Фотограф Кишинев 2012 г - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Кабанов Вячеслав Олегович 1 98.89kb.
Другие сферы деятельности 1 6.43kb.
Молдова Кишинев 1 126.93kb.
Молдова Кишинев 1 213.79kb.
Конкурсе «Юный фотограф» 1 77.71kb.
Ес и его новые соседи. Акцент на южный кавказ 1 66.93kb.
Спикеры Алекс Прагер – фотограф. Лидер рейтинга «50 Лучших современных... 1 135.43kb.
Исполнение решений европейского суда по правам человека дело «илашку... 1 83.75kb.
Большая буква в именах, отчествах и фамилиях, в названиях городов... 1 25.29kb.
Фотограф Евгения Пелипас 1 44.36kb.
Дорога в молдавию 26 4844.65kb.
Фотограф Содержание деятельности 1 13kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Фотограф Кишинев 2012 г - страница №1/1




Фотограф

Кишинев 2012 г.

Действующие лица:


Виктор
Эвелина
Марк
Марья Андреевна
Адвокат
Заключённый
Психолог
Громила

Виктор


Сидит в темноте и проводит фонариком по стене

Помню, когда мне было, лет пять, как только отец возвращался домой ночью, мама кричала на него. Из кухни был слышен звук разбитой посуды. А потом когда мама ложилась, она упиралась лицом в огромную подушку и плакала. Через некоторое время я её об этом спрашивал, а она отвечала «Спи малыш, спи, уже поздно» и больше не плакала, по крайней мере, я ничего не слышал. Так было несколько раз, но это врезалось в моё детское сознание, как стекло в кожу, как пуля, которою лучше не трогать, потому, что в случае изъятия может стать ещё больней. Потом мама и папа расстались, папа был моряком. Больше я его никогда не видел.

Но не о том я с вами говорю…

Вот сейчас зажгу свет, и мы с вами познакомимся.

Здравствуйте, я Виктор, в переводе моё имя означает победитель (смеется) Кого побеждать? Зачем побеждать? Нужно ли воевать только для того, чтоб потом гордиться тем, что ты победил?

Кто я? Это риторический вопрос. Мне проще ответь вам на вопрос, почему я сейчас стою перед вами и странным образом пытаюсь рассказать о себе. Что-то происходит со мной, что-то очень не понятное мне.

Недавно мне пришлось заставить себя выйти на улицу, иначе я бы до сих пор хандрил. Сейчас весна и я как будто просыпаюсь. В моей жизни с недавних пор начались необъяснимые события.

В юности мне даже в голову не приходила мысль, что я могу стать фотографом. Так что мог бы преподавать сейчас, какой ни будь из иностранных языков, в одной из средних школ. Преподавание и было моей первой работой. Как мне кажется, детям всегда было интересно со мной.

Я уважаю их интересы. Иногда на уроках мы рисовали, читали стихи, а чаще всего пели. Ребятишкам приятно, когда с их мнением считаются. Мне кажется, это очень хороший способ научить ребёнка чему-либо. Иногда дети понимают больше чем взрослые. Расскажу про свою сестру. Когда я с ней говорил, то был уверен, что она понимает, о чём я. Даже когда она просто смотрела в мои глаза и молчала. Теперь Марина живёт в Лондоне, со своим отцом.

Когда мама вышла замуж во второй раз, её отношения с отчимом, были сложными, натянутыми как струна. Иногда мне казалось, что вот-вот кто-то из них не выдержит этого напряжения и подаст заявление о разводе. Так и вышло, они развелись, но зато в их браке, родилась моя сестрёнка. После развода, отчим уехал за границу и увёз её собой , с тех пор мы не виделись. Мне казалось, что сердце моё выскочит из груди. Ненавижу, когда кто-то видит как я плачу, но в тот день я никак не мог взять себя в руки и остановиться. Зачем он увёз её с собой? Это было жестоко по отношению к нам. Она часто пишет, что скучает по мне и нашим берёзам. Мама не хотела, чтоб он её увозил, и боролась до последнего.

Перед домом, где мы раньше жили, мы посадили две берёзы, одна высокая, другая чуть ниже. Мы назвали их своими именами, я и сестра часто играли возле этих берёз. Как-то раз у Марины сильно повысилась температура из-за ангины, тогда я был на соревнованиях, мне позвонила мама и сказала, что она не может без меня уснуть. В тот вечер, когда я возвращался домой, она, тайком от мамы вышла во двор и уснула под «моим деревом» под той березой, которая была выше. Впоследствии состояние её здоровья, конечно, ухудшилось. Мама заметила её спящую у дерева, и на руках занесла в дом. После этого она долго объясняла Марине, что ни в коем случае нельзя так поступать.

В то время я познакомился с Анной, мы были оба на последнем курсе. Когда я её впервые увидел, мне показалось, её окутывает какой-то светлый ореол. Хотя знаю, что некоторым из вас это может показаться смешным, я говорю серьёзно. Влюбился с первого взгляда. По мне, так это была моя единственная любовь, хоть и напрасная, хоть и очень сложная, порой невыносимая, но настоящая. Я ходил кругами вокруг её дома, писал стихи, которых никто никогда так и не читал. У неё было слишком много друзей. Вы меня понимаете? Друзей, а не подруг! Меня это ужасно бесило! Но поделать с этим я ничего не мог. Сначала я, как и все глупые влюбленные парни, придумывал себе совершенно нелепые оправдания. С Андреем она виделась, потому что он очень хорошо разбирается в физике, а по физике ей действительно нужна помощь. Мне было проще думать что Вася, её двоюродный или троюродный брат, а у Коли просто хорошее чувство юмора, чем признаться себе, что я попросту был ей безразличен. И каждый раз, когда я видел её с кем-то кроме себя, естественно меня бросало то в жар, то в холод!

В один из дней, будучи не в состоянии терпеть такое положение дел, я просто поднял трубку и пригласил её на свидание. Точнее это было для меня совсем не просто: до того как набрать её номер полностью, я раз пять в замешательстве ложил трубку. Надо было поступить совсем иначе, скажете вы…

Она согласилась, и конечно меня это безумно обрадовало. Я чувствовал себя счастливым!

На следующий день я просто летал от счастья, мне казалось, что мы сможем быть парой. Понимаете, о чём я говорю? Настоящей парой, это когда, например, один из нас начинает говорить, а другой подхватывает и завершает мысль, когда двое дышат в унисон, смешно им становится одновременно и огорчаются они по одному и тому же поводу. Мне казалось, что я встретил ЕЁ! Через некоторое время я увидел Анну, прогуливаясь под руку с каким-то незнакомым субъектом. Как мне хотелось ему врезать, захотелось провалиться сквозь землю, это было настоящее крушение всех моих надежд. Я написал ей письмо, говорить не мог.

Я не женат, хотя мне уже 30 лет, наверное, из-за этого случая. Детей тоже нет, хотя я их очень люблю. Я думал что умру от боли которая месяцами меня не оставляла в покое. Болело всё, тело, душа, я был полностью разрушен, и мало что помогало. Я увидел в ней человека, которого я смогу полюбить как никого другого, она видимо во мне этого не увидела. Так бывает. Говорят, что так бывает почти всегда. То ты любишь, а тебя не любят, то наоборот, тебя любят, а тебе всё равно. Что может быть печальнее этого?

Анне, очень нравилось, когда все взоры обращались в её сторону, когда она была королевой бала. По этой причине, участвовала она во всех мероприятиях организованных в университете в ту пору: от соревнования по прыжкам до конкурса кройки и шитья, ни то, ни другое её, по большому счёту, не интересовало, но зато на неё обращали внимание, и это её приводило в восторг. Меня восхищала её походка, её улыбка, её глаза, когда она счастливая принимала знаки внимания после подобных мероприятий.

После этой сложной любви, я научился прислушиваться к первому своему впечатлению о человеке, именно оно правильно, то, что я думаю впервые секунды о моём новом знакомом, потом подтверждается.

Подметив Анину любовь к позерству, я решил научиться фотографировать, тут надо обладать хорошей интуицией.

Я активно фотографировал своих домашних и пытался им не выдавать своей печали когда снимки не получались такими какими мне представлялось что они должны быть. Моя любовь больше похожа на затяжную болезнь, чем на то возвышенное чувство, о котором писали, пишут, и будут продолжать писать от классиков до авторов бульварных романчиков.

Фотографии она так и не забрала, ей всё не хватало времени. Она жила настоящим. Сейчас ей хорошо и пусть будет так, а завтрашний день её не интересовал, а потом она, наверное, совершенно про меня забывала. Ей не нужна была семья, ей хватало того внимания, которое она получала с полна от своих поклонников. Я как последний дурак, думал об уюте… . Какой уют, когда она подобно мотыльку. Я был глуп, наверное, не зря говорят, что когда влюбляешься, тупеешь. Она хотела получить от жизни всё и не отдавать взамен ничего, и ей это удавалось. Чужая боль не интересует никого, поэтому я её всячески старался прятать. Вечерами я любовался на её фотографии, а потом сжег, потому что был совершенно измучен. После того как я сжёг фотографии, мне не хотелось никого ни видеть, ни слышать. Я не мог разговаривать. Может, мне их не стоило сжигать? Встречались мы совсем не долго, после выпускного вечера, я её ни разу не видел, наши пути разошлись.

Несмотря на эти мрачные события, я полюбил фотографию, что в последствии, стало моей профессией, мне очень нравится фотографировать природу. Особенно по утрам, когда слышны птичьи трели.

Однажды я был приглашен к народной умелице, фотографировать расписную посуду. Иди куда-то в тот день, у меня совершенно не было желания, потому, что ливень был жуткий, да и женщина эта жила за городом. Захватил я свой новенький профессиональный фотоаппарат и потащился на автобусную станцию. Обещали мне за эту работу хорошо заплатить.

Дом у Александры Васильевны был очень уютный, элитарный. В огромной гостиной в левом углу красовался камин, с лева от камина круглый деревянный

стол с вырезным орнаментом, вокруг три стула с шелковой обивкой. Напротив окна удивительная картина: на голубоватых облаках, сквозь которые проникали лучи солнца, балерина на пуантах, она была среди облаков, была будто из моих снов. Вдруг меня окликнули! Видимо перед картиной, я простоял достаточно долго.

«Тебе на второй этаж!»

Я медленно поднялся по деревянной лестнице и будто попал в музей, от неожиданности, перехватило дыхание. Сквозь витрины сверкала посуда. Там были и росписи, которые изображали библейские мотивы. «Как хорошо, что я всё же приехал! »

Позади меня прозвучал приятный женский голос.

« Вы фотограф?»

От неожиданности я испугался и слишком резко повернулся, задев хрустальную вазу с цветами.

«Да, я извините ради Бога, я такой неуклюжий, бываю»

«Наверное, будет лучше, если я открою витрины»

До чего же длинный коридор, подумал я. Скорее всего, этот дом строился с учётом того, что вдоль этого коридора будут выставлены работы хозяйки дома. На первом этаже двое операторов никак не могли договориться, кто будет снимать материал о хозяйке дома и её работах, они подняли страшный гам.

«Чай, кофе?»

«Нет, спасибо»

Женщине было лет около 50,волосы светлые, блестящие, одета в легкое коричневое платье с маленькими жёлтыми цветами. На левой руке толстый рукодельный браслет. На момент промелькнула идея, что на той картине была она в молодости.

Я принялся за работу.

Когда операторы вышли в сад поправлять тент, под которым был огромный стол со стульями, и который чуть не сдуло ветром, я ещё засматривался на некоторые работы. Вдруг, услышал звук бьющейся посуды, крик, и… тишина. (Пауза) Медленно иду, по коридору на право, осторожно захожу на кухню, а там хозяйка в луже крови на полу лежит! Среди разбившейся посуды, которая попадала с полок. Окно открыто, на подоконнике следы обуви.

Женщина без сознания…или… боже мой, может быть она мертва! Сердце бьётся как бешеное, воздуха не хватает. Она лежит. Она мертва! Это кошмар…это кошмар.…

Ищу телефон, звоню в скорую:

Срочно нужна помощь, женщина умирает, или умерла, я не знаю! Адрес?! Кричу ребята адрес быстро! Красногорская 48… вы меня слышите?


  • Да.

  • Красногорская 48, третий дом от перекрёстка, жёлтый.

  • Будем, ждите!

  • Беда говорю, и кладу трубку.

( теперь говорит медленно) Ребята вошли, один поставил её голову на свои колени, говорит - Нашатырный спирт! я подумал, что зря он трогает бездыханное тело только что убитой женщины.

Слышу звонок, подымаю трубку, слышу: «Я такой пирог испекла милочка, пальчики оближешь, иду к тебе.…» Кинул трубку.

Вдруг меня заподозрят в совершение преступления, но у меня нет, ни единого мотива! Банальная кража? Нет! Из-за этого не стоило убивать человека. Стоило - не стоило. Господи, о чём я думаю! Я ведь точно знаю, что не убивал! Но это не помешает им обвинить меня, в чём бы, то, ни было, чтобы дело не висело в воздухе. Не помешало бы скрыться! Но зачем? Откуда этот страх?! Я ведь ни в чём не виноват. Но об этом знаю только я! Надо успокоится…(начинает глубоко дышать) Было бы лучше, если бы я остался сегодня дома! Надо было сразу тихо уйти через чёрный вход. Как ни в чём не бывало. Поймать попутку и домой. Домой! Потом бы всё равно нашли, и было бы только хуже! По крайней мере, точно могут подумать, что я замешан в убийстве. Холодный пот катится по лицу. Я так доведу себя до безумия. Как-то холодновато и жутковато здесь стало! (Слышен звук сирены) Приехали, по мою душу! Я бы сейчас сидел у компьютера, редактировал бы себе фотографии, тихо, мирно, не торопясь.

Расспрашивают, скоро дойдут до меня…

Затолкнули в машину, привели в участок как подозреваемого в преднамеренном убийстве.

Не каждый день сталкиваешься со смертью. Хотя, что я говорю, неизвестно если признают виновным, буду надеяться что - нет. Совсем недавно эта женщина так мило мне что-то говорила…

Впихнули в камеру, прямо под потолком окно с железной решеткой, маленькое, через железную решётку, даже руку не просунешь. Мне нужен был адвокат, и я спросил, когда я смогу с ним увидится. Они ответили, что завтра будет, я им не поверил. (В камере три железные кровати и один гвоздь в стене, Виктор сел на кровать)

Пахнет кислой капустой. Напротив меня мужчина лет 35, светлый, высокий и жутко худой. Я не поздоровался, он тоже. Темнеет…

Если меня не отпустят через несколько дней, надо будет бежать. Но как? Это тема для размышления на ночь.

Мой сосед заговорил.

Заключённый: Одна тысяча двести двадцать два.

Почему он постоянно находится в одном и том же положении? Не двигается почему-то.

Заключённый: Одна тысяча двести восемьдесят пять

Тихо помешанный.

Заключённый: Пять сот пятьдесят три.

Землевладелец кажись.

В камеру вошел двухметровый громила, раза в три здоровее меня, и плюхнулся на кровать. Потом долго так смотрит на заключенного, который, судя по всему не в себе, и говорит: «Слышь ты?! Умолкни!» Он избил этого худого нечастного. Не помню, чтоб мне было когда-то хуже на душе, чем в те моменты, когда я смотрел на этого беднягу в камере, который в ужасе повторял «Не надо бить, не надо!»

- Сволочь, не выдержал я! Что произошло дальше, вы понимаете, когда он развернулся в мою сторону я успел ему двинуть в живот, последствия - мой расквашенный нос.

( пауза, с иронией) Да, храброе было восстание.

Очнулся я глубокой ночью, нет, не от боли, мне приснилось, что надо мной летают коршуны и щипают меня, пытаются поужинать моей плотью. Что-то подобное я читал в библии.

В камере клопы, оказывается.

Двигаться было очень сложно, побил громила меня порядочно, нос будто горел. Я с большим трудом залез на подоконник и попытался разглядеть, в какой части тюрьмы нахожусь, для размышления, вдруг придётся бежать, но тщетно. Я вспомнил, как поднимался на эскалаторе, когда был в горах, мне казалось, что даже почувствовал свежий, холодный горный воздух.



(Виктор заснул, к нему подкрадывается Заключённый)

УФФФ! Кто меня щипает? Да что, что-что-что тебе надо?...

Заключённый: У тебя есть какая-нибудь еда?

- Нет.


Заключённый: Я постоянно голодаю здесь.

- Понимаю.

В ту ночь я заснуть не смог. На следующий день утром пришёл адвокат. Меня привели в камеру с двумя стульями и столом, там беспрерывно мигала лампочка. После того как я очередной раз всё подробно рассказал, вдруг поймал себя на мысли, что этот самый адвокат слушает меня как-то очень необычно. Спина ровная, руки скрещены на уровне груди, смотрит мне прямо в глаза, но как будто думает совершенно о чём-то другом. Он меня не слушает!

Я встал и начал прохаживаться по камере, чтоб проверить его реакцию, после чего он тихо заявил. «Мы всё уладим» и ушел, просто ушёл! И такая досада на меня напала, просто неимоверная досада и тоска. Мне вдруг показалась, что никто и никогда не выпустит меня отсюда. Как вдруг адвокат возвращается и говорит:

- Что вы на это скажите?

- На что?

- На счёт племянника.

- Вы думаете, что это может быть он?

- Завещание она написала на племянницу, видимо, боялась, что он пустит на ветер все её сбережения, детей у неё нет, а он остался ни с чем. К тому же он пять лет, отбывал наказание, за фальсификацию фармацевтических препаратов. Думаю, вас выпустят очень скоро.

Оказывается, он меня слушал.

– Хорошо.

Есть ещё кое-что, сказал я.

- Да я вас слушаю.

- Один из моих сокамерников, кажется не в себе. Разве он не должен находится под наблюдением врачей.

- Как вы об этом узнали?

- Из того, что он говорит. Он постоянно шепчет, какие-то цифры, себе под нос.

- Я поговорю, чтоб его проверили. Да, и такое бывает, тут всякое случается.

Адвокат был человек интеллигентного типа, чуть седоватый, лет сорока, теперь, когда мне показалось, что он сможет помочь мне выйти из тюрьмы, я на него посмотрел другими глазами. Потом он меня провёл к врачу, который с безразличным взглядом объявил: У вас трещина.

Людям, которые пьют медицинский спирт на рабочем месте и даже не прячут этого пристрастия, я не доверяю, думаю и вы тоже.

Из-за ударов громилы, появилась трещина в переносице.

Через семь дней меня освободили, за это время мы с адвокатом, который занимался моим делом, успели узнать немного друг друга. Оказалось у нас много общего: мы оба любим футбол, читать, и даже читали одни и те же книги. После освобождения, первым делом я пошёл на кладбище, к маме, и попросил за всё прощение. За то, что когда мне было десять, украл из её шкафчика восемь рублей, а она этого не заметила, за то, что когда задерживался с друзьями в студенческие годы не звонил ей сказать, что со мной всё в порядке, за то, что не оказывал ей достаточного внимания. Потом я прошёл через парк и увидел, как дети играют на площадке, а некоторые мамы изредка кричат на весь двор

- Осторожно, не упади!

-Завтра мы ещё поиграем!

…И задал себе вопрос: Почему я такой странный человек и у меня до сих пор нет детей? Каким бы я смог стать отцом? Один мальчуган залез на горку и боялся спуститься, я его сфотографировал. На фотографии в левом верхнем углу я увидел белое круглое пятно. Наверное, в милиции повредили объектив. Вечером я, разобрал своё сокровище до деталей, но никаких повреждений не заметил. Скорее всего, я слишком устал и ничего не соображаю. Оставив на столе всё как есть, я прилёг и моментально уснул. Рано утром скрипя сердцем, я сдал свой новенький профессиональный в ремонт. Сказав мастеру: «Если вы найдёте неполадки, сразу звоните мне!» Он посмотрел на меня так, как будто понял, что-то, о чём я не догадываюсь. От этого мне стало жутко одиноко. Напротив мастерской находилось кафе. Я выбрал столик у окна, чтобы видеть мастерскую и заказал себе кофе, но лучше мне от этого не стало. Мне очень не хотелось менять свой фотоаппарат.

Тогда я поймал себя на мысли, что дела у меня плохи, очень плохи, я бы даже сказал, слишком плохи, если я отношусь к вещи, так как принято, наверное, относится к людям. С ним я был в Египте и Китае, и ещё там были фотографии сделанные в доме той таинственно погибшей дамы, которой уже нет в живых. Выпив быстро остаток кофе, я вышел из кафе, и направился в больницу. В тот день моему знакомому адвокату, о котором я вам рассказывал, должны были сделать операцию на почки.

Я два часа прождал у операционной, бегая с первого этажа, где продавалось кофе на второй, где проводилась операция, выпивая один кофе за другим, кажется, я всё же переборщил, выпив шесть чашек кофе. Операция прошла успешно.

Через два дня я, нервно открыв дверь мастерской, чуть не налетел на одну из камер, которые стояли на штативе. Мужской голос сообщил мне, что с моим фотоаппаратом всё в полном порядке. Заплатить мне пришлось, за разборку и сборку. Я сделал несколько фотографий и, спросив мастера что, могут означать тени, которые появляются на каждой фотографии. С сигаретой в зубах, дымя как паровоз, он ехидно улыбнулся, оголив, свои прогнившие зубы и заговорил:

- А ты весёлый парень. Это вопрос не ко мне.

Посмотрев на него, пристальней я подумал, как всё же парадоксальна эта жизнь.

Я и не подозревал, что он ответит, что-либо связное, усмехнулся и вышел.

Меня начала преследовать мысль, что надо пойти к офтальмологу. После того как я полтора часа прождал в очереди, наконец-то прошёл в кабинет. Не знаю почему, может, вы тоже заметили, у офтальмологов всегда проблемы со зрением, эта женщина была не исключением. Она явно видела очень слабо, и в то же время напомнила мне персонаж из сказки моего детства Чиполлино, волос был собран в высокий хвостик. Настроение сразу поднялось.

- Положите голову на штатив и ждите! Сказала она.

После пятнадцати минут нахождения в таком положении, заболела шея и горло. Ждать мне пришлось порядочно, поскольку она вышла на очень длительное время. Я уже успел ознакомиться со всеми стенными газетами в кабинете, просмотреть все журналы о здоровье и аппараты. Некоторые листовки положил во внутренний карман, на всякий случай. Когда мене начало казаться, что ждать её уже бесполезно, я открыл дверь, перед которой стояла врач.

- Больной вы, куда так спешите?

- Извините, мне сына из садика надо забрать. Я завтра вернусь, соврал я. На следующий день я всё-таки проверился в другой поликлинике. Со зрением у меня всё в норме. Я три дня готовился, к непростому для меня моменту, и

всё-таки решил пойти к психологу. Я всегда считал, что те люди, которые обращаются к психологу, слабы и не в состоянии сами выйти из ситуации. И вдруг такой бравый парень как я чувствует, что нуждается в консультации психолога. Кажется моё мировоззрение начинает меняться, по мимо моей воли.

На всякий случай, прихватил с собой фотоаппарат, чтоб доказать достоверность своих слов.

Это был пожилой мужчина лет 65, который внушал доверие. Играя карандашом в руках, он меня спросил:

- Вы думайте у вас визуальные галлюцинации? Нет. Я тоже вижу эти тени.

Вы думаете, что земля уплывает у вас из под ног?

- Да! крикнул я

- Вы думаете, что начинаете заболевать.

- Откуда вы знаете?

- Молодой человек, медленно и уверенно произнёс он. Зря вы так волнуетесь, не переживайте. Вы должны больше внимания уделять окружающему миру, знакомым, друзьям, родственникам, даже людям, которые вам не известны.

Подаю пример, проходите вы по подземному переходу, да?

-Да.


И видите там мужчину средних лет с протянутой рукой, да?

- Да.


-Что вы думайте о нём?

-Что он слабовольный лентяй, который даже не в состоянии заработать себе не корку хлеба… извините.

- То есть паразит общества?

- Что-то в этом роде.

- Я бы на вашем месте не был бы в этом так уверен. Не замыкайтесь в себе и всё изменится для вас. Научитесь слушать и слышать. Не только смотреть, но и видеть. Посетите, например, картинную галерею, я уверен что есть такие картины, которые могут вам понравится. Вы там бывали?

- Да, бывал.

- Интересуйтесь другими людьми, это вам поможет.

- Вы хотите сказать, что я думаю только о себе.

- Я хочу сказать, что вы сейчас эмоционально нестабильны, в растерянности, в замешательстве. В этом ничего странного нет. Среди суматохи современного мира, это естественное явление.

Когда я не знаю, как мне поступать, я всегда звоню своей двоюродной сестре. Так что наследующее утро, ища её телефонный номер в записной книжке, я уже будто начал чувствовать себя на много лучше. Потому что знал, если у меня нет ответа, то у Эвелины он всегда найдётся.

Звоню:

Эвелина: Дорогой, у тебя всё не как у людей. Я попытаюсь тебе помочь, если ты не будешь на меня при этом сердится. Нам надо увидится.



Мы встретились через полтора часа.

Эвелина: (осторожно) Когда у нас начались проблемы с финансами, мой муж решил попробовать себя в новом качестве.

- Это, в каком?

Эвелина: Чем я могу тебе помочь?

-На каждой фотографии сделанной мною, появляются серые и белые тени, я хочу узнать их значение.

Эвелина: Ты пробовал поменять фотоаппарат?

-Самое странное, что и притом, что я потратил уйму денег и купил себе другой, ничего не изменилось.

Эвелина: Пойдём к нам домой.

Если Марк хочет сыграть со мной партию в шахматы, как всегда, лучше не надо.

Эвелина: Он будет рад встречи с тобой, я уверенна.

- Почему ты так уверенна?

Эвелина: Ты напоминаешь ему о детстве.

- Твой муж, я тебе скажу, напоминает мне пришельца. Что-то постоянно бормочет, и одевается он совершенно несуразно.

Когда мы дошли до её дома, поднялись по лестнице, ведущей на балкон. Сидя на кухне под каким-то огромным растением Марк опять что-то шептал, всматриваясь в какую-то старинную книгу.

Марк: Здорово, как дела?

Пока я думал, что ответить меня опередила Эвелина.

Эвелина: Марк, удели Виктору чуть-чуть времени, а я заварю чай.

Он медленно перевёл глаза с книги на меня и задумчиво произнёс

- Понимаю.

Что-то мне последнее время встречаются люди, которые считают, что всё обо мне знают. Было бы отлично, если бы они поделились и со мной своими наблюдениями.

Марк: Пройди в прихожую. Там над тумбочкой синий светильник.

- Чем мне поможет синий светильник, уважаемый.

У проходящей мимо Эвелины было такое довольное лицо, наверное, потому что её мужу представилась возможность попрактиковаться в любимом деле. Мне нравится, когда у неё хорошее настроение.

- Левша или правша?

- Правша.

Он повернул мою руку ладонью вверх, и я инстинктивно её высвободил из рук Марка.

- Не двигайся, шепнула Эвелина.

- Он опять схватил мою руку и всматриваясь в линии на руке, сообщил: Всё ясно.

- Что ясно?

Марк: обычная история. Одна женщина, хочет тебе что-то сказать.

- Эх, разочаровано ударила ладонью по бедру Эвелина.

Какая женщина? У меня на фотографиях…?

Слушай и не перебивай, опять начала шептать его жена.

Марк: Без женщин никак. Правда, Эви?

Эвелина зачарованно покачала головой в знак согласия, жуя какую-то конфету.

Марк: С того момента, когда рождается малыш…

И тут я не выдержал:

Да что всё это значит, в конце концов! Вы можете мне что-либо объяснить?

Эвелина: Да.

- Эви, я ничего не понимаю. Помоги мне.

Эвелина: Марк, объясни Виктору, пожалуйста.

Марк: За тобой наблюдает душа одной женщины приблизительно твоего возраста, и она хочет тебе что-то сказать. Ты эту женщину любил, но очень сильно в ней разочарован, теперь ей нужна твоя помощь.

Она умерла?

Марк: Да.

- Когда?

Марк: Ряд лет, назад, ты дружище, должен искать ответ в её доме. Она тебе не снилась?

- Снилась, почти каждую ночь недели две подряд.

Потом Эвелина и Марк что-то говорили, но их голоса были настолько отдалёнными, что я едва слышал о чём.

Эвелина: Что с тобой, ты бледен как…

- Нет, нет ничего, мне пора идти.

На кухне кажется, засвистел чайник. Я спускался по винтовой лестнице, когда Эвелина догнала меня и шепнула:

- Не обижайся на него, он хотел тебе помочь.

- Я знаю. Поцеловав её в лоб, я медленно пошёл в сторону Аниного дома. Впервые в жизни я так сильно боялся узнать то, что меня волновало последнее время практически постоянно. Что ожидало меня в её доме, я не знал, но оставаться в неведенье было уже невозможно.

Она жила напротив зелённого здания, над дверью которого висела вывеска «Антиквариат».

Сегодня рождество, вспомнил я. Пытаясь обуздать свои эмоции, я постучал в дверь. Открыла её бабушка, она была в синем костюме и будто собиралась куда-то уходить.

Марья Андреевна: Я не услышала вашего звонка.

- Я не звонил, я постучал.

Она жестом пригласила меня войти.

Марья Андреевна: Почему ты пришел?

- Вспомнил о Анне.

Марья Андреевна: Она ушла туда, где, наверное, лучше, чем здесь.

- Что случилось?

Марья Андреевна: Метастазы, она была так молода, так радовалась каждому дню.

Я чувствую, как глаза мои постепенно наполняются слезами, в горле комок, стараюсь держать себя в руках, но из-за слёз которые потекли ручьём, пришлось прикрыть ладонью глаза.

Марья Андреевна: Не плачьте, знаете, она оставила вам письмо и попросила передать, только в случае, если вы сами прейдете. Вы пришли. (протягивает ему листок бумаги сложенный вдвое)

Марья Андреевна вытащила сигареты из сумки, я поднёс зажигалку спросив:

- Ничего если я тоже закурю?

Марья Андреевна: Ничего.



Здравствуй, если ты читаешь это письмо, значит, Господь услышал мои молитвы и может быть, когда ни будь ты, меня простишь. Я совершила ошибку, была не права по отношению к тебе и меня до сих пор это ощущение не покидает. Единственное на что я могу надеется и о чём прошу, позаботься о нашем сыне, не оставляй его одного. Аня

- У меня есть сын?

Марья Андреевна: Да.

- Как его зовут?

Марья Андреевна: Виктор.

- Он дома?

Марья Андреевна: Он в интернате. Последнее время здоровье мне не позволяет ухаживать за ним должным образом, уделять ему внимание и в финансовом плане тоже большие затруднения. Ведь мы до сих пор жили на одну мою пенсию, с тех пор как Ани не стало. Я подумала, что со сверстниками ему будет веселее, чем со мной. Как раз хотела навестить его.

-Можно я пойду с вами?

Марья Андреевна: Конечно мой дорогой, конечно!

По дороге в интернат мне казалось, что я не иду, а лечу, что за моей спиной выросли, два больших белых крыла, которые несут меня на встречу к огромным переменам. Неверное я выглядел слегка странно, потому что прохожие смотрели на меня не без подозрения.

Виктор моя копия. Когда я взял его за руку, он вдруг потянул меня в толпу своих сверстников и закричал:

Смотрите, это мой папа, мой папа, я ведь говорил, что он придет!

Виктору уже семь лет.

Марина, сестрёнка моя, вернулась из-за границы и живёт теперь у меня, она отлично рисует, ей очень нравиться изображать на холсте природу. Не давно она подарила мне картину под названием Осень, а на оборотной стороне написала.



Ты знаешь, не важно, сколько тебе лет, важно то, что когда есть желание идти навстречу переменам, всё может измениться к лучшему.

Пару раз в неделю к нам заходит мой друг, адвокат. Он говорит, что в нашем доме веет спокойствием. Каждый раз приходит с книгой, садится в кресло, моя сестра угощает его кофе, а он всем нам читает.

Когда отрывок комичный, Алексей начинает, сменятся, так что нам тоже становиться смешно, и мы смеёмся вместе. Чаще всего после этого, мы делимся новостями последних дней.

Виктор начал заниматься плаванием.

Как-то раз после тренировки он мне сообщил:

«Папа, я хочу тебя познакомить со своей учительницей, она похоже на маму, у нее очень добрая и открытая улыбка. Если посмотреть на мамину фотографию, что стоит на нашей тумбочке в гостиной, то это точно мама, я тебе говорю.»



Вот такая обычная история со мной произошла.
22.11.12






Скажи мне, с чем ты пришел, и я скажу тебе, с чем ты уйдешь. Вячеслав Чернышев
ещё >>