Хейкки Талвитие Специальный представитель еc на Южном Кавказе - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Закон об административной и судебной реформе на Южном Кавказе ? 1 14.39kb.
М. Горчакова 1 46.4kb.
Программа daad-osi на 2012-2013 годы 1 70.37kb.
Положение с правами человека в Южном федеральном округе РФ 2 444.03kb.
«Россия и мусульманский мир». 2012.№1(235). С. 40-51. Азербайджан... 1 165.92kb.
«Türkologiya». 2012.№1. С. 57-70. По поводу происхождения некоторых... 1 192.39kb.
Beynalxalg və regional konfranslarda və sessiyalarda iştirak üçün... 1 42.31kb.
Российско-польская Группа по сложным вопросам 1 42.84kb.
Доклад Представляем основные положения научного доклада "Динамика... 1 118.1kb.
Армения в армении наблюдается тенденция роста наркомании 1 327.22kb.
Многие навигаторы мечтали открыть новый континент на Южном полюсе. 1 41.85kb.
Интервью с Начальником Отдела по связям с Россией и Украиной Управления... 1 110.07kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Хейкки Талвитие Специальный представитель еc на Южном Кавказе - страница №1/1

ОБСЕ и закавказские конфликты


Хейкки Талвитие

Специальный представитель ЕC на Южном Кавказе




Выступление в Гарвардском университете, 21 октября 2005

Когда в конце 1960-х гг. был запущен процесс, приведший к Совещанию по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), трудно было догадаться о том, настолько благоприятным окажется этот момент. Запад и Восток стремились к ослаблению напряжения. Это означало, что Запад начал созревать для идеи признания status quo между государствами в Европе при условии, что Восток соглашался с мыслью о третьей «вотчине» СБСЕ, т.е. с возможностью вмешиваться во внутренние дела государств, особенно на основании ситуации по правам человека. Я сам принимал участие в первом совещании по правам человека СБСЕ в Оттаве весной 1985 г., лишь за несколько месяцев до десятилетнего юбилея СБСЕ. Тогда мы, члены финской делегации, стремились к сохранению консенсуса совещания, хотя для этого больше не существовало предпосылок. В результате новой политики Горбачева в западном лагере уже зародились определенные ожидания того, что Советский Союз готов пойти на достаточно большие уступки в вопросах прав человека, и тогда считалось, что нет смысла строить консенсус на базе старой основы. По своим результатам совещание в Оттаве было неудачным, но, вместе с тем, оно, несомненно, заложило фундамент последующих событий. Напряжение не только ослабло, но железный занавес рухнул одновременно с падением Берлинской стены в 1989 году, и разделение Европы на две части ушло в историю.

СБСЕ оказалось частично не у дел, когда противостояние Востока и Запада завершилось распадом Советского Союза и рождением Российской Федерации (РФ) и новых независимых государств. Тогда многие задавались вопросом о будущей роли СБСЕ в новой ситуации. Были и те, кто считал, что СБСЕ выполнило свою миссию, и за ненужностью должно быть упразднено.

Однако вскоре стали возникать новые вызовы, которые смогли стать предметом рассмотрения как раз в рамках СБСЕ/ОБСЕ. Ставшие регулярными политические консультации между государствами-участниками Совещания, а также осуществляемые с начала 1990-х гг. полевые операции на Балканах, трансформировали процесс, начавшийся в форме Совещания по безопасности и сотрудничеству, в организацию. Новые вызовы требовали как новых функциональных ресурсов, так и внедрения новых форм работы. На Будапештском саммите в декабре 1994 г. было принято решение о преобразовании СБСЕ в организацию, что позволило и Швейцарии войти в ее состав без референдума. Новые задачи были связаны, прежде всего, с формированием основных элементов демократии, востребованных в новых суверенных государствах, возникших на руинах Советского Союза. Политические катаклизмы привели к началу кризисов и конфликтов, что означало новые вызовы для ОБСЕ. С ее помощью осуществлялось создание механизмов, способных помочь сторонам в кризисной ситуации найти пути решения проблем. Свои первые полевые операции ОБСЕ начала в 1992-1994 гг. Их первостепенной задачей было оказание содействия государствам в проблемах, связанных с правами человека и делами национальных меньшинств, в контроле границ, а также развитии свободных и справедливых избирательных систем. Начался новый и длительный процесс, который во многих странах еще продолжается. Надо заметить, что все новые государства оформили свое участие в ОБСЕ сразу после обретения независимости. Другой альтернативой для них было присоединение к Совету Европы (СЕ), но предоставляемые СЕ инструменты не во всем были способны заменить ОБСЕ.

От принципа консенсуса ОБСЕ не отказалась. Наиболее значительное изменение произошло в ее взаимоотношениях с другими организациями и международными субъектами. Расширение Европейского Союза (ЕС) привело к увеличению удельного веса ЕС внутри ОБСЕ: на еженедельных заседаниях из 55 государств-участников организаций уже 25 говорят одним голосом. Одновременно, влияние РФ и ее единомышленников-государств уменьшилось, а их количество сократилось. РФ неоднократно заявляла, что деятельность ОБСЕ не беспристрастна, а также порой выступала с жесткой критикой в адрес ОБСЕ. До сих пор извлекаемая выгода была для всех участников организации важнее, чем те отрицательные факторы, которые отдельные государства могут по разным причинам усмотреть в ее деятельности. Я бы сказал, что в нынешней ситуации государствам стоило бы сфокусироваться на предоставляемых ОБСЕ возможностях сотрудничества, а не использовать организацию для продвижения явно односторонних интересов. С другой стороны, разумеется, что для обновления сфер деятельности организации и обеспечения необходимой динамики требуются новые подходы и творческое мышление.
Сопредседательство ОБСЕ и Минский процесс

В число основных вызовов ОБСЕ в области мирного урегулирования входит оказание содействия политическим лидерам Азербайджана и Армении в поиске путей разрешения ситуации в Нагорном Карабахе. Инициатива о стремлении к урегулированию конфликта была выдвинута уже на Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе, прошедшей на уровне министров иностранных дел в марте 1992 г. в Хельсинки, когда было принято решение об учреждении т.н. Минской группы для поисков путей мирного урегулирования. Не вдаваясь в подробности истоков этого конфликта, напомню, что в 1992 г. между двумя соседними странами началась война, приведшая к тому, что Армения и Нагорный Карабах сейчас контролируют Нагорный Карабах, Лачинский район и оккупируют еще шесть других районов Азербайджана. Хотя Армения, Азербайджан и Нагорный Карабах в мае 1994 г. договорились о прекращении огня, противостояние войск продолжается. Война породила тяжелую проблему с беженцами прежде всего для Азербайджана, но также и для Армении. Конфликт препятствует каким-либо устремлениям к более глубокому региональному сотрудничеству и, т.о., отрицательно влияет на благополучие всех народов Закавказья.

Основополагающим вопросом, конечно, является статус Нагорного Карабаха. В процессе мирного урегулирования этот вопрос пока еще не был предметом рассмотрения, при котором выработанные предложения имели бы за собой поддержку политического руководства и народов двух государств или Нагорного Карабаха.

Зимой 1995 г. Швеция обратилась к Финляндии с предложением стать еще одним (после Швеции) сопредседателем Минского процесса вместе с РФ. Поначалу Финляндия не проявляла особого расположения к этой миссии. Это было обусловлено несколькими причинами, наиболее важной из которых, пожалуй, было отсутствие полноценного стремления к взаимодействию сопредседателей и представляемых ими государств. Россия имеет давние традиции присутствия на Южном Кавказе и, кроме того, она была крупным поставщиком оружия для Армении и Нагорного Карабаха. Кроме выполнения функции сопредседателя, РФ действовала в регионе и на двусторонней основе в рамках взаимосвязей как с Арменией, так и с Азербайджаном. Швеция бросила на «линию огня» опытных дипломатов, но ее авторитет в регионе остался довольно скромным. Правда, Швеция получила поддержку со стороны многих других стран-участниц Минского процесса, таких как США и ЕС.

Несмотря на это, Рене Нюберг, будучи в то время Послом Финляндии в ОБСЕ, посчитал возможным ответить на предложенный вызов. После того как идея была принята Президентом Мартти Ахтисаари и Министром иностранных дел Тарьей Халонен, руководство МИД Финляндии обратилось ко мне с просьбой стать соратником Рене Нюберга на посту сопредседателя Минской конференции. Я отнесся к предложению положительно, и мы начали готовиться к выполнению своих функций. Мы проконсультировались со шведами для ознакомления с будущими задачами и злободневными вопросами, а также с теми, с кем нам предстояло работать.

В выполнении функций сопредседательства Минской конференции моим партнером со стороны РФ был посол Валентин Лозинский, за плечами которого была внушительная карьера в представительстве своей страны в ООН и Совете безопасности. Коллегой Рене Нюберга стал Владимир Казимиров, имевший значимый статус в регионе: на его счету уже была договоренность о прекращении огня в конфликте. Собственно переговорами руководили сопредседатели Нюберг и Казимиров. Сопредседателям финской стороны помогали, в частности, сотрудники МИД Финляндии Тимо Лахелма, Терхи Хакала и Кристер Миккелссон.

Президентом Азербайджана тогда был Гейдар Алиев, имевший за своими плечами длинную политическую карьеру: вначале в Азербайджане, а затем в СССР. В политическую жизнь Азербайджана он вернулся после распада СССР. Министром иностранных дел работал Гасан Гасанов, чей прямолинейный стиль проведения переговоров никого не оставлял равнодушным - ни в хорошем ни в плохом смысле. Он посетил Финляндию осенью 1996 г. Делегацией Азербайджана на переговорах руководил Тофик Зульфугаров. Президентом Армении был в то время Левон Тер-Петросян, ставший своего рода символом обретения Арменией независимости от Советского Союза. Министром иностранных дел был Ваган Папазьян, который вместе с супругой побывал с официальным визитом в Финляндии в феврале 1996 г. Делегацию Армении возглавлял Вартан Осканян. Главой Нагорного Карабаха был Роберт Кочарян, а главой делегации на переговорах Аркадий Гукасян - оба местные герои войны.

Финляндия, со своей стороны, поставила целью достичь настолько хорошего взаимодействия сопредседателей, чтобы прогресс в переговорах был обеспечен. Предметом переговоров был некий совместный документ, происхождение которого можно было проследить от российской делегации и сопредседателя Минской группы Посла Казимирова, но и финская делегация внесла свой вклад в его зарождение. В начале дела обстояли сложно, но предпосылки для сотрудничества нашлись достаточно быстро. Вес России был сбалансирован поддержкой сопредседательства Финляндии со стороны государств-членов ЕС, США и Турции. Теория равновесия способствовала тому, что под руководством сопредседателей стороны конфликта смогли достаточно быстро представить совместные позиции. Способность международных субъектов работать сообща, одной командой, стала для сторон полным сюрпризом. Однако из-за этого, в свою очередь, возникли новые трудности, так как стороны считали, что им навязывают какую-то готовую модель. Об этом не шла речи, но переговоры буксовали в течение всего периода сопредседательства Финляндии до конца 1996 г., когда Финляндия отказалась от поста сопредседателя. После нескольких промежуточных этапов на Лиссабонском саммите в декабре 1996 г. вторым сопредседателем наряду с Россией стала Франция. Чуть позже сопредседателем стали и США.

К результатам сопредседательства Финляндии можно причислить то, что для сопредседателей - т.е. Финляндии и России - были созданы предпосылки взаимодействия, и что российская сторона, исходя из этих предпосылок, была готова принять США в качестве третьего сопредседателя. В конце концов, и США решили принять этот вызов. По мнению финской стороны, тройное сопредседательство России, США и Франции гарантировало для этого института наилучшие условия работы. Это видение оказалось правильным, так как сопредседатели сумели действовать вместе и в консенсусе. Сопредседатели предприняли ряд попыток в достижении решения в переговорах между президентами Азербайджана и Армении, но это не дало пока результатов, так как во всех вариантах отсутствовало решение проблемы о статусе Нагорного Карабаха. Вступление Роберта Кочаряна на пост президента Армении оживило переговоры, но завершенные в парламенте Армении убийства в октябре 1999 г. бросили длинную тень на процесс переговоров. После смерти Гейдара Алиева и вступления его сына Ильхама Алиева на пост президента Азербайджана стало очевидным, что перед новой попыткой возобновления переговоров требуется какой-то перерыв. В течение 2004 г. министры иностранных дел Вартан Осканян и Эльмар Мамедъяров встречались несколько раз в рамках т.н. Пражского процесса. Во время встреч в Праге министры иностранных дел стремились к определению круга тех вопросов, где их взгляды наиболее сближаются или разнятся. Контакты между сопредседателями и сторонами продолжаются, и их целью остается стремление к закладке основы для прорыва в поиске возможной развязки карабахского узла. Для такого прорыва требуется твердая приверженность обоих президентов - Ильхама Алиева и Роберта Кочаряна – плану разрешения конфликта.

Нагорно-карабахский конфликт характеризуется как замороженный, и он, несомненно, обладает некоторыми признаками, оправдывающими такое определение. Посредничество ОБСЕ подвергалось критике за неспособность помочь сторонам найти решение вопроса. С другой стороны, можно сказать, что ответственность за разрешение спора должна лежать на самих конфликтующих сторонах, и что международное сообщество, в том числе ОБСЕ, может играть здесь лишь вспомогательную роль и выступать как гарант.



ОБСЕ и Южная Осетия

ОБСЕ играет важную роль в координации переговорного процесса и контроля над другим конфликтом Южного Кавказа. Речь идет о Южной Осетии. Не углубляясь слишком глубоко в историю региона, кратко напомню, что в начале 1990-х гг. Грузия под руководством президента Звиада Гамсахурдии пыталась военным путем остановить стремление Южной Осетии к самоопределению. Это привело к военным действиям, в результате которых Южная Осетия отделилась от Грузии и перешла под протекцией России. Под эгидой ОБСЕ действует состоящая из представителей сторон конфликта Совместная контрольная комиссия (СКК), в составе которой представлены Грузия, Южная Осетия, Северная Осетия и Россия, а в качестве наблюдателя - Комиссия ЕС. Цель этого органа - поиск путей урегулирования конфликта, стремление к сохранению режима прекращения огня и содействие контактам сторон, прежде всего в зоне конфликта, а также в более широком контексте, если для этого представляется возможность. Кроме того, ОБСЕ имеет в регионе своих наблюдателей, задача которых заключается в контроле над исполнением соглашения о прекращении огня и составлении рапортов о ситуации в регионе.

Как южно-осетинский, так и ожидающий своего разрешения при поддержке ООН абхазский конфликт, имели характеристику «замороженных конфликтов». Такими они были в той или иной степени во времена президентства Эдуарда Шеварднадзе. Когда в результате «революции роз» в ноябре 2003 г. Президентом Грузии был избран Михаил Саакашвили, ситуация изменилась. Саакашвили стал искать реальные контакты с Россией, прежде всего с президентом Путиным. В результате попыток по налаживанию контактов весной 2004 г. удалось разрешить сложную ситуацию в Аджарии, что дало Грузии основание подумать об аналогичном подходе к урегулированию ситуации в Южной Осетии. Однако события летом 2004 г. показали, что урегулирование южно-осетинского конфликта требует переговоров как между Грузией и Южной Осетией, так и между Грузией и Россией. В конечном итоге, должен быть решен и вопрос о статусе Южной Осетии. Такая модель предполагает поддержание постоянных переговорных контактов между Грузией и Южной Осетией и, с другой стороны, между руководством Грузии и России. Такой процесс уже идет в рамках СКК. Его первостепенная цель заключается в стабилизации ситуации после событий лета 2004 г., укреплении режима прекращения огня и стремлении задействовать новые потенциальные возможности, в частности, в форме экономического сотрудничества. Трагическая смерть Премьер-министра Грузии Зураба Жвания в феврале 2005 г. стала плохой новостью для участников переговорного процесса, т.к. в переговорах с грузинской стороны Премьеру Жвании принадлежала ключевая роль.

Грузия остается недовольной составом СКК, поскольку считает, что по сравнению с другими сторонами она меньше представлена в Комиссии. К тому же, она стремится к международному процессу. Против этого нет никаких возражений даже со стороны России, но преобладает мнение, что вовлечение других возможных сторон (США, ЕС) в переговорный процесс, соответственно, требует согласия всех нынешних членов СКК, а время для этого еще не настало. Мое собственное мнение заключается в том, что невозможно найти пути долговременного разрешения конфликта без вовлечения в той или иной форме в процесс США и ЕС.

Мнения сторон значительно отличаются, когда речь идет о роли ОБСЕ в реализации их интересов. На определенной стадии все стороны критиковали ОБСЕ, но, с другой стороны, в тяжелый момент требовали укрепления ее роли в регионе. Я считаю это вполне логичным поведением в конфликтных ситуациях. Однако ясно, что с учетом всего комплекса вопросов свертывание деятельности ОБСЕ в Южной Осетии не отвечало бы ничьим интересам; все могут извлечь пользу из стабилизирующей роли ОБСЕ в регионе.
ОБСЕ и продвижение демократии на Южном Кавказе

После распада СССР в новых независимых государствах зародилось желание следовать западному примеру на пути к демократизации. Значительная роль в этом отводилась многим организациям, прежде всего СЕ и ОБСЕ - последней, естественно, по той причине, что все наследники СССР вступили в нее. Что касается стран Закавказья, то Армения, Азербайджан и Грузия вошли в СЕ.

Южный Кавказ имеет восточные политические традиции, и в прошлом веке на них сильно влияло нахождение нынешних его стран в составе СССР. Укоренение демократических традиций на новой почве и внедрение новых правил игры никому не дается легко и требует времени. Наиболее важным правилом является, естественно, предоставление власти на определенные сроки на основе свободных выборов. Страны Закавказья не были достаточно хорошо подготовлены к быстрому внедрению этих принципов. Буксует как процесс необходимой в демократическом обществе многопартийной системы, так и равноценное отношение к различным политическим партиям со стороны СМИ. Власть имущие не проявляют благосклонности к деятельности оппозиции и не видят в ней важного элемента демократических институтов. С другой стороны, оппозиционные партии стремятся к перемене власти, как правило, через конфронтацию вместо того, чтобы терпеливо ждать становления механизмов, способствующих укреплению демократии.

Однако из этой слабости политической демократии не стоит делать прочих выводов. Армения, Азербайджан и Грузия - страны с древней и богатой культурой. Одни из наиболее старинных европейских церквей зародились в начале IV века в Армении и Грузии. Нельзя забывать и о том, что многоэтнический Азербайджан является почти идеальной страной с точки зрения религиозной толерантности. Задача ОБСЕ, как учителя в вопросах укрепления демократии, нелегка, т.к. учитель не должен позволять себе снисходительного отношения к ученикам. Следует помнить, что страны Закавказья сами стремятся к демократии. Не стоит забывать и о том, что все европейские демократии имеют, кроме общих имеют и уникальные черты, уходящие корнями в традиции той или другой страны. Это в одинаковой мере относится к Армении, Азербайджану и Грузии.

Говоря о Грузии, необходимо помнить о работе, выполняемой Верховным комиссаром по делам национальных меньшинств Рольфом Экеусом. В Грузии идет процесс строительства государства и формирования нации. Права национальных меньшинств и положение языков меньшинств являются важными при создании государства, в котором все граждане могли бы чувствовать себя комфортно и иметь условия для развития собственной идентичности. Естественно, Совету Европы здесь отводится важная роль в выработке нормативов и регламентов.

Бюро по демократическим институтам и правам человека (ODIHR) ОБСЕ выполняет основополагающую и ценную работу, консультируя и осуществляя надзор над проведением демократических выборов. Вместе с тем, замечания наблюдателей ODIHR не всегда объективно воспринимаются, либо их не хотят так воспринимать. Международные наблюдатели присутствуют на месте выборов для того, чтобы на основе собственных наблюдений сформировать представление о том, насколько свободными, по их мнению, были состоявшиеся выборы. С учетом того, что в любом сообществе вряд ли можно достичь стопроцентной объективности, деятельность ОБСЕ и ODIHR заслуживает весьма высокой оценки. В странах Южного Кавказа оппозиция зачастую ставила под вопрос легитимность власти, ссылаясь на заключения ОБСЕ. Однако от такой практики стали постепенно отказываться. Самое главное, конечно, чтобы все политические партии могли принять участие в выборах и быть уверены в том, что лишь выборы могут укрепить демократию и реализовать идею общественного развития, основанного на конституции, парламенте и верховенстве права. Поэтому задача ОБСЕ заключается, в том числе, в выявлении недостатков. Если она не будет заниматься этим, пошатнется вся основа деятельности, направленной на поддержку демократического развития.

В Армении, Азербайджане и Грузии специалисты ОБСЕ/ODIHR проводят целенаправленную и важную работу в целях укрепления демократических институтов, прав человека, принципов правового государства и гражданского общества, а также искоренения распространенной коррупции. В одиночку ни одна, даже самая мощная международная организация не способна решить эти проблемы, и поэтому важно, чтобы организации работали на местах сообща, вникая в проблемы этих стран и поддерживая их развитие.

Укрепление основ правового государства в странах Закавказья предполагает, в том числе, формирование независимых неправительственных организаций и гарантированные условия их деятельности. Публикации ОБСЕ/ODIHR по теме развития демократии служат этой цели. ОБСЕ, со своей стороны, может использовать вклад неправительственных организаций для поддержания своей деятельности.


ОБСЕ, границы и миротворчество

Демаркация новых государственных границ на территориях, население которых за многие поколения привыкло беспрепятственно пересекать горы и долины и ходить из одной деревни в другую без пограничных формальностей, во многих случаях оказалась сложной задачей, легко вызывающей конфликтные ситуации. С одной стороны, новые границы серьезно не воспринимаются, а с другой стороны там, где их нет, их стараются возводить искусственно. Для новых транснациональных угроз безопасности, таких как терроризм, контрабанда наркотиков, торговля оружием и людьми, государственные или географические границы не становятся препятствием.

Одна из наиболее крупных полевых операций ОБСЕ проводится в Грузии. Рамки операции были расширены в декабре 1999 г., когда в ее мандат был включен мониторинг границы между Грузией и входящей в состав РФ Чечней. Позднее мандат безоружной группы наблюдателей был расширен дважды, в 2001 и 2002 годах, и теперь он включает также территории, прилегающие к границам Грузии с Ингушетией и Дагестаном. В пограничном районе между Южной Осетией и Грузией также ведется мониторинг силами наблюдательной группы ОБСЕ. Следует отметить, что сегодня, в условиях активной борьбы с терроризмом, на ОБСЕ лежит большая ответственность. Действия ОБСЕ – когда они оказываются успешными – способствуют укреплению стабильности в регионе.

В начале 2005 г. по требованию России было принято решение о прекращении операции ОБСЕ по мониторингу границы. Для того, чтобы уход международных наблюдателей с грузино-российской границы не вызвал дефицит безопасности в Грузии, рассматривается возможность сохранения присутствия наблюдателей в другом формате, например, с изменением характера и задания операции ОБСЕ или запуска международной программы обучения грузинских наблюдателей по мониторингу границы.

ОБСЕ до сих пор не занималась собственно миротворческой деятельностью. Ее планируется включить в мирный план по Нагорному Карабаху, но отсутствие подвижек в урегулировании конфликта пока препятствует осуществлению намеченного. Однако очевидно, что именно Карабах является той зоной конфликта, где ОБСЕ могла бы заняться этим новым для себя делом, которое также повысило бы авторитет организации и создало бы ей новую перспективу.
ОБСЕ и ЕС на Южном Кавказе

ЕС имеет значительное присутствие на Южном Кавказе. Связанная с общей политикой ЕС деятельность Посольств стран-членов, координируется Послом председательствующей в ЕС страны или, если страна-председатель не имеет своего представительства в регионе, одна из представленных в регионе стран берет на себя выполнение предусмотренных председательством обязанностей по заместительству. Европейская комиссия представлена на Южном Кавказе еще с конца 1990-х гг. Комиссия имеет постоянные представительства в Грузии и Армении. В Азербайджане Комиссию представляет специальный посланник, однако планы на долгосрочную перспективу предусматривают открытие постоянного представительства и в этой стране.

Я работаю специальным представителем ЕС на Южном Кавказе с июля 2003 г. Помимо осуществления программ помощи, цель ЕС – более четко обозначить свое политическое присутствие в регионе. Основная задача специального представителя заключается в поддержании отношений и продвижении диалога между ЕС и каждой из трех стран региона, но мандат включает также оказание содействия механизмам урегулирования существующих конфликтов. На практике это означает, что специальный представитель ЕС стремится поддерживать тесные контакты с сопредседателями Минского процесса и членами СКК. В этом качестве я посетил Степанакерт и встретился с нынешним руководством Нагорного Карабаха, а также неоднократно побывал в Цхинвали в Южной Осетии. В основном, вспомогательная роль ЕС включает в себя поддержание контактов со сторонами конфликта, создание предпосылок для переговорного процесса, а также, совместно с СКК, разработку проектов по восстановлению конфликтных регионов, способствующих сотрудничеству сторон.

В своей практической работе специальный представитель во многом опирается на поддержку председательствующей в ЕС страны и Европейской комиссии и пользуется услугами, предоставляемыми их местными представительствами. Команда специального представителя немногочисленна. В настоящее время в нее входят три должностных лица: Виллиам Буе из Дании, Харри Кямяряйнен из Финляндии и Пауло Баррозо из Португалии. Виллиам Буе и Пауло Баррозо работают в Брюсселе, Харри Кямяряйнен – в Хельсинки. Т.о., сотрудничество с работающими в регионе представителями ОБСЕ способствует деятельности специального представителя ЕС. К примеру, практическая организация совместных поездок в Южную Осетию была проведена силами ОБСЕ.



Заканчивая выступление, хотел бы вернуться к его началу. Итак, в составе ОБСЕ произошло значительное изменение: в результате расширения ЕС вес его государств-членов в организации значительно увеличился. При этом, однако, следует сохранять дееспособность ОБСЕ в отношении США и РФ. Из этого вытекает то, что все должны искренне стремиться к соблюдению принципа консенсуса. Это отвечает и интересам ЕС.








Только правда оскорбительна. Наполеон I
ещё >>