Гарри Поттер: Падение во Тьму - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Джоан Кэтлин Роулинг Гарри Поттер и Философский Камень Гарри Поттер... 24 3363.92kb.
Гарри Поттер и тайная комната 1 15.84kb.
Гарри Поттер и Философский Камень 1 46.1kb.
"Поттер-Фанфикшн" 16 3563.28kb.
Размер: макси (15589 слов) Пейринг/Персонажи: Гарри Поттер, Лорд... 3 850.4kb.
«Гарри Поттер»: финальный аккорд 1 20.93kb.
Джоанн Кэтлин Роулинг Гарри Поттер и Тайная комната 18 3341.83kb.
Джоанн Кэтлин Роулинг Гарри Поттер и Философский Камень 15 3451.24kb.
Интервью с вампиром >12. Гарри Поттер 1 19.93kb.
Гарри Поттер и философский камень. Джоанна Кэтлин Роулинг 18 3257.26kb.
Анализ имен собственных в романе Дж. К. Роулинг «Гарри Поттер и философский... 1 68.23kb.
Внеклассное мероприятие по физике 7-11 классы. Цель: закрепление... 1 98.26kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Гарри Поттер: Падение во Тьму - страница №1/39

Гарри Поттер: Падение во Тьму.
Оригинальное название: Harry Potter and the Descent into Darkness

Автор: Aye Macchiato

Ссылка на оригинал: Harry Potter and the Descent into Darkness

Переводчик: Adelinde

Бета: opheliozz, Фукке (11- 12), Дезире (16-18)

Разрешение на перевод: получено

Пейринг: ГП/ЛВ.

Рейтинг: NC-17

Тип: слеш

Жанр: драма

Размер: макси

Статус: закончен

Дисклеймер: ни переводчик, ни автор не претендуют на вселенную ГП

Аннотация: Четвертый год обучения в Хогвартсе и имя Гарри только что вылетело из Кубка Огня. Вся школа отвернулась от него, и он чувствует себя совершенно одиноким. Так получилось, что Гарри и частица Волдеморта, обосновавшаяся в нем, начинают общаться и Гарри медленно менятся. Он становится сильнее и осведомленнее, все больше узнавая о страшных событиях, перевернувших всю его жизнь.



Предупреждение: пейринг именно ГП/ЛВ, т.е. – Волдеморт. Но в этой истории, он, скорее, взрослый Риддл, чем чешуйчатая змееподобная тварь, к которой мы привыкли. Темный Гарри! Дамблдор – манипулятор.
___________________________________________________________________________
Глава 1
Гарри был одинок. Никогда в жизни он не чувствовал себя таким потерянным. Даже когда был маленьким мальчиком и жил у Дурслей, всё казалось не так плохо. Тогда одиночество было постоянным, и ему просто не с чем было сравнивать. А теперь он знал, что такое дружба, что такое друзья и товарищи, которым можно доверять. Но вот Гарри потерял всё это, и теперь одиночество ощущалось намного острее.
Сегодня третье ноября, но его проблемы начались ещё тридцать первого октября. Всё самое страшное в его жизни всегда происходило в Хэллоуин, так что в этом году он был готов к назначенному дню. Жизнь научила Гарри опасаться этого праздника.
Он перешёл на четвертый курс Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс, и всё начиналось вроде бы даже неплохо. Ну, почти. Нападение Пожирателей Смерти во время Мирового Турнира по Квиддичу за несколько недель до начала семестра едва ли можно было назвать удачным опытом, а потом еще и кошмары… зато школа отлично защищена, пока. И у них выдающийся преподаватель по ЗОТИ. Безумный, но выдающийся.
Так вот, когда имя Гарри вылетело из Кубка Огня, объявляя его участником Турнира Трех Волшебников, он был буквально оглушен ошеломляющей тишиной.
Вся школа поверила в то, что Гарри якобы нашёл способ обойти возрастную черту Дамблдора и бросить своё имя в кубок. Более того, этот инцидент перевернул всё вверх тормашками, и у Хогвартса оказалось два чемпиона, когда должен был быть лишь один.
На следующий день после объявления имён чемпионов в школе появилась Рита Скитер – та самая репортерша из Ежедневного Пророка, которая брала интервью у участников Турнира. Её статья стала бомбой, превратившей жизнь Гарри в настоящий кошмар. Несмотря на то, что в газетёнке все статьи были построены на сплетнях и всегда оказывались полны откровенной лжи, ничто не мешало людям верить в них.
И теперь на Поттера ополчилась вся школа. Для всех он стал мошенником, лжецом, показушником, до сих пор оплакивающим своих давно умерших родителей, да еще и его умственные способности ставились под большой вопрос. Но Гарри смог бы справиться со всем этим, если бы от него не отвернулись два человека, которым, как юноша думал, он всегда мог доверять.
Рон сильно разозлился, и когда Гарри попытался объяснить другу, что не бросал своего имени в кубок, тот ему не поверил. Уизли был уверен, что Поттер сумел обойти возрастную черту и не пожелал поделиться с Роном своим секретом. Что Поттер побоялся конкуренции. Что не захотел поделиться с другом славой.
Этот болван так завидовал известности Гарри, что даже не попытался услышать правду. То, что Рон искренне верил в желание юноши во чтобы то ни стало получить титул «вечной славы», причиняло Гарри почти физическую боль. Ведь это доказывало, что его друг совсем его не знает.
А потом ещё и Гермиона. Даже она ему не поверила! Она злилась на него за обман, из-за которого в Турнире теперь участвовало не три, а четыре чемпиона. А ещё она злилась на то, что её друг так безрассудно подверг свою жизнь опасности. Злость затмила разум девушки настолько, что она даже не слышала, как он убеждал её в своей непричастности ко всему этому.
В это воскресное утро Гарри скрывался в своей спальне. Все его соседи ушли на завтрак, и никто его не разбудил, ведь с ним никто не разговаривал. Не то чтобы юноша вообще хотел есть – он был сыт по горло пристальными взглядами, постоянным перешептыванием за своей спиной и нескрываемыми насмешками проклятых слизеринцев.
Поттер снова забрался в постель, затемнённую тяжелыми шторами, под красное одеяло. Закрыв глаза, он попытался очистить сознание от боли и гнетущего душу одиночества. Гарри ощущал, как заполнен всем этим до отказа. Сильно сжав зубы, он резко выдохнул через нос, стараясь успокоиться. Отрешиться от всего. Отбросить все лишнее.
Небытие.
Дыхание юноши стало спокойнее, размереннее. Он ушел глубоко в себя. Так, как делал когда-то давно, в детстве. Тогда Гарри, запертый в своем чулане, старался успокоить себя, пытаясь не плакать от некоторых особенно болезненных слов или поступков своих родственников. Но потом почему-то он прекратил пользоваться этим способом.
Погружаясь в своё сознание всё глубже и глубже, Поттер медленно начинал вспоминать это место. Он так давно здесь не был, что совершенно о нем забыл. Пространство было огромно и бесформенно. Огромная белая плоскость, обозначающая пол и белые стены, охватывающие пугающих размеров пустоту. В дальнем углу юноша заметил маленькое тёмное пятно, на которое никогда раньше не обращал внимания, и, честно говоря, Поттер вообще не помнил, было ли оно здесь раньше. Минуту он с интересом рассматривал его. Его воспоминания были очень туманными и выцветшими, что не удивительно с учётом того, как давно он здесь был в последний раз. И вообще, Гарри искренне полагал, что просто придумал это место.
Размышляя об этом тёмном угле, он понял, что тот всегда был здесь. Этот угол всегда был с ним, но за много лет Поттер так ничего о нём и не узнал. Он только смутно помнил ощущение страха. Значит, у него была… какая-то причина бояться этого тёмного места. В детстве Гарри считал этот угол чем-то ужасным, чем-то, от чего нужно было убежать и спрятаться, но он не помнил, почему.
Гарри знал, что давным-давно, еще когда был совсем маленьким, он начал отгораживаться от этой тьмы. Что огромными усилиями сдерживал её, будто воздвигал огромный барьер, держа её подальше от себя. Сжал её до размера небольшой точки и закрыл, задвинул в глубину сознания.
И сейчас, рассматривая это тёмное место, Поттер понял, что делает это до сих пор. Это превратилось во что-то вроде защитного механизма и на автомате работало даже сейчас. Он просто делает это и всегда делал. Тёмный угол окружал невидимый барьер, и теперь юноша чувствовал, как много магической силы уходит на его поддержание. Гарри задался вопросом: сколько же энергии он затратил, чтобы удерживать это небольшое нечто так долго. И главное, зачем.
Он снова посмотрел на тёмное место, стараясь определить, что бы это могло быть. Действительно ли оно так опасно, что стоит таких магических затрат, чтобы просто удерживать его от себя подальше. Сейчас этот угол казался ему совершенно безвредным. Разве что выглядел холодным.
Первый его эксперимент с этим тёмным сгустком был сопоставим с «потыкать длинной палкой». Только Поттер делал это мысленно, короткими быстрыми ударами. Внимательно наблюдая за тем, какая реакция будет у этого нечто на его действия. Но реакции не было.
Продолжая изучение, он мысленно начал «приближаться» к тьме, и через несколько минут Гарри понял, что чем ближе к ней подходит, тем теплее эта тьма ощущается. В конце концов, она оказалась не холодной, а … уютной. Тьма была вроде бы чужеродной, но от неё совсем не хотелось избавляться.
Юноша слегка коснулся её и тут же ощутил тепло и спокойствие. Закрыв глаза, он представил себя стоящим в огромной белой комнате и тёмное смазанное пятно рядом, все ещё не имеющее определенной формы, но уже свободное от барьера. Гарри снова нерешительно протянул руку и… ему понравилось то, что он почувствовал. Поттер ощущал не просто мягкость под своей рукой, но дрожь, пробежавшую по всему телу. Головокружительный трепет, вызвавший улыбку на губах, первую настоящую улыбку после событий Хэллоуина.
Он расслабился, и автоматическая защита затеснила тёмный сгусток обратно в угол, но теперь этого уже было не нужно. Это тёмное нечто точно ничем ему не угрожало. За всё время Гарри ни разу не испугался его, и не оставалось больше никаких причин тратить столько магической энергии на поддержание ненужного более барьера.
Поттер совершенно расслабился и с очередным глубоким выдохом остановил тяжелую борьбу его магии с тёмным пятном, которая продолжалась столько лет, и ощутил, как огромная тяжесть, давившая на плечи, вдруг исчезла. Он удивленно вздохнул, мгновенно ощутив разницу. Юноша не мог поверить, что затрачивал столько магии для того, чтобы удержать это тёмное нечто! С ума сойти!
Возможно, именно поэтому три года его обучения давали такие жалкие результаты. Неужели всю жизнь его магии мешала эта постоянная борьба подсознания с самим собой?
Гарри опять сосредоточился на тёмном сгустке, следя за тем, как оно себя поведет, внезапно обретя свободу. Но оно вообще ничего не делало, по-прежнему оставаясь на месте, и ощущалось… всё так же приятно. Оно внезапно не выросло, не стало беспорядочно передвигаться и не напало. Мерлин, ну и почему же он раньше боялся этой темноты? И вдруг Поттер понял, что, будучи ребенком, он, как и все дети, соотносил тёмное с плохим и поэтому чисто инстинктивно воспользовался стихийной магией для защиты.
Эта мысль потрясла его. Подумать только: когда ему было всего четыре или пять, он, управляя стихийной магией, сумел создать барьер, запечатывающий его собственные способности к нормальному обучению. И это было почти отвратительно.
Вернувшись в реальность, Гарри глубоко вздохнул, понимая, что с кровати ему всё-таки придётся встать. Пусть он и пренебрег завтраком, но ещё оставались домашние задания, которые он все же должен был сделать.

_ _
Это было… потрясающе! Его сознание было совершенно ясным, магия легко поддавалась контролю, и Поттер ощущал, как она циркулирует вокруг него, набегая мощными волнами, пробуждая, волнуя его залежавшуюся магию. Никогда раньше он не чувствовал такой гармонии со своей силой!


Юноша даже и представить себе не мог, сколько магии его подсознание затрачивало на темницу для маленькой точки, которую он недавно освободил. Сейчас же сила струилась по кончикам пальцев, реагируя удивительно быстро и свободно. Его сознание было совершенно ясным, и Гарри с лёгкостью понимал тексты учебников и объяснения учителей. Во всём было так много смысла, и все было так легко и понятно, и Поттер не понимал, как это раньше он не мог с этим разобраться.
Это же всё очевидно! Как он шёл так долго, не видя истины? Как шёл без понимания того, что делает?

Теория Магии всегда была вне пределов его понимания. Поттер мог без конца писать конспекты и практиковаться, но он никогда не понимал, как и откуда берётся магия. А теперь понял. Он просто видел её, ощущая, как она струится возле него, в нём. Его магия работала с ним так легко, что Гарри ощущал лёгкий волнующий трепет от такого свободного контроля.


Последняя неделя стала такой невероятно восхитительной, что он уже не обращал внимания на издевательские насмешки и сердитые взгляды, постоянно его сопровождающие.
Каждую ночь, прежде чем заснуть, юноша размеренно дышал, медленно погружаясь в своё подсознание. Гарри хотелось как можно лучше изучить это тёмное пятно. Он хотел проследить любую его реакцию, чтобы суметь защититься, если вдруг потребуется. Но никаких изменений по-прежнему не происходило. Это было все то же пятно, не изменились ни его форма, ни размер, и оно по-прежнему находилось в глубинах его сознания.
И какого чёрта он потратил так много энергии на борьбу с этим маленьким тёмным нечто!
Поттер хотел вспомнить то, почему, когда он был маленьким, он так испугался этого пятна.
С каждым разом Гарри подходил к тёмной точке всё ближе и ближе. Его успехи в учебе становились всё результативнее, но он всё ещё был одинок. Два его лучших друга продолжали сторониться его, но каждый раз, когда юноша стоял рядом со сгустком тьмы, все тревоги отпускали его. Это тёмное пятно будто заполняло вакуум в его душе, принося удовлетворение.

_ _
Прошло несколько дней. Хагрид отвел Гарри в лес и показал драконов. Мадам Максим тоже была там, а когда на обратном пути он столкнулся с Каркаровым, не осталось сомнений в том, что и Делакур, и Крам узнают о драконах.


А ещё Поттер понимал, что никто не предупредит Седрика.
Этой же ночью, после знакомства с новыми обитателями Запретного леса, юноша по каминной сети связался с Сириусом. Крёстный рассказал ему о том, что раньше Каркаров был Пожирателем Смерти и, конечно, попросил Гарри быть осторожнее, подозревая, что тот, кто бросил имя его крестника в Кубок, почти наверняка хочет убить его.
На этом Турнире погибают люди, и именно поэтому было установлено возрастное ограничение. Поттер недавно поступил на четвёртый курс, и его знаний было недостаточно для приготовленных испытаний. Он просто не мог знать тех заклинаний, которыми уже владели остальные участники Турнира.
К тому же, Гарри был напуган предстоящей перспективой померяться силами с драконом. Сириус сказал, что знает простой способ для выполнения этого задания, но прежде чем он успел рассказать о нём, послышались приближающиеся шаги, так что они поспешно прервали разговор, и юноша, в конце концов, был разочарован.
А когда он увидел, что тем, кто прервал его разговор, оказался Рон, разочарование переросло в глухую ярость. Этот завистливый предатель, который когда-то был лучшим другом!
«Он – жаждущая славы собака. Всё, что ему было нужно - греться в лучах славы «Мальчика-Который-Выжил». А когда он понял, что всё это время просто стоял в моей тени, то просто озлобился на меня», - горько заметил внутренний голос.

_ _
Всё свободное время Гарри тратил на поиски информации о драконах и чем больше узнавал о них, тем лучше понимал, насколько опасны эти твари. Обычно для поимки дракона использовалось несколько команд, а чтобы обездвижить дракона, двадцать волшебников должны были одновременно использовать заклинание Остолбенения.


Юноша положил книгу на прикроватную тумбочку и откинулся на подушки. Сейчас было около полуночи, и все его одноклассники давно спали. А он был слишком напряжен и теперь начинал по-настоящему волноваться. До первого задания осталась всего неделя, а у него нет никаких идей, не говоря уже о плане.
Поттер закрыл глаза, привычно выравнивая дыхание, и быстро оказался у тёмного угла, который с привычной лёгкостью успокоил его взвинченные нервы. Ему нравилось приходить сюда каждый раз, нравилось ощущение под пальцами от прикосновений к этой тьме. Он даже начал погружаться в неё, как в гигантскую подушку. И это всегда действовало умиротворяюще. После таких сеансов его разум прояснялся, магия восстанавливалась, а все тело вновь наполнялось энергией.
Гарри поступал так снова и снова, ощущая, как что-то тёплое обволакивает его. Он счастливо вздохнул от присутствия чего-то живого рядом. Юноша не мог этого объяснить, но когда он был здесь, рядом с этим тёмным пятном, ему казалось, что он не один. Что рядом кто-то ещё.
Поттер снова глубоко вздохнул и заговорил, даже не замечая этого. Он говорил и говорил, обо всём, что случилось с ним, обо всём, что накопилось в его душе, и о том, как сильно он боится предстоящего задания.
Гарри никогда раньше этого не делал. Не разговаривал с… хм, с самим собой. И он понимал, что со стороны это было похоже на сумасшествие, но замолкать не собирался. Ему просто… просто нужно было выговориться, пусть это и глупо, но юноша чувствовал, что здесь это пятно и он сам, это не один и тот же человек.
После длительного монолога, Поттер затих, расслабившись в утешительном присутствии. Сбросив все свои тревоги через слова, он почувствовал себя очистившимся. Ему просто нужно было поговорить хоть с кем-нибудь, пусть даже с самим собой.
Тёмный сгусток, на котором он лежал… немного сдвинулся. Совсем чуть-чуть, но Гарри чётко это почувствовал.
Юноша напрягся, и все его чувства обострились, отслеживая любые изменения.
Тёмное пятно не разрослось и не обрело форму, но оно как будто… обняло Гарри. Это чувствовалось на ментальном уровне, а не на физическом. Но всё равно, это было хоть какое-то проявление чувств. И если попробовать описать это на физическом восприятии, то можно сказать, что тёмное пятно притянуло Поттера в объятия.
Он медленно расслаблялся от приятных ощущений. Всё это каким-то немыслимым образом успокаивало его. Гарри вообще не любил, когда к нему прикасались. Он просто не привык к такому проявлению чувств. Когда юноша жил у Дурслей, все прикосновения, которые он получал, носили довольно болезненный характер, а по прибытии в Хогвартс он сам не стремился к физическому контакту, и когда его хотели обнять, он успешно этого избегал.
Но сейчас всё было совершенно не так.
Гарри вовсе не хотелось убежать. Никакого беспокойства и нерешительности. Он не чувствовал ни неловкости, ни смущения, ни желания спрятаться в укромном местечке. Это и было его укромное местечко.
Поттер глубоко вздохнул, чувствуя, как покидают его остатки напряжения. Тьма сильнее обняла его и как будто прижала к себе поближе. Он никогда не чувствовал себя настолько дополненным, совершенным. И ему это нравилось. Юноша хотел, чтобы это никогда не кончалось.
Гарри потянулся в ответном объятии и понял, что может это сделать. Они пробыли так вместе очень долго, до тех пор, пока он окончательно не провалился в сон.

_ _
На следующий день Поттер проснулся словно перерождённым. Теперь он точно знал, как справится со своим драконом. То, что он придумал, не относилось к разряду «очень просто», поэтому это точно не было тем, что пытался посоветовать ему Сириус. Тем не менее, Гарри был уверен, что его способ сработает, и не просто сработает, но будет самым лучшим.


Во-первых, нужно убедиться, что ему достанется Китайский Огненный Шар или Валлийский Зелёный. На этих двух его метод сработает не в пример лучше, чем на Хвостороге или Тупорылом. Китайский Огненный был лучшим вариантом, как самый послушный из всех. На востоке он считался королём драконов, и его разум был развит лучше, чем у его собратьев. Самое главное - это получить именно этого дракона.
Юноша так увлёкся разработкой плана, что в течение всего дня даже не задался вопросом, откуда у него вообще взялась эта идея.
Но он прочёл уйму книг о драконах, и все эти тексты просто перемешались у него в голове, поэтому Гарри считал, что где-то вычитал об этом, но чем больше он размышлял, тем лучше понимал, что эти знания не имеют никакого отношения к учебникам.
На самом деле, когда Поттер пересматривал книги, он понял, что ни в одной из них не упоминается, что драконы способны понимать говорящих на… на парселтанге!
Так откуда вообще появилась эта мысль?
Вдруг ему просто приснился идиотский сон, и весь его план, основанный на этом знании, никуда не годится?
Но Гарри был уверен, что у него всё получится. Просто не может не получиться. Поэтому он отбросил все сомнения и сосредоточился на основной задаче.
Убедиться, что Огненный Шар достанется ему.
Его задачу значительно упростило то, что он как раз заметил Людо Бэгмена, прогуливающегося по лесу. Юноша быстро побежал за ним. Тихий шепоток уверял Поттера, что его поступок - это чистейшей воды обман, но другой, более уверенный и громкий голос настаивал на том, что ему всего лишь нужно выжить, а не победить. И Гарри был согласен с этим вторым голосом – он хочет выжить любым способом.
Юноша окружными путями вызнал у Бэгмена, что в первом туре каждому чемпиону нужно будет самому выбрать себе противника и как это будет происходить. К счастью, мужчина по горло погряз в долгах и, чтобы выбраться из финансовой ямы, поставил на победу Гарри приличную сумму, так что Людо весьма охотно согласился поспособствовать решению его проблемы.
Оказалось, что каждый чемпион должен будет достать из мешка маленькую копию того дракона, с которым ему предстоит встретиться.
А ещё Поттер узнал, что он, как самый молодой чемпион, будет выбирать последним, и это значительно усложняло его задачу. Ему совсем не хотелось полагаться на удачу, ведь при таком раскладе получалось, что шансы того, что он получит именно Огненного Шара, ничтожно малы.
Ночью Гарри снова опустился в подсознание и, рассказав сгустку тьмы о возникших сложностях, расслабился в его убаюкивающих объятиях. Юноша мог поклясться, что тёмное нечто отвечает ему. Оно, конечно, не использует слов, но исходящее от него сочувствие и поддержка ощущались очень хорошо. Эта тьма походила на заботливую мать, обнимающую и успокаивающую своего напуганного и одинокого ребенка. Она была похожа на друга, который понимает лучше всех остальных, на товарища, которому можно доверять и который никогда не оставит.
Юноша не мог объяснить, откуда появляются все эти чувства. Ни одно из них нельзя было описать словами так, чтобы оно не потеряло полноты своего смысла. Никогда раньше он не чувствовал себя настолько хорошо, его магия стала сильнее, и он всё лучше и лучше чувствовал себя наедине с самим собой.
Тёмное нечто крепко держало его, успокаивая. Оно разделяло все его тревоги, отвечая на них приливами эмоций, давая понять, что Гарри услышан.
Следующим утром Поттер проснулся с широкой ухмылкой на губах. Ему хотелось совершенно по-дурацки захихикать… или, скорее, захохотать. Но в следующее мгновение юноша подавил это необъяснимое желание и нахмурился, пытаясь проанализировать свой план.
С одной стороны, он понимал, что это будет неправильно. Это… нечестно и в равной степени смешно. Смешно, ведь он пытается впихнуть одну жизнь в уже готовую линию. Гарри оттолкнул от себя все сомнения, напоминая, что его поступок никак не навредит остальным чемпионам. Им-то всё равно, какой дракон им попадется, а вот ему нужен был именно Огненный Шар.
И вообще, Огненный Шар - самый опасный дракон из этой четвёрки. Хвосторога была сильна лишь по физическим параметрам. Хагрид брал в расчет лишь её смертоносные шипы, в то время как мощность и диапазон её пламени были достаточно слабы. Другое дело Китайский Шар, его «огненное дыхание» больше напоминало раскаленные плевки, которые охватывали огромное расстояние.
И если он сделает всё, чтобы заполучить Огненного Шара, то окажет неплохую услугу остальным участникам.
После обеда Гарри вышел из Большого Зала и направился за семикурсником Седриком Диггори. Этот хаффлпаффец всегда был окружен толпой студентов. Самое неприятное, что каждый из этой свиты носил на груди значок «Поттер-смердяк», но юноша усилием воли загнал чувство неловкости подальше и подошел прямо к своему сопернику.
- Поттер? Что случилось? – спросил Седрик, бросая на своих захихикавших друзей неодобрительный взгляд, а потом посоветовав им заткнуться.
- Нам нужно поговорить. Это важно.
Диггори подозрительно на него посмотрел, но все же кивнул. Сказав друзьям, что вернётся через минуту, он последовал за Гарри в пустой класс. А тот сделал глубокий вдох, все ещё не уверенный, что сможет всё сделать правильно. В его сознании шла война этических принципов против того, что он собирался сделать, и самое удивительное, что первая сторона была на удивление слабой. Намного слабее. Было похоже, что он сомневался скорее по привычке, а не потому что действительно считал свой замысел неправильным.
Поттер развернулся к хаффлпаффцу, навесив на лицо маску паникёра. И как только он сделал это, его настоящую панику сменило тягучее чувство радостного возбуждения, и это волнующее чувство помешало ему определить, достаточно ли достоверно ли он изображает нервозность.
- Седрик, я хочу тебя предупредить.
Диггори прищурился, и его подозрительность тут же набрала обороты.
- Я знаю, что за испытание ждёт нас в первом туре, - решительно кивнув головой, произнес Гарри, внимательно вглядываясь в серые глаза. И тут же вокруг него закружила магия. Он мог подчинить её совсем без усилий. Юноша даже не произнес заклинания! Не то чтобы он вообще знал заклинание, позволяющее проникнуть в чужое сознание, он сделал это чисто инстинктивно и вообще не понимал, как это делает, но факт оставался фактом: у него получалось. Получалось на удивление просто! Мерлин, да он едва касался палочки! Легко скользнув в сознание Диггори, Поттер сумел почувствовать чужие эмоции, увидеть чужие мысли.

следующая страница >>



Чтобы сохранить уважение к себе, иногда необходимо лгать и обманывать. Роберт Берн
ещё >>