ФантЛабораторная работа На пути в Ветилую - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
ФантЛабораторная работа в ожидании окна 1 131.68kb.
ФантЛабораторная работа Барнард 33 1 158.25kb.
ФантЛабораторная работа Том Сойер и его импеданс 1 132.81kb.
ФантЛабораторная работа Чубайча про Зюню и сикурляк 1 174.74kb.
ФантЛабораторная работа Федар 1 150.77kb.
ФантЛабораторная работа Утопая в лазури 1 196.75kb.
ФантЛабораторная работа Кёгутама 1 156.99kb.
ФантЛабораторная работа Красная Стрела 1 354.52kb.
ФантЛабораторная работа Воин света 1 187.01kb.
ФантЛабораторная работа Убить Персиянова 1 175.67kb.
ФантЛабораторная работа Однажды в Википедии 1 174.45kb.
Мини-Юкатан 1-вый день-Канкун/Чичен Ица 1 126.6kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

ФантЛабораторная работа На пути в Ветилую - страница №1/1

фантЛабораторная работа
На пути в Ветилую
На пути в Ветилую

1

Наступал полдень. Пахло приближающимся ливнем, ветер взволнованно теребил понурые ивы у ручья поодаль.

Широкое ровнехонькое полотно - спать на таком можно было бы, и даже есть с него - антрацитовой лентой улеглось в окаемку белесо-серой гравийной полосы. Гравий мягко, приглушенно захрустел под широкими колесами, и «Санкристобаль» остановился, посверкивая новеньким левым крылом.

Девушка: длинная, чуть растрепавшаяся коса, тонкая талия, крепкие лодыжки, беленькие кроссовочки, - спокойно топала себе вдоль трассы Юрстар-5, не удостаивая опередивший ее дизельмобиль ни малейшим вниманием: остановился себе, и остановился, кому есть до него дело? Яркая красная сумка «Адидас» грузно свешивалась с хрупкого плеча, косметики на лице не было заметно. Джошуа Раймс выключил очередную трескучую проповедь на Пятой волне, ухмыльнулся и покачал головой. Очень, ну невероятно независимая с виду особа. От родителей, что ли, сбежала? Из колледжа поперли?

Тем временем девица так и прошагала мимо свежих крестов на бортах пикапа. Ни взгляда, ни перемены в темпе и рисунке ходьбы. Возможно, тоже слушала что-нибудь, с новомодными наушниками никогда не знаешь наверное.

Чертыхнувшись шутейно, он снова завел мотор и медленно подал вперед, борясь с ощущением, что пытается снять малолетку где-нибудь возле авиапорта в Неверторе.

- Эй, девушка! - уже внутренне раздражаясь, окликнул Джош.

Молчание. Шлеп-шлеп-шлеп-шлеп.

Пикап взрыкнул и подкатил поближе. Где-то на панели приборов что-то противно позвякивало, пахло горячей искусственной кожей обивки.

- Садись, подвезу! - произнес Джош, твердо пообещав себе: ну, если уж и сейчас...

Остановилась, долгим пристальным взглядом смерила верзилу в бейсболке прямо сквозь прочную дверцу с изречением из Луки. Пожала плечами, сделавшись адски похожей на дурочек из Сил Пакта, которых ему пришлось когда-то застать врасплох в ходе освобождения Луистона, - глазастых, безумно и бездумно отважных...

- Дождь надвигается, - сказал Раймс, отворачиваясь. - Хочешь - верь, хочешь - проверяй. В такое время года его пускают обычно в час дня, сбивают жару.

Обогнув машину, девушка юркнула внутрь, захлопнула дверцу - не слишком мягко, но и без лишнего усилия - в плепорцию. Сумку устроила на полу, под ногами. Судя по движению мышц предплечий - там действительно отнюдь не незначительный груз, хотя и старательно закрепленный, не дребезжащий.

Джош вдохнул вкусный, свежий, даже прохладный воздух, который отчетливо пах странной пряностью, протянул руку:

- Джошуа.

Девушка посмотрела на него - без улыбки, но уверенно и открыто. И еще с ноткой чего-то... трудноуловимого. Потом пожала вполне твердой ладошкой протянутую волосатую ручищу.

- Джудит.

Пикап вырулил на трассу и сразу же рев обратился в бормотание. Джошуа вел очень внимательно, хотя и по достаточно привычному маршруту. Пока что он не пробовал разговорить девочку. Время еще будет.

Хотя, возможно, и немного.

В этот момент первые сизые струи дождя хлестко прозвенели по капоту и крыше.

2

В ту минуту, когда дождевая купа накрыла равнину, превратив день в тусклые сумерки, Джошуа исполнилось ровно сорок.

Для своих лет он сохранил все, что стоило бы беречь: рост, физическую силу, выносливость, хорошую форму. Первыми в нем замечались всклокоченные баки, нависшие кустистые брови и льдистые глаза, большие, блестящие - как говорила когда-то его первая женщина, с искрой.

Слишком много видел он этими глазами.

Еще бы.

- Куда направляешься? - спросил Джош, включая противотуманные фары и дворники, принявшиеся отсчитывать непокорные струи дождя, сбрасываемые на дорогу. Сонный городишко Эль-Артур остался далеко позади.

- В лагерь, - равнодушно отозвалась она, даже не повернувшись.

- В Камп? - задумчиво переспросил Джош; перед глазами восстал Кьютускэмп, где когда-то молодые щенята-Раймсы услышали про то, что Соединенные Штаты достигли первого прорыва и впервые вывели на орбиту Луны двух эрзацев с канареечными кличками, Кьютускэмп в лентах, знаменах и ликующих плакатах.

Там были счастливы их родители: могучий Лью Раймс, механик дирижаблей милостью Божией, хромоногий ветеран Второй Мировой, так никогда и не простивший правительству подписания Пакта о Ненападении, так до конца своих дней и не поверивший в подлинность Карадажского кошмара, большой любитель выпить в субботу и замечательный рассказчик по воскресеньям, и Дора Раймс - маленькая сильная духом женщина, сумевшая вырваться из концентрационного лагеря в Южной Африке, куда загоняли всех, кто вынужден был бежать из ада Колониальной Войны.

Джош очнулся, обнаружив, что девушка заинтересованно глядит на него в упор.

- Не в Камп? - переспросил он, понимая, что выдает себя и свое равнодушие к прозвучавшему рассказу с головой.

- Не в Камп, - кивнула девушка. - Намного дальше. В Наш лагерь. Обратно.

- Ясно, - вежливо соврал Джош.

Ливень усиливался, скорость пришлось сбросить, в повороты по мокрому асфальту «Санкристобаль» входит трудно.

- Так куда тебя везти? - спросил Джош наконец.

- В Асгард, - желчно улыбнулась девушка, и пухлые, красиво очерченные губы неприятно искривились - всего на пару секунд, не более.

- Ага, - оценил он шутку, - разумеется. Гравиплан к вашим услугам, дражайшая госпожа Хари.

Девушка мотнула головой и сощурилась, глядя вдаль, где над горизонтом как раз шла длинная серебристая сигара огромного дирижабля с гербом Светлых Штатов.

...Такие же им впечатали на бронежилеты и каски тогда, в далеком 1972-м, когда в Самом Новом Орлеане, на окраине Моря Спокойствия, полыхнула скоротечная внеземная война, в которую втянулись все остальные американские лунные колонии, а по слухам, так и немецкий Асгард с советским Верхним Сталинградом не остались в стороне. Кто знает точно? Вот только уже через месяц схватка отрядов астронавтов-эрзацев переросла в настоящую войну между людьми тут, внизу: Свята Конгрегация объединила южные штаты, Север и Северо-Восток схлестнулись там, на рубежах Канады, а Запад вообще раскололся на несколько мелких государств, в которые ввели войска принявшие командование Пакта японцы и китайцы. Тогда-то полк Джошуа выдвинули к восточному побережью Флориды, навстречу отлично вооруженным миротворцам Сил Пакта...

Семья Раймсов не пережила Второй Гражданской. Кроме Джоша, уцелела разве что малышка Ремеди, завербовавшаяся медсестрой во Фресно, да так и оставшаяся жить на подмандатной территории Пацифик Юнайтэд.

С тех пор он не видел ее, хотя и знал, разумеется, что не должен винить себя.

С тех пор он еще не возвращался в Гелленджер.

Долгих шестнадцать лет...

- Довезите меня до Гелленджера, - терпеливо повторила девушка, и уж в этот - третий? пятый? - раз он все же услышал.

И пикап развернулся, встав поперек дороги под сплошной стеной воды, рассеивающей даже яркий свет усиленных фар.

3

Дворники размеренно протирали и протирали лобовое стекло, негромко гудела автомобильная печка, веявшая теплым воздухом на ноги, а Джошуа медленно ослаблял хватку на руле.

Джудит тем временем отодвинулась подальше от него, и смотрела потемневшими настороженными глазами.

- Извини, - буркнул Раймс. - Неожиданность. Я сам туда еду.

- Велика загадка, - негромко сказал девочка. - Кресты у вас на машине - Конгрегация обычно не одобряет стрельчатые или лилейные концы брусов. Значит, еретик... извините, анархист.

Джошуа прикрыл глаза. Пистолет в кобуре под левой рукой, нож на правом бедре... но кто? Но как?

- Не успеете, - печально сказал девочка, - Просто поверьте: не успеете.

- Ты - подсадная, - сказал он отчаянно.

Джудит отрицательно покачала головой, и выражение ее глаз в неверном, размытом плотным потоком ливня свете казалось невероятно загадочным. Почти скорбным. Почти брезгливым. Почти...

- Я направляюсь не в Гелленджер, не волнуйтесь.

Ну да, как же. Раймс молчал, напряженно прикидывая варианты и пытаясь вычислить, кто же мог сдать или проколоться.

- Бросьте, - почти сердито сказала Джудит. - Тоже ведь - загадка! Община анархистов в Гелленджере, между прочим, не известна, и правда, разве что Конгрегации; но уж властям - точно нет.

Джошуа опустил глаза, играя желваками на щеках и барабаня пальцами по оплетке руля.

- Поехали, - попросила девушка, - Незачем ждать какого-нибудь тягача, правда?

Удар ножом она остановила еще на четверти пути: пальцы стальной хваткой стиснули запястье Раймса еще у ножен; силой вернули лезвие обратно. Мягко, но непреклонно нажали. Отпустили, когда он расслабил хватку, признавая поражение.

- Эрзац, - проворчал Джошуа досадливо, вновь запуская мотор на полные обороты.

Джудит промолчала, невесело глядя на него.

- Баш на баш, - пожал плечами он. - Ты не сдаешь мой город, я молчу о тебе в городе... и за его пределами.

Девушка внимательно изучала дорогу.

- Это не слишком умно, Джош, - размышляя о чем-то, произнесла она. - Верить мне, при том, что меня не знаешь, хотя подозреваешь, что я эрзац... ты очень странный. Хотя да. Я согласна молчать. Трудности в этом нет.

Раймс рулил, не подавая виду, что слышит.

Будто есть выбор, думал он. Будто я могу сделать что-то, кроме как... кроме как... он оборвал мысль, опасаясь, что слухи о проницательности эрзацев, служивших Конгрегации и умевших анализировать мимику и физиологические реакции человека, недалеки от правды.

- Впрочем, есть ли у тебя выбор, Джош? - спросила Джудит у ливня, рвущегося к ним сквозь окна.

4

- Каково это: быть эрзацем? - спросил Джошуа, когда пикап свернул на подъездную к Гелленджеру. Было тягостно, и он уже давно включил бы радиоприемник, но опасался, что эрзац не одобрит пристрастия водителя... а слушать проповеди конгрегатских лицемеров не нашлось бы сил.

Джудит тихонько шевелила пальцами в воздухе, словно что-то неустанно рисовала и стирала на ходу. Мимо одна за другой скользили светящиеся окошки ферм, каждая из которых старалась отодвинуться подальше даже от местной дороги.

- Никогда не задумывалась, - ответила она вдруг, - Просто всегда я - была я. Такая, как сейчас. И все. Меня учили, тренировали... - она вдруг зарделась. - Меня... налаживали. Да.

Джош напрягся.

- А что у тебя в сумке?

- Инструменты. Трофеи. И все, - Джудит откровенно заглянула ему в глаза. - Ну, серп. Тебе ли бояться серпа - с твоим-то пистолетом да ножом? Брось!

«Санкристобаль» покатил по Мэйн-стрит, мимо припаркованных машин, мимо скромных и опрятных витрин и тротуаров, от которых так быстро и легко отвыкаешь. Впереди показалась вывеска: светящийся лось, попирающий аллигатора. Джош вздохнул. Когда-то там красовались три совы, и это было заведение добродушного дядюшки Коула, в котором не одно поколение парней из окрестных городков и ферм торжественно набиралось впервые в жизни.

Что ж, все меняется. Не медлительному контуженному ветерану упрекать свою родину.

- Останови, - велела Джудит властно. - Надо бы поесть.

Раймс скептически поглядел на нее.

Девушка пожала плечами.

- Подпитываться нужно всем. Эрзацы тоже едят.

...Слышали и такое. Особенно часто - в ходе войны, когда эрзацев применяли в качестве оружия и русские с немцами, и Восточное Крыло Пакта, не говоря уж о самих штатовских государствах, ведь именно в Штатах эрзацев и придумали. В войну поговаривали: эрзацы едят много и с аппетитом... В основном, - если верить слухам, - человечину...

Джошуа покосился на Джудит. Милая маленькая девушка. Ладненькая, да что там - соблазнительная, прямо сказать. Кто знает, в общем, чем питаются хорошенькие маленькие эрзацы?

Пикап аккуратно встал у кромки проезжей части, Раймс выбрался из кабины, но прежде чем успел хоть бы повернуться, как Джудит вприпрыжку примчалась, обежав вокруг дизельмобиля. Она беззаботно напевала что-то религиозное, светлое и хвалебное, и Джошуа почувствовал легкую тошноту.

- Стой, - легонько коснулась она его руки.

Он остановился, глядя на то, как пухлощекий парнишка в кепке принимает заказы от немногочисленных посетителей, украдкой изучая длинные стрелки настенных часов.

- Им ничего не грозит, - сказала Джудит тихо и внушительно. - Честно.

Раймс промолчал.

- Ты можешь уехать, если сомневаешься, - подсказала девушка раздраженно. - Я найду другого попутчика. Но если начнешь делать глупости - им может грозить опасность. Всем, понял? Или никому. Решай.

Джошуа закрыл глаза.

Почему я так и не написал сестре, задался он вопросом.

А потом толкнул дверь и вошел под легкий перезвон колокольцев.

5

Кофе был восхитительным, почти таким же, как у дядюшки Коула, и за это многое можно было простить говорливым, нервным, словно птички, но смешливым и незлым братьям Спенсер, заправлявшим «Лосем-триумфатором».

Джудит прикрыла глаза и смаковала каждый глоток.

- Да, - выдохнула она. - Спасибо, Джош. Вот спасибо. Этого так недостает, пока...

Она открыла серые, стального цвета глаза.

- Пока скитаешься у Пактистов.

Девушка причмокнула. Тихонько улыбнулась чему-то, и тогда - вспышкой - до Раймса начало доходить.

- Так... так Джудит - это не просто имя?

Она посмотрела в окно, на мальчишек, пробежавших следом за обручем посреди улицы, на сгорбленного чернокожего, расслабленно курившего в шезлонге на веранде аптеки Смитсона.

- У эрзацев не бывает имен... таких, как у вас. Личных имен. Наши имена происходят от наших профессий, дядюшка. От нашего предназначения.

Джош запнулся, но все же продолжил:

- Но Юдифь, она...

Девушка кивнула.

- Она убила военачальника врагов, проникнув в его стан и сделавшись желанной. Она хорошо научилась быть желанной, человек.

Раймс опустил глаза, уставившись в чашку, и медленно помешивал кофе ложечкой.

- Ты... в сумке... пактисты...

- Это не важно, кто именно, я уверена. Для нашего разговора - совсем не важно. Ты хочешь спросить другое. Тоже глупое, но другое.

Джошуа положил руки на стол. Вскинул голову.

- Вам принести еще десерта, дружище?! - радостно возопил над ухом Рой Спенсер, потрясая волосатой ладонью в выражении сказочного восторга.

Джош повернулся к нему, мучительно пытаясь вспомнить, что нужно - и что можно сказать.

Когда он отвел глаза, Джудит уже выходила в дверь. Звякнул колокольчик.

Пока он расплачивался, заводил «Санкристобаль» и гнал по Мэйн, девица оказалась уже на выезде из города. Насколько ему было видно, она бы не успела никуда заскочить.

Он остановил было машину, некоторое время напряженно смотрел вслед, в хрупкую с виду спину с толстой косой, пляшущей между лопатками, и думал, мучительно и тяжко.

Она не убила Георга.

Так что же ей нужно в городе?

Джошуа завел машину и поспешил вдогонку.

6

- Это Сергей Антониевич, - сухо сказала Джудит. - Хороший командир, умный, взвешенный. Очень опасный для Конгрегации, если бы началась война. Но пока что у нас мир.

Джошуа задумчиво смотрел в остекленевшие глаза мертвой головы. Когда-то и он сражался против солдат Сил Пакта. Скорее всего, на его счету далеко не один из них. Но к незнакомому мертвецу внутри находилось разве что сочувствие. Мало кто без подготовки и оружия способен справиться с эрзацем.

- Тогда зачем? - спросил он сухо, а тем временем солнце уже вовсю сверкало с неба, словно невиданная драгоценность, и на капоте машины быстро подсыхали яркие капельки дождя.

- Видишь ли, этого хотел бог.

Раймс замер. Повернулся к ней. Джудит доброжелательно смотрела на него.

- Не понял, - вырвалось у Джоша. - Как?

- Видишь ли... сказано о Нем: «... предал князей их на убиение, постель их, которая видела обольщение их, обагрил кровью и поразил рабов подле владетелей и владетелей на тронах их...» - нараспев прочитала Джудит, пряча голову в сумку. Серп тоже был там, аккуратно очищенный от крови.

- О как, - немного растерянно сказал Раймс, отвернувшись. Это была частая цитата в их общине, которую все больше утесняли конгрегатские.

- Только так, - сказал девушка неожиданно страстно. - Иначе никак. Все рабы чужеродных князей, а прежде всего - сами князья! Так завещал господь.

Джошуа вел машину, машинально качая головой.

- А как ты собралась определять рабов?

Джудит внимательно изучила его лицо.

- Несвободные есть рабы, - нравоучительно сообщила она. - Все, кто служит Маммоне и чужим идолам, - не свободны.

- Врачи? - отрывисто спросил он. - Учителя? Пожарные?

Девушка поджала губы, и он поверил, что ее специально натаскивали быть обаятельной. Даже сейчас, говоря страшные вещи...

- Я никогда не сомневаюсь в боге, - сообщила она. - И не буду. Если придет их черед...

- Славно, - улыбнулся Джошуа, - а что со мной? Да, ты уже меня отпустила... не знаю, правда, навсегда ли... и все же неплохо бы знать точно.

- Ты свободный, - доверчиво сказала Джудит, - ты не служишь, ты выполняешь честную работу для честных людей, сторонишься конгрегатских... ты честный, и ты свободный.

Раймс закатил глаза.

Начинало смеркаться.

7

Он остановил машину на границе штатов, достаточно далеко, чтобы внутренний дозор не обратил внимание на подозрительно приткнувшийся дизельмобиль.

- Дальше не смогу, - сознался он искренне. - Уж не знаю, куда ты волокешь своего Олоферна, и уж подавно - куда ты девала служанку... - он усмехнулся, - но я-то для Конгрегации невыездной.

- Спасибо тебе, - сказал Джудит. - Большое тебе спасибо.

Где-то впереди дирижабли патрулировали границу, и небо чертили прожектора. Ночь выдалась беспокойной, как на вкус Раймса, но никто не стрелял, и уж за это можно было благодарить судьбу.

- Джудит, - хрипло спросил Джошуа, - как ты думаешь: хватит ли мудрости у тех, кто отправляет тебя к врагу... хватит ли у них ума остановиться и не доводить до резни? Неужели они никогда не испытывают... сомнений?

Девушка помолчала, затем подняла сумку и поставила на колени.

- Вряд ли. Они убеждены, что следуют верным путем. Сомнения свойственны, скорее, таким, как ты - или Пактистам. Поверь: я достаточно долго притворялась одной из них; я научилась разбираться в сомнениях.

- Но неужели бог мог желать... смерти людей, невинных людей?

Джудит осторожно поцеловала его в щеку.

- А вот это - наверное, нет. Ты знаешь...

Она решительно отстранилась от Джоша.

- Иногда мне кажется, что все, что мы делаем - здесь, в Колониях, на Луне - все, что мы делаем, - только способ заставить Его снова обратить на нас внимание... а для этого, наверное, понадобится много большее, чем несколько голов генералов.

Раймс дернулся и зло уставился на Джудит.

- Вот как ты думаешь, Джош... это - счастливый мир?

...Сожженные дома, обгоревшие тела, сотни кварталов пожарищ, руин и пепелищ. Он был на месте бывшего Нью-Йорка, в месте, называемом во всем мире не иначе, нежели Мемориал, в 1976-м, спустя год после подрыва бомбы и спустя одиннадцать месяцев после подписания окончательного мира в Штатах. Держава уже не возродилась, но дальнейшему нагнетанию боли и горестей Пактисты дорогу преградили. Уже сегодня Штаты обмениваются посольствами, туристами, того и гляди, спустя лет десять...

- Нет. Не счастливый! Но он лучше, чем... мог бы быть.

- Но даже эти улучшения оплачены кровью и смертью, не так ли?

Не было ей покоя. Джош уже смирился с тем, что девица и впрямь видит его насквозь.

- Да. Меньшими, чем... - но да. Оплачены.

- Понимаешь теперь? Подумай только: годы назад вы дали нам и чернокожим право голосовать на выборах, право наниматься на любую работу, право учиться в учебных заведениях... признали нас людьми! Равными вам. Столь же свободными.

Джош кивнул.

- Но вы забыли рассказать, как находить верный путь! Как - знать, когда, сколько и как сделать, чтобы не допустить нарушения этой самой морали?! Как?!

Она прикрыла глаза рукой. И, кажется, всхлипнула.

- Видишь ли, это главная загадка в человеке, которую нам никогда, наверное, не понять...

Она вышла в ночь и затворила дверцу.

- Как вы живете без бога?

Девушка двинулась дальше, по дороге в дом неведомого господа, которого жаждала обрести, а Раймс откинулся в кресле и крепко зажмурился.

Он искал ответа.

Но ночь молчала.




Демократия не может стать выше уровня того человеческого материала, из которого составлены ее избиратели. Джордж Бернард Шоу
ещё >>