I становление и развитие науки о художественной литературе Становление теории литературы в Европе - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Лекция №13: Становление менеджмента и развитие теории управления... 1 175.79kb.
Темы рефератов по истории и философии науки 3 506.86kb.
Отрасль подготовки -10. 01. 00- литературоведение 1 16.38kb.
Предмет теории литературы. Место теории литературы в системе наук... 7 1205.21kb.
Становление и развитие конституционного права России как отраслевой... 3 402.62kb.
Право и правовой закон: становление и развитие / В. С. Нерсесян 1 141.01kb.
Вопросы к экзамену по дисциплине «Культурология» 1 20.21kb.
Литература и культура Направление подготовки: 032700 Филология 1 57.78kb.
Шарашкин Р. Е. Становление и развитие физической культуры в тми,... 10 1659.16kb.
Становление и развитие сельскохозяйственной науки Бурятии 1 286.74kb.
Гуманитарные науки 1 146.97kb.
Книга "Догматическое богословие" 21 2057.58kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

I становление и развитие науки о художественной литературе Становление теории литературы - страница №1/2

Раздел I

Становление и развитие науки о художественной литературе

Становление теории литературы в Европе

Наука о художественном творчестве, в том числе теория литературы, насчитывает несколько тысячелетий. Она возникает в Древней Греции и развивается параллельно с самим искусством; искусствознание и эстетика как наука о прекрасном также развиваются в параллельных рядах.

Ученые относят этот этап к VII в. до н. э. – V в. н. э. А.Ф. Лосев насчитывает в нем 12 столетий. История античной науки, в свою очередь, подразделяется на два периода:

А. Ранняя школа античной науки (VII—V вв. до н. э.). Здесь развиваются два направления:

1. Раннеантичная философия, представителями которой являются:

– Фалес (Милетский) (640—546 до н. э.). Представитель милетской натурфилософской школы. Мир, по Фалесу, состоит из четырех стихий: воды, воздуха, земли, огня. Единой первостихией считал воду, в которой представлял землю плавающей;

– Гераклит (540—480 до н. э.). Выдвинул концепцию изменчивости природы и теорию логоса как центрального понятия эволюции мира;

– Анаксагор (ок. 500—428 до н. э.). Автор труда «О природе», в котором разработал понятие ума;

– Демокрит (460—370 до н. э.). Впервые выдвинул учение об атомном строении мира – атомистику;

– Эмпедокл (ок. 490 – ок. 430 до н. э.). Принимает как природообразующие все четыре стихии: землю, воду, воздух, огонь.

Все эти раннеантичные философы, касаясь вопросов эстетики, рассматривают философию как эстетику, науку – как искусство.

2. Раннеантичная эстетика, где доминирует космологическая теория; искусство рассматривается как подражание космосу, красота – как совершенство и гармония. Представители раннеантичной эстетики:

– Сократ (ок. 470—399 до н. э.). Ученик Анаксагора. Общался с софистами – Периклом, Еврипидом. Был обвинен в «развращении молодежи» и «поклонении ложным богам» и приговорен к смерти (принял яд цикуты). Ничего не писал. Его взгляды известны через «сократические» диалоги Платона и Ксенофонта. Сократ от интереса к чувственному в натурфилософии эволюционировал к познанию космоса. Рассматривал красоту как идею, присущую познанию человека. Его эстетические понятия – мера, гармония. Сократ открыл путь развития Платону и Аристотелю, выдвинув идею полезности прекрасного в справедливости, мудрости, мужестве;

– Платон (427—347 до н. э.). Ученик Сократа. Один из создателей античной эстетики и философии объективного идеализма. Платону принадлежит учение о сущности прекрасного – идея красоты как совершенства. Человеческие создания – лишь слабые копии красоты космоса, подражание космосу. Выдвинул идею «мимесиса» («мима») как «подражания природе». Платон отвергает эстетику трагедий и гомеровских сюжетов, рассматривая их как «чистое удовольствие». Однако же он готов принять красоту служебных искусств. Ему импонирует идея эмоционального творческого стремления (Эроса), неотделимого от прекрасного. Он выдвигает идею вдохновения (от Эроса), одержимости в творческом акте. От идеи Эроса Платон приходит к концепции духовности как истинной красоты искусства. У Платона широкое понимание прекрасного как присущего не только сознанию, но и как объективного принципа, образца, порождающего прекрасные вещи. «Сущность вещи» для него – идея. Платон впервые выдвинул теорию символа как способа передачи содержания в искусстве. Ему принадлежит разработка теории диалектического метода познания.

Труды Платона – его диалоги: «Пир», «Федр», «Ион», «Филеб», «Федон», «Софист», «Государство» и др.;

– Аристотель (384—322 до н. э.). Ученик Платона. Представляет период расцвета классики. Предложил логический принцип трактовки категорий прекрасного. Один из первых аналитиков.

В отличие от «идей» Платона, Аристотель видит в вещи материю, органически сосуществующую с идеей. Оформление и завершение материи происходит в ее «перводвижителе» – космосе. Рассматривая вопрос об отношении искусства к действительности, он принимает концепцию «мимесиса» – подражания искусства действительности. Аристотель не склонен резко различать искусство, ремесло, науку. Для него науки и искусства – равно продукты теоретического разума, в отличие от ремесел, где результаты – плоды чувственной практики. Итоговые философские выводы смягчаются у Аристотеля теорией вероятности.

Поэзию, как «общее», он противопоставляет истории – как системе «единичного». С этой точки зрения поэзия для него значительнее, серьезнее. Аристотелю принадлежит учение о «катарсисе» – очищении страстей в поэзии. Завершая эстетику космоса, Аристотель уже выдвигает проблему красоты человека.

В своей «Поэтике» Аристотель разрабатывает учение о художественном методе как подражании, о сюжете, родовой и видовой специфике поэзии.

Таким образом, раннеантичная эстетика сформулировала концепции: а) космогонии, б) «мимесиса», в) красоты как совершенства и гармонии.

Б. Поздняя школа античности (III в. до н. э. – V в. н. э.). Крупнейшей теорией здесь является неоплатонизм – учение о чувственном, телесном космосе, а его основателем стал Плотин.

Плотин (205—270) усложнил учение о космосе, выдвинув положения о диалектике единого и множественного. Красоту телесную (космическую) он отличал от красоты душевной, умственной и потому единичной. Плотину принадлежит учение о Едином как о Благе. Выстраивая иерархическую лестницу Красоты, он располагал последовательно понятия «тело», «душа», «ум». При этом все три ипостаси Красоты рассматривались как тесное единство.

В отличие от Платона, Плотин считал, что искусства не просто подражают природе, а «проникают в ее принципы», придавая ей специфику, субъективность.

Эстетику Платона в Средние века использовали Агустин, Василий Великий.

К постклассическому эллинистическому периоду развития эстетики можно отнести также Прокла (412—485).

В этот период космос трактуется в свете конкретных переживаний человека; средствами самоизучения у стоиков, эпикурейцев, скептиков становятся мера, гармония, ритм. У неоплатоников центральными понятиями оказываются Красота души, Божественное Благо, Единое Благо.

Этот этап подразделяется на два периода:

А. Раннесредневековая эстетика (V—X вв.) (Августин).

Августин (354—430) – родоначальник средневековой эстетики, утвердивший универсум мистических идей раннего христианства, где цель бытия – Блаженство, а Красота – единство абсолютной истины и добра.

Эстетические принципы универсума, его закономерности выражены в упорядоченности, целостности, единстве, ритме (или числе), равенстве, подобии, соответствии, гармонии. Проявляющаяся в этих категориях Красота достигает своих высших значений в соразмерности и симметрии. Функции искусства Августин видит в эмоциональном воздействии и знаково-символической значимости.

Труды Августина: «О граде Божием», «Исповедь», «О Музыке», «О Порядке».

Б. Позднесредневековая эстетика (XI—XIV вв.).

Здесь развиваются два направления: – искусствоведческое (Боэций, Касиодор), Характеризуется преобладанием охранительных тенденций в отношении к классике;

– философско-религиозное (Фома Аквинский, Гильом Овернский, Альберт Великий). Для этого направления характерны теория Божественной Красоты, монастырская эстетика; преобладает храмовое искусство. Прекрасное рассматривается как категория безотносительная. «Прекрасно то, что нравится само по себе». В этот период появляются трактаты по поэтике «Поэтрии» (см.: Аверинцев С.С. Поэтика ранневизантийской литературы. М., 1997).

Рассматривать эстетику Возрождения обычно начинают с Франции, хотя ее влияние испытали все европейские страны. Ренессанс характеризуется абсолютизацией человеческой личности, антропоцентризмом: прекрасное, героическое, возвышенное воплощались в прекрасной личности и воспринимались через личность. В центре всегда стоял обожествляемый художник. Оставался незыблемым при этом принцип подражания природе.

Требовалось, как правило, соблюдение пропорций, симметрии, закона перспективы. Таковы подходы у Леонардо, А. Дюрера. Могли быть и нюансы, например математические принципы Л.Б. Альберти. Восприятие прекрасного осуществлялось через высокое наслаждение, как, например, у М. Раймонди.

Для теории и искусства Ренессанса характерен принцип гуманизма, включая очеловечение природы. Таковы Д. Боккаччо, Эразм Роттердамский, Ульрих фон Гуттен.

Неоплатонизм философии Николая Кузанского осложнен принципами гуманизма. Гуманистические концепции – у М. Фичино, Дж. Пико, Делла Мирандолини.

A. Барокко (итал. barocco, букв. – странный, причудливый) (XVII в.). Возникает в Италии и затем распространяется в Европе. Характеризуется странностью, причудливостью, вычурностью, необычностью форм. Таковы А. Вивальди, П. Рубенс. Постепенно барокко трансформируется в умышленную сложность, экспрессивность, многоплановость форм искусства.

Б. Рококо (фр. rococo, от rocaille – осколки камней, раковины) (XVII—XVIII вв.). Возникает в Европе, как правило, вслед и одновременно с барокко и наряду с классицизмом. Стиль смешанный. Вместе с асимметрией композиции отмечается внешняя строгость форм при внутреннем убранстве; цвета – белый с золотом, фарфор. Таков причудливый стиль эпохи Людовика XV во Франции.

B. Классицизм (от лат. classicus – образцовый) (XVIII в. – 30-е годы XIX в.). Эстетическое направление, получившее широкое распространение во всех европейских странах. Основные принципы: рационализм, строгое соответствие нормам и образцам; наряду с идеализацией образцов – выход на определенные схемы.

Истоки классицизма лежат в итальянском искусстве XVI в.: Торквато Тассо, Триссино. Классицизм целиком опирается на античную эстетику. Центральное внимание – проблеме отношений человека и общества.

Расцвет классицизма относится к XVII – началу XVIII в., когда преобладают стили фасадов Лувра, искусство Ж. Расина и Мольера.

Теоретик классицизма – французский ученый Н. Буало (1636—1711) с его трактатом «Поэтическое искусство» («Поэтика»). В «Поэтике» Буало содержатся ключевые понятия классицизма. Развивая концепцию подражания природе Аристотеля, Буало рассматривает искусство как украшенное подражание природе. Он различает жанры высокие и низкие, стилевые формы – соответственно высокие и низкие.

В 1735 г. немецкий ученый А.Г. Баумгартен, рассматривая проблемы искусства, впервые вводит термин «эстетика». Он видит в ней специфический тип мышления. Баумгартен выдвигает и концепцию «эстетического суждения».

Г. Просвещение. Весь XVIII век и начало XIX столетия проходят в Европе под знаком просветительских идей. Господствуют рационализм, вера в человеческий разум. Процветают идеалы мира, добра, равенства, братства. В Европе это искусство А.Э. Шефтсбери, Д. Дидро, К.А. Гельвеция, Г.Э. Лессинга; в России – Феофан Прокопович, А.Д. Кантемир, В.К. Тредиаковский.

Преобладает идея «естественного» человека Ж.Ж. Руссо. Истинность вкуса и стиля связывается с требованием равновесия в человеке рационального и эмоционального.

Д. Энциклопедисты. В конце XVIII в. в европейском обществе начинают преодолеваться клерикализм и феодализм. В России выступает А.Н. Радищев, в Европе – Д. Дидро, Д’Аламбер, К.А. Гельвеций, Вольтер, Ш.Л. Монтескье, Ж. Бюффон, Г.А. Лессинг, И.И. Винкельман. Назревает буржуазная революция.

Е. Предромантизм. Конец XVIII – начало XIX в. В недрах классицизма формируется концепция «народности», восходящая к идеям «естественности» и критики современной цивилизации у Руссо.

В Германии 1770 – 1780-х годов выступает И.Г. Гердер, возглавив литературное движение «Буря и натиск» (названо так по одноименной драме Ф.М. Клингера). Меняются формы классицизма, возникает так называемый веймарский классицизм, к которому относятся молодые И.В. Гёте, Ф. Шиллер, Г.Л. Вагнер. В поэзии сюда примыкает группа «Союз рощи».

Не порывая окончательно с идеями просветительской эстетики, «предромантики» критикуют ее рассудочность, прямолинейность, метафизичность. В их концепциях отмечается требование раскрепощения личности, ее способностей, свободы самореализации.

Ж. Сентиментализм. Возникает в Европе и в России в конце XVIII в. наряду с предромантизмом, как результат преодоления нормативной эстетики классицизма. В Европе характеризуется художественным творчеством Руссо, его романом «Юлия, или Новая Элоиза», в России – творчеством Н.М. Карамзина, его повестью «Бедная Лиза». На первом плане у сентименталистов не разум, а чувства и человек как их носитель. Критерий оценки произведений искусства у сентименталистов – вкус.

З. Романтизм. Возникает в Европе и в России как результат противостояния рассудочному характеру просветительского классицизма с его метафизичностью типа Дидро или Вольтера. Искусство рассматривается романтиками как сфера раскрепощения различных способностей человека.

Углубляется в их представлениях идея свободы творчества в противовес нормативизму классицистов. Получает глубокое и автономное развитие учение о вдохновении, гении и таланте.

Первый этап развития романтизма – так называемый иенский романтизм, к которому относятся братья Шлегели, Новалис, Ф. Шеллинг. К концу XVIII – началу XIX в. романтизм получает широкое распространение в Германии, Франции, Англии, России. Выступают со своими произведениями Э.Т.А. Гофман, Л. Тик, Ф.Р. Шатобриан, В.А. Жуковский, затем Д.Г. Байрон, В. Гюго. Формируется романтическая эстетика. Это прежде всего двоемирие, разграничение в художественном изображении кажущегося и являемого; романтическая ирония как философская позиция и художественный прием.

Теоретическими предвестниками литературной науки в России явились некоторые течения и отдельные явления европейской общественной мысли (на рубеже кризиса метафизического материализма и классицизма), в какой-то мере характеризовавшие общий процесс развития европейской науки.

Хронологически большая часть указанных европейских научных систем возникает во второй половине XVIII в., а широко известными в России они становятся лишь в первой половине XIX в., когда творчески перерабатываются отечественными учеными применительно к собственным национально-историческим условиям.

В широком перечне имен и концепций, характеризовавших общий процесс прогрессивного развития научной мысли в нашей стране и за рубежом, российские ученые опирались на конкретные имена и факты, вычленяли совершенно определенные тенденции, уловив и сконцентрировав которые можно было сделать объективные выводы о генезисе и специфике теории литературы.



Ж.Ж. Руссо (1712—1778). Известный французский писатель и мыслитель, обосновавший свое учение о равенстве людей, Руссо стоит первым в ряду западноевропейских ученых, как бы предварявших возникновение культурно-исторической методологии и в Европе, и в России. Его взглядам свойственны материалистические тенденции. Работы Руссо – «об общественном договоре…», «о воспитаниию…»

В середине XVIII в. деятельность Руссо воспринималась у нас как просветительская. Но так как он выступал сторонником просвещения масс, это не могло не вызвать оппозиционного отношения к нему у части дворянства. В.К. Тредиаковский, называя Руссо «женевским обывателем», восстал с величайшим негодованием против учения Руссо, потому что полагал (в своем «Слове о премудрости, благоразумии и добродетели»), что науки отрицательно влияют на нравы и что «от учений больше повреждений произошло добронравию». В этой позиции отразились консерватизм, охранительные тенденции в среде определенных слоев дворянства.

Во второй половине XVIII в., до Французской революции 1789 г., придворное общество «просвещенной» Екатерины II некоторое время заигрывало с французской философией. Императрица даже приглашала Руссо в Россию. Но по мере проявления политического радикализма французской философии, ее антифеодальной направленности, вызвавших понимание и симпатии у части русского дворянства (например, у А.Н. Радищева), реакция придворных кругов, в том числе и самой Екатерины, на французскую материалистическую философию стала резко отрицательной.

Фантастический идеализм Руссо заключался в том, что, подвергая критике дворянскую культуру, он готов был отвергнуть достижения европейской цивилизации в целом. В древности мечтали о «золотом веке», в котором жило первобытное человечество. Руссо возродил эту фантазию, противопоставляя новейшей «испорченной» цивилизации «естественное» состояние.

Элементы материализма в философии Руссо, предлагаемый им способ просвещения и воспитания посредством возврата к прошлому человечества не столь важны для русских ученых, как его ориентация на культуру и искусство народа. Эта ориентация Руссо на историю народа стала предпосылкой последующей демократизации науки и искусства, предпосылкой идеи народности, широко распространившейся затем в европейском и русском обществе.

Идеи Руссо воздействовали и непосредственно на литературу, способствуя утверждению новых эстетических принципов.

Итак, первоначальный толчок, который затем привел к коренному изменению в науке о литературе, общественная мысль Европы получила от Руссо. Он явился предшественником нового направления в философии и литературе Германии, оказал влияние на Г.Э. Лессинга, И.В. Гёте, Ф. Шиллера. «Вопросы философии, религии, воспитания стали преобразовываться под его влиянием, которое распространялось на большую массу людей среднего образования и даже полуобразования», – пишет А.Н. Пыпин. Эти «настроения мысли» проявились в «Фаусте» Гёте, «Разбойниках» и «Доне Карлосе» Шиллера. В конечном счете идеи Руссо проникли и в русскую науку.

Для литературной науки важны были не только черты материализма и диалектики в философии Руссо, но и его интерес к народу, к изучению ранних этапов развития его культуры.

Руссо – первое звено в процессе демократизации науки и литературы в Западной Европе и в России. Именно он своим учением начал расшатывать устои феодализма и фундамент эстетики «ложного» классицизма.

И. Кант (1724—1804). Дальнейшее развитие европейской научной литературоведческой методологии связано с именем этого немецкого философа, родоначальника немецкой идеалистической философии. Влияние Канта проявилось в двух планах – общетеоретическом и эстетическом.

Теоретическим основанием новой науки была философия Канта, которая сообщила исследованиям дух критического анализа.

Источником нового научного направления служит не столько противоречивая сущность философского учения Канта, сколько его общий подход к рассмотрению проблем, дух критики и анализа, содержащийся в его работах 1780-х годов «Критика чистого разума», «Критика практического разума». Направление мысли Канта возникло под влиянием Руссо. Его влияние на формирование своего мировоззрения признавал и сам Кант.

В «Критике чистого разума» Кантом уже выражены элементы позитивизма, унаследованного позднее О. Контом – основоположником позитивной философии.

В качестве основной черты философии Канта выступает примирение материализма с идеализмом.

Ранние последователи Канта, особенно в период между появлением его теорий и их трансформацией в учениях других немецких идеалистов (И. Фихте, Ф. Шеллинга, Г. Гегеля), могли воспринимать его учение ограниченно, а именно как реакцию на французский рационализм, как критику нормативных теорий искусства. Так воспринимали Канта и русские ученые начала XIX в., а затем представители культурно-исторической школы, миновавшие процесс освоения последующих систем немецких идеалистов Фихте, Шеллинга, Гегеля, а потому сохранившие изначальное представление о сущности кантианской философии как «критической». Именно поэтому кантианская философия послужила теоретической основой научного литературоведения в Европе, перед которой стояла задача критического переосмысления проблем общественных наук. Критикой «чистого разума» Кант отвергал сухой рационализм французского метафизического материализма и нормативной эстетической теории классицизма и вписывался тем самым в новую научную традицию.

Кант с его критическим отношением к предшествовавшей философии является основоположником новой научной методологии, продолжившим Руссо. Высоко оценивается и эстетическая теория Канта. Она рассматривается в связи с другими теориями в рамках немецкой идеалистической философии.

В работе «Наблюдение над чувствами возвышенного и прекрасного» (1770) Кант выдвинул идею бесцельности прекрасного. В искусстве, по Канту, есть два плана – реальный и условный. В связи с этим два понятия – «эстетическая видимость» и «свободная игра» – есть в сфере красоты.

В работе «Критика способности суждения» Кант утверждает, что наслаждение красотой есть соучастие в игре. Главная категория эстетики для Канта – «целесообразность», связь частей и целого, органов, структуры созданий искусства и природы. Прекрасное обозначается по качеству, количеству, отношению и модальности. Прекрасно то, что: а) нравится всем; б) без упоминания о цели; в) в силу необходимости; г) при полном отсутствии заинтересованности (отсутствие утилитаризма). Прекрасны нравственное и доброе, но вне какого-либо идеала и сопутствующих целей. Прекрасное – категория полной «чистоты».

Возвышенное же есть нарушение привычной меры, выступающей мерилом нравственности. Кант требует от художника культуры воображения, высокой нравственности и морали.

Виды изящных искусств по Канту: 1) словесные, где высшее искусство – поэзия; 2) пластические (ваяние, зодчество); 3) искусство чувственной видимости (живопись); 4) искусство игры ощущений (музыка).

Вкус у Канта также выполняет роль специфического качества произведений искусства. Высшее достижение в сфере искусства для Канта имеет значение и понятие идеала.

Разрабатывает Кант и проблему гения, который получает от природы способность создавать нечто выходящее за пределы правил, не поддающееся объяснению по своему происхождению. Произведение гения выступает образцом для искусства.

Эстетика Канта имела конкретный смысл: она содействовала борьбе с механистическим, рационалистическим материализмом и разрушению эстетики «ложного» классицизма. Этому способствовала немецкая идеалистическая философия в целом. Именно в связи с ее ролью разрушительницы теории псевдоклассицизма ученые высоко оценивали немецкую идеалистическую философию, делали акцент на ее борьбе с французским материализмом XVIII в., с эстетикой «ложного» классицизма, представителями которого были Ж.О. де Ламетри (1709—1751), П.А. Гольбах (1723—1789), Д. Дидро (1713—1784), К.А. Гельвеций (1715—1771).

Внимание ученых сосредоточено на эстетических концепциях немецких идеалистов – учениях о гении и таланте, свободе творчества, поэтическом вдохновении, художественности.

Г.Э. Лессинг (1729—1781). Немецкий драматург и теоретик искусства. Один из энциклопедистов, просветитель, близкий к пантеизму Спинозы. В борьбе против классицизма опирается на терминологию Аристотеля. Выступает в защиту гуманизма и национального своеобразия литературы. Не отвергает необходимости принципа подражания, но рассматривает его в широком смысле – как познание действительности. На базе творчества Шекспира Лессинг развернул концепцию реализма в искусстве и в 1760-х годах разработал учение о типе и характере («Лаокоон», «Гамбургская драматургия»). Отвергал идеализацию как принцип художественного творчества. Теоретически отграничил поэзию, которая посредством слова передает действие, изменяющееся во времени, от объемных искусств: скульптуры и живописи, где предметы изображения – это тела с визуальными свойствами.

Философско-исторические и литературные концепции И.Г. Гердера (1744—1803). Деятельности немецкого ученого Гердера принадлежит очень важная роль в становлении методологии теории литературы. В России Гердер стал известен наибольшему числу читателей с конца XVIII в., хотя сущность его трудов была понята у нас не сразу. Известен рассказ Н.М. Карамзина о посещении им Гердера в 1789 г. Карамзин превозносит религиозные мотивы в его трудах. В сентиментальных тонах он говорит о заслугах Гердера в области абстрактной науки, утверждая, что «мысль мудрого мужа, разумом освещаемая, тихо несется на легких крыльях веющего зефира, – несется ко храму вечной истины». Для Карамзина Гердер – «великий ученый и глубокомысленный метафизик», что служило в его устах наивысшей похвалой. Известен был Гердер и В.А. Жуковскому. Н.С. Тихонравов писал, что, «возвратившись в 1802 г. в Мишенское, Жуковский привез туда не одни полные издания Шиллера, Гердера и Лессинга, но и задатки определенного литературного направления».

Но при этом труды Гердера оставались малоизвестными для широкого российского читателя. Вплоть до начала XIX в. даже для образованной части русского общества были недоступны философские и литературные вопросы, интересовавшие Гердера. Почти незамеченной осталась и изданная в 1829 г. в типографии Н. Греча работа Гердера «Мысли, относящиеся к философии истории человечества».

Гердер – автор работ «Критические леса, или Размышления, касающиеся науки о прекрасном и искусства, по данным новейших исследований» (1769), «О новейшей немецкой литературе» (1768), «Исследование о происхождении языка» (1772), «О народных песнях» (1779), «Еще один опыт философии истории для воспитания человечества» (1773).

Гердер учился у Канта и в то же время полемизировал с его эстетикой. Лично знакомый с Ф.Г. Клопштоком, Жан Полем, Лессингом, Гёте, Шиллером, он явился одним из основоположников теории романтизма. Оказал влияние на А.Н. Радищева, Н.М. Карамзина, В.А. Жуковского, С.П. Шевырева, Н.В. Гоголя. Принял участие в споре И.И. Винкельмана и Г. Лессинга по вопросам специфики искусства.

Гердеру принадлежит мысль о том, что язык «выработан» «мышлением» человека. Первичная цель языка и его функция, по Гердеру, – «язык ощущения» и часто непроизвольного чувства, вызванного непосредственным воздействием внешних сил природы. Однако последняя цель языкознания – «истолкование» «человеческой души».

Достижения европейской науки стали известны в России значительно позднее. Так было с теориями французской философии XVIII в., с немецкой философией от Канта до Гегеля, так было и с Гердером.

Однако в первой половине XIX в. влияние Гердера отчетливо обнаруживается в работах целого ряда отечественных ученых. В своей «Истории русской словесности…» С.П. Шевырев ссылается на труды «великого германца Гердера». «Идут» в своих работах за «незабвенным Гердером» известный русский филолог-славист О.М. Бодянский, Н.С. Тихонравов и А.Н. Пыпин. Высоко ценил Гердера В.Г. Белинский, изучал его труды Н.В. Гоголь.

А.Н. Пыпин в крупной работе «Гердер», относящейся к концу XIX в., излагает свои представления о социально-исторических, философских и литературных предпосылках культурно-исторического миросозерцания в европейской и русской общественной мысли, т. е. свои методологические позиции, опираясь на Гердера.

Для ученых важны при этом исторические и историко-литературные произведения Гердера, а не его богословские работы, составляющие особую область. Преобладают два аспекта его деятельности: философско-исторический, в значительной степени отвлеченный, и конкретно-практический, связанный с анализом национальных литератур и собиранием фольклора.

По своим философским взглядам Гердер недалеко ушел от абстрактно-метафизической французской философии XVIII в. Подобно Канту, Гердер испытал на себе влияние Руссо, с наиболее прогрессивными идеями которого связаны позитивные стороны его философии.

Влияние Руссо особенно заметно отразилось на первом периоде деятельности Гердера. Сущность взгляда раннего Гердера на историю состояла в том, что его интересовали глубинные процессы исторического развития и идеи общечеловеческой солидарности (гуманного просвещения, гуманного идеализма), которые для его времени были передовыми, а в конце XIX в. стали элементарной исторической истиной.

Философия Руссо – один из первых и наиболее значительных источников мировоззрения Гердера, со своей спецификой.

Он отличался от Руссо созерцательностью. Интерес к учению Руссо пришел к Гердеру от его непосредственного наставника Канта, в Кенигсберге. Несмотря на консерватизм, даже реакционность воззрений Гердера последнего периода деятельности, его взгляды сложились в новый тип нравственности и национального мышления. Этот новый тип в философско-исторической науке характеризовался широким философским обобщением и общечеловеческим гуманизмом. У Гердера появляется вера в возможность «человеческого братства», как это задано утопическими социальными теориями эпохи кризиса феодальной системы.

Возникает паритет в идеях познания: с одной стороны, метафизический материализм XVIII в., а с другой – «гуманный идеализм» Гердера, представлявший собой следующий, переходный (от «рационалистического материализма» – к подлинной науке) этап развития общественной мысли и «здоровое зерно» для дальнейшего прогресса науки.

Социально-исторические концепции Гердера, отразившиеся затем в научных методах русской социологии и историографии, восходят к Руссо.

В исторических взглядах Гердера было много ошибочного, так как он исходил из абстрактных принципов исторического процесса: разума, добра, справедливости, истины. При этом не усматривается в его трудах и строгой систематичности.

Плодотворной вместе с тем была мысль Гердера о гуманности как «цели человеческой природы» и залоге «прочности» и «естественности» «многоразличных живых сил», объединяющих личности, нации и человечество в целом, «образующих систему». Прочность и устойчивость человеческой природы придает такую же устойчивость и человеческой истории, которую нужно понять в ее наиболее значительных моментах. «Эта устойчивость состояния есть не что иное, как гуманность, т. е. разум и справедливость во всех классах, во всех делах людей». Это не произвол какого-нибудь властителя, а «закон природы», говорит Гердер о гуманизме.

Гердер объясняет причины общественных пороков «неразумностью» поведения отдельных индивидуумов или групп людей. В этом случае в качестве противодействия порокам наступает, как думал Гердер, революция. Он остается в рамках догадок в объяснении причин революций и смены исторических периодов. Объяснение исторического прогресса биологическими причинами не выводит гердеровскую концепцию за рамки гипотез; развитие культуры народов, по его мнению, определяется простой сменой поколений. «Поколения обновляются, – пишет он, – в постоянной смене и, несмотря на – все прямолинейные заветы предания, сын, однако, идет дальше на свой лад… Но в каких бы отклонениях ни извивался и ни пробивался поток человеческого разума, он произошел из вечного потока истины и в силу своей природы никогда не может потеряться на своем пути».

Отечественных ученых особенно привлекают не столько эти умозрительные построения Гердера, сколько положения, объясняющие взаимосвязь исторических явлений.

Возрастам человека соответствуют «возрасты» народов. Черты общечеловеческие (в том числе и гуманность) развиваются, по Гердеру, в рамках национальных. Предваряя И. Тэна, он определяет национальное своеобразие как главное условие среди трех основных условий развития человека: «человеческое совершенство бывает национально, временно, индивидуально».

Гердер говорит о взаимной зависимости явлений, когда «самый образ счастья изменяется с каждым состоянием и климатом». История не абстрактный процесс самосовершенствования человечества и не «вечная революция», а зависящий от вполне определенных условий прогресс, совершающийся в национально-временных и индивидуальных рамках. Человек не свободен в личном счастье, он зависит от окружающих его условий, т. е. от среды, как полагал Гердер, утверждая идею закономерности форм исторического развития.

Итак, Руссо привлек внимание к истории народов, увидев в народной культуре здоровое, естественное начало в противовес современной ему «испорченной» феодальной цивилизации. Кант ввел в науку в качестве обязательного принцип критического анализа. Гердер указал на необходимость рассмотрения любого конкретного явления в национально-исторических и межнациональных взаимосвязях.

Так выглядит ранний этап философско-исторической «родословной» философии и теории литературы как науки в том числе.

Важна и конкретная историко-литературная сторона трудов Гердера: его стремление распространить на литературу идею закономерности и взаимосвязанности явлений, принцип историзма. Именно Гердер заложил первые основания к построению сравнительного изучения поэзии во всех ее формах и судьбах. У него уже намечается метод сравнительного изучения литературно-исторических явлений.

Не прихотью отдельных писателей, не субъективными идеями совершенствования личности определяется литературное развитие, а историческими и природными условиями.

История не движется вспять, невозможен и возврат к прошлым формам искусства. «Гомер, Гезиод, Орфей, я вижу ваши тени перед собой в толпе на островах счастья, – говорит Гердер, – и я слышу отголосок ваших песен; но у меня нет корабля от вас в мою страну и в мой язык. Волны на море заглушают арфу, и ветер отвевает ваши песни назад, туда, где они никогда не замолкнут в амарантной зелени при вечной пляске и празднике».

Иначе говоря, Гердер утверждает мысль о том, что у каждого времени и у каждого народа свои, неповторимые черты, закономерности, условия жизни, формы творчества.

Идее закономерности литературного развития Гердера противоречила эстетика классицизма, воспринимаемая им как возврат к прошлому. «О, проклятое слово: “классический”! Оно разделило выражение от мысли и мысль от производящего ее события», – пишет Гердер.

Если идеализм и абстрактный гуманизм философско-исторических взглядов Гердера встретили критику в России, то к литературной концепции Гердера ученые отнеслись с большим сочувствием.

Труды Гердера объясняют последующие явления в западноевропейской филологической науке. «После Гердера становятся понятны братья Гриммы с их энтузиазмом к народной поэзии, выше которой они ничего не знают…» – отмечает академик А.Н. Пыпин. Гердер заложил основы новых научных принципов в изучении древних периодов литературы.

Взгляды Гердера не противостоят взглядам немецких идеалистов. Более того, немецкая идеалистическая философия также во многом обязана своим происхождением Гердеру. И дело не столько в преувеличении значения Гердера в истории литературоведения, а в том, что обе научные школы – народоведческая и философско-эстетическая (гегельянско-шеллингианская) – восходят к одному источнику – к Гердеру и к сходству условий национального развития в Германии и России.

Усиление влияния философии немецкого идеализма и проникновение в Россию романтических теорий и романтической поэзии обнаруживается в конце XVIII в. и особенно в первой трети XIX столетия.

Немецкая идеалистическая школа Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля взяла у Гердера «идеальную» сторону его учения. К «идеальной» стороне теории Гердера относятся выдвинутые им принципы гуманности и историзма как бы вне их приложения к народной поэзии.

Российская теория литературы унаследовала учение Гердера, приложив «идеальную» теорию к практике, т. е. занявшись непосредственно изучением древней русской литературы и народного творчества.

Не все приемлемо в «гуманно-идеалистических» концепциях Гердера, т. е. в его философии, но глубоко трогает его стремление к изучению конкретных условий жизни народов, национальных литератур в их взаимосвязях.

Наибольшее значение имеют труды Гердера первого периода его деятельности (до 1778 г.), такие, как «Отрывки о новейшей немецкой литературе», «Немецкое искусство», «Критические леса…». В более поздних его трудах – в «Письмах о гуманности», в книге «Идеи о философии истории человечества» – черты позитивного мировоззрения ослабевают. В своих работах «Каллигона», «Метакритика» Гердер переходит на откатные позиции и рекомендует в качестве образцов классические драмы, словом, выступает против идей своей юности.

Влияние идей Гердера на развитие европейской и отечественной науки и литературы было своеобразным. Это влияние было как бы косвенным, опосредованным, так как Гердер, в отличие от многих деятелей XVIII в., не имел в европейской мысли такого определенного имени, в котором олицетворялось бы его историческое значение (как это стало, например, с французскими именами Вольтера, Монтескье, Руссо, английскими именами Шефтсбери, Юма, немецкими именами Лессинга, Канта и т. д.). На французскую романтическую философию, а также на первые шаги научного литературоведения в России Гердер оказывал влияние «посредственно», «суммой идей».

На предложенный Гердером принцип воссоздания (путем реконструкции) лексических значений и образов по их изначальным, первичным формам, сохранившимся в народном творчестве, опиралась не только культурно-историческая, но и мифологическая школа в Германии (Я. Гримм) и в России (Ф.И. Буслаев).

Был принят на вооружение принцип сравнительного изучения различных национальных литератур в их взаимосвязях и взаимовлияниях. Принцип сравнительного изучения литератур позднее лег в основу сравнительно-исторической школы в Германии (Т. Бенфей) и в России (А.Н. Веселовский).

В становлении теории литературы первым этапом был интерес к изучению памятников народной старины, отмеченный в русской литературе деятельностью Н.И. Новикова, М.Д. Чулкова, И. Прача, в европейском литературоведении – изысканиями братьев Гримм.

На втором этапе (1830-е годы) теория «гуманного идеализма» Гердера послужила основой философии и поэзии немецкого романтизма: поэзия Гёте и Шиллера, философия Шеллинга и Гегеля были бы невозможны без предварительной работы Гердера. Шлегель, Фихте, Шеллинг под влиянием Гердера участвовали в разработке теории романтизма. Идеи Гердера творчески перерабатывают и развивают «романтики народности» 1830-х годов в России, исследователи фольклора и древней литературы И.И. Срезневский, О.М. Бодянский, М.А. Максимович.

Гердер не разделял увлечения средневековой религиозной мистикой, свойственного некоторым писателям-романтикам. Напротив, именно в трудах Гердера – источник прогрессивного романтизма начала XIX в., сочетающегося с идеей «народности».

Конечно, истоки мировоззрения Гердера нужно искать в комплексе идей времени. Но, повторим, самое сильное влияние на него оказал Руссо.

Таким образом, и во втором, и в последующих поколениях немецкой исторической школы обнаруживается влияние Руссо, воссоздавая через Лессинга, Канта, Гердера, Шиллера последовательную цепь взаимовлияний и взаимосвязей, завершившуюся становлением народно-исторической литературной теории.

Этот путь развития общественной мысли, однако, не является следствием количественного увеличения сходных идей и служит в конечном счете показателем научного прогресса вообще.

Гердер был ученым энциклопедического масштаба. Помимо Руссо и Канта, ему известны были Вольтер, энциклопедисты, в особенности Монтескье, английские философы Лейбниц и Спиноза.

Гердер выводит закон об изменчивости человеческих понятий во времени в связи с особенностями быта, культуры и т. д. Именно поэтому он первый выступил с отрицанием «права древних на господство в новейшей литературе», т. е. против ложного «классицизма» («псевдоклассицизма»). Он призывал к изучению национального движения, которое рассматривало бы поэзию не как повторение чужих форм, а как выражение национальной жизни. «Нет никакой славы» быть «вторым Горацием» или «вторым Лукрецием», говорит он.

Воззрения Гердера на историю литературы были выше взглядов Лессинга и Винкельмана, возвеличивавших античные идеалы литературы. История поэзии, искусства, науки, образования, нравов – это история народов, утверждает Гердер. Но он не хочет разделять с Руссо его идеализацию первобытного состояния человечества. Несмотря на свое глубокое уважение Руссо, Гердер называет «безумными» его призывы к возврату в прошлое, в древность.



следующая страница >>



Это опасный человек — он действительно верит в то, что говорит. Оноре Мирабо о Робеспьере
ещё >>