Фактор «мягкой силы» в интеграционных процессах между россией и китаем - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Фактор «мягкой силы» в интеграционных процессах между россией и китаем 1 82.36kb.
«сми как фактор мягкой силы мировой политики 5 439.59kb.
Доклада заместителя руководителя Федеральной таможенной службы Т. 1 124.98kb.
«квебекский фактор» в отношениях между россией и канадой 1 234.74kb.
Роль бразилии в интеграционных процессах в западном полушарии в конце... 3 445.19kb.
"Динамику в развитии военно-технического сотрудничества между Россией... 1 49.71kb.
Затлерс: мы — за безвизовый режим между ес и Россией 1 13.2kb.
Стратегия кнр в интеграционных процессах в атр 1 280.79kb.
На границе двух крупнейших в Азии государств Индии и Китая в целом... 1 32.07kb.
Тарле Евгений Викторович Крымская война 52 16210.4kb.
Перспективы россии в брикс 1 21.87kb.
Роль культурно-образовательных проектов в российско-китайских отношениях 1 108.35kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Фактор «мягкой силы» в интеграционных процессах между россией и китаем - страница №1/1

Кухаренко Сергей Владимирович

кандидат философских наук, доцент


ФАКТОР «МЯГКОЙ СИЛЫ» В ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССАХ МЕЖДУ РОССИЕЙ И КИТАЕМ

(НАЧАЛО)
Об инициативе в российско-китайских отношениях

на современном этапе

Развитие и укрепление двусторонних отношений между Россией и Китаем в политике, экономике, науке, культуре и образовании в последние годы очевидно.

Россия и Китай поддерживают тесные связи на самом высоком уровне: ежегодно совершаются государственные визиты первых лиц государства, проводятся заседания межправительственных комиссий, экономические форумы, культурные мероприятия. Китай и Россия, являясь членами Большой пятерки Совета безопасности ООН, в большинстве случаев занимают одинаковую позицию при разногласиях одной из сторон с США, Францией и Великобританией.

За последнее время декларации о дружбе нашли подкрепление в ряде серьезных международных договоров – Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР от 16 июля 2001 г., соглашения в экономической и гуманитарных сферах. Особо стоит отметить создание в 2001 году Шанхайской организации сотрудничества.

Значительно способствовало улучшению сотрудничества между Россией и Китаем проведение в 2007-2008 годах Года России в Китае и Года Китая в России, проведение в 2009-2010 годах Года русского языка в Китае и Года китайского языка в России. Проведение подобного рода Годов Россией и Китаем свидетельствует о стремлении правительств обоих государств к улучшению имиджа своих стран среди населения России и Китая.

В сентябре 2009 года президент Дмитрий Медведев и председатель КНР Ху Цзиньтао одобрили Программу сотрудничества на 2009-2018 годы между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири России и Cеверо-востока КНР [1].

Однако, несмотря на в целом позитивное отношение к развитию международного сотрудничества КНР и Российской Федерации со стороны руководства, экспертов и населения обеих стран, встречаются в экспертном сообществе и критические замечания, касающиеся отношений между Россией и Китаем.

Так, Программа сотрудничества на 2009-2018 годы между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири России и северо-востока КНР вызвала дискуссию в экспертном сообществе. Суть замечаний состояла в том, что практически все проекты, предусмотренные программой на территории России, основаны на добыче сырья. Россия готова отдать в совместную разработку месторождения каменного угля, железной руды, драгоценных металлов, апатитов и молибдена на территории Дальнего Востока и Сибири. Китайская сторона, в свою очередь, намерена создавать на Северо-востоке Китая производство олова, свинца, мебели, огнезащитных дверей, техники, медных листов и кирпича [2]. В частности, Александр Храмчихин, заместитель директора и заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа, в своей статье «Медведь в удушающих объятиях дракона» [3] отмечает, что Сибирь и Дальний Восток рассматриваются как сырьевые придатки Китая, в то же время, он принимает во внимание мнение о том, что природные ресурсы с территорий Дальнего Востока России и Сибири имеет смысл разрабатывать, только если они будут отправляться в Китай, и что промышленная база Северо-востока Китая также может ориентироваться только на Россию.

Вполне очевидно, что ШОС также выгодна в большей степени именно Китаю для усиления своего влияния в среднеазиатских странах бывшего СССР, некогда находившихся исключительно в сфере влияния Москвы. Свидетельством этому может быть нежелание Пекина предоставления статуса члена организации другому крупному игроку – Индии, усиление экономических связей членов ШОС именно с Китаем, а не с Россией, совместное строительство инфраструктурных объектов Китаем и среднеазиатскими странами-членами ШОС на их территории, в том числе, планируемая железная дорога Китай-Киргизия-Узбекистан.

При анализе мероприятий в Годы России в Китае и Китая в России, а также Года русского языка в Китае и китайского языка в России, вполне очевидно, что ведущая роль, как по количеству затраченных финансовых средств, так и по приложенным усилиям, также принадлежит Китаю. Возникает и ощущение того, что весь комплекс мероприятий был инициирован, в первую очередь, китайской стороной.

Анализируя российско-китайское сотрудничество, нельзя сказать, что открытие России для ведения бизнеса китайским компаниям и равные условия для ведения бизнеса создали справедливую и равную рыночную среду между двумя сторонами, стимулирующую российские компании к улучшению качества своих товаров и услуг.

Фактически при сотрудничестве между Россией и Китаем происходит ситуация, которую, с одной стороны, как это достаточно точно охарактеризовал Александр Храмчихин - «внешнеторговая деятельность китайских предприятий находится под жестким государственным контролем (вплоть до «получения указаний») и действует в рамках единой государственной стратегии [4]». А, с другой стороны, можно наблюдать отсутствие единой стратегии у России и зачастую коррумпированных чиновников, не готовых отстаивать национальные интересы России в ущерб своим частным интересам.

Результатом этого становится то, что тенденция в структуре экономики Китая при сотрудничестве с Россией к применению обрабатывающих технологий и высокотехнологичного оборудования, а России к вывозу сырья лишь увеличивается, так как это соответствует интересам более активного и последовательного Китая. Анализ структуры экспорта России в КНР и импорта из России из КНР подтверждает данный тезис [5].

Таким образом, Китай все-таки получает больше преимуществ от сотрудничества с Россией.

Однако при отсутствии заинтересованности китайской стороны в сотрудничестве с Россией, проекты, реализуемые сейчас совместно с китайской стороной, с высокой степенью вероятности, не реализовывались бы вовсе.

Значительная часть российских экспертов и подавляющее число китайских ученых сходится во мнении, что Россия, к сожалению, не способна на иной вид сотрудничества с Китаем в ближайшие годы. Так, директор Института России Хэйлунцзянского университета Ли Чуаньсюнь на конференции, посвященной российско-китайским отношениям состоявшейся в Хэйхэском институте в июне 2011 года, отвечая на существующие упреки со стороны российского экспертного сообщества к китайской стороне, отметил, что не вина Китая в том, что экономика России построена таким образом, что Россия только экспортируете природные ресурсы за рубеж. По его словам, если бы Россия производила современные, востребованные рынком, продукты и технологии, Китай бы закупал их в России, а не в США и Европе.

Такое положение дел находит понимание как у правительства Китая, так и у правительства России, отсюда и всемерная поддержка сотрудничества России и Китая на высшем уровне.

То, с каким умением и практически отсутствием сопротивления Китай реализует свои цели, заставляет задуматься об используемых этой страной инструментах проведения своей внешней политики.

Мирный и стабильный, но в то же время уверенный и активный характер внешней политики Китая, а также желание Китая расположить к себе соседние государства позволяют понять использование Китаем «мягкой силы» в политике. Хорошо этот аспект раскрывает в своей статье «Внешнеполитическая стратегия на современном этапе» В.И. Трифонов, который делает вывод о том, что в политике Китая «пришли идеи мягкой силы – стремление продемонстрировать миру нынешний конструктивный и ненасильственный характер политики КНР, создать привлекательный образ Китая» [6]. В свою очередь О.В. Зотов отмечает, что трехтысячелетний опыт позволил Китаю понять раньше Запада, что «влияние важнее власти», Китай не стремится к прямому и силовому политическому контролю, а стремится к организованному и направленному воздействию на ключевые точки регионов и стран, государств и общественных систем [7]. Согласно О.В. Зотову, основное средство внешней политики Китая – не диктат, а дипломатическая направляющая, стремление «побеждать, не сражаясь» [8].

«Мягкая сила» Китая и России

В марте 2012 г. на конференции «Российской ассоциации международного сотрудничества» первый заместитель главы комитета Госдумы РФ по международным делам Константин Косачев выступил с докладом, касающимся того, как Россия должна применять «мягкую силу» для продвижения своих интересов за рубежом. В своем докладе Константин Косачев подчеркнул, что экспорт образования и культуры помогут создать благоприятные условия для российских товаров, услуг и идей. «Мы должны в несколько раз усилить образовательное и культурное присутствие в мире» [9] — отметил он. Важность «мягкой силы» во внешней политике России декабре 2011 г. на Совместном заседание МИД и Общественной палаты России отметил и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, высказав мысль о том, что без «мягкой силы» невозможно эффективно отстаивать интересы государства на международной арене [10].

Китай осознал необходимость «мягкой силы» несколько раньше. Еще в 2007 году, выступая на 17 съезде, председатель КПК Ху Цзиньтао заявил, что Китаю необходимо расширять культурное влияние, как составляющую «мягкой силы» [11].

Термин «мягкая сила» ввел в оборот в 1990 году американский политолог Роберт Най [12]. В настоящее время термин широко используется в международной политике.

Под использованием «мягкой силой» (soft power) во внешней политике государства мы понимаем совокупность невоенных, дипломатических мер в отношении других государств с целью формирования привлекательного образа своей страны и расширения сферы своего влияния. Это могут быть культурные, образовательные, туристические и иные гуманитарные инициативы. Особенность «мягкой силы» в отличие от военной мощи, санкций и других инструментов «жесткой силы» состоит в том, чтобы создать для других стран привлекательный образ своей страны, делать так, чтобы население других стран само проявляло интерес к интеграции со страной, использующей «мягкую силу».

В условиях, когда крупные государства не могут позволить себе прямого противостояния друг с другом, особое значение в деле реализации геополитических и экономических интересов страны начинают играть распространение своей культуры, наука и образование, которые становятся все более важным и эффективным средством внешней политики таких стран как США, Великобритания, Франция, Германия, Китай, Россия и менее крупных игроков.

Все эти страны занимаются распространением своего языка и культуры за рубежом, более того, все эти страны имеют специальные структуры, координирующие свои представительства — культурно-языковые центры практически по всему миру. Поддержка таких культурно-языковых центров является частью государственной политики этих стран.

Так в Великобритании еще в 1934 году была создана специальная структура - Британский совет (British Council) [13] – неминистерский департамент правительства Великобритании, занимающийся распространением британской культуры за пределами страны. В Германии создан Институт имени Гёте (Немецкий культурный центр им. Гёте (Goethe-Institut) [14]. Еще одной организацией в Германии, отчасти дублирующей деятельность Гёте Института, является Германская служба академических обменов (DAAD) [15]. В США создана организация АЙРЕКС – Совет по международным исследованиям и обменам (IREX) [16]. Французская организация подобного рода - Альянс Франсез [17]. В Испании действует Институт Сервантеса [18].

Помимо помощи в обучении иностранному языку все культурно-образовательные структуры иностранных государств также устраивают массовые мероприятия, пытаются создать благоприятный образ своих стран, то есть являются агентами культурного влияния этих стран. Люди, посещающие подобного рода центры, как правило, имеют позитивное отношения к этим странам, и создают базу для сотрудничества с этими странами в разных сферах, а зачатую и становясь проводниками интересов этих стран.

Не так давно схожие структуры были созданы и Китаем с Россией.

В 2004 году Китай запустил масштабный проект по открытию центров распространения китайского языка и китайской культуры за рубежом - Институты Конфуция — культурно-образовательные центры, которые создаются и финансируются Государственной канцелярией по распространению китайского языка (Ханьбань) [19].

Данная структура создает Институты Конфуция на базе высших учебных заведений других стран и классы Конфуция на базе средних школ. На сегодняшний день это одна из наиболее активно действующих и хорошо финансируемых структур подобного рода.

В России указом президента РФ В.В. Путина в 2007 году был создан Фонд «Русский мир» [20], основной целью которого является распространение русского языка и культуры за рубежом. «Русский мир» в частности активно открывает русские центры за рубежом. Наряду с фондом «Русский мир» продвижение русского языка и ценностей русской культуры за рубежом занимается структура Россотрудничество [21], в которую вошел упраздненный в 2008 г. приказом президента РФ Д.А. Медведева Российский центр международного научного и культурного сотрудничества (Росзарубежцентр) при МИД России, имевший постоянно действующей сетью курсов русского языка. Такие курсы действуют в 38 странах при 43 представительствах Росзарубежцентра — российских центрах науки и культуры (РЦНК), на которых ежегодно обучаются от 15 до 20 тыс. человек» [22]. В 2011 году был создан фонд поддержки публичной дипломатии имени Горчакова, а в 2012 году планируется открытие фонда поддержки и защиты прав соотечественников за рубежом.
Список источников и литературы

1. РФ предоставит сырье Дальнего Востока и Сибири китайцам. – Режим доступа: http://ria.ru/economy/20091012/188464820.html

2. РФ предоставит сырье Дальнего Востока и Сибири китайцам. – Режим доступа: http://ria.ru/economy/20091012/188464820.html

3. А.А. Храмчихин. Медведь в удушающих объятиях дракона. – Режим доступа: http: www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id= 3308&Itemid=35

4. А.А. Храмчихин. Медведь в удушающих объятиях дракона. – Режим доступа: http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id =3308&Itemid=35

5. Анализ двусторонних российско-китайских экономических отношений. – Режим доступа: http://china.inconnect.ru/?id=50; Торгово-экономическое сотрудничество России и Китая. Российский экспорт: продукция и технологии. – Режим доступа: http://www.asiadata.ru/gov/ru/tec.htm

6. Трифонов В.И. Внешнеполитическая стратегия КНР на современном этапе. С. 266 – 278. Китай – поиск гармонии. М., ИД «Форум», - 2009. - С.266

7. Зотов А.В. Транскаспийский проект, 2000. Азиатская библиотека.

8. Зотов А.В. Транскаспийский проект, 2000. Азиатская библиотека.

9. Российская газета. Косачев: России нужны новые подходы к «мягкой силе».– Режим доступа: http://www.rg.ru/2012/03/01/kosachev-site.html

10. Голос России. Мягкая сила дипломатии. – Режим доступа: http://rus.ruvr.ru/2011/12/12/62089127.html

11. Hu Jintao's report at 17th Party Congress. – Режим доступа: http://www.china.org.cn/english/congress/229611.htm

12. Joseph S. Nye, Jr., Bound to Lead: The Changing Nature of American Power, Basic Books, 1990

13. Британский совет. Официальный сайт. – Режим доступа: http://www.britishcouncil.org

14. Geothe Institute. Official Website. – Режим доступа: http://www.goethe.de

15. DAAD. Official Website.Официальный сайт. – Режим доступа: http://www.daad.de

16. IREX. Official Website. – Режим доступа: http://www.irex.org/

17. Alliance Francaise. Official Website. – Режим доступа: http://www.alliancefr.org/

18. Instituto Cervantes. Official Website. – Режим доступа: http://www.cervantes.es /

19. Hanban. Confucius Institute Headquarters. Offical Website. – Режим доступа: http://www.hanban.org/

20. Фонд «Русский мир». Официальный сайт. – Режим доступа: http://www.russkiymir.ru/

21. Федеральное агентство по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству. Официальный сайт. – Режим доступа: http://www. rs.gov.ru/



22. Мухаметов Р.С. Инструменты внешней политики России. Инструменты внешней политики России. Журнал Политэкс. – Режим доступа: http://www.politex.info/content/view/643/30/




Коней на переправе не меняют, а ослов можно и нужно менять. Александр Лебедь
ещё >>