Философия эпохи возрождения: пантеизм и диалектика общая характеристика эпохи Возрождения - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Приглашает всех желающих посетить выставку: «Философия эпохи Возрождения» 1 10.54kb.
Культура эпохи Возрождения 1 147.41kb.
Великие гении эпохи Возрождения 1 59.13kb.
Философия средневековья и эпохи возрождения 1 246.88kb.
Литература эпохи Возрождения в Италии. «Божественная комедия» Данте или 3 425.94kb.
Вильям Шекспир 1 43.36kb.
Краткое содержание проекта Проект о титанах Эпохи Возрождения Предмет(ы) 1 38.58kb.
Лекционный материал к теме по дисциплине «Основы философии». 1 139.12kb.
Дисциплины «Основы искусства эпохи Возрождения» 1 33.6kb.
«Человек «в центре мира» (Эпоха Возрождения)» 1 98.71kb.
Учебного курса «мхк» для 8-9 классов 5 850.76kb.
Рабочая программа по дисциплине: «Философия» для направления 1 353.46kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Философия эпохи возрождения: пантеизм и диалектика общая характеристика эпохи Возрождения - страница №1/1

ФИЛОСОФИЯ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ:

ПАНТЕИЗМ И ДИАЛЕКТИКА
Общая характеристика эпохи Возрождения

Историческая эпоха, названная Возрождением, охватывает период примерно XIV – первая половина XVII вв., хотя сами по себе эти временные рамки достаточно условны, так как в разных странах соответствующие процессы шли по-разному.

Существует точка зрения, что в эпоху Возрождения никакой особой философии не было, что философия Возрождения это всего лишь поздняя средневековая философия. Следовательно, она лишена самостоятельности и своеобразия.

Конечно, философия Возрождения представляет собой подготовительный период к философии Нового времени, но это не значит, что она лишена самостоятельности и собственного своеобразия. Напротив, она имеет свои отличительные особенности, свои проблемы, способы их постановки и решения.

В зависимости от общих мировоззренческих позиций того или иного философа эпоха Ренессанса характеризуется по-разному. Однако чаще всего ее оценивают как «величайший прогрессивный переворот» во всех областях культуры. Это действительно был один из значительных переворотов в истории человеческой культуры. Но следует заметить, что не во всем, не во всех отношениях его можно считать прогрессивным. Во всяком случае, и с этим согласно сегодня большинство исследователей, эпоха Возрождения выглядит достаточно сложной и противоречивой.

Эту эпоху характеризует:



  1. Разрыв с традицией средневековья и переход к Новому времени (А. X. Гор­функель).

  2. Пробуждение философского самосознания, не совпадающего с теологическим мировоззрением. В силу чего философия постепенно освобождается от теологии.

  3. Намечающийся тесный союз философии и естествознания, результатом которого становится «превращение фантастического созерцания природы в математико-механическое понимание» (Вундт).

  4. Колоссальный рост значения гуманитарного знания, наук о человеке и светского образования. В лице гуманистов появляется светская интеллигенция.

  5. Наконец, именно в это время индивидуализм получает новые, особенно мощные импульсы развития. Благородство измеряется не происхождением, а личными заслугами, значение личного интереса получает теоретическое обоснование и даже эгоизм рассматривается как свойство самой человеческой природы.


Особенности философского мировоззрения
Основные черты философии Ренессанса выступают достаточно отчетливо. Это, прежде всего: 1) возрождение ценностей античной культуры; 2) переходный характер философского мировоззрения; 3) пантеизм с элементами диалектических представлений; 4) антропоцентризм и абстрактный, внутренне противоречивый гуманизм.
1. Возрождение ценностей античной культуры

В философии это нашло выражение в переоценке значения философских идей античности и восстановлении былого значения некоторых форм его философского мировоззрения. В это время получили распространения такие основные течения философской мысли античности, как неоплатонизм (Н. Кузанский, М. Фичино, Джованни Пико дела Мирандола); аристотелизм (П. Помпонацци); атомизм (Дж. Бруно); этический гедонизм и эпикуреизм (Казимо Раймонди, Лоренцо Валла, Эразм Роттердамский) и скептицизм (М. Монтень).


2. Переходный характер философского мировоззрения

Переходный характер философии Возрождения выражается прежде всего в тенденции к освобождению натурфилософии и философской антропологии от теологии. Теоцентризм сменяется антропоцентризмом, теология натурфилософией и философской антропологией. Философы Возрождения заложили философские основы естественнонаучного учения о природе и так называемой человеческой природе, которое затем переходит в философию Нового времени.

Первыми выразителями данной тенденции в ранний период эпохи Возрождения были поэты Данте Алигьери (1265-1321 гг.) и Франческо Петрарка (1304-1374 гг.): «... небожители должны обсуждать небесное, мы же (люди – прим. авт.) – человеческое» (Петрарка. «Опера»).

В дальнейшем в натурфилософии Возрождения (т.е. в философском учении о природе) эта тенденция проявляется в том, что Богу отводится роль внешнего наблюдателя по отношению к созданному Им творению. Все творение Божье оказывается самостоятельным, живет и движется согласно своим естественным началам, заложенным Творцом. Антропология исходит по существу из этих же предпосылок.

В этом отношении заслуживает внимания учение о человеке и его достоинстве Джовани Пико делла Мирандолы. В основе учения Мирандолы лежит принцип свободы человека. Свобода есть способность поступать по собственной воле. Человек – особенное творение. Образ прочих творений подчинен природному закону: место и предназначение этих существ определено Творцом. Человек же сотворен таким образом, чтобы свое место, лицо и обязанности он «имел по собственному желанию», согласно своей воле и своему решению. В этом достоинство человека. Он «должен сформировать себя сам». Человек сам себе мастер. «Он может подняться до звезд и ангелов, может опуститься до звериного состояния. Высшее и восхитительное счастье дано человеку: «владеть тем, что пожелает, и быть тем, чем хочет». Таким образом, получается, что сущность человека не дана изначально. Она – результат процесса его самоопределения и сознательного выбора. Божественность человека есть качество потенциальное: так как он создан «по образу и подобию Божию». Тогда как актуально божественность является результатом творческих усилий самого человека.


3. Пантеизм

Натурфилософия Возрождения характеризуется тем, что ее главной тенденцией является пантеизм: Бог сближается и в дальнейшем отождествляется с природой, а природа обожествляется. По существу, это новый этап борьбы материализма и идеализма в философии. Суть пантеизма Возрождения – в осознании по-новому отношения Бог и Природа.

Главные вопросы: Что такое Бог? Совпадает ли Бог с природой? Каково отношение природы к Богу?

Отвечая на эти вопросы, философы Возрождения сходились в том, что Бог – не только Творец сущего, но Он присутствует в мире, в сотворенных им вещах и силах природы. В выяснении более конкретного отношения Бог и Природа взгляды философов Возрождения существенно различались. Здесь мы встречаем три формы пантеизма.



  1. Бог целиком и полностью совпадает с Природой, Бог растворен в Природе – натуралистический пантеизм (Б. Теллезио, Дж. Бруно).

  2. Бог и природа совпадают, но совпадают не полностью – умеренный пантеизм (Дж. Чезаре Ванини, Джовани Пико делла Мирандола).

  3. Бог есть в природе, но он выше Природы (сверхестественное, бестелесное), но именно в Боге заключена Природа, непостижимым образом охватывается и управляется Божественным Провидением, Природа растворена в Боге – мистический пантеизм (Николай Кузанский, Марсилио Фичино, Якоб Бёме).

Пантеистическое мировоззрение философов Возрождения пронизано диалектическими идеями и представлениями, в разработке которых особенно заметный вклад внесли Н. Кузанский, Б. Телезио, Дж. Бруно, Я. Бёме.
4. Диалектические идеи

Первая идея – совпадение (тождество) противоположностей в Едином, т.е. в Боге. Бог есть единое и единственное начало сущего. Бог – «все и все в нем». Он есть «все во всем и в то же время ничто из всего» (Н. Кузанский). Это Абсолютный Максимум, т.е. полное единство (тождество) противоположностей. В то же время не Бог растворен в природе, а природа мистически непостижимым образом заключена в Боге.

Вторая идея – это идея развертывания Единого в бесконечное многообразие конечных форм и вещей. Бог «есть все в свернутом виде» (Н. Кузанский). Мир есть развертывание своей собственной сущности в свернутом виде пребывающей в Боге. Бог не может мыслиться как нечто определенное: материя (природа) или ум, поскольку и материя (природа), и ум – это уже нечто развернутое и противоположное друг другу, тогда как в Боге все Едино, все противоположности совпадают. Характерно, что Бог рассматривается в этом случае средоточием, или «центром всего, что есть в мире» (теоцентризм). Получается, что земля – не центр мироздания. Окружность сферы земного мира не является сферой неподвижных звезд. То есть реальная картина мира кардинально отличается от той, которую рисовали средневековые философы.

Третья идея: Вселенная (Макрокосм) заключена в человеке (микрокосм), т.е. в человеке, как в капле воды, заключен океан. Природа человека «заключает в себе умственную и чувственную природу и стягивает в себе всю Вселенную: он есть микрокосм, малый мир, как называли ее с полным основанием древние». «Она такова, что, будучи возведена в соединение с максимальностью, становится полнотою всеобщих и отдельных совершенств таким образом, что в человечестве все возведено в высшую степень» (Н. Кузанский). Таким образом, христианское учение о триединстве Божьем перерабатывается в духе восточного пантеизма и диалектики совпадения противоположностей в Едином: микрокосм совпадает с макрокосмом, минимум с максимумом.

Четвертая идея – это идея познания как бесконечного процесса и совершенной истины как совпадения противоположностей (Н. Кузанский) в этом бесконечном процессе. «Более совершенным, – провозглашает Николай Кузанский, – является понятие истины, которое преодолевает обе противоположности1 одновременно разделяя и связывая2 их».
Развивая эти идеи, Н. Кузанский исходит из результатов схоластической теологии, в том виде как они выражены у Ф. Аквинского. Самое высочайшее наше знание о том, что есть Бог заключено в нашем незнании или, как это выражает Н. Кузанский, чтобы придти к познанию Бога нужно идти к нему «без знания» через «созерцание, которое состоит в вознесении нашего разума вплоть до единения с Богом», надо вознестись над всяким знанием и «над всем познаваемым, а также и над самим собою», в результате – «проникнешь в облака и мрак»3. Н. Кузанский исходит из различия катафатического (положительного) и апофати­ческого (отрицательного) богословия в учении св. Дионисия Ареопагита. Катафатическое богословие – полагает (утверждает) нечто определенное о Боге, апофати­ческое, напротив, – отрицает все к Нему прилагаемое в утвердительной (положительной) форме, при этом, замечает Н. Кузанский, почти все мудрые «говорят, что мрак мы находим тогда, когда у Бога отнимается все, так что идущий находит скорее ничто, чем нечто»4. Но и положительного, и отрицательного богословия, как полагает Н. Кузанский, недостаточно для того, чтобы войти в область священного мрака. Суть таинственного богословия состоит в возвышении над противоположно­стями путем их «приведения к простейшему единству», «которое не побочно (lateraliter), но прямо возвы­шается над всяким положением и отрицанием»5. Сам путь восхождения состоит здесь в том, что «отъятие сочетается (coincidit) с положением и отрицание с утверждением». Это и есть, по словам Н. Кузанского, сокровенная теология, «которой … не может достигнуть никто из философов до тех пор, пока будет иметь значение обычный принцип всей философии, что два противоположных не сочетаются». «Таинственный теолог должен выйти за пределы всякого рассудочного и разумного познания, а также за пределы себя самого, даже если, оставив себя, он бросится во мрак. Тогда он обнаружит, что то, что для рас­судка невозможно, т.е. одновременно быть и не быть, есть сама необходимость»6 (курсивы мои – Г.Х.). Таким образом, проблема бытия Божьего и возможности Его познания, будучи камнем преткновения для всей средневековой теологии, получила неожиданное разрешение в учении Н. Кузанского, результатом которого является основополагающий принцип сознательной диалектики. Ясно, что непосредственным источником этого учения, тем самым и принципа сознательной диалектики, является богословие св. Дионасия Ареопагита.

Развитие идеи совпадения противоположностей приводило к самым радикальным выводам. Так, например, Дж. Бруно, опираясь на это теоретическое положение, приходит, вопреки всем предрассудкам аристотелизма, к вполне осознанному убеждению, что противоречащие суждения могут быть истинными. Таким образом, постепенно подготавливалась почва для восприятия новых философских концепций, закладывались основания нового стиля мышления и предпосылки нового метода в науках.


5. Антропоцентризм и абстрактный гуманизм

Философию Возрождения отличает ярко выраженный антропоцентризм, который выступает неотъемлемым элементом ее натурфилософии и философской антропологии.

Особенность философской антропологии Возрождения состоит в том, что она впервые поставила в центр внимания человека как личность в ее земном измерении, с ее земными страстями, привязанностями к земным благам и наслаждениям, к земной любви, земной славе и красоте. Отсюда закономерно ставится вопрос о «природе человека» и о том, чего требует человеческая природа. Так возникает философская антропология, основной особенностью которой является антиаскетизм и гуманизм. Критика аскетизма и обоснование гуманистического идеала составляют главное содержание идейной борьбы в эпоху Возрождения. Все, даже самое низменное в человеке, поэтизируется или получает свое оправдание.

Каковы теоретические предпосылки этого гуманизма?

Философы Возрождения исходят из понимания человека в его единстве с Природой. Природное в человеке не есть нечто низменное, греховное, враждебное. Мир сотворен Богом, но Мать-Природа потрудилась над своими созданиями не меньше Бога-Творца. «Бог, – говорит Данте, – созерцает прекрасный труд природы и завершает его». Поэтому все сущее двояко: оно и материально, и божественно. Гармоническое соединение божественных и природных начал, как это выражает Данте, было завершено именно в человеке, завершено с момента его сотворения Богом. «Ибо чем иным, вопрошает Эразм Роттердамский, – является философия Христа, которую он сам зовет возрождением, как не восстановлением природы, изначально сотворенной благой». Отсюда понятен и основной тезис гуманизма Возрождения. Он был сформулирован Поджо Браччолини (1380-1459 гг.): «...То, что нам присуще от природы менее всего достойно осуждения». Таким образом, и эгоизм себялюбия, и стремление к наслаждению, и даже алчность не должны осуждаться, поскольку они, согласно Поджо Браччолини («Об алчности»), запечатлены в самой человеческой природе.

Именно на почве такого абстрактного и внутренне противоречивого гуманизма пышно поднимаются ростки антиаскетической тенденции. В своей развитой форме антиаскетизм Возрождения достигается путем восстановления традиций эпикуреизма и старой как мир гедонистической морали. Стремление к наслаждению оказывается правомерным, поскольку это обусловлено природой человека (Казимо Раймонди, Лоренцо Балла, Эразм Роттердамский).



Внутренняя противоречивость абстрактного гуманизма философии Возрождения наиболее отчетливо выступает в политической философии Н. Макиавелли (1469–1527 гг.). Согласно Макиавелли, человеческая природа неизменна. Меняются только нравы (обычаи) людей, условия в которых они живут. Отсюда неизменны и законы, которые движут людьми. Они и должны стать предметом политической теории. Что движет человеком? Человеком движут самые различные страсти и далеко не всегда добродетельные намерения. Гораздо чаще зло, личная выгода, дикая алчность являются движущими мотивами поступков людей. Для достижения своих целей люди используют любые, в том числе и самые грязные средства – обман и насилие. Нет такого зла, на которое бы не был способен человек. Такова человеческая природа. Поэтому, рассуждает Макиавелли, моральные соображения должны быть подчинены целям политики, критерием которой является «государственный интерес», «общий интерес данного целого», «национальный интерес». Это первая идея политической философии Н. Макиавелли. Смысл этой идеи в «необходимости» освободить философию от морали и религии: тот, кто хотел бы в политике «всегда исповедовать веру в добро, неминуемо погибнет среди столь многих людей, чуждых добра...», – предупреждает Макиавелли. Необходимо «научиться умению быть недобродетельным и пользоваться или не пользоваться добродетелями, смотря по необходимости» (Государь). «...Не отклоняться от добра, если это возможно, но уметь вступить на путь зла, если это необходимо» (Там же). Вторая идея Н. Макиавелли выражает основной закон политической морали: результат оправдывает средства. Это положение можно сравнить с принципом иезуитов: цель оправдывает средства. Различие важное и существенное по смыслу. Но и в этом случае мы не выходим за пределы имморализма, т.е. теории, в соответствии с которой добро не есть ценность сама по себе, а только средство достижения политических целей. Ложь и худшее оправданы политической целесообразностью и победителя не судят. Третьей идеей политической философии Н. Макиавелли является утверждение, что личное благо можно принести в жертву ради общего блага, поскольку целью политики является именно общее благо. Поэтому «когда речь идет о спасении родины, не следует принимать во внимание никакие соображения о том, что справедливо и что несправедливо, что милосердно и что жестоко, что похвально и что позорно, но необходимо, забыв обо всем прочем, действовать так, чтобы спасти ее существование и ее свободу» («Государь»).


1 Например, крайности противоположных суждений об одном и том же предмете. – Прим. авт.

2 Курсив мой – Прим. авт.

3 См.: Письмо Н. Кузанского от 1453 г. к аббату и братьям в Тегернзее, написанное по поводу таинственной теологии Дионисия Ареопагита. Это письмо Н. Кузанского долгое время на русский язык не переводилось. Его первый перевод был выполнен А.Ф. Лосевым на основе Gessammelte Werke Nicolaus von Cusa, Tubingen (1871 г.).

4 Там же.

5 Там же.

6 Там же.





Не кради во время испытательного срока! Циприан Черник
ещё >>