Фильм артхаус линии «Кино без границ» психоделическую фантасмагорию режиссёра Хулио Медема - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Фильм артхаус линии «Кино без границ» самурайскую драму режиссера... 1 186.24kb.
Фильм артхаус линии «кино без границ» нью-йоркскую комедию режиссера-дебютанта... 1 120.35kb.
Компания представляет фильм артхаус линии Кино без границ 1 242.78kb.
Фильм артхаус линии «кино без границ» одиннадцатый том сочинений... 5 944.76kb.
Фильм артхаус линии «кино без границ» первый аргентинский мультфильм... 1 128.93kb.
«Кино без барьеров» кино для всех! Фильмы: 1 221.32kb.
13 марта в 18. 30 в Доме кино D. K. киноклуб совместно со Свердловской... 1 15.48kb.
Воскресенье, 13 января в 18: 00 «аминь» Режиссер – Ким Ки Дук Южная... 1 21.94kb.
Кино без границ представляет дебютный фильм Ричарда Айоади (тв-сериалы... 1 174.41kb.
Новый фильм в серии «другое кино» 1 21.23kb.
Первый просмотр: "Призрак и миссис Мьюр", Джозеф Манкевич, 1947 1 28.43kb.
Сергей есенин 24 5919.63kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Фильм артхаус линии «Кино без границ» психоделическую фантасмагорию режиссёра Хулио - страница №1/2



компания


представляет

фильм артхаус линии «Кино без границ»

психоделическую фантасмагорию

режиссёра Хулио Медема

«БЕСПОКОЙНАЯ АННА»

Caotica Ana


Испания, 2007 год, 118 мин.

испанский язык, русские субтитры
Исполнители:

Мануэла Вельес (Анна)

Шарлотта Рэмплинг (Жюстина)

Бебе Ребольедо (Линда)

Асьер Ньюман (Англо)

Николя Казале (Саид)

Рауль Пенья (Лукас)

Геррит Грэм (мистер Хок)

Маттиас Хабих (Клаус)

Льюис Омар (Исмаэль)

В Москве с 7 августа - «Художественный», «35ММ»,

«Формула кино Европа», «Формула кино Горизонт»;

с 21 августа - «5 звёзд на Новокузнецкой», Фитиль»

Информация о фильме: www.arthouse.ru



(здесь имеются все подробности о фильме, режиссёре, обзоры прессы

и кадры из фильма (полиграфического качества)

Компания «КИНО БЕЗ ГРАНИЦ»

105120, Москва, Нижняя Сыромятническая, дом 5/7, строение 2

Многоканальный телефон: +7 (495)980-75-68

факс-автомат: +7 (095)916-79-83

kerel@arthouse.ru www.arthouse.ru

О ф и л ь м е:

Фестивали

Фильм-участник конкурсной программы II международного кинофестиваля в Риме (2007),

Международного кинофестиваля в Торонто (2007),

Международного кинофестиваля в Нью-Йорке (2007),

Международного кинофестиваля в Севилье (2007)
Синопсис

Анна – 18-летная красивая и независимая девушка живёт с отцом на Ибице. Она изливает присущую ей страсть к жизни в свои наивные картины. Однажды космополитка и покровительница искусств Жюстина приглашает Анну продолжить свои творческие поиски в Мадриде, где она будет жить в группе молодых художников, которым она оказывает поддержку. Это начало путешествия, которое перенесет Анну на новые континенты, заставит ее открыть с помощью гипноза свои предшествующие жизни, которые пересеклись с веками далеких мифов. Анне будет брошен вызов – разорвать цепь насилия предков, которая сохраняется в ее полной хаоса душе.


Заявление режиссёра

«Я испытываю огромную гордость этим путешествием, которое дало мне фильм о женщинах. Меня сопровождала моя сестра Ана, которую я очень давно взял за руку, чтобы она могла сделать свои первые шаги. Меня сопровождали верные спутницы – Монтсе и моя дочь Ана. И еще меня сопровождали воспоминания о том, как я впервые увидел, как Мануэла Вельес и Джоселин Пук захотели стать частью этого пейзажа. Пять женщин для «Беспокойной Анны». И все они – матери «хороших мужчин».
БИНОМЫ

Неизвестные факторы в наших уравнениях
АННА И АННА - ВНЕШНОСТЬ И ВНУТРЕННЕЕ СОДЕРЖАНИЕ - СВЕТ И ТЬМА

Анна наделена такими непохожими достоинствами, что она несомненно является одним из самых исключительных представителей рода человеческого, которых я знаю. Я говорю о разнице между внешностью и внутренним содержанием, между видимым и невидимым. Ее хаос встает из светотени.

Когда эта история начинается, ей 18 лет, и она искренне не подозревает о бездне в своем подсознании. Вот почему ее блестящая индивидуальность изливается в то, что находится вне ее, чтобы отвлечь ее, потому что внутри Аны находится мрачный пейзаж, которого она боится. И совсем неудивительно, что первые фургоны человеческого каравАнна, который циркулирует внутри нее, который полон продолжающих пульсировать жизнями молодых женщин, мертвых, но все еще жаждущих породить безграничное количество детей, которые станут хорошими людьми, - тронулись в путь две тысячи лет назад.

Но мы видим Анну как нормальную юную девушку. Хотя она и кажется «сверхреальной». Хиппи нового поколения, которая пишет картины, полные оптимизма и счастья. Наивные, яркие картины восковыми красками, образующие защитную стену, полную закрытых дверей, которые мало-помалу кто-то, кто приехал издалека (с другой стороны Атлантического океАнна), поможет ей открыть; трещины в бездне.

Анна идет по своему настоящему, но она уже делает следующий шаг вперед, просто на тот случай, если время решит проходить быстрее. Она всегда хочет быть первой, чтобы подписаться на то, чему еще предстоит произойти, но никогда на то, что уже было, и еще меньше на то, что мертво. Или увяло. Или бесцветно. Она энтузиаст цвета, сюрреального, желанного... А когда придет любовь, Анна принесет себя в жертву своему сказочному принцу подобно романтичной девушке, или подобно старому альпинисту, готовому взбираться на высочайшие вершины планеты и никогда не спускаться с них.

У Аны лицо птицы и кости обитательницы пещеры. Она дышит легчайшим воздухом, хотя текущая в ее жилах кровь – густая, темная, старая. Выросшая в пещере на Ибице, она наслаждается обретением уверенности в себе и открытием самой себя в Мадриде: она – европейка, которая считает, что Нью-Йорк – лучшее место для жизни. Дочь коричневого зверя – отца, Анна ныряет в море, чтобы покинуть Старый Свет ради Нового, поменять великое прошлое на великое настоящее. Но она всегда останется возлюбленной и матерью двух миров: раненой возлюбленной и матерью-зверем.

Анна – принцесса и чудовище в этой притче о тирании белого мужчины, тирании мужского пола над женским как первопричины несчастий человечества. Анна – легкая добыча, настоящая дичь, но в то же время отличный лидер для высмеивания и наказания несправедливости белого охотника. Но она не очень похожа на солдата, скорее она – безбилетный пассажир на судне, пересекающем океан, или не больше чем сексуальная террористка, которая полностью не осознает, что если бы История обладала чуточкой совести (равно как и была бы женщиной), она была бы одним из ее сокровищ.

Анна – наивная волшебница, потому что на самом деле не разговаривает ни с силами времени, ни с силами земли, ни с силами огня, ни с силами льда... даже если они – ее союзники. Она действительно этого не сознает и нуждается в помощи, чтобы летать, нуждается в том, чтобы ее вечно поднимали выше. Чтобы ее всегда любили.


АННА И ПТИЦЕЛОВ - ЖАВОРОНОК И СОКОЛ - МАТКА И ТОПОР

Сначала спокойный полет жаворонка, а затем сокол, садящийся на руку дрессировщика, открывают фильм. Мы находимся в частных охотничьих угодьях в Аннадалусии. Наша история совершит поворот в противоположном направлении по сравнению с тем, что происходит между двумя птицами, до того, как достигнет кульминации, развертывающейся в ярко освещенных апартаментах на вершине современного небоскреба в Нью-Йорке, почти в воздухе. Почти завершая мифологическую дугу.

Анна – не миф, она даже может быть чем-то, совершенно на него непохожим, но она содержит в себе миф о хаосе, женский миф о творении. Эта история – (зашифрованная) мифологическая конструкция Аны, но выстроенная у нее за спиной. Она сама не знает об этом, а когда она об этом узнает, она этого не захочет. Это не ее выбор, но она держится в этой ситуации естественно. Та Анна, которую мы видим: какова она и как она себя ведет, - это новая, свободная часть. То, что она прячет, - это старая, связанная часть, привязанная к прошлому. Внутри Аны идет напряженная борьба, в которой личность всегда побеждает и пренебрегает коллективом, пока в самом конце истории супружеская пара (мать и отец, потерявшие сына на Войне) открывают перед ней двери... В это мгновение Анна способна услышать свой самый старый голос, сопровождаемый пылкой женской энергией. И она переступает через порог. Отныне она становится частью линии и продолжением, еще одной женщиной, последней, единственной видимой женщиной. И она достает свое женское оружие.

Да, Анна сейчас чувствует, что сможет участвовать в разыгрывании женского мифа о произведении потомства, что должна (хотя не знает как и вынуждена импровизировать) наказать мужчину Войны. Идеальное наказание, в котором женский миф о жизни («мать хороших мужчин»), похоже, обречен проиграть мужскому мифу о топоре. Это «идеальное действие» (как его называет Анна) приводит в действие церемонию ее собственного жертвоприношения.

Отношения между двумя мифами и их последствия повторялись с начала Человечества, так что мы знаем, что женщина прекрасно способна производить потомство (она очень хорошо приспособлена для этого), а мужчина прекрасно способен убивать (да, прекрасно способен).
АННА И ЖЮСТИНА - ПРОТАГОНИСТ И АНТАГОНИСТ - ХАОС И БДИТЕЛЬНОСТЬ

Жюстина – француженка, покровительница искусств, которая знакомится с Аной на острове Ибица и заворожена ее излучающей свет индивидуальностью и тем, как она выражает себя в картинах, полных ярких красок и отсутствия какой-либо очевидной глубины. Предложив, чтобы Анна переехала в Мадрид в ее «колонию» художников, она попытается стать матерью, которой не было у девушки.

Жюстина – проводник, принять которого Ане в принципе оказывается трудно, потому что у нее уже есть мать, которая бросила ее, когда она была ребенком; мать, которую она уже забыла; мать, о которой она не горюет. Анна считает, что ей нужен только отец (который был ей также и матерью), которого она будет всегда носить в своем сердце. Он ответственен за огромное доверие, которое она испытывает к мужскому полу.

Если Анна – хаос или содержит его в своей внутренней бездне, то Жюстина – круг, математик, устАннавливающий жизненные циклы, порядок, приспособленный к патриархату. Бдительность. Хаос – это женщина и первопричина всего. Вавилоняне сказали это 4000 лет назад, но эта истина была вытеснена в забвение фАннатизмом контроля. Законом и порядком единого мужского Бога. От хаоса также можно ждать воображения, творчества. Жюстина знает это и ценит это, хотя сама этими качествами не обладает. Вот почему она стала хозяйкой старого особняка в Мадриде, где живут молодые художники, которых она отбирает, а затем оставляет там и предоставляет свободу развиваться в их собственном беспорядке.

Но именно Жюстина настаивает, что Анна должна осознать то, что она олицетворяет, смысл ее жизни, необходимость посвятить себя коллективному делу. Она – умная женщина, через которую не течет река хаоса, хотя ей известно его женское значение, и она борется за то, чтобы Анна могла понять это и сделать что-нибудь для всех. Жюстина – церемонийместер, который должен убедить Ану свершить идеальное наказание и предложить себя в жертву во имя женщин, убитых топором птицелова в отдаленные времена, когда исчезли богини.
АННА И САИД - ВРЕМЯ И МОЛЧАНИЕ - СЧАСТЬЕ И МУЧЕНИЕ

Саид – молодой художник из Западной Сахары, потерявший родителей во время войны с Марокко: гражданского и военного вторжения, в результате которого огромному количеству представителей народа сахрави приходится обитать в лагерях беженцев в Алжире в пустыне Хамада. Они находились там более тридцати лет, поэтому Саид наряду со многими другими военными сиротами и остальными молодыми сахрави не знает свою родину. Первое предложение, которое Саид делает Ане, познакомившись с ней: не могла бы она спать вместе с ним, потому что он спит плохо, он страдает. Но Анна спит очень хорошо. «Мне никогда не снятся сны. Наверное, внутри меня закрыта какая-то дверь». Он хотел бы иметь такую же защиту от своего подсознания, иметь способность «закрыть дверь», но не может. В отличие от Аны, внутри Саида нет ничего кроме него самого, но он очень велик. Его огромный внутренний мир, от которого у него кружится голова, является и его внешним миром. В этом заключается его мучение.

Саид – очень одаренный юноша (помимо занятий живописью он, по специальному разрешению испанского правительства, учится, чтобы получить дипломы по пяти специальностям), но в то же время он – человек пустыни. Он признается Ане во время одной из мучительных ночей, что он страдает, когда чувствует, что видит весь пейзаж, включая его окончание, и говорит, что за горизонтом нет ничего. Для Саида жить –пустая трата времени. Что-то происходит между этими совершенно непохожими существами, таинственная взаимосвязь, которая поможет им обоим понять себя.

Он, чья цель во всем, что он делает, - когда-нибудь помочь своему народу, особенно интересуется изучением молекулярной биологии, ибо его сокровенная мечта – когда-нибудь открыть способ сделать так, чтобы «наша биология длилась вечно». Саид убежден, что когда «наша биология кончается, кончается все. Душа имеет смысл только когда есть биология». Анна поддерживает его, говоря: «Так давай, начинай учиться!» Но направление и события этой истории постепенно покажут главной героине, что жизни нас всех связаны с начала времен и направлены к будущему, которое притягивает нас, которое требует нас к себе. Анна говорит Саиду прямо в лицо, что после смерти (когда кончается биология) все мы остаемся: «Мы оказываемся вместе. Смерть наполняет, а не опустошает». Мы содержим воспоминания обо всем, что было и есть. Живые и мертвые существуют вместе.


АННА И ЛИНДА - ВЕТЕР И ЗЕМЛЯ - ЗЕЛЕНОЕ И ЧЕРНОЕ

Анна и Линда стали подругами сразу же, как познакомились, хотя их жизнь была очень непохожа, а их индивидуальности противоположны; эти различия, о которых они немедленно рассказывают друг другу, объединяют их. Анна приезжает в Мадрид, с печалью осознавая отсутствие отца, о котором она всегда думает и которому пишет, что все еще ощущает, как его рука крепко сжимает ее руку, оберегая ее с расстояния. Но Анна идет по улицам, избегая других рук, в танце, с помощью которого начинает готовиться к самостоятельной жизни, надеясь, что когда-нибудь она встретит в большом городе другую руку. Линда приезжает в Мадрид с чувством, что покинула семью, которая ей не нравится и в которой она не нуждается. Она покинула отца, потому что он эгоист и не способен никого любить, и мать, потому что та уступает ему, как несчастная дурочка, «которая становится с каждым днем все меньше». Во время их первой встречи Линда определяет себя как земное существо, «очень твердое», а зеленоглазая Анна признается ей, что ей нужно быть в подчинении, и тут же берет руку другой девушки, первую руку на протяжении ее долгого путешествия.

Ее новая подруга Линда откровенно говорит ей, что мужчины – члены на ногах, «в душе все они насильники». Женщины, по ее мнению, - эгоистичные шлюхи. Но между насильниками и шлюхами есть много промежуточных пунктов вроде того, который занимает сама Линда со своими женскими противоречиями и своим периодическим партнером Лукасом, утверждающим, что верит не в Бога, а в женщину, «мою единственную богиню». Кое-что в этой классификации, где промежуточные стадии занимают богини и мужчины, которые подлизываются к женщинам («чтобы больше трахаться, - вот что всем им нужно»), поможет Анне лучше понять себя, узнать, как посмотреть в лицо своей судьбе.

Линда, видео-художник, также снимает сеансы, когда Англо гипнотизирует Анну. Таким образом она – непосредственный свидетель ее хаоса. Линда знает две Анны. Или точнее всех Ан. По правде говоря, Анне повезло, что вдали от дома она нашла в Линде свою первую подругу: ее контраст, ее энергия, ее темные глаза, ее акцент, с которым она говорит: «Мы должны отправить этот мир мачо в ад, он сделал всех нас гнилыми внутри». Анна возьмет это в свой багаж в конце своего путешествия, и это поможет ей открыть смысл жизни.


АННА И АНГЛО - СОЗНАНИЕ И ПОДСОЗНАНИЕ - ШЛЮХА И НАСИЛЬНИК

В одном из писем, которые Анна посылает отцу, она говорит, что они живут (она имеет в виду себя и Линду) с молодым человеком, «которого мы зовем Англо из-за его акцента, он из Лос-Анджелеса». Невинность Анны помогает нам лучше понять этого персонажа, который появляется и действует как проводник, которого она доверчиво берет за руку и закрывает глаза. Анна отдает себя в руки эксперта по гипнозу, чтобы он открыл двери ее хаоса. Она соглашается раскрыться, но при условии, что не увидит ничего, так что если произойдет трагедия, у нее не останется о ней никаких воспоминаний, словно это невидимый, беззвучный ночной кошмар. Только видеокамера Линды зарегистрирует эти путешествия в прошлое.

В этом случае Анна соглашается стать «эгоистичной шлюхой» (так Линда характеризует женщин), отдав себя в руки Англо – нежного «насильника» над мертвыми женщинами и их воспоминаниями. Понимая, что ее нежелание взглянуть себе в лицо, это трусость, Анна в итоге позволяет Англо нечто большее, нечто интимное и физическое. Она предлагает ему свое тело во время сеансов гипноза, уверенная, что отношения шлюхи и насильника никогда не выйдут на уровень сознания.

Со временем Анна частично утрачивает понимание того, кто она на самом деле. Когда она спрашивает Англо, почему у нее нет собственных снов, он отвечает, что она втайне их боится. Нельзя утверждать наверняка, что она была всеми женщинами, о которых говорит под гипнозом, но они образуют часть ее самой. Никто не существует один, никто не живет один. Все мы то, что мы есть, потому что другие были тем, чем они были. Англо просит ее вглядеться внутрь себя и прислушаться, и Анна в итоге соглашается на гипноз без отключения сознания, но она хочет помнить только определенные счастливые моменты прошлой жизни, которые интересуют ее сейчас.

В этом смысле можно сказать, что «Беспокойная Анна» - это история о трагедии, движимая силой оптимизма главной героини и ее потребности быть счастливой.

Хулио Медем
История создания
НЬЮ-ЙОРК И «ЗОЛОТАЯ ЛИНИЯ»

Финал «Беспокойной Анны» развертывается на фоне улиц Нью-Йорка. Это были двухнедельные съемки, которые, как говорят продюсеры, потребовали сложной хореографии, вызванной знаменитой «Золотой линией». Это металлический указатель, который проходит по главным авеню Нью-Йорка (особенно в Мидтауне) и разделяет частную и общественную землю. В Манхэттене муниципальные законы позволяли компаниям строить здания неограниченной высоты в обмен на передачу части земли в общественное пользование и для разбивки парков, площадей или более открытых мест для проезда. Это означает, что ближайшие к краю тротуара полтора метра принадлежат мэрии, а остальная его часть – частная собственность. Разрешения, выдаваемые специальной службой мэрии Нью-Йорка, перестают действовать у «Золотой линии», и камера не может ее пересечь, в то время как актеры свободно ходят по всей его ширине как обычные пешеходы. При планировании эпизодов и съемок необходимо обязательно и неукоснительно соблюдать эти ограничения. Большая группа охранников, нанятых на время съемок различными компаниями, – «владельцами» улицы, - все время наблюдает за строгим соблюдением закона.


ПУТЕШЕСТВИЕ В ПУСТЫНЕ

Национальный природный парк «Навахо» в штате Аризона был выбран группой «Беспокойной Анны» для съемок части путешествия Аны по прошлому и настоящему. Здесь до сих пор сохраняются остатки примитивной индейской культуры «анасази». В парке на высоте 2000 метров расположены два очень красивых археологических комплекса Keet Seel и Betatakin. Первой серьезной проблемой для группы стало то, что надо было оставлять машины на расстоянии четырех с половиной часов ходьбы, и оттуда на себе доставлять источники энергии, воду, реквизит. В итоге съемки прошли в Betatakin – уникальной конструкции в скале, напоминавшей пещеру на Ибице, где начинается история Анны. Это было более доступное место, и группа отправлялась туда каждый день в сопровождении носильщиков из племени навахо.


ДОСТОЙНЫЙ ЯЗЫК В ЗНАК УВАЖЕНИЯ К ДОКОЛУМБОВЫМ КУЛЬТУРАМ

Во время своих духовных путешествий Анна общается на языке, специально созданном для фильма. Тем самым Хулио Медем хотел отдать дань уважения доколумбовым культурам американского континента. Черпая вдохновение из исчезнувшей культуры «анасази» (на языке навахо это означает старейшие), которая до 13 века занимала территорию, где сейчас расположены штаты Аризона, Юта, Нью-Мексико и Колорадо, режиссер-баск решил с помощью специалистов соединить три примитивных языка (кечуа, ацтекский и навахо) в один, основанный на их фонемах, и написал на нем ряд завораживающих диалогов фильма.


ВЕРНОСТЬ НАРОДУ САХРАВИ

Один из персонажей, которые направляют приключение Анны, - Саид, для нее он – принц пустыни. Саид потомок народа сахрави. Сотрудничество живущего в изгнании сахрави было первостепенным для съемок важных эпизодов фильма. Группа приехала в лагерь беженцев имени 27 февраля, чтобы получить помощь от его обитателей, что было крайне необходимо для того, чтобы предать реальность испытаниям, через которые проходит Ана. Акушерки рассказывали об условиях рождения детей в концентрационных лагерях во время марокканского вторжения. Группа старалась снять реальные лагеря, обращаясь за разрешением к Народному фронту освобождения ПОЛИСАРИО. Очень серьезные технические проблемы (в лагерях нет электричества и проточной воды, сумма страховок взмыла до небес, не было прямого авиатранспорта) заставили вести натурные съемки на остров Фуэртевентура. Шатры, яркая одежда женщин и реквизит, который вы видите в фильме, взяты в лагере. Они были привезены через Мавританию на Канарские острова, чтобы гарантировать качество декораций. Обитатели лагеря 27 февраля приехали в Фуэртевентуру в качестве консультантов по устройству лагеря. А большая колония сахрави, живущая на этом острое, стала статистами на две недели, частью съемочной группы «Беспокойной Анны».


ПУТЕШЕСТВИЕ К ДЕМОКРАТИИ: SONY HD 950

Шесть лет назад Хулио Медем снял «Люсию и секс» одной из первых видеокамер высокого разрешения, способной приблизиться к качеству фильма, снятого на пленку. Баскский режиссер снова использовал HD в «Беспокойной Анне», но на этот раз модель, усовершенствованную SONY - HD 950, которой снимались «Город грехов», «Полиция Майями. Отдел нравов» и «Звездные войны, эпизод III».



«Как режиссеру камера высокого разрешения дает мне больше времени, особенно в работе с актерами. Мне нравится пробовать, искать, требовать от актеров большего, снимать сцену несколько раз, и это стоит дешево. А молодые актеры чувствуют себя более спокойно, потому что мы не должны строго соблюдать этот период между командами «мотор» и «снято». Кроме того это влияет на язык фильма: я использую все меньше и меньше оборудования, меньше операторских кранов и меньше операторских тележек. В будущем на целлулоиде будут работать ностальгирующие романтики. HD начинает демократизировать кино», - говорит Хулио Медем.
50 ПРЕДЛОЖЕНИЙ МОЛОДОГО ИСКУССТВА

Анна живет в доме Жюстины вместе с группой многообещающих художников. Хулио Медем и Монтсе Санс решили расширить этот элемент сценария и пригласили 50 реальных художников в коммуну, которой управляет французская покровительница. По словам Марьяхо Хиля, бывшего художественным организатором фильма: «Все они должны были быть молодыми. Позднее мы решили включить произведения более известных художников – Сантьяго Иданьеса, Аны Лауры Алаес, Карлеса Конгоста или Игнасио Бургоса. Но предоставленные работы относились к раннему периоду их творчества, чтобы все картины в фильме отличала свежесть».



«Мы не должны забывать, - напоминает нам Монтсе Санс, - о произведениях, которые должны создавать герои фильма. Мы работали вместе, чтобы создать произведения Линды, видео-художницы, или над картиной, написанной Саидом. И картиной, которую на экране подписывает Ана. На самом деле ее писала Ана Медем (сестра Хулио), а закончила другая его сестра – София. Работа Аны была отправным пунктом для того, чтобы собрать вместе отобранных нами художников, вместе с которыми мы сразу же создали творческую атмосферу».

Оба подчеркивают, что во время четырехнедельных съемок на натуре царила творческая атмосфера, и это было неповторимым переживанием. В благодарность художникам за сотрудничество был создан веб-сайт www.caoticaanaarte.com, где можно увидеть и оценить произведения искусства, показанные в фильме.


Обзор прессы

Долгожданное возвращение на большой экран испанского психоделического гения Хулио Медема, за шесть лет после "Люсии и секса" сделавшего лишь одну документалку про баскских террористов.



What Film, 06.08.2008
Испания представлена артхаусной драмой "Беспокойная Анна" режиссера Хулио Медема, который наряду с Альмодоваром и Аменабаром является визитной карточкой современного иберийского el cine на международной арене. Поклонники Медема и испанского кинематографа в целом не удивятся, обнаружив в фильме новаторскую форму и гуманистическое содержание.

kton (Вызов в сборную), ЖЖ, 06.08.2008
...За этим следует традиционная для Медема сюрреалистическая и страстная мозаика в высшей степени поэтических образов. Или не следует — во всяком случае, попытки пересматривать предыдущие работы Медема наводят на неутешительные мысли о том, что его творческий метод не во всем прошел проверку временем. Но надежда на открытие второго дыхания все равно остается.

Станислав Ф.Ростоцкий, "Время новостей" №141, 06.08.2008
...эзотерическая новелла испанского арт-хаус-режиссера Хулио Медема — философская, чувственная и хаотичная. Каждая предыдущая картина мастера неизменно поражала воображение зрителя своей многогранностью, страстью, интеллектуальностью.

Блог о кино, 04.08.2008
В конце концов, можно не слушать дурацкие диалоги, а просто смотреть кино. Мануэла Вельес с ее широко распахнутыми глазами и какой-то библейски невинной бесстыдностью проходит через свое нелегкое актерское испытание с честью. Хороши и стилизованные под примитив рисунки сестры режиссера Анны, которая погибла накануне своей первой выставки как раз в 22 года – ее памяти и посвящена картина. Это не лучший фильм Медема, но без него коллекция этого режиссера наверняка будет неполной.

Ирина Любарская, "Итоги" №32, 04.08.2008
По части месседжа фильм замахнулся на одну из самых глобальных философских проблем современности, открыто и разносторонне обсуждая роль женщины в современном обществе и ее полную беззащитность перед догмами патриархата. Родительница, воспитательница, кормилица, игрушка в руках мужского шовинизма, вдова и вечная страдалица – именно так старается показать Медем женщину в своей ленте, последовательно проводя зрителя через калейдоскоп мимолетных образов. От общего режиссер движется к частному, демонстрируя этнические разногласия, социальное неравенство, страдания жертв войны. Толика мистики и удивительно яркий, разнообразный видеоряд, лишь придают повествованию едва уловимый психоделический привкус.

Дмитрий Гомельский, Digitlife, 04.08.2008
Суть путешествия туманна, очевидно лишь то, что Медем заворожен юной актрисой Мануэлой Вельес. Сам же постановщик утверждает, что делал кино о мужском деспотизме.

Александр Стрелков, "Ведомости. Пятница" №27 (114), 01.08.2008
За всем этим наивным искусством кроется какая-то очень зрелая мысль, только раньше мы никак не могли разглядеть ее. Но здесь Медем, кажется, проговаривается...

Михаил Шиянов, Time Out, Москва, 31.07.2008
Медемовская "Анна" — по формату что-то среднее между "Малхолланд-драйвом" Линча и фильмом Говорухина "Благословите женщину" — свидетельство окончательной счастливой капитуляции художника перед объектом многолетних исследований. Бесстыжие ртутные глаза артистки Вельес, в которых одинаково здорово отражаются Средиземноморье и нью-йоркские небоскребы, — явно единственное, ради чего затеяна вся эта история, все прочие ее участники сугубо функциональны и, как в фильмах Сокурова, говорят с одной общей интонацией и примерно одно и то же — молодых артистов после каждой доведенной до конца реплики хочется похвалить за то, что не сбились.

Роман Волобуев, "Афиша", Москва, 24.07.2008
Беспокойная Анна живет до 22

Беспокойная Анна до боли напоминает книгу Габриэля Гарсиа Маркеса Сто лет одиночества. Каждый кадр запутывает зрителя больше, чем предыдущий. Ощущение полного отсутствия грани между реальностью и вымыслом останется на языке надолго.

"Сутки", 11.07.2008
И для почитателей эзотерики и игр сознания и подсознания — фильм Хулио Медема "Беспокойная Анна".

Тамила Вергелес, "КиноОбоз", 11.07.2008

Режиссер решил снять фильм о своей сестре, художнице Анне, которая умерла незадолго до премьеры фильма. Для картины Хулио выбрал лучшие картины своей сестры.

Time Out, Киев, 25.06.2008
Блестящий Хулио и хаотичная Анна

Лента поражает масштабами своей мысли. Города-гиганты, бескрайние океаны, песок, пещеры – зрителю кажется, что он везде, что он, словно бог, может оказаться в любой точке мира. Чарующая музыка погружает нас в некое подобие транса, выйти из которого будет нелегко. Потому, что лица мелькают, проносятся на высокой скорости, шквал эмоций обрушивается на нас и не хочет отпускать. Когда фильм закончится, и вы обнаружите, что, на самом-то деле, и не вставали с кресла, то вместе со мной будете аплодировать блестящему Хулио Медему.

Алексей Восторгин, Izrus, 08.06.2008
Нельзя сказать, что "Беспокойной Анне" не хватает идей — их полно до краев, — но они трактуются как-то неглубоко и несвязно, что приносит мало удовлетворения, в то время как их серьезность не воспринимается из-за своего тона, более подобающего сказкам ясновидящих, чем острой аллегории, на которую, очевидно, и претендовал фильм.

Антон Бител, Eye for Film, 18.03.2008
Героиня фильма воплощает волнующий, страстный персонаж, одаренный плотской чувственностью и носящий в себе семена хаоса. В ней огромная женская энергия охотницы, которая одновременно и легкая добыча, как жаворонок, смертью которого открывается фильм. Эта девушка обладает простодушной чувственностью Анны Карины и Джин Себерг...

Карло Дутто, Close Up, 31.10.2007
В общем, будем добрыми и ограничимся тем, что определим этот фильм как "мудрёный".

Даниеле Сести, FilmFilm.it, 26.10.2007
Анна и смерть

Заключительные такты фильма, которые серьезно рисковали увлечь фильм в бездну обычной стерильной критики воинственного американского президента, в своем экстремизме превращаются на самом деле в поэтический акт, который искренне неотразим благодаря иронии и увлекает за собой зрителя. Полный восторг.

Массимо Барриелло, Movieplayer.it, 21.10.2007

Действительно, образ Анны принимает облик феминистской героини, борющейся против мужской агрессии. Эта тема приводит к великолепному завершению, когда Анна осуществляет победную месть над амбициозной зарубежной американской политикой, символом которой становится неприятный американский политик.

Весь фильм держится на Вельес, которая раньше играла в телевизионной рекламе, а теперь показывает зрелое мастерство. Ее не устрашают такие партнеры, как Шарлотта Рэмплинг, Маттиас Хабих ("Бункер") и Льюис Омар (Плохое воспитание). Возможно, в Вельес нет той сексапильности, которая есть у Пенелопы Круз или у Пас Веги, но она куда более многообещающа.

Грэм Кили, Hollywood Reporter, 07.09.2007
Смелое путешествие во внутреннее "я" превращается в головокружительное исследование истории женщины в запоминающе-интенсивном, абстрактном и несфокусированном испанском фильме весьма оригинального режиссера Хулио Медема. Более "непоседливый" и более визуально и концептуально ослепительный, чем всё, что Медем пробовал до этого, фильм, к сожалению, позволяет хаосу, фигурирующему в названии, пронизать его вторую половину.

Джонатан Холланд, Variety, 26.08.2007
"Беспокойная Анна" затрагивает отношения между мужчиной и женщиной, пытаясь показать социальную разницу и иерархию, установленную во всем мире согласно полу. Вопрос взаимосвязей и противоборства полов решается тем, что пересматривается преобладание мужского над женским и устанавливается равновесие между обеими сторонами.

Марциа Гандолфи, MYmovies.it
О с о з д а т е л я х:
следующая страница >>



Когда терять нечего, можно рискнуть всем. Жан-Луи Лэ
ещё >>