Феминистская критика современного социологического знания - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа курса Социология Тема Предмет социологии Структура социологического... 1 42.9kb.
Занятие 1 Предметное поле социологии 7 416.42kb.
Программа курса Тема Предмет социологии. Структура социологического... 1 44.96kb.
История социологии 1 9.61kb.
Вопросы для экзамена кандидатского минимума по общенаучной дисциплине... 1 91.05kb.
Курсовая должна быть на укр языке План Введение Общая характеристика... 1 38.98kb.
V. Социология знания Сущность социологии знания и ее границы 2 674.37kb.
Дисциплины. Цель учебного курса «Социология» 1 130.67kb.
Дисциплины опд. Ф. История социологии 4 432.75kb.
Лекция Политическое знание в системе общественных наук План: Объект... 1 120.49kb.
Метаморфозы современного общественного сознания: методологические... 1 309.75kb.
«социология организаций» 1 38.31kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Феминистская критика современного социологического знания - страница №1/1

В.И.Успенская

ФЕМИНИСТСКАЯ КРИТИКА СОВРЕМЕННОГО

СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

1

Социология традиционно изучала “человека в обществе”: каким образом социальная структура и культура формируют его жизнь. К началу XXI в. социологи далеко продвинулись в постижении проблематики человеческой общественной жизни, но им нелегко признать, что социологическое знание во многом остается мужской точкой зрения на социальный мир, выдаваемой за объективную истину, и что интерес к опыту общественной жизни людей, который отличает социологов, на самом деле оказывается интересом исключительно к опыту мужчин как общественной группы. Исследований социального опыта и поведения женщин почти не было, и такое молчание предполагало, что “описания по существу мужского опыта - например, “общественный класс”, “промышленный труд”, “преступность” - могут применяться одинаково к женщинам, хотя о них упоминалось редко”1. Одна из наиболее авторитетных социологов ХХ столетия Джесси Бернард в работе, посвященной влиянию женских исследований на социологию, отмечала: “Вопросы, поставленные в социологии – это те вопросы, ответы на которые хотели найти мужчины”2. Социология, по выражению английских социологов Томпсон и Пристли, оставалась “практикуемым мужчинами предметом” до конца ХХ в., до тех пор, пока феминизм не стал оказывать влияние на общественное мышление3, а поднятые феминизмом вопросы о жизни в социуме, отношениях полов, ролях женщин и мужчин не начали восприниматься всерьез.

Феминистская критика традиционной социологии как науки, изучающей отношения между человеческим опытом и социальными структурами, началась на Западе в конце 60-70-х годах XX в. и связана с новой волной движения за освобождение женщин4, а также с массовым вхождением женщин в академические структуры, прежде всего в сферу гуманитарных и социальных наук. Как отмечает в своем обзоре феминистской критики науки Т.В.Виноградова, “в то время доминирующим был проект создания позитивистской социологии, которая видела свою задачу в отказе от умозрительных рассуждений об обществе, создании “позитивной” социологии, которая должна была стать столь же доказательной и общезначимой, как и естественно-научные теории”5. Феминисткая критика социологии не была одинокой. Во второй половине ХХ в. представление о том, что познание социального мира аналогично познанию природного и подразумевает существование некоего объективного эксперта, дистанциированного от участников исследования, стало подвергаться критике со стороны ряда либерально настроенных ученых (включая ученых-феминистов), а также со стороны антипозитивистских течений: марксизма, феноменологии, этнометодологии, постструктурализма, постмодернизма, герменевтики и феминизма.

Стоит отметить, что в феминистской критике традиционного социологического знания, начавшейся в те годы, отразились антипозитивистские настроения таких авторитетных социальных мыслителей XX столетия как: М.Фуко, Ю.Хабермас, М.Хайдеггер. Им была чужда идея создания объективной социальной науки, поскольку она игнорирует тот факт, что социальный мир конструируется людьми, чьи мысли и намерения существенны для нашего понимания этого мира. Критики позитивистского подхода (Фуко, Хабермас, Бодрийар и др.) подчеркивали иллюзорность жесткого разграничения “субъекта” и “объекта”, говорили о необходимости “диалога” между исследователями и респондентами6. Проблемы разделения полов и достижения феминистской мысли становились важными при реконструировании объяснительных категорий социальной теории, “поскольку в откровенном игнорировании этих проблем наиболее ярко проявилась ограниченность ведущих социологических подходов”7. Во второй половине XX в. академический феминизм бросил вызов мужскому контролю над содержанием университетских программ и курсов и поставил под сомнение само “объективное” знание о человеке и обществе.

Феминисткая критика началась с демонстрации андроцентризма науки и сексистских предрассудков в науках о человеке и обществе, заполнения “пустот” в традиционных дисциплинах по принципу “добавить женщин и перемешать”. При этом не подвергались сомнению существовавшие научные парадигмы, не пересекались границы традиционных дисциплин. Затем последовали критика традиционных теорий (“гендерно нечувствительных”) и методов исследований, а также междисциплинарные исследования женского и в целом гендерного опыта человеческого бытия на основе использования инновационных методов с целью создания более полного социального знания. В фокусе современных феминистских исследований оказалась также проблема неравенства и различий между женщинами.

Комиссия по изучению положения женщин при Американской социологической ассоциации составила в 1980 г. список 5 основных аспектов в процессе исследования, в которых проявились сексистские предрассудки:


  • отбор и формулирование проблем для исследования

  • обзор теоретических традиций в изучении общественных проблем

  • отбор примеров или групп населения

  • валидность проблемы

  • интерпретация результатов8.

Параллельно социологи А.Окли и Р.Окли обратили внимание на “гендерную нечувствительностьв статистике:

  • процесс сбора информации и использования статистики

  • сферы, которые выбираются для статистического анализа

  • концепции, используемые для презентации статистики9.

Социологи Марсия Миллман и Розабет М. Кантер в исследовании о феминистских взглядах на социальную жизнь и общественные науки отметили шесть типов феминистской критики в адрес социологии10.

1. Важные области социального исследования пропускались в связи с использованием конкретных общепринятых моделей, определяющих поле; альтернативные модели могут открыть новые области для изучения как женщин, так и мужчин.

2. Социология концентрируется главным образом на публичных, официальных, видимых акторах и / или исполнителях драматических ролей и определениях ситуации; однако неофициальные, вспомогательные, менее драматические, частные и невидимые сферы общественной жизни и общественного устройства могут оказаться в равной степени важными.

3. Социология зачастую говорит о “едином” в отношении женщин и мужчин обществе, в котором можно сделать необходимые обобщения относительно всех его участников; тем не менее, женщины и мужчины фактически могут обитать в разных социальных мирах и это необходимо принимать в расчёт.

4. В некоторых исследовательских областях пол не принимается в расчёт как фактор поведения, однако пол может находиться среди наиболее важных объяснительных переменных.

5. Социология зачастую занимается объяснениями статуса кво (и, следовательно, помогает обеспечить рациональное объяснение существующему распределению власти в обществе); тем не менее социальным наукам следует изучать необходимые социальные трансформации и поощрять развитие более справедливого, гуманного общества.

6. Отдельные методологии (зачастую количественные) и исследовательские ситуации (такие, как использование социологов-мужчин при изучении обществ, включающих в себя женщин) могут систематически препятствовать получению определённого рода информации, в то время как эта недополученная информация может оказаться наиболее важной при объяснении изучаемого феномена.

Комментируя эти тезисы, можно сказать, что феминизм указал на ограниченость социологического знания, связанную прежде всего с непредставленностью в нем опыта женщин. В феминистском критическом анализе социология выглядит в лучшем случае "гендерно-слепой", в худшем - сексистской наукой. В лучшем случае не признается важность пола как переменной, не придается значения тому, что положение женщин и мужчин в структуре общественных отношений далеко не одинаково. В худшем случае женский социальный опыт вообще игнорируется и даже искажается. Сферы и проблемы женской деятельности либо просто не представлены в социологическом знании, либо представлены как социально менее значимые. Женщины принимаются во внимание в связи с жизнью мужчин, а не благодаря собственной значимости. При объяснении социальных отношений полов социология придерживается понятия о принципиальном различии и противоположности мужской и женской природы.

Также игнорируется или рассматривается как богом или природой данный опыт мужского доминирования в социальных структурах общества. Американская социолог Дороти Смит в работе "Исключение женщин из мужской культуры" подчеркивает, что основная ограниченность традиционной социологии заключается в том, что женщине отводится второстепенная роль, ее часто игнорируют: “Женщины-социологи в той или иной мере согласны с таким положением вещей, и в соответствии с этим согласием они отчуждаются от своего собственного личного опыта. Они говорят на чужом языке и выбирают методы, которые их самих исключают”11. По мнению Дороти Смит, женщины-социологи должны научиться исследовать, как выглядит мир, через призму женского взгляда. Вместе с тем понятно, что если женский взгляд на мир будет учитываться наравне с мужским, то под сомнение придется поставить многие существующие теории общественной жизни.

II

Нет ничего удивительного в том, что социология, несмотря на

постоянное провозглашение своей приверженности к объективности, отличается (наряду с другими социальными науками) предрассудками в отношении места и роли женщин в обществе. Социология как научная дисциплина стала развиваться в XIX в., интересуясь прежде всего политическими и экономическими изменениями, капитализмом, классовыми отношениями и их влиянием на человеческую жизнь. Эти изменения включали рост промышленного производства, новые классовые различия и взаимоотношения, рост политического сознания рабочего класса (мужчин), расширение политического участия населения (мужчин) и т.д. С самого начала социология концентрировала внимание на публичной сфере управления и рынка труда, игнорируя частную сферу семьи, быта, домашнего труда. Разделение труда между частной и общественной сферами представлялось тогда (под влиянием дарвинизма) вполне естественным, определяемым биологическими факторами. Сексистские предубеждения были встроены в социологию с самого начала: основой для производства истинного знания всегда считался мужской опыт, опыт публичной жизни мужчин; женский опыт привычно рассматривался как субъективный, внеобщественный.

Не было причин для социологии - науке об обществе - интересоваться женщинами, которые ассоциировались лишь с приватной сферой, не было причин объяснять гендерные различия, которые, как считалось, вполне объясняются биологией. Социология игнорировала не только женщин, но и всю сферу домашних отношений. Кроме того, социологическому объяснению подвергалось только то поведение мужчин, которое фиксировалось в публичной сфере. С феминистской точки зрения теории и исследования, которые игнорируют опыт и проблемы более чем половины населения, а также роль частной сферы в общественной жизни людей, не могут считаться адекватными. Таким образом, основная критика со стороны феминизма в адрес общей социологической теории состоит в том, что эта теория не учитывает женское видение социального мира. Она может быть более адекватной, включив в себя феминистскую социальную теорию, в частности феминистские теории гендерных отношений. Эмпирическая социология в той или иной степени признает необходимость включения пола/гендера как переменной, но теория - эта та сфера социологии, которая сопротивляется изменениям и остается невосприимчивой к гендерному подходу как одному из способов “постижения истории”, культуры и общества.


III

Непростые отношения между современным социологическим знанием и феминизмом за последние три десятилетия “урегулировались” с помощью категории “гендер”12 как важной составляющей социально-политического анализа (или “полезной категорией исторического анализа”, по выражению Дж.Скотт13). Гендерный характер социальных отношений, появившийся в фокусе исследователей благодаря женскому движению конца 60-х, стал новым направлением социологической науки в 70-х гг. Прежде всего, внимание было направлено на анализ социальных движений и изменяющийся характер социального протеста конца 60-х, а также на описание и объяснение “гендерности” социальных отношений. Феминистские вопросы постепенно стали включаться в научный социологический дискурс, формируя новое направление – социологию гендера, или изучение социально конструируемых женских и мужских ролей, отношений и идентичностей14.

Отношения между полами осмысливались в социологической науке задолго до появления феминистских исследований. Обсуждение мужественности и женственности, особенно места и роли женского пола в обществе обнаруживается в работах Маркса и Дюркгейма, Зиммеля и Парсонса, Хабермаса и Бурдье, Гидденса и Лумана, Гофмана и Гарфинкеля и пр., но вплоть до середины 1970-х гг. термины “гендер” и “гендерные отношения” не употреблялись. В процессе критики представлений классической социологии о природе отношений между полами сформировался гендерный подход, в рамках которого статус пола перестает быть предписанным (аскриптивным), а гендерные отношения рассматриваются как социально организованные отношения власти и неравенства. Как отмечают российские социологи Е.Здравомыслова и А.Темкина, гендерный подход представляет собой “вариант стратификационного подхода, в нем всегда присутствует тезис о неравном распределении ресурсов по признаку приписанного пола, об отношениях господства-подчинения, исключения-признания людей, которых общество относит к разным категориям пола”15.

Несмотря на то что концепция гендера появилась в феминистских исследованиях в 70-е гг. ХХ столетия, идея о том, что различия между женщинами и мужчинами не определяются полностью биологией, а зависят от воспитания и образования, имеет длительную историю16. Наиболее четко эту идею сформулировала Симон де Бовуар в книге “Второй пол” (1949): “Женщиной не рождаются, ею становятся” (курсив мой - В.У.). Исследования Маргарет Мид 30-х гг. поставили под вопрос тезис о предписанности гендерных ролей. Алис Росси в работе о равенстве полов подвергла критическому анализу традиционные концепции о ролях женщин в современных обществах и проложила дорогу новым подходам в исследованиях гендерных ролей. Вопросы о роли женщин в истории, литературе, аграрных и индустриальных обществах очень скоро потянули за собой более широкие вопросы о гендере как переменной – в психологии, социологии, антропологии, философии, - а также вопросы о распределении социальных ролей, власти, благ, вознаграждения за труд – в политике, экономике.

Английская социолог Энн Оукли была среди первых исследователей социальной проблематики пола, которые развели два понятия: пол как биологические отличия женского от мужского, с которым мы рождаемся, и гендер - половые особенности, половые роли, приобретаемые в процессе инкультурации. Идею введения нового термина Оукли заимствовала у психолога Роберта Столлера17. Она предложила различать половые анатомические и психологические характеристики, которые обозначают биологических женщин и мужчин, и социально сконструированные черты мужественности и женственности (гендер), которые приобретаются через становление женщиной или мужчиной в конкретном обществе, в конкретное время18. Особый вклад в развитие теории гендера был сделан Гейл Рубин в классическом теперь тексте “Обмен женщинами: заметки о “политической экономии” пола” (1975)19. Если Оукли отличает гендер от биологического пола, то Рубин связывает гендер с репродуктивной сексуальностью и предлагает термин “система пол/гендер” (sex/gender system). Согласно Рубин, эта система включает “набор механизмов, с помощью которых общество преобразует биологическую сексуальность в результаты человеческой деятельности и в которых эти преобразованные сексуальные потребности встречаются”20. Гендер, с ее точки зрения, является “социально навязанным разделением полов”, “продуктом социальных отношений сексуальности”21.

Категория "гендер" (наряду с категориями "раса/этничность") добавилась к списку дескриптивных измерений социального контекста и помогла обнаружить такие аспекты социальной жизни, которые “проглядела” классическая социология. В исследовании той же Энн Оукли “Домашняя хозяйка” (1974) дается детальный анализ работы, выполняемой женщинами, и способов, с помощью которых эта работа становится гендерным подразделением эмоционального и физического труда в семье и за пределами семьи. За этим социологическим исследованием последовали другие, в которых было представлено гендерное измерение многих аспектов социальной жизни22 .

Переосмысление социального, вызванное включением гендерной динамики в социологический анализ, привело к пересмотру некоторых центральных понятий в традиционной социологической мысли. Ярким примером этого служит дискуссия о взаимоотношениях между классом и гендером в контексте социальной стратификации. С самого начала своего развития социология исследует структуры социального неравенства групп, поэтому классовое неравенство всегда было в центре внимания. Один из участников современной дискуссии о теории стратификации Д.Локвуд считает, что “класс" должен оставаться центральным индикатором в исследованиях и что классовое положение жены должно выводиться из классового положения главы семьи, под которым безусловно понимается муж. Феминистские социологи (S. Walby, M.Mann) указали на ограниченность традиционного классового анализа и необходимость учитывать категории пола и класса при исследовании социального неравенства. В фокусе дискусии оказались взаимоотношения между "капитализмом" и "патриархатом", между публичной и частной сферами жизни общества; стала развиваться "теория двойной системы" (dual systems theory), с позиций которой анализировалась социальная стратификация23.

Комплексный анализ образцов неравенства, присутствующих в современном обществе, предприняла социолог Сильвия Уолби. В книге "Осмысление патриархата" (1990) она описывает патриархат как "систему социальных структур и практик, в которых мужчины доминируют и эксплуатируют женщин"24. Она указывает на важность шести структур: патриархальный способ производства, патриархальные отношения на рынке труда, патриархальное государство, мужское насилие, патриархальные отношения в сфере сексуальности и патриархальная культура. Уолби различает также две формы патриархата в современной истории Запада: общественный (публичный) патриархат и частный (приватный) патриархат. Приватная форма основана на исключении женщин из общественной жизни и на индивидуальной экспроприации труда женщин в доме со стороны мужчин. Публичная форма патриархата - это доминирование, которое не исключает женщин из общественной жизни, но обеспечивает подчиненое положение женщин в обществе.

IV

Каковым был первый итог "добавления" женщин в социальные и гуманитарные науки? Простой (но уже классический) вопрос: "Где женщины в социально-гуманитарных науках?", поставленный учеными-феминистами в конце 60 - начале 70-х гг., сегодня звучит по-другому: "Что означает жизнь и человеческое общество для женщин?/для мужчин?" Кроме изучения великих женщин и показа традиционных теорий о роли женщин в обществе, многие науки (прежде всего, антропология, социология, психология, история, политология, филология) стали использовать гендер как "полезную" категорию для социального анализа. Стоит также отметить, что в феминистских исследованиях гендер – основная категория, но не единственно достаточная для понимания общественного неравенства: с 80х годов феминистские социологи активно исследуют взаимодействие пола, расы, класса и их совместное влияние на статус женщин в обществе25.

Таким образом, хотя феминистская критика общественной жизни и социальных наук, а также "добавление" женщин в традиционные науки о человеке и обществе не казались революционным и трансформативным процессом, но в большинстве общественных и гуманитарных дисциплин это привело вскоре к критическому осмыслению традиционных теорий и научных выводов, переосмыслению данных и сбору новой информации, постановке новых вопросов и формулированию новых теорий, которые учитывали бы женский и в целом, гендерный опыт. Это также привело к "нарушению границ" между научными дисциплинами, интердисциплинарным исследованиям, к сомнению в достаточности традиционных методологий социальных наук, основанных на позитивистском понимании научной объективности.

С увеличением числа женщин среди социологов феминистские взгляды на общество становятся существенным элементом социологической теории. Феминизм, конечно, болезненно влияет на изменение общественного сознания, но одновременно ведет к более глубокому и всестороннему знанию человеческого бытия. Центральным для феминистской науки, - отмечали социологи Джудит Стэйси и Барри Торн в социологическом обзоре (1985), - является убеждение в значении пола не только для понимания сфер, связанных со специфическим женским опытом, но также и для понимания классовой структуры, государства, социальных революций. Кроме того, ученые-феминисты внесли вклад в развитие исследований организаций, занятости, криминологии, здоровья, стратификации; возродили исследования по проблемам материнства, домашней работы, репродукции, насилия, брака, развода26. Феминизм привнес в социологию прежде игнорируемые проблемы социального бытия (см. таблицу), сделал женский и гендерный опыт “видимым”, способствовал использованию несексистского языка при описании явлений и процессов, внедрил новые техники сбора данных и техники анализа. Может быть, именно в социологии феминизм почувствовал себя “как дома” потому, что социология связана с социальным реформированием и общественными движениями27. Но феминизм расширил проблематику социологии, желая исследовать, до какой степени гендер исторически конструируем, и желая привлечь более пристальное внимание к новым социологическим "фактам" - женщинам.



Влияние феминизма на социологию

Сферы социологии, где феминистские перспективы почти не присутствуют

Сферы социологии, где феминистские перспективы имеют значительное влияние

Сферы социологии, которые появились под влиянием феминизма (гендерного подхода) или были полностью реконструированы

  • Социальная

теория

  • Социология

управления

  • Социология

классов и стратификации

  • Социология

трансформации

  • Национализм




  • Социология здоровья

  • Социология семьи

  • Социология

профессий

  • Социология занятости

  • Социология

образования

  • Социология возраста

  • Социология

девиантности

  • Социология

криминологии

  • Женские/гендерные

исследования

  • Сексуальность

  • Тело

  • Насилие

  • Различия в обществе

  • Репродуктивность

  • Социология домашней

работы

  • Социология частной

жизни


V

Серьезное восприятие категорий “женщины”, “мужчины”, “пол”, “гендер” заставляет переосмыслить и то, что мы преподаем в базовых курсах. Такое переосмысление одновременно оживляет обществознание, так как открывает новый мир социологического воображения: совершенно "частные" проблемы становятся вопросами общего значения. Женские и гендерные исследования становятся глобальным образовательным феноменом и ставят перед собой две взаимосвязанные цели: 1)развитие нового (“гендерно-чувствительного”) знания и новых учебных програм, в фокусе которых - проблематика пола как социального конструкта; 2) использование нового знания для трансформации традиционных (андроцентричных) учебных программ и курсов в университетах.

Гендерно сбалансированный курс не может включать только одну главу или одну лекцию о женщинах или сексизме. Необходимо переосмысление нашего понимания социальной стратификации, ибо гендер не менее значимый фундаментальный элемент социальной структуры, чем классовое неравенство. С включением или исключением женской и гендерной проблематики изменяется наш анализ социальных институтов. Так, экономическую систему невозможно полностью понять, если продолжать игнорировать исследования половой сегрегации на рынке труда, роли домашнего (чаще женского) неоплачиваемого труда в развитиии рыночной экономики. Исследование образования неполно, если не учитывать поло-ролевую социализацию как часть “скрытой учебной программы”28. Даже исследования семьи, которые обязательно включают и женщин, и мужчин нуждаются в гендерной перспективе, если хотим избежать гендерных предрасудков(например, в вопросах распределения домашних работ, воспитания детей, обеспечения семьи и т.п.). Это вовсе не означает, что следует исключить Маркса, Вебера, Дюркгейма из социологии, потому что они мужчины, или не доверять классическим эмпирическим исследованиям вообще. Но все это нужно критически проэкзаменовать и по-новому оценить, исходя хотя бы из того, что половина человеческого опыта - женская.

Хотя гендерный подход начинает оказывать влияние на образ мышления некоторых обществоведов и гуманитариев (среди которых ныне большинство – женщины), но почти неизменным остается содержание программ и учебных пособий базовых курсов по социальным и гуманитарным дисциплинам (а также стиль и методы преподавания). Исследование программ и содержания текстов учебных пособий, проводимое в конце 80-начале 90-х гг. западными учеными, показало, что такие дисциплины, как социо-культурная антропология, литература, история (интерпретационные, рефлексивные по своей сути), трансформировались под влиянием women’s studies в большей степени, чем социология, политология, психология, экономика, склонные к позитивизму, призывам к объективности, поиску универсальной истины. В России среди обществоведческих дисциплин наиболее интенсивно в последние годы осваивает гендерную проблематику именно социология29. На основе гендерного подхода началась интенсивная реконструкция социологического знания. Социологи внесли большой вклад в разработку проблем, связанных с жизнью как женщин, так и мужчин; наметились изменения в языке, понятиях, в методике и технике сбора информации. Однако начатые в России исследования программ и содержаний учебных пособий показывают, что базовые социально-гуманитарные дисциплины почти не поддаются изменениям под влиянием гендерных исследований30. Хотя сегодня эмпирическая социология вынуждена включать гендер как переменную, хотя в ряде учебных пособий появились отдельные разделы или главы, посвященные гендерным ролям31, но по-прежнему нет места феминистской теории в ряду современных социологических теорий32. Таким образом, несмотря на то что феминистские социологи вносят весомый вклад в исследования прежде игнорируемых проблем общественного бытия, делают “видимыми” женский и гендерный опыт, все же традиционные подходы к изучению общества остаются неизменными, а феминистская методология - изолированной “экзотикой”. Социологические “авторитеты” избегают ссылок на радикальные тексты ученых-феминистов. Стоит согласиться с выводами М.Миллман и Р.Кантер, что “чрезмерная приверженность социологии к пережиткам позитивистской эпистемологии и низкий статус теории в рамках социологии как дисциплины также затрудняют для социологов возможность оценить важность феминистского анализа”33. Вместе с тем, патриархатная структура знания создавалась в течение нескольких тысяч лет, а у женщин было не более тридцати лет, чтобы попытаться это исправить, а тридцать лет - это ничто.



ПРИМЕЧАНИЯ

1 Томпсон Д., Пристли Д. Социология. М., 1998. С.411.

2 Bernard, J. Re-Viewing the Impact of Women’s Studies on Sociology// The Impact of Feminist Research in the Academy. Ed. by C. Tarnham. Indian Unv.Press, 1987. P.193.

3 С увеличением количества женщин среди социологов феминистские взгляды на общество все чаще становятся важным элементом социологической теории.

4 Первая волна женского движения “поднялась” в середине XIX в. и была движением за обретение равных с мужчинами прав во всех сферах жизни общества. Немало работ опубликовано ныне в России по истории женского движения (неофеминизма) на Западе во второй половине ХХ в. и современной феминисткой теории. См., например: Брайсон В. Политическая теория феминизма: Введение. СПб., 2000; Воронина О. Идеология феминистского движения // США: Экономика. Политика. Идеология 1980. № 9. С. 38-47; Она же. Феминизм: либеральное, социалистическое и радикальное направления // Теория и метология гендерных исследований. Курс лекций М., 2001. С. 50-73; Она же. Психоаналитический и постмодернистский феминизм // Там же. С. 74-94; Клименкова Т. Философские проблемы неофеминизма 70-х годов//Вопросы философии. 1988. N 2; Темкина А. Женское движение как общественное движение: история и теория // Гендерные тетради: Выпуск первый. СПб., 1997. С. 70-93; Феминизм: перспективы социального знания. М., 1992. Тексты многих авторитетных феминистских теоретиков в русском переводе см.: Феминизм и гендерные исследования: Хрестомати / Под ред. В.Успенской. Тверь, 1999; Антология гендерной теории / Под ред. Е.Гаповой, А.Усмановой. Минск, 2000; Хрестоматия к курсу “Основы гендерных исследований” / Под ред. О.Ворониной. М., 2000; Хрестоматия феминистских текстов / Под ред. Е.Здравомысловой, А.Темкиной. СПб., 2000; Введение в гендерные исследования. Ч.2: Хрестоматия / Под ред. С.Жеребкина. М., 2001.

5 См.: Виноградова Т.В. Феминисткая критика науки. М., 2001. С. 75.

6 См.: Holmvood J. Feminism and Epistemology: What Kind of Successor Science? //Sociology. London.1995. Vol.29, №23. P. 411-438.

7 Виноградова Т.В. Указ.соч. С.77.

8 Miller C., Treitel C. Feminist Research Methods: An Annotated Bibliography. Greenwood Press, 1991. P. 36.

9 Oakley, A., Oakley R. Sexism in Official Statistics//Demystifying Social Statistics. Ed. by J.Irvine, I.Miles, J.Evans. London, 1979. P. 172-189.

10 Millman M., Kanter R. M. Editorial Introduction //Another Voice: Feminist Perspectives on Social Life and Social Science. Ed. by M.Millman, R.M.Kanter. New York, 1975. P.vii-xvii.

11 Smith D. Women’s Perspective as a Radical Critique of Sociology // Sociological enquiry. 1979.Vol.44, №1. P. 7-13.

12 В отличие от биологического пола, т.е анатомо-физиологических различий, гендер (gender) рассматривается как совокупность социальных характеристик и норм, предписываемых обществом людям в зависимости от их биологического пола. Биологический пол чаще всего является основанием для предписания женщинам и мужчинам определенных правил поведения, т.е. таким образом – определенных гендерных отношний в обществе. Согласно определению Г.Рубин, гендер – это “навязываемое обществом разделение полов, продукт социальных половых отношений, которые преобразуют самцов и самок в мужчин и женщин”.

13 См.: Scott J. Gender: A Useful Category of Historical Analysis//American Historical review. 1986. № 91.

14 Гендерная социология пополнилась литературой о маскулинности (Connel, Kimmel, И.Кон, А.Синельников, С.Ушакин и др.). См., например: О мужественности. Сб.ст. Сост. С.Ушакин. М., 2002.

15 Здравомыслова Е., Темкина А. Социология гендерных отношений и гендерный подход в социологии //Социc.2000. № 11. С. 17.

16 См.: Успенская В. “Спор женщинах”, или европейская традиция теоретизирования в духе феминизма, XY-XYIII вв. Тверь, 2001.

17 См.: Jackson S. Theorizing Gender and Sexuality /Contemporary Feminist Theories.New York, 1998. P.133.

18 Oakley A. Sex, Gender and Society. Oxford, 1972.

19 См. в книге: Хрестоматия феминистских текстов: Переводы / Под ред. Е.Здравомысловой, А.Темкиной. СПб., 2000. С. 89-139.

20 Rubin, G. The Traffic in Women /Reiter R. (ed.)// Towards an Anthropology of Women. New York, 1975. P. 165.

21 Ibid., P. 179; Хрестоматия феминистских текстов. C. 108.

22 Среди них: Wilson E. Women and the Welfare State. London, 1977; Spender D. Man Made Language. London, 1980; Scott H. Working Your Way to the Bottom: The Feminisation of Poverty. L., 1984; Smart, C. (ed.) Regulating Womanhood: Historical Essays on Marriage, Motherhood and Sexuality. London, 1992.

23См.: Mitchell J. Woman's Estate. London, 1971; Hartman H. The Unhappy Marriage of Marxism and Feminism: Towards a More Progressive Union // Sargent, L. (ed.) Women and Revolution: The Unhappy Marriage of Marxism and Feminism. London, 1981.

24 Walby S. Theorizing Patriarchy. Basil Blackwell, 1990. P. 20.

25 См.: Brewer R. M. Black Women and Feminist Sociology: The Emerging Perspective.//American Sociologist. 1989. № 20(1). P. 57-70.

26 Stacey J., Barrie T. The Missing Feminist Revolution in Sociology //Social Problems. 1985. № 32 (4). P.301-316.

27 Еще в 1906 г. в книге “Женский вопрос” Лили Браун обращала внимание на то, что “женщины теперь с удивительной энергией и редким пониманием обращаются к наиболее молодой из наук, к общественной, и борются за то, чтобы в рамках ее заниматься практической деятельностью. Они видят перед собой необозримое поле, обработка которого соответствует их склонностям; в этой деятельности личность их может достичь полного своего развития. Ведь дело теперь идет о том, чтобы найти средства и пути, которыми можно было бы помочь нуждающимся и слабым, чтобы, как некогда они создали экономию дома, так теперь п о н я т ь, р у к о в о д и т ь и з а х в а т и т ь экономию мира, чтобы на место меча воздвигнуть, как символы жизни народа, молот, резец и плуг... Именно поэтому женщина теперь выступает на первый план, именно поэтому женское движение принимает теперь такие большие размеры: образуется а т м о с ф е р а, в которой она может свободно дышать, так как деспотизм, варварство и война в сознании человечества являются все больше и больше варварскими остатками минувшего прошлого; сила физическая все больше теряет свое значение и на ее место постепенно становится сила духа и сердца. См.: Браун Л. Женский вопрос. М., 1906. С. 187-188.

28 Термин "скрытая учебная программа" ввели в употребление критические педагоги, раскрывая механизмы формирования человека в соответствии с целями общества. Под ней понимается не прямое внушение учащимся тех или иных принципов, а особая структура и стиль обучения, подбор заданий и примеров. См. подробнее: Фрумин И.Д. Вызов критической педагогики //Вопросы философии. 1998. №12. С.60.

29 См.: Здравомыслова Е., Темкина А. Социология гендерных отношений и гендерный подход в социологии //Социс. 2000. № 11. С. 15-24; Клецин А. Дилеммы гендерной социологии //Гендерные исследования: Феминистская методология в социальных науках. Харьков, 1998. С.187-193.

30 См.: Пути и перспективы интеграци гендерного подхода в преподавание социальных и гуманитарных дисциплин: Материалы конференции. Тверь, 2000.

31 См.: Сексуальные роли и неравенство // Смелзер Н. Социология. М., 1994. С. 328-360; Гендер и сексуальность //Гидденс А. Социология. М., 1999. С.152-194; Гендерная социология//Социология / Под ред. А.Елсукова и др. Минск, 1998. С.417-428; Гурко Т. Социология пола и гендерных отношений//Социология в России. М., 1998. С.173-195; Социология пола и гендерных отношений//Социология / Под ред. П.Д. Павленка М., 2002. С. 258-276.

32 В выдержавшей пять изданий книге Джорджа Ритцера "Современная социологическая теория" феминизм представлен наряду с другими школами в социологии: структурным функционализмом, теорией конфликта, марксизмом и неомарксизмом, символическим интеракционизмом, этнометодологией, теорией обмена, теорией рационального выбора, структурализмом и постструктурализмом, постмодернисткой социальной теорией и т.д. (см.: Contemporary Feminist Theory//Ritzer, G. Modern Sociological Theory, New York, 1996. P. 299-389). На русском языке феминизм как современная социологическая теория представлен в переведенном с английского языка учебном пособии социологов-женщин Джейн Томпсон и Джудит Пристли в разделе “Теории” (cм.: Томпсон Дж., Пристли Дж. Социология. М., 1998. С. 411-418).



2933 Millman, M., Kanter, R. M. Op.cit. P.vii.

30



31



32

33







Когда я была девочкой, у меня было всего две подружки, да и то воображаемые. И играли они только друг с другом. Рита Руднер
ещё >>