Е. А. Савенко (Пятигорск) Вопросы периодизации распространения и восстановления христианства на Северном Кавказе - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Вопросы к экзамену Периодизации истории Русской Православной Церкви 1 34.84kb.
Ю. Ю. Клычников (Пятигорск) «Изгнанники… славят милосердие монарха... 1 68.21kb.
Урегулирование межэтнических конфликтов в условиях политического... 3 412.32kb.
Убитые и пропавшие без вести в Чечне (на Северном Кавказе) журналисты... 1 31.99kb.
Конфликтный потенциал межэтнических отношений на Северном Кавказе 1 291.47kb.
О некоторых механизмах противодействия вызовам и угрозам безопасности... 1 85.47kb.
Место апк краснодарского края в производстве сельскохозяйственной... 1 150.3kb.
Военно-народное управление на Северном Кавказе (Дагестан): мусульманская... 1 269.76kb.
Северный кавказ – 2020 Добрый вечер, коллеги. Сегодня нам предстоит... 4 655.79kb.
Краткий обзорный доклад Правозащитного центра 3 828.19kb.
История восстановления христианства в центральных районах северного... 3 491.18kb.
"Сварка никеля" 1 308.09kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Е. А. Савенко (Пятигорск) Вопросы периодизации распространения и восстановления христианства - страница №1/1

Е. А. Савенко

(Пятигорск)

Вопросы периодизации распространения и восстановления христианства на Северном Кавказе

Современные научные представления о периодизации истории христианства в регионе являются результатом накопления знаний и обобщения материалов по данной теме в течение многих десятилетий. В настоящее время специалистами признано и считается научно обоснованным положение о том, что Северный Кавказ является регионом, в котором христианское вероучение начало распространяться еще в первые века нашей эры и в последующем прошло длительный и сложный путь эволюции в местной среде. При этом хронология и периодизация событий, явлений и процессов этой эволюции излагались и излагаются неоднозначно.

В основу представлений о проникновении христианства в регион и дальнейшем его развитии легли церковные предания и жития святых, включая положения о том, что Кавказ был охвачен апостольской проповедью Андрея Первозванного, Симона Кананита, Варфоломея, Фаддея уже в I в. от Рождества Христова. Последующие вехи распространения учения Христа в районах Северного Кавказа отражались в письменной традиции, в частности, в сюжетах византийской церковной истории, средневековых грузинских летописных сводах, армянских источниках, где они увязывались с деяниями радетелей веры, проповедников, учителей Церкви, святых. Причастность к христианству правителей и групп населения отдельных районов Северного Кавказа отмечалась в трудах восточных и европейских авторов начала и середины II тысячелетия н. э. [8; 17 и другие].

Предпосылки для составления общей картины распространения христианства на Северном Кавказе были связаны с оформлением научного подхода к трактовке событий и явлений. В отечественной мысли такой подход стал складываться в середине – второй половине ХVIII в., то есть в тот период, когда шел процесс поэтапного включения региона в состав Российской империи. В этих условиях возрастала потребность в системных сведениях информационно-аналитического характера, в связи с чем организовывались экспедиции и писались очерки о народах Северного Кавказа.

Уже в ранних работах исследователей и ученых затрагивались некоторые вопросы истории христианства в регионе. Но пассажи ограничивались указаниями: об исповедании данной религии греко-восточного направления в древние времена, о развалинах старинных церквей и пережитках христианских воззрений у осетин, ингушей, балкарцев, кабардинцев, которые соотносились в основном с грузинским политико-религиозным воздействием без четких этапно-хронологических увязок [37, с. 141–144; 10, с. 37, 225, 234, 239]. Для черкесов Северо-Восточного Причерноморья и Северо-Западного Кавказа констатировалось византийское религиозное влияние.

В публикациях рубежа XVIII–XIX вв. и первой половины XIX в. стали называться конкретные личности распространителей христианства в регионе: Юстиниан Великий [9], грузинская царица Тамара [12, с. 34], что предполагало определенные опорные даты и хронологическую последовательность развития ситуации. Состояние религии черкесов (кабардинцев) и осетин описывал и исследователь начала XIX в. С. Броневский. Помимо указания на их древнюю приверженность к христианству, он отмечал, что после татарских разорений и установления господства крымских ханов на Кубани попытки «поддерживать» христианскую веру среди местных народов со стороны грузинских царей и московских государей со времен царя Ивана Грозного не имели успеха [26, с. 98–99].

Ранние специальные очерки и статьи по истории местного христианства обобщающего характера начали публиковаться в середине – второй половине ХIХ в. (Хицунов П., 1847; Услар П., 1869; Бакрадзе Д., 1875 и некоторые другие) [36; 35, с. 1–24; 2, с. 115–118]. Один из довольно обстоятельных очерков («историческая записка») о христианстве на Северном Кавказе был опубликован в «Ставропольских епархиальных ведомостях» в год масштабного празднования 900-летия принятия христианства на Руси (1888) без указания авторства [11]. Статья была подготовлена церковными специалистами по инициативе и при личном участии епископа Ставропольского и Екатеринодарского Владимира. В очерке было подчеркнуто: «Историю… завоевания Кавказа мы имеем, истории же христианской церкви на Северном Кавказе у нас еще нет» [11, с. 713].

В публикации говорилось об основных направлениях распространения христианства в регионе (греческое, грузинское, генуэзско-«крестоносское», славянское и российское), ключевых датах и событиях: I в. – проповедь Андрея Первозванного; IV в. – принятие христианства в качестве государственной религии в Константинополе, Грузии и Армении, начало грузинской миссии в горах Центрального Кавказа; VI в. – развитие христианства в регионе в период правления Юстиниана I (527–565); 858–860 гг.– славянская миссия первоучителей Кирилла и Мефодия в Хазарии; 1068 г. – основание монастыря в Тамани святым Никоном, игуменом Печерским; XII в. – восстановление христианства в Осетии грузинской царицей Тамарой (1184–1207); XIII в. – появление генуэзцев на Северном Кавказе, создание Сарайской епархии Русской Православной Церкви (1261); XVI в. – вовлечение региона в систему политического и духовного влияния России и другие. Системной периодизации, однако, пока не предлагалось.

Образцом раннего научного исследования общего характера может послужить статья П. Услара, в которой он, в частности, говорил о невозможности доказательства того, что апостол Андрей проповедовал на Кавказе, но допускал, что «Христово учение достигло Грузии в год распятия Иисуса Христа» [35, с. 13]. Содержались также данные о проповеднической миссии святого Григориса (IV в.) среди маскутов в Дагестане, некоторых других важных событиях и специально рассматривалась проблема поверхностности христианских воззрений и «…нелепой связи христианских понятий с языческими» [35, с. 18] у различных групп местного населения на разных этапах средневековья вплоть до XVIII–XIX вв.

Следует учитывать, что помимо публикаций в середине XIX в. готовились и рукописные материалы различного назначения по данной теме. Так, в 1846 г. был предложен проект чиновника Комиссариатского департамента военного министерства, титулярного советника А. А. Бегичева «о введении христианской веры на Кавказе между горскими народами», в котором содержались общие сведения об истории христианства на Северном Кавказе [29, л. 10–29]. Автор говорил об участии греческих проповедников в распространении учения Христа в регионе в первые века н. э., описывал памятники древнего христианства. Ссыльный декабрист В. С. Толстой [34, с. 473–474] также был связан с темой христианства. В 1849 г. он написал «Очерк Проповеди на Кавказе Великой Российской Православной веры», сопроводив его общими историческими соображениями о внедрении и эволюции христианства в Кавказских горах, начиная с апостола Андрея Первозванного [30]. Еще один из таких материалов – «Краткий исторический очерк христианства кавказских горцев» – был выполнен по личному распоряжению императора Александра II полковником Генерального штаба Ракинтом. Примечательно, что он указывал хронологический рубеж – середина XV в., до которого действовала Кавказская митрополия и ей подчинялись горские народы, жившие «между вершинами рек Терека и Кубани» [32, с. 26–27].

Работы по истории христианства на Северном Кавказе в целом и в среде отдельных племен и народов в частности выходили в свет и в конце XIX – начале XX в. Из них особый интерес представляют статьи о христианстве у аланов Ю. А. Кулаковского [19, с. 75-78; 20, с. 1–18], о распространении данной религии в Осетии протоиерея А. Гатуева [7], о деятельности Кавказской русской миссии протоиерея И. Беляева [5, с. 5–168], о памятниках христианства на Северном Кавказе Г. Н. Прозрителева [28, с. 1–16] и другие. В этих публикациях были отдельные построения и замечания периодизационного характера. Так, говоря об осетинах, И. Беляев отмечал, что в первые века нашей эры они были язычниками, с IV по VI вв. у них распространялось христианство из Грузии и Византии, с VIII в. они подпадают под влияние магометанства и в 931 г. принимают эту веру. Конец XII – начало XIV в. автор называет «периодом восстановления христианства в Осетии», а весь XIV в. – временем нового утверждения мусульманства [5, с. 58]. Не останавливаясь здесь на некоторых нетипичных умозаключениях, следует указать, что изложение материала о Кавказской миссии в данной работе разделено по параграфам, предполагающим выделение этапов в истории христианства и миссионерской деятельности в регионе. Таким образом, несмотря на то что специальных исследований по периодизации истории северокавказского христианства в досоветский период опубликовано не было, обращение к ним сегодня не лишено научного интереса.

В советское время тема истории христианства в регионе не пользовалась большой популярностью, но все же было издано несколько десятков работ, в которых изучались различные аспекты темы: вопросы распространения христианства у аланов – самого крупного средневекового племенного и социально-политического объединения в центральных районах Северного Кавказа – и его потомков осетин; ход и особенности христианизации ряда других горских и равнинных народов Северного Кавказа; поздние этапы распространения христианства в Новое время (XVIII–XIX вв.), иные общие и частные вопросы. В качестве примеров можно привести труды Д. М. Атаева [1, с. 161–182], А. И. Шамилева [38, с. 83–97], В. И. Марковина [22, с. 253–270; 23, с. 37–48], М. Б. Мужухоева [24, с. 23–45], В. А. Кузнецова [15, с. 9–25; 16, с. 25–36], Н. Н. Бараниченко и Д. Ю. Чахкиева [3], А. П. Новосельцева [27, с. 24–28], С. Н. Малахова [21, с. 23–24], А. В. Гадло [6, с. 88–107] и других авторов. В них затрагивались и ставились вопросы хронологии и периодизации процессов христианизации в регионе, но специальных работ обобщающего характера в этой области также фактически не было.

Конец 1980-х – начало 1990-х гг. ознаменовался явным возрастанием интереса к проблемам истории религиозных верований населения Северного Кавказа вообще и христианства в частности. С 1992 г. начался постсоветский период развития отечественной науки, связанный с более активным продолжением разработки историко-христианской проблематики специалистами, работавшими в этой области раньше, а также с появлением многих новых имен, включая ученых и религиозных деятелей. В этих работах также затрагивались вопросы об этапах эволюции христианства в регионе.

Определенное этапное значение приобрела книга митрополита Ставропольского и Бакинского (затем – Владикавказского) Гедеона «История христианства на Северном Кавказе до и после присоединения его к России», несмотря на то что она преимущественно опиралась на публикации досоветского периода. Первый раз книга напечатана в 1992 г. [8], в последующее время она переиздавалась. В этой работе также не было системной периодизации, но приводились данные о важных событиях и явлениях существования христианства в регионе.

Большое значение для осмысления этапов развития христианства имела подготовка к празднованию 2000-летия Рождества Христова. В это время появился и ряд специальных статей по вопросам периодизации (Кудрявцев А. А., 1999; Нарожный Е. И., 2000 и некоторые другие) [13, с. 22–26; 25, с. 38–42]. В 2002 г. вышла в свет книга крупного кавказоведа В. А. Кузнецова о христианстве на Северном Кавказе до ХV в. [17], переизданная в богато иллюстрированном популярном варианте в 2007 г. [18]. Одной из последних обобщающих работ является раздел доктора исторических наук Н. Н. Великой по истории религиозных верований в коллективной монографии «Северный Кавказ с древних времен до начала ХХ столетия», опубликованной в издательстве Пятигорского государственного лингвистического университета в 2010 г. [33, с. 237–252]. Вопросами периодизации истории христианства в регионе в последнее время занимается и С. Н. Малахов.

На основании выводов исследователей и имеющихся в нашем распоряжении источников можно кратко обрисовать основные вехи и этапы появления и эволюции христианства на Северном Кавказе.

У нас по-прежнему нет явных материальных подтверждений проповеднической деятельности в регионе Андрея Первозванного, Симона Кананита и других апостолов в I в. Но для середины I тысячелетия н. э. уже имеются данные письменных источников и некоторые материальные свидетельства того, что христианское вероучение уже появилось на территории Северо-Восточного Причерноморья и прикаспийского Дагестана. На основании этих данных исследователи относят наиболее ранние факты проникновения христианства в регион к III–IV (Е. И. Нарожный), IV–V (А. А. Кудрявцев), V–VI (Н. Н. Великая), VI–VII (В. А. Кузнецов) вв. н. э.

В последующей истории христианства в регионе выделялись этапные вехи, например, Х, XIII, XV вв. н. э. Так, В. А. Кузнецов еще в докторской диссертации в 1970 г. разделил историю христианства средневековой Алании, составляющую важный компонент эволюции данной религиозной системы в регионе, на три периода: X в. – период начальной христианской пропаганды; XI–XII вв. – период стабилизации и наибольших успехов христианства; XIII–XIV вв. – период постепенного упадка христианства и разложения аланской церковной организации [14, с. 47]. Затем он написал очерки о христианизации Алании отдельно для Х–XIII и до Х в. н. э.

В названной выше статье А. А. Кудрявцева (1999) выделяются 4 этапа распространения христианства на Северном Кавказе: 1) IV–VII вв.; 2) X – начало XIII в.; 3) XIII–XV вв.; 4) XVI–XVIII вв. С XVIII в. начинается еще один этап (без определения времени его завершения), на котором христианство получило «государственную поддержку Российской империи» [13, с. 22–26]. Предложенные этапы не имеют содержательных наименований и из них полностью выпадает период VIII–IX вв. – хазарское время, в течение которого христианство продолжало существовать и распространяться в районах Северного Кавказа.

Более обстоятельно и детально к теме подошел в 2000 г. Е. И. Нарожный, выделивший 7 этапов христианизации на Северном Кавказе с присвоением каждому из них содержательного наименования: 1) III/IV–VII/VIII вв. – организационный; 2) середина VIII – середина X в. – начальный; 3) середина X – начало XIII в. – «апогей христианизации»; 4) XIII – конец XV в. – период сосуществования различных христианских конфессий; 5) XVI в. – 1917 г. – время распространения влияния Русской Православной Церкви; 6) 1917 –1991 гг. – период атеистического противоборства; 7) 1991 г. – конец XX в. – период возрождения [25, с. 38 –42]. Во многом можно согласиться с автором периодизации, но и к ней имеется ряд вопросов. Так, вряд ли удачен термин «организационный» для первого этапа. Он предполагает наличие какого-то общего плана внедрения христианства в регион перед началом христианизации. Все же более приемлемо называть первый этап «начальным». В этом случае снимется и другая неувязка: за «началом» не будет сразу наступать «апогей» середины X – начала XIII в. Второй этап можно было бы определить как «ранний» или «период постепенного неравномерного распространения христианства» (хазарское время). В определение 4-го этапа оправдано добавить «…в условиях нарастания мусульманского фактора» и довести его до первой половины XVI в. включительно. Пятый этап явно требует внутреннего разделения, прежде всего потому, что время «распространения влияния Русской Православной Церкви» до середины XVIII в. имело качественные отличия в сравнении с последующим этапом прочного включения всего региона в состав Российского государства. Изменились условия после завершения «Кавказской войны» в начале 1860-х гг. и последующего развертывания масштабных реформ в стране. Для времени с середины XVIII в. термин «христианизация» приемлем только для населения горной зоны и представителей других исповеданий, среди которых велась миссионерская деятельность. Русская же Православная Церковь на Северном Кавказе в это время «развивалась». В периодизации Е. И. Нарожного указываются этапы советской и постсоветской эпох. Эта тема нами специально не рассматривается, но мы исходим из того, что возрождение Церкви в стране началось уже на рубеже 1980–1990-х гг., после подготовки и торжественного празднования 1000-летия Крещения Руси (1988 г.).

По содержанию обобщающих работ последнего времени В. А. Кузнецова (2007) и Н. Н. Великой (2010) можно предполагать, что весь период с V по XV вв. они рассматривают как единый, при учете специфики процесса христианизации в северо-западных, центральных и северо-восточных районах региона, в зависимости от преобладающего влияния миссионерских центров (Византия, Грузия, Армения и т. д.). Н. Н. Великая выделяет также периоды: XVI – первая половина XVIII в.; вторая половина XVIII – первая половина XIX в.; «пореформенный период» до начала ХХ в. включительно.

Проведенный выборочный обзор убеждает нас в том, что проникновение и распространение христианства на Северном Кавказе представляло собой сложный неравномерный процесс с существенными особенностями на разных этапах и в различных районах региона. Учитывая это, мы предлагаем несколько уточненную периодизацию истории христианства и христианизации в регионе до начала ХХ в. включительно. Наша периодизация, как и все другие, условна, но представляется, что она отражает важные моменты и тенденции исследуемого процесса. Основаниями для периодизации служат качественные перемены в политико-социальной и духовно-религиозной обстановке в регионе, а также в идейно-организационном состоянии деятельности христианских церквей и миссий, распространявших свое влияние на районы Северного Кавказа и функционировавших в его границах. На выделяемых этапах следует учитывать существенное местное своеобразие ситуации в западных, восточных и центральных районах региона, обусловливаемое совокупностью разнообразных социально-экономических, политических, культурно-духовных и иных условий и факторов. Особенно значимую роль на Северном Кавказе играли устойчивые традиционные политеистические («языческие») религиозные воззрения местного населения, которые, при общем сходном стадиальном уровне, имели локальные особенности и этнокультурные вариации. Все это отражалось на специфике восприятия элементов христианства. Определяющими были и особенности миссионерской деятельности различных центров распространения христианства на различных исторических этапах.

Нами выделяются следующие периоды и стадии:

I. Первые века н. э. – начало VIII в. – начальный период проникновения и распространения христианства при участии восточно-римско-византийского, армянского и грузинского центров воздействия.

II. Середина VIII – первая половина X в. – период неравномерного присутствия и распространения элементов христианства в условиях появления и закрепления раннего мусульманства и иудаизма в регионе.

III. Середина X – первая половина XIII в. – период восстановления былых очагов восточного христианства, расширения районов его внедрения и наиболее масштабного распространения христианского вероучения в регионе.

IV. Середина XIII – первая половина XVI в. – период сосуществования различных христианских конфессий на Северном Кавказе в условиях нарастания мусульманского фактора. В данном периоде выявляются две стадии:

а) с середины XIII до конца XV в. – ордынское время с относительно веротерпимой обстановкой на начальном этапе и усилением позиций мусульманства с начала XIV в.;

б) конец XV – первая половина XVI в. – время османско-крымской доминанты и иранской экспансии в Предкавказье и горные районы.

V. Вторая половина XVI – начало XVIII в. – период становления приоритетного влияния Русской Православной Церкви и ее структурного оформления в регионе. В рамках периода также различаются две стадии:

а) вторая половина XVI – начало XVII в. – время первых миссий и сохранения явных элементов христианства;

б) середина XVII – начало XVIII в. – действия Русской и Грузинской Церквей в условиях почти полного вытеснения христианства у большинства населения региона и установления ведущей роли «язычества» и мусульманства в местной духовной среде.

VI. Середина XVIII в. – 1850-е гг. – период утверждения Русской Православной Церкви в регионе и развертывания ее миссионерской деятельности по распространению, сохранению и восстановлению христианства среди местного населения при проявлении ранее сложившихся и вновь усилившихся противостоящих факторов (устойчивость традиционных воззрений, ускоренное усвоение основ мусульманского учения, старообрядчество и другие). Этот продолжительный период распадается на три стадии: а) 1740-е – начало 1770-х гг. – период организации миссий и поддержания действий миссионеров до включения районов региона в границы Российской империи; б) середина 1770-х – середина 1810-х гг. – православная христианизация в условиях перемен в церковной политике, организационных изменений, активизации мусульманского фактора и католического миссионерского присутствия в регионе; в) вторая половина 1810-х – 1850-е гг. – Православная Церковь и ее миссионерская деятельность среди местного населения в условиях так называемой «Кавказской войны».

VII. 1860-е гг. – 1917 г. – период пореформенного развития Православной Церкви и ее миссионерской практики на Северном Кавказе.

Одним из заметных направлений миссионерства на Северном Кавказе была реализация идей восстановления христианства. Действия в этом направлении в Новое время, осуществляемые с середины XVIII в., имели длительную предысторию [31, с. 253–254]. В условиях типичного для местных сообществ и групп населения, в основном поверхностного восприятия канонов христианской религии в течение всей эпохи средневековья нередки были отходы от учения Христа по политическим причинам и в связи с ослаблением влияния духовных центров. Поэтому потребности «восстановления христианства» должны были возникать периодически. Вероятно, из подобного желания в частности исходил константинопольский монах Епифаний, который в начале IX в. повторял «путь» Андрея Первозванного по причерноморскому и Северному Кавказу [4, с. 15–16]. В 50-е гг. Х в. храмы византийской архитектуры в Алании не только строились, но и «обновлялись» в условиях принятия христианства и отходов от него. «Восстановительная» направленность придавалась и широкой религиозно-политической кампании царицы Тамары и ее дочери Русудан в горах Центрального Кавказа в конце XII – начале XIII в. Важное место занимала в этом смысле легендарно-историческая личность осетинского героя и правителя Ос-Багатара конца XIII – начала XIV в. Даже у католических миссий, действовавших в регионе с XIII–XIV вв., были исторические обоснования. Они проникали на Северный Кавказ под предлогом поиска своих предков и, пользуясь этим, стремились обратить местных жителей в свою веру.

Целенаправленная работа по восстановлению и утверждению христианства в регионе со стороны Русской Православной Церкви, как говорилось выше, началась в середине XVIII в. Условия для этого качественно отличались в периодически сменяющееся относительно мирное и военное время. Особенно влияли периоды обострения Кавказской войны в 1820–1850-е гг. Последний в досоветской истории VII период христианизации был связан с деятельностью не только церковных структур, но и церковно-светских общественных организаций, ставящих своей целью восстановление и укрепление христианской религии в регионе.



____________________________________________

  1. Атаев Д. М. Христианские древности Аварии // Ученые записки ДИИЯЛ. Т. 4. Махачкала, 1959.

  2. Бакрадзе Д. Кавказ в древних памятниках христианства // Записки Общества любителей Кавказской археологии. Кн. 1. Тифлис, 1875.

  3. Бараниченко Н. Н., Чахкиев Д. Ю. Проникновение христианства в Чечено-Ингушетию. Грозный, 1984.

  4. Белецкий Д. В., Виноградов А. Ю. Нижний Архыз и Сенты: древнейшие храмы России. М., 2011.

  5. Беляев И. Русские миссии на окраинах. Историко-этнографический очерк. СПб., 1900.

  6. Гадло А. В. Византийские свидетельства о Зихской епархии как источник по истории Северо-Восточного Причерноморья // Из истории Византии и византиеведения. Л., 1991.

  7. Гатуев А. Христианство в Осетии. Владикавказ, 1903.

  8. Гедеон, митрополит. История христианства на Северном Кавказе до и после присоединения его к России. Пятигорск–М., 1992.

  9. Географический словарь Российского Государства в 6 книгах / А. Щекатов. Ч. 7. М., 1809.

  10. Иоанн Антон Гильденштедт. Путешествие по Кавказу в 1770–1773 гг. СПб., 2002.

  11. Историческая записка о христианстве на Северном Кавказе // Ставропольские епархиальные ведомости. Отдел неофициальный. 1888. №№ 18–19.

  12. Клапрот Ю. Описание поездок по Кавказу и Грузии в 1807–1808 годах // Балкария – страна гор и ущелий. Этнос, экскурс, орография в текстах и фотодокументах: В 2-х т. / Сост., авт. проекта, предисл. и коммент. М. и В. Котляровы. Т. I. Нальчик, 2009.

  13. Кудрявцев А. А. К истории проникновения и развития христианства на Северном Кавказе // Проблемы археологии и истории Северного Кавказа: Материалы научной археолого-этнографической, историко-краеведческой конференции «II Минаевские чтения» (13.03.1998 г.). Ставрополь, 1999.

  14. Кузнецов В. А. Алания в X–XIII веках (историко-археологические очерки): Автореф. дис. … д-ра ист. наук. М., 1970.

  15. Кузнецов В. А. Зодчество феодальной Алании. Орджоникидзе, 1977.

  16. Кузнецов В. А. Христианство в Алании до Х в. // Известия АН Грузинской ССР. Т. ХХIII. Тбилиси, 1978.

  17. Кузнецов В. А. Христианство на Северном Кавказе до ХV в. Владикавказ, 2002.

  18. Кузнецов В. А. Христианство на Северном Кавказе до XV века. Пятигорск, 2007.

  19. Кулаковский Ю. А. О христианстве у алан // Записки Одесского общества истории и древностей. Т. ХХ. Одесса, 1897.

  20. Кулаковский Ю. А. Христианство у алан // Византийский временник. Т. V. СПб., 1898.

  21. Малахов С. Н. Христианизация Алании по письмам Николая Мистика: проблемы хронологии // Межвузовская научно-теоретическая конференция преподавателей: Тезисы докладов. Петропавловск-Камчатский, 1990.

  22. Марковин В. И. К вопросу о язычестве и христианстве в верованиях горцев Кавказа // Вестник КБНИИ. Вып. 6. Нальчик, 1972.

  23. Марковин В. И. О христианизации горцев Северо-Восточного Кавказа и храме Датуна в Дагестане // Художественная культура средневекового Дагестана. Махачкала, 1987.

  24. Мужухоев М. Б. Проникновение христианства к вайнахам // Этнография и вопросы религиозных воззрений чеченцев и ингушей в дореволюционный период. Грозный, 1981.

  25. Нарожный Е. И. Северный Кавказ в 2000-летней истории христианства (Основные этапы христианизации региона) // Христианству 2000 лет. Армавир, 2000.

  26. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе, собранные и пополненные Семеном Броневским. М., 1823. Репринт.

  27. Новосельцев А. П. Христианство, ислам и иудаизм в странах Восточной Европы и Кавказа в средние века // ВИ. 1989. № 9.

  28. Прозрителев Г. Н. Древние христианские памятники на Северном Кавказе // Сборник сведений о Северном Кавказе. Т. 1. Отд. 7. Ставрополь, 1906.

  29. РГИА. Ф. 932. Оп. 1. Ед. хр. 92.

  30. РНБ. Рукописный фонд. Ф. 573. Оп. 1. Собрание Санкт-Петербургской Духовной Академии. О Кавказе. 1849. АI/59. № 519.

  31. Савенко Е. А. Политико-экономические, научные и историко-культурные предпосылки и идеи восстановления христианства на Северном Кавказе в середине XVIII века // Российская государственность в судьбах народов Северного Кавказа. Материалы региональной научной конференции. Пятигорск, 2009.

  32. Сборник Русского Исторического общества. Россия и Северный Кавказ. М., 2000. Т. 2 (150).

  33. Северный Кавказ с древнейших времен до начала ХХ столетия (историко-этнографические очерки) / Под ред. и с предисл. В. Б. Виноградова. Пятигорск, 2010.

  34. Толстой В. С. // Энциклопедический словарь по истории Кубани с древнейших времен до октября 1917 г. / Сост., науч. ред. и руководитель авт. коллектива Б. А. Трехбратов. Краснодар, 1997.

  35. Услар П. Начало христианства в Закавказье и на Кавказе // Сборник сведений о кавказских горцах. Вып. II. Тифлис, 1869.

  36. Хицунов П. О состоянии некогда бывшего христианства на Кавказе // Сборник газеты «Кавказ», издаваемый О. И. Константиновым. Второе полугодие 1846 г. Тифлис, 1847.

  37. Царевич Вахушти. География Грузии / Введ., пер. и примеч. Н. Г. Джанашвили // Записки кавказского отдела Императорского Русского Географического общества. Кн. XXIV. Вып. 5. Тифлис, 1904.

  38. Шамилев А. И. К вопросу о христианстве у чеченцев и ингушей // Известия ЧИНИИ. Т. 3. Вып. 1. Грозный, 1963.





Ад — это место, где дурно пахнет и никто никого не любит. Святая Тереза
ещё >>