Мне шепчет «кабы…»…

Кабы мне силы дал Хозяин,

Чтоб на луну смотреть я мог,

Спокойно вынося зеркальный свет тот лживый,

И чтоб душа моя не выла,

Как одинокий волк.

Чтоб вспоминал я хладнокровно

Те лица, что покинули меня,

которым не судьба мне больше улыбнуться,

Что выложили мне собой дорогу,

Жизни не щадя.

В такую ночь мне хочется быть рядом,

Чтоб уберечь оставшихся в живых,

Мне хочется остаться взглядом,

что будет предостерегать вовек

Друзей моих.

Чтобы тянулись к Знанию и Свету,

Чтобы бесстрашно каялись всегда,

И чтоб рука их отдыха не знала

В служении Другу, кто открывает нам

Ворота в небеса.

Чтоб имена их в сказках и легендах

Светили ярко вновь вступающим на Путь.

Чтоб не просили, но давали даром,

Чтоб испарялась в сердце

Неуловимая для пальцев страха ртуть.

Чтоб мимо Звездного Пути нога их не сорвалась,

И «остальными» чтоб не стали никогда.

А то спросил я как то: « а как же остальные?»

Как мне Монахова сказала Катерина:

« А остальными кормиться луна!»

на лыжах

Лыжня, сугробы, елки-палки,

Пот, заливающий глаза..

Я в этом празднике активный

Актер, и чьи то голоса

Чуть съеживают тишину лесную,

В субнизе гул далекого шоссе…

Сквозь зубы пью Ижевский воздух,

И солнце разноцветит в ледяной росе.

На «трешку» всё таки решился,

На «шесть км» не потяну…

По ходу вспоминая навык школьный,

Упрямо к финишу бегу.

Хитросплетенье новых ответвлений

Меня не может с толку сбить.

На трассе тут и там таблички,

Куда мне собственно и нужно нарулить.

Чуть запыхался, на шарфе сосульки,

Сморкаясь, мечу лес, как дикий зверь.

Нос красный, ноги как ходульки,

Совсем как Dead Мороз, ей Богу, верь не верь!

Пытаюсь думать о насущном, но не катит

В красе такой тяжелая мысля.

Тревожная забилася идейка :

« А с дуру то не заблудился я?»

Про булочку нашлось воспоминание

Из фильма « Трое в лодке вместе с псом»,

Где мальчик метил лабиринта выход…

Уж лучше сейчас не думать о таком!

Отбросив панику и чувство,

Что пальцы ног уже «гу-гу!»,

(на улице все восемнадцать)

в припрыжку по лесу лечу.

Точней убого ковыляю,

Как лошадь опосля хмеля,

То вытянуть забуду палку,

То лыжа вбок уехала моя…

Как Александр, блин, Матросов,

На амбразуру, я к флажку

С заветной надписью «finite»

Припал по матерински и лежу!

Немного сердце в горле скачет,

Чутка «товарничок» в ушах идет…

Но в общем целом героически

Я физкультурный сдал зачет.

На трассу оглянулся сквозь «прицел»

( у Стасиков очки специально брал),

и гордо утерев сопливый нос,

сквозь сказочную глушь к отелю захромал…

Друзья, пускай вас не пугают

Зад отмороженный и нос,

Ведь это лучше, чем простуда,

Тем более чем длительный понос.

Поэтому как врач рекомендую:

Периодически с досками на ногах

Гуляйте в чащу снежную лесную,

Дышите глубже. В сказочных краях

Вы обретете чувство единения,

Растопите жирок, и подтянувши брюхо,

Я верю, вы побьете мой рекорд!

На этом кланяюсь и хохочу,

Илюха.


Керчь

Есть город.

Не убоявшись воздуха солёного,

Солнцем опалённый, не отстроив стен,

Хранит в себе воспоминания старых

Ненужных ныне кораблей. Здесь плен

Для тех, кто любит запах свежей рыбы,

Домашнее вино и женских спин загар,

Домишек скромных разноцветные фасады,

Дворов убогость, приветствующий акцентами базар,

Рыбачьих лодок ветхие скорлупки

И радость пацана, поймавшего кефаль.

Здесь нет открытий, нет помрачительных падений,

И ускользающего времени не жаль.

Здесь можно жить как в сновидении чудном,

Неузнанным пройти, не поднимая ворота,

По улочкам, где среди клёнов с проседью,

Над площадью сидит грифон, а в лапах - ключ от города.


20.08.03

просветление


Навалится тоска…

Бывает так, ты знаешь…

Всё станет просто белым

И никаким слегка.

Уставившись на стену,

Здесь можно жить лишь тиканьем

Однообразно ломаным

До стука у виска.

Картины проходящие

Сквозь веки полусонные…

Всё ни о чём, и в частности

На мокрой мостовой

Подпрыгивают мячики,

И девочка в сандаликах

Через резинку прыгает,

И пахнет той весной,

Где в шортиках я сам

По лужам бодро прыгал,

А мама из окошка

Кричала мне «домой!».

Где под стенами школы

Резвился я с ребятами,

Мелками разноцветными

Писал на мостовой,

Стою и понимаю,

Что в вечности космической

Никто не помешает мне

Играть сколь я хочу,

И я до посинения

Могу играть в песочнице,

Что жизнью называется,

И что вперёд качу

Я шар своего времени,

И нету остановок

На тропах, мною выбранных,

И края тоже нет.

И помешать мне в этом

Никто теперь не может,

И звать меня уж некому:

« Домой! Остыл обед…»


27.08.03

я следы размываю

Я следы размываю…

Приходят ко мне босиком,

Частенько и в шлепанцах старых.

Я пою их душу солёным вином,

Убаюкиваю усталых.

Я следы размываю…

Я верю свирепым ветрам,

Чту равно и солнце и бури,

Бесчисленным внемлю ногам,

Что край мой тревожат лазури.

Я следы размываю…

Миллионами лет без труда

Выполняю я эту работу.

Даже Шива завидует мне,

Поручая эту заботу.

Я следы размываю…

И когда кто пройдет по песку,

Я сотру его путь безучастно.

Всё живое находит покой во мне.

Я всё покрываю, над миром я властно.

Я следы размываю…

Любящим жизнь я радость дарю,

Смиряю в сердцах опечаленных горе.

Всё что угодно ты можешь построить,

Я разрушу и это, и не будем мы в ссоре.

Я следы размываю,

Я – море.


19.08.03

дитё

Здравствуй дитятко, обуто – сытенько,

Словом обласкано, мамкой вылизано…

Всё ж тебе есть: и одежда тёпленька,


И борщи горячие, ножки цыплячьи…


Уважение во дворе из страху из зависти,

Да жена красивая и глупая к радости.

Машина папина, в лапу денежка,

И к печали купленная «хм… хм...» девушка.

Что припёрлось то прикручиненное?

Что тебе от меня нынче надобно?

Ведь по мне что пальцы разведённые,

Что деньга твоя – всё одно по боку.

Аль сыскать счастья всё же удумало?

На дорогу поди сердце просится?

Что ж, попробуй за всё, что досталося,

Отплатить сполна благодарностью.

Всё отдай, что руками не стяжано,

За монету - своих две отплачивай,

Да приходи через год – покумекаем.

Может уши у сердца прочистятся?…


20.08.03

свидетель

Прыг-скок под мосток,

Чтоб не заметили!

Никому ничего не сделаю,

Буду свидетелем!

Слушать, читать и смотреть,



Лежать, дышать, ничего не хотеть!
05.09.04




Если женщине нравится другая женщина, она с ней сердечна; а если не нравится — сердечна вдвойне. Эрвин Кобб
ещё >>