Фактор «мягкой силы» в интеграционных процессах между россией и китаем - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Фактор «мягкой силы» в интеграционных процессах между россией и китаем 1 102.99kb.
«сми как фактор мягкой силы мировой политики 5 439.59kb.
Доклада заместителя руководителя Федеральной таможенной службы Т. 1 124.98kb.
«квебекский фактор» в отношениях между россией и канадой 1 234.74kb.
Роль бразилии в интеграционных процессах в западном полушарии в конце... 3 445.19kb.
"Динамику в развитии военно-технического сотрудничества между Россией... 1 49.71kb.
Затлерс: мы — за безвизовый режим между ес и Россией 1 13.2kb.
Стратегия кнр в интеграционных процессах в атр 1 280.79kb.
На границе двух крупнейших в Азии государств Индии и Китая в целом... 1 32.07kb.
Тарле Евгений Викторович Крымская война 52 16210.4kb.
Перспективы россии в брикс 1 21.87kb.
Взаимодействие спортивной сферы с политической системой общества... 1 248.53kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Фактор «мягкой силы» в интеграционных процессах между россией и китаем - страница №1/1

Кухаренко Сергей Владимирович

кандидат философских наук, доцент


ФАКТОР «МЯГКОЙ СИЛЫ» В ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССАХ МЕЖДУ РОССИЕЙ И КИТАЕМ

(ПРОДОЛЖЕНИЕ)
Интеграционные проекты в сфере культуры и образования между Россией и Китаем

Значительный вклад в развитие интеграционных связей между Россией и Китаем стали Годы Китая в России и Россия в Китае в 2007-2008 годах и Годы русского языка в Китае и китайского языка в России в 2009-2010 годах.

В 2012 году Китай проводит «Год туризма России», а в 2013 году Россия проведет «Год туризма Китая». Запланированные годы туризма не планируется ограничивать развитием сугубо туристических связей. Как отмечает посол РФ в КНР Сергея Разов, - «туризм - это не только инфраструктура, не только пропаганда тех мест, куда рекомендуется ехать туристам, это и большой комплекс проблем, связанных с языком, культурой, традициями той страны и того места в этой стране, куда направляются иностранные туристы. Комплекс мероприятий может выйти далеко за рамки туристической сферы» [1].

Только в приграничной провинции Хэйлунцзян в рамках «Годов туризма Китая и России 2012-2013» планируется провести более 70-ти мероприятий, «нацеленных на содействие активизации сотрудничества между Китаем и Россией в сфере туризма» [2]. В список этих мероприятий включены ярмарка китайско-российской продукции культурного назначения, кинофестиваль, зимнее авторалли и др. [3].

В то же время, несмотря на общее желание как руководства Китая, так и руководства России к улучшению отношений и большей интеграции, существует оправданное желание обеих стран иметь определенный баланс - не позволить культуре соседнего государства иметь излишне сильное влияние на население своей страны, в том числе представлять свое видение зачастую спорной истории российско-китайских отношений (Айгуньский договор, освоение Дальнего Востока России, китайский погром в г. Благовещенске в 1900 году и другие). Имеется понятное опасение в обольщении населения своих стран культурой партнерского государства до той степени, когда граждане, зачастую сами не осознавая этого, становятся проводниками экономических и политических интересов другого государства.

Эти факторы одновременно с декларацией и действительным желанием большей интеграции на уровне глав России и Китая, создают и определенное сопротивление этим процессом, в особенности со стороны экспертов и компетентных органов, в большей степени разделяющих принципы «Real Politik». В рамках такого видения вопроса, уже становится важно, какая страна окажет большее культурное влияние на население другого государства. Становится обоснованным постановка вопроса об эффективности применения «мягкой силы» одного государства, в отношении другого. Представляется очевидным, что в данном случае опасения России более обоснованы, так как Китай в состоянии поглотить Россию экономически, демографически и культурно, Россия же Китай нет.

Что касается применения «мягкой силы» в отношении Китая Россией, то с 1989 года в Пекине работает представительство Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству. Представительство проводит мероприятия, связанные с популяризацией русского языка и культуры в Китае.

Наиболее явным примером инструмента применения «мягкой силы» Россией является Фонд «Русский мир», одним из основных направлений которого является открытие русских центров за рубежом. Всего фондом «Русский мир» открыто 84 русских центра за рубежом. В Китае открыто 6 русских центров, больше центров, семь, открыто только на Украине.

Однако это явно меньше усилий китайской стороны в данном направлении. Штаб-квартирой Института Конфуция по состоянию на конец августа 2011 года было открыто 353 Института Конфуция и 473 класса Конфуция [4]. 17 Институтов Конфуция и 3 класса Конфуция открыто в России [5]. Китай готов бы был открыть большее число Институтов Конфуция в России, однако этот процесс временно приостановлен. На политическом уровне было принято решение, что количество русских центров в Китае и в России должно быть одинаково, или, по крайней мере, количество Институтов Конфуция в России не должно так сильно превышать количество русских центров в Китае. Россия же, по всей видимости, пока не готова открывать 17 центров в Китае.

Русские центры, открытые фондом «Русский мир» представляют собой ресурсные центр, дающие доступ к учебно-методической и научно-популярной литературе из России, а также имеющие аудио-, видео- и медиаматериалы.

В центрах имеются оплачиваемые ставки руководителя центра и методиста, финансирование на текущую деятельность центров не предусматривается. Курсы русского языка, даже платные, ведутся далеко не во всех открытых центрах.

Для сравнения, каждому Институту Конфуция ежегодно перечисляется около 100 000 долларов на текущую деятельность, студентам выдается достаточно большое количество стипендий на бесплатное обучение в китайских университетах, существует множество культурных и образовательных проектов. Каждому Институту Конфуция при открытии передаются книги и мультимедийные пособия, библиотеки пополняются и в дальнейшем. Сейчас в головном офисе Института Конфуция в Китае обсуждается идея строительства отдельных зданий для Институтов Конфуция, в том числе и в России, при определенном софинансировании со стороны университетов.

Тем не менее, фонд «Русский мир» отдельно ведет деятельность по выдаче грантов, в получении которых могут участвовать как университеты, на базе которых созданы русские центры, так и все другие некоммерческие зарубежные и российские организации, а также физические лица. Размер гранта в среднем, как правило, составляет около 500 000 рублей. Штаб-квартира Института Конфуция подобного рода деятельность не практикует, поддерживаются проекты, поданные только от Институтов Конфуция.

Фонд «Русский мир» также имеет отдельную целевую программу, направленную на поддержание преподавания русского языка, литературы и иных гуманитарных дисциплин в образовательных учреждениях зарубежных стран, организует стажировки иностранных студентов, изучающих русский язык, и зарубежных преподавателей русского языка. А также, поддерживает целый ряд других мероприятий, направленных на популяризацию русского языка и культуры за рубежом.

И все же, несмотря на определенные усилия по продвижению русского языка и культуры в Китае со стороны России, масштабы работы китайской стороны по продвижению своей культуры в России значительно превышают российские.

Белорусский экономист, Кирилл Рудый в своей работе «Инструменты усиления влияния КНР в мире» [6] придает особое значение использованию Китаем культурно образовательных инструментов для усиления своего влияния.

Кирилл Рудый отмечает, что «Несмотря на сложность китайского языка, в последние годы его популярность в мире растет, что, прежде всего, связано с ростом и необходимостью экономического сотрудничества с Китаем» [7]. Кирилл Рудый приводит данные, согласно которым «В 2008 г. в КНР обучалось 223 тыс. иностранных студентов из 189 стран (в 2007 г. — 195 тыс.)» [8] Правительство КНР и Институт Конфуция ежегодно предоставляют стипендии для иностранных студентов, изучающих китайский язык. Кроме того, многие российские студенты приезжают в Китай учить язык за собственные деньги.

Реализуется Китаем и ряд независимых проектов. Так, В 2010 году, в Год китайского языка в России была осуществлена программа канцелярии по распространению китайского языка во всем мире по бесплатному посещению 300 директоров российских школ Пекина и других известных китайских городов. Несколько сотен российских школьников также были бесплатно направлены в экскурсионные программы по Китаю [9].

Институт Конфуция ежегодно направляет волонтеров-преподавателей китайского языка практически во все существующие Институты Конфуция. Оплата им производится из средств штаб-квартиры Института Конфуция.

Помимо образования, важным инструмент использования Китаем «мягкой силы» является проведение общественных мероприятий [10]. Такие как, например, Всемирная выставка ЭКСПО в Шанхае (2010 г.), Универсиада в Харбине (2009 г.), Олимпиада в Пекине (2008 г.).

Еще одним инструментом проведения «мягкой политики» Китаем на наш взгляд можно считать создание в России сообщества лиц, заинтересованных в продвижении  китайского языка и культуры. Мы имеем ввиду людей, у которых создается очень высокая мотивация к продвижению китайского языка и культуры. В сфере образования это — директоры и сотрудники Институтов Конфуция, ректоры и руководство российских вузов, которым китайские делегации обеспечивают поездки в Китай, культурные программы, а также традиционный для Китая теплый прием.

Хорошим аргументом в пользу реальности существования такого инструмента является крайне низкое количество статей, критически настроенных к политике Китая среди экспертов, непосредственно работающих с Китаем и имеющих дружеские отношения с китайскими коллегами. И в общем то здесь ситуация выглядит весьма логично и естественно, что критиковать научным сотрудникам, экспертам и политикам представителей государства, которые часто делают акцент на личных отношениях, проявлении личного внимания и личной симпатии как минимум не корректно.



В сентябре 2009 года Центральное телевидение Китая CCTV запустило отдельный телевизионный канал на русском языке «CCTV-Русский» [11], Международное радио Китая также вещает на русском языке.

Штаб-квартирой Института Конфуция также учрежден журнал «Институт Конфуция». Этот журнал издается на английском, русском, арабском, французском, испанском, японском, корейском и тайском языках. Английская версия выходит с марта 2009 г, русская — с июля 2010 г. Журнал выходит раз в два месяца. Русская версия журнала ориентирована на изучающих и преподающих китайский язык, а также всех интересующихся китайской культурой в странах бывшего СССР. Выпуски журнала содержат материалы по китайскому языку, по культуре, истории, литературе Китая, написанные как китайскими авторами, так и российскими специалистами. Журнал распространяется бесплатно по учебным заведениям, в которых преподается китайский язык[12]. Фонд «Русский мир» также издает свой журнал, который отправляется в русские центры по всему миру, однако он издается только на русском языке.


Все эти факты демонстрируют более высокую степень активности Китая и его большую последовательность Китая по сравнению с Россией не только в сфере экономического сотрудничества, но и в применении «мягкой силы». Представляется очевидным, что сотрудничество России и Китая развивается именно по замыслу китайской стороны. Китай вкладывает достаточно большие финансовые средства в инструменты свой «мягкой силы» в расчете на экономические и политические дивиденды.

В то же время, стоит отметить понимание важности использования «мягкой силы» и усиление активности в данном направлении со стороны российской стороны, подтверждением чему служат заявления российских дипломатов, создание фонда поддержки публичной дипломатии имени Горчакова и фонда поддержки и защиты прав соотечественников за рубежом.


Список источников и литературы

1. Приглашают соседи: 2012-2013 гг. – годы туризма Китая, России и… КНДР. Золотой Рог № 1, 2012 (деловое интернет-издание Дальнего Востока). – Режим доступа: http://www.zrpress.ru/zr/2012/1/50351/

2. Россиянам в приграничном Китае скучать не придется. PrimaMedia.ru. 8.01.2012. – Режим доступа: http://primamedia.ru/news/asia/08.01.2012/186156/ rossiyanam-v-prigranichnom-kitae-skuchat-ne-pridetsya.html

3. Россиянам в приграничном Китае скучать не придется. PrimaMedia.ru. 8.01.2012. – Режим доступа: http://primamedia.ru/news/asia/08.01.2012/186156/ rossiyanam-v-prigranichnom-kitae-skuchat-ne-pridetsya.html

4. Hanban. Confucius Institute Headquarters. Official Website. – Режим доступа: http://www.hanban.org/

5. Hanban. Confucius Institute Headquarters. Offical Website. – Режим доступа: http://www.hanban.org/

6. Рудый К., Инструменты усиления влияния КНР в мире. Банкаўскi веснiк , КАСТРЫЧНIК 2010. – Режим доступа: http://www.nbrb.by/bv/narch/501/6.pdf

7. Рудый К., Инструменты усиления влияния КНР в мире. Банкаўскi веснiк , КАСТРЫЧНIК 2010. – Режим доступа: http://www.nbrb.by/bv/narch/501/6.pdf - С. 43-44.

8. Рудый К., Инструменты усиления влияния КНР в мире. Банкаўскi веснiк , КАСТРЫЧНIК 2010. – Режим доступа: http://www.nbrb.by/bv/narch/501/6.pdf - С. 43-44.

9. Hanban. Confucius Institute Headquarters. Offical Website. – Режим доступа: http://www.hanban.org/

10. Рудый К., Инструменты усиления влияния КНР в мире. Банкаўскi веснiк, КАСТРЫЧНIК 2010. – Режим доступа: http://www.nbrb.by/bv/narch/501/6.pdf -С. 43-44.

11. Они стали первыми. Телеспутник. 11 (169), ноябрь 2009. – Режим доступа: http://www.telesputnik.ru/archive/169/article/50.html



12. Институт Конфуция в СпбГУ. Официальный сайт. – Режим доступа: http://www.ci.spbu.ru/journal/




Человек компетентный — это тот, кто заблуждается по всем правилам. Поль Валери
ещё >>