Горяйнов николай иосифович - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Николай Иосифович Конрад 1 23.64kb.
Авер ефим Иосифович 1935 г р., в 1959 1 12.33kb.
Кондратьев Николай Сергеевич, 04. 12. 1959 г р. Сорокин Николай Иванович... 1 12.33kb.
Государственный центральный музей современной истории россии 1 116.89kb.
Программа конференции 1 284.04kb.
Проблемы социально-экономического развития Сибири 1 54.13kb.
Государь Николай I (Николай Павлович) Приложение №3 1 20.27kb.
Николай второй 1 40.77kb.
Святитель Николай Сербский Десять Божиих заповедей 1 259.37kb.
П. Н. Милюков, лидер партии кадетов 1 38.62kb.
Николай Рерих Избранное Рерих Николай 1 129.56kb.
2 марта Бабушка Роберта Рантала просит Медведева и Путина вернуть... 1 33.91kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Горяйнов николай иосифович - страница №1/1



ГОРЯЙНОВ НИКОЛАЙ ИОСИФОВИЧ
Родился 14 февраля 1924 года в поселке Белоомуте Луховицкого района. Окончил неполную среднюю школу, в 1941 году — Ка­симовский аэроклуб. В Красной Армии с апреля 1941 года. Окон­чил Батайскую военную авиационную школу летчиков (1943). Летчик-инструктор в этой авиашколе до 1947 года. Окончил Высшую офицерскую авиационно-инструкторскую школу в городе Грозном (1948), Школу летчиков-испытателей (1953). Летчик-испытатель Летно-исследователъского института (1953— 1955). Провел ряд испытательных работ на тяжелых самолетах по тематике института. Летчик-испытатель ОКБ В.М. Мясищева (1955—1960). Подполковник ВВС. Удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11113). В 1959 году установил два мировых рекорда гру­зоподъемности на самолете ЗМ. 27 октября 1959 года провел первые испытания стратегического бомбардировщика М50. Летчик-испытатель филиала № 1 ОКБ-52 В.Н. Челомея (1960—1961). Летчик-испытатель ОКБ А.Н. Туполева (1961—1971). С марта 1971 года — полковник запаса. Заслуженный летчик-испытатель СССР (1967). Награжден двумя орденами Ленина (1956, 1957), орденом Красного Знамени (1957), двумя орденами Красной Звезды (1956,1961), медалями. Умер в 1976 году. Похоронен на Быковском кладбище в городе Жуковском.
По семейной легенде, фамилия Горяйновых происходит от даль­них предков, проживавших когда-то в Рязанском крае и бежавших от помещика-крепостника в гористую местность. Горяйновы все имели жизненный стержень, всего добивались сами.

Защитниками Родины были практически все члены семьи, вклю­чая мать, Прасковью Макаровну, в годы войны труженицу тыла. Отец, Иосиф Николаевич, служил в пехоте. Вместе с другими призванными белоомутцами пропал без вести в районе Смоленска в трагическом 1941 году. Старший сын, Николай Иосифович, участник Великой Отечественной войны, стал знаменитым летчиком-испытателем. Ге­роем Советского Союза. Дочь, Антонина Иосифовна в военное лихо­летье зенитчицей охраняла небо Москвы. Сын, Анатолий Иосифович, ветеран войны, служил на Северном флоте. Младший сын, Владимир Иосифович, срочную службу проходил в танковых войсках уже в по­слевоенное время. Получилось — в одной семье представители всех родов войск.

И это притом, что кормила Горяйновых одна из самых мирных про­фессий — портновское дело. Работали для московского ателье и всег­да на дому.

Белоомут Николай Иосифович любил! Первым делом отправлялся в родную школу. Обожал и до конца жизни почитал своего педаго­га, Клавдию Ивановну Смирнову, заслуженного учителя РСФСР. По странному совпадению учитель и ученик ушли из жизни в один год.

А сколько было у Николая Иосифовича интересных встреч со школь­никами. Удивительное дело! По сути, прославив Белоомут своими до­стижениями в авиации, он, тем не менее, жил с ощущением великого долга перед родным краем. При каждой новой встрече с малой роди­ной старался хоть по частичке возвращать ей свой сыновний долг.

— Николай рос очень волевым, — рассказывает его сестра Анто­нина Иосифовна Панфилова. — Мне кажется, он ничего не боялся. В школе был комсоргом. Огромное стремление имел стать летчиком. Другой судьбы себе не представлял. Любил спорт. В детстве — конь­ки. Много играл в футбол. По лесу мог целый день на лыжах катать­ся. Был в нем и артистизм. Помню, родители сшили ему украинский костюм для роли в школьной постановке по Гоголю. Играл также в спектаклях по Чеховским произведениям. И всегда оставался верен друзьям. До конца жизни вспоминал школьных товарищей Федора Шатова и Володю Балдина, которые вместе с ним в Касимовский аэро­клуб поступили. Их ведь тогда только троих по здоровью из всей Бе-лоомутской школы отобрали. Ребята эти погибли в воздушных боях в первые дни войны.

В Батайской военной авиашколе за Горяйнова уцепились, никак не хотели на фронт отпускать: прирожденный летчик! После окончания курсов летчиков-инструкторов при Борисоглебской авиашколе, ему уже и цены не было. Сколько боевых пилотов подготовил для фронта! А всего инструктором прослужил восемь лет. Только в 1953 году на­чал по-настоящему раскрывать свои возможности, учась на испытате­ля и работая потом в Летно-исследовательском институте.

Тот, кто видел полеты Н. Горяйнова на разных реактивных маши­нах — от истребителя до стратегического бомбардировщика — в ходе воздушных парадов в Тушино, соприкоснулись лишь с открытой для публики малой частью огромного подводного айсберга испытательской работы талантливого летчика.

Авиация всегда была и остается местом ожесточенной борьбы за скорости, высоты, неведомые ранее возможности крылатых машин. На долю Н.И. Горяйнова пришлась кропотливая работа по испыта­нию и «доводке» поколения первых бомбардировщиков стратегиче­ского назначения, самолетов-гигантов. Первая в СССР заправка то­пливом стратегического бомбардировщика в воздухе — его заслуга. А ведь сначала он был в экипаже только вторым, на первую роль его вывела неудача пилота-предшественника.

В конце 50-х годов XX века Н.И. Горяйнов был назначен ведущим летчиком ОКБ В.М. Мясищева. «В основе его решений, как свидетель­ствуют члены его экипажа, — прежде всего расчет, но быстрый, мгно­венный, точный, в первые секунды способный произвести впечатление риска...». «За действиями этого летчика стоят не безрассудность смель­чака, а прежде всего летная грамотность, умение разгадать особенности каждого самолета, сжиться с ним в полете.» (А. Мистакиди. По курсу -молнии! // По ленинскому пути, № 77 (6053) от 2 июля 1968 г.).

Путь испытателя пролегает по границе известного и неизвестного. Он всегда в готовности к тому, что техника в любую секунду может перестать слушаться управления. Был случай, когда Николай Иоси­фович довел четырехмоторный гигант до аэродрома на одном моторе.

В другой раз испытательный полет новой машины по сложному маршруту из-за попадания в зону мощного грозового фронта уподо­бился для экипажа из семи человек во главе с Горяйновым в сущий ад. «Воздушный корабль... падал. Его швыряло порывами с борта на борт, гнуло крылья, наваливалось так, что трещали заклепки. Стрелки при­боров метались из стороны в сторону. На штангу, перед самыми лицами пилотов сел огромный кипящий огненный шар. Ярким пламенем го­рели окружающие машину облака. «Наверное, так выглядит изнутри работающая домна», — рассказывал позже Горяйнов. (С.П. Цыкин. В трудный час // Золотое созвездие луховичан. Луховицы: Редакция газеты «Луховицкие вести», 1993, С. 65). Двигатели порой отключа­лись. За короткое время самолет потерял почти 5 000 метров высоты. Разряды молний отыграли такую дикую пляску на фюзеляже и кры­льях, что они местами закоптились, а стекла были в трещинах. Но бла­годаря выдержке экипажа и прежде всего его командира, они благопо­лучно вышли из грозовой зоны и приземлились. В руки конструкторов и ученых попал уникальный фактический материал для изучения.

Докладывая Министру авиационной промышленности П.В. Демен­тьеву о ходе полета, Н.И. Горяйнов был, как всегда, скромен в оценке лично своей роли в сохранении жизни экипажа и самолета. Зато Ге­неральный конструктор Владимир Михайлович Мясищев по достоин­ству оценил мужество летчиков, и по его предложению Горяйнов был представлен к присвоению звания Героя Советского Союза.

Николай Иосифович вспоминал, как в 1957 году, награждая его в Кремле, Климент Ефремович Ворошилов сказал: «Такой молодой, и уже второй орден Ленина и Звезда Героя. Молодец!» Было ему тогда 33 года...

В последующем наш земляк сделал еще очень много для того, что­бы воздушный океан бороздили только мощные и надежные военные и гражданские «корабли».
И.СЕЛКИН,

член Союза журналистов России








Моя жена все еще выглядит молодо, но теперь это занимает у нее лишние полчаса ежедневно. «Пшекруй»
ещё >>