Две жизни леди б - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Ролик «Ералаш. Леди и джентльмены» Ведущий 1 Слайд 1 Здравствуйте... 1 91.04kb.
Две Катерины. «Гроза» А. Н. Островского и «Леди Макбет Мценского... 1 194.44kb.
Блестящие премьеры о яркой жизни звезд на телеканале «stv» в октябре! 1 46.21kb.
Железная Леди была самой властной женщиной в мире в течение десяти лет 1 42.76kb.
Паола Маршалл «Английский подснежник» (Paula Marshall “The Dollar... 11 2241.72kb.
Эйлин Гурдж Леди в красном Эйлин Гудж Леди в красном 19 5286.31kb.
Если леди не при шляпке, значит, это не настоящая леди! 1 62.85kb.
Программа beat film festival 2011 " Баллада о Дженезисе и Леди Джей" 1 56.74kb.
Две спички- две сестрички 1 27.44kb.
Маргарет Тэтчер: как из «чугунной бабы» («бабы копра»1) слепили «железную... 1 20.07kb.
В. И. Соколовский поэт и писатель 19 века, творчество которого в... 1 33kb.
«станция юных натуралистов» Праздник «Сто друзей ста мастей» 1 299.47kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Две жизни леди б - страница №2/4


ЛЕРА

Лера вставала поздно. Она была классической «совой» - очень поздно ложилась и также поздно просыпалась. В далеком детстве она заводила будильник на полчаса раньше того времени, когда нужно было окончательно покинуть кровать, чтобы иметь дополнительную возможность поваляться в постели. После звонка будильника, лежа с закрытыми глазами, она представляла, что уже выскользнула из-под одеяла, и зубы почистила, и оделась. Открыв глаза, она с разочарованием осознавала, что все это ей еще только предстоит сделать. Когда она работала в банке, вставать в полвосьмого утра для нее было настоящей пыткой. Сейчас, когда рабочий день был ненормированным, она баловала себя тем, что могла проснуться в полдевятого - в девять. Позже все равно не получалось, кроме как в выходные - иначе все не успеть. Она заводила будильник на восемь, потом еще полчаса - час валялась в постели, как детстве, рисуя в воображении ритуал подъема, потом накидывала на плечи шелковый халат, включала на небольшую громкость телевизор и шла на кухню включить чайник, чтобы сварить себе кофе. Иногда кофе не хотелось, но она все равно его упорно варила, сама не зная для чего: через силу отпивала пару глотков, а оставшийся кофе выливала в раковину для посуды.

Саша тоже вставал поздно. Его бизнес позволял приехать на работу хоть в час дня – лишь бы вовремя закрыть договора.

В это утро она почему - то проснулась в семь. Открыла глаза, посмотрела на часы, висевшие на стене, затем на пока спящий будильник. Саша посапывал рядом, уткнувшись лицом в подушку.

Спать больше не хотелось. Лера поднялась с постели, привычным жестом накинула халат, выключила будильник и тихонько вышла их спальни. Затем она проверила наличие детей в постели (их будильник тоже еще подозрительно молчал).

- Эй, ребята, пора вставать! – она решила не дожидаться, пока резкий голос будильника заставит детей оторваться ото сна и с трудом открыть глаза. – Подъем,- она даже стянула с младшего Костика одеяло.

Вика первой открыла глаза и спросонья подозрительно спросила:

- Что – то случилось, мама? – Вика привыкла уходить в школу, когда мама еще спит. Это обстоятельство позволяло ей подольше покрутиться перед зеркалом и, не спеша, выбрать одежду, в том числе в мамином шкафу.

- Ничего, - пожала плечами Лера.

- Тогда почему ты так рано встала? – удивилась Вика.

- Не знаю. Биологические часы подсказали мне, что пора вставать. Может, мне сегодня Бог подаст, - вспомнила Лера народную мудрость.

- А-а-а,- недоверчиво протянула Вика, садясь в постели.

В это время замычал Костик:

- Что, уже вставать?

- Да, родной, пора.

Костик быстро поднялся и побежал в уборную.

Через полчаса дети, дружески подталкивая друг к другу к выходу из квартиры, ушли в школу.

Лера вернулась в спальню. Села на край кровати и включила телевизор. Саша открыл глаза. Лера выключила звук и тихо спросила, продолжая смотреть в экран:

- Скажи, только честно, тебя все устраивает?

Саша удивленно поднял брови:

- Что ты имеешь в виду? Политическую ситуацию или мой банковский счет?

- Все! Твое существование в целом.

- Тогда, да!

- А меня нет,- вздохнула Лера, увеличивая громкость телевизора и поднимаясь с кровати, чтобы идти пить свой утренний кофе.


МОНТЕ-КРИСТО

Первую презентацию новой книги Францев организовал в Украинском доме. Было много журналистов, представителей издательств и другой творческой братии. Те, кто успели книгу прочитать, восприняли ее положительно. Лера была довольна. Она улыбалась, шутила, обещала продолжение.

Она уже раздавала автографы, когда за своей спиной возле самого уха услышала незнакомый мужской голос:

- Можно леди пригласить на ужин? – прозвучало скорее не как вопрос, а как утверждение. Невольно повинуясь, Лера кивком головы согласилась еще до того, как обернулась и увидела мужчину, который предложил ей вместе поужинать. Она его сразу узнала, потому что очень часто видела по телевизору: Нестор Неписьменный. Человек со странным публичным именем был больше известен в узких кругах как Граф Монте-Кристо или НЕ-НЕ – по начальным слогам имени и фамилии, или капитан «НЕМО» - по названию его фирмы. Каждая из незлых кличек отображала одну из многочисленных особенностей Нестора.

Нестор Неписьменный был народным депутатом, лидером им же созданной партии «Великая Украина», ряды которой, впрочем, были весьма немногочисленными.

Особенность первая. Нестор был канадским украинцем или украинским канадцем. В Канаду за лучшей долей в начале двадцатого века уехали его прадед и прабабушка, в Канаде они познакомились, в Канаде родился дедушка нынешнего Нестора тоже Нестор Неписьменный. Именно дедушке удалось заработать «немного» денег, построив успешную мебельную фабрику в Квебеке. При отце Нестора Иване предприятие Неписьменных стало одним из флагманов канадской мебельной промышленности. Вначале Нестор планировал продолжить дело отца, и поступил на экономический факультет Гарвардского университета, который успешно закончил. Как раз в это время Украина объявила о независимости, и Нестор решил, что на родине своих предков он будет полезнее со своим гарвардским образованием и демократическим видением будущего Украины. К тому времени Нестор был женат – причем на особе отнюдь не украинского происхождения. Франсуаза Жано была типичной квебекской девушкой из глухой провинции, мечтавшей стать очередной золушкой и выйти замуж за обеспеченного мужчину. Его происхождение и происхождение его денег при этом не играли для Француазы никакой роли. Поэтому она срочно забеременела от Нестора и вышла за его замуж. Второй особенностью Нестора была порядочность. Вскоре Франсуаза родила сына Жана. Известие о решении Нестора срочно покинуть Канаду и переехать на ПМЖ в безвестную Украину, Франсуаза встретила не только без энтузиазма, но откровенно в штыки. Она заявила, что ни в какую Украину не поедет, причем развода тоже не даст. «Баба з возу…» - резонно подумал тогда Нестор. Единственное, что ему удалось выторговать – то, что в обмен на достойное содержание, Франсуаза отдаст сына на воспитание дедушке и бабушке по отцу, то есть родителям Нестора Ивану и Катерине Неписьменным. Так Жан стал Иваном. На том и порешили. Для приличия Франсуаза всплакнула в аэропорту, но, как только самолет с Нестором на борту взмыл в воздух, ее слезы высохли. Навсегда. Не теряя ни минуты, она по телефону назначила свидание с ужином при свечах своему потенциальному кавалеру – хозяину пятизвездочной гостиницы на горнолыжном курорте. Впрочем, этот факт Нестора нисколько не волновал. Пусть празднует свое освобождение!

В Украине для Нестора все было вновь и впервые. Тогда еще полки не ломились от продуктов, только начинали появляться валютные магазины, приличных гостиниц не было. Зато жилье стоило копейки и по улицам ходили такие красивые девушки!

Когда Нестор принял решение покинуть Канаду и уехать в Украину, отец резонно спросил старшего сына:

- Ты хоть представляешь, чем будешь там заниматься?

Нестор тогда честно ответил, что не представляет. Отец покачал головой:

- А еще умный мальчик - Гарвард с отличием закончил. Мы, конечно, без тебя тут справимся: Александр подрастает, и Светлана может себя в будущем проявить. А ты, если сам ничего не придумаешь, займись мебелью – дело для тебя знакомое.

Через две недели после проживания в неуютном номере гостиницы «Москва», Нестор купил квартиру в центре на Владимирской. Еще через неделю он решил, что совет отца заняться мебелью был очень даже неплох, с учетом того, что производства нормальной мебели в Украине не было. С этой проблемой Нестор столкнулся, когда обставлял приобретенную квартиру. Так появилось ООО «НеМО» (Нестор или Неписьменный – Мебель - отличная или «Отличная мебель Неписьменного») девизом предприятия стал слоган «Новая мебель обновленной Украины». Одним из учредителей ООО выступило канадское предприятие Неписьменных. Благодаря взносу в уставный фонд в размере квалифицированной инвестиции предприятие долгое время работало в режиме льготного налогообложения. Грамотный менеджмент, возможность пользоваться разработками канадского предприятия, льготное налогообложение, слабая конкуренция позволила ООО «НеМО» в считанные месяцы завоевать рынок. Доходы предприятия росли, как на дрожжах.

И вскоре Нестору стало скучно. Можно сказать, что это было третьей отличительной особенностью Нестора: быстро остывать, и особенно, если дело спорилось. Оставив за собой место Председателя Наблюдательного Совета уже Закрытого акционерного общества, он решил с головой окунуться в политику. Надо отдать Нестору должное, что его побуждения заняться политикой не носили никакого меркантильного характера. Получив немалые наследственные деньги, и даже научившись их преумножать в непривычных для него условиях периода первоначального накопления, Нестор решил, что пора уже подумать не только о себе, но и о потомках и оставить в истории теперь уже действительно родной Украины неизгладимый след. Он легко прошел в парламент по мажоритарному округу, и только после этого зарегистрировал партию.

Партия Неписьменного «Великая Украина» активно поддерживала Ищенко на президентских выборах 2004 года, и сам Нестор, не стремясь взобраться на цену Майдана, тем не менее, очень часто бывал на его баррикадах, перечислял на революцию кровные и партийные деньги, привозил еду и теплые вещи.

После прихода к власти Ищенко и его разношерстной команды Нестор, как истинный интеллигент, один из немногих перешел действительно в конструктивную оппозицию. Он считал, что революция не может продолжаться вечно, что нужно оставить в прошлом на Майдане революционные лозунги и приступить к кропотливой рутинной работе, в ходе которой часто приходится совершать непопулярные, но необходимые для будущего страны шаги. Главное было достигнуто: Украина уже не сможет быть недемократичным государством, потому что народ понял: от него хоть что-то зависит. Нестор часто выступал по телевидению и радио, давал многочисленные интервью, писал статьи, собственноручно разрабатывал и подавал в Верховную Раду законопроекты, предлагал один другого грандиознее планы строительства демократической Украины. Он не только указывал на очевидные ошибки правительства и Президента, но и давал, в отличие от всех остальных политиков и политических сил, четкие предложения, как эти ошибки исправить и что нужно делать, чтобы Украина, наконец, стремительно вознеслась к своему расцвету и стала великой державой.

При всем при этом стать политической фигурой номер один в Украине шансов у Нестора не было, и он прекрасно это осознавал. Он был слишком интеллигентен, слишком образован, слишком умен, слишком богат, слишком он был «не свой» для большинства населения Украины, в которой лучших из лучших на протяжении столетий безжалостно уничтожали, а выжили преимущественно приспособившиеся. Он «не любил пролетариат» и ничего не мог с этим поделать. А «пролетариат» чувствовал его нелюбовь к себе и мстил низкими рейтингами партии. Пройти в следующий парламент у Нестора был шанс только в списке рейтингового блока, поэтому он сейчас находился в несвойственном ему состоянии - полной растерянности, к кому примкнуть. Он осознавал, что с его деньгами и популярностью в средствах массовой информации (журналистам всегда хочется услышать что-нибудь разумное, а не поток сознания) любая партия не откажет ему в проходном месте в списке, но беда в том, что ни одна партия, ни один блок ему были не по душе: «Наша держава» – потому что провластная, «Федеральная Украина» - потому что не интеллигентная и в который раз взяла на вооружение бред по поводу притеснения в Украине русского языка, «Блок Латвина» - потому, что ему не импонировал лозунг «Они» (кто эти они – непонятно!), Блок Тимощенко – потому что ему в принципе не нравился, по меткому выражению одного из маститых политологов, в лице лидера блока этот «дикий коктейль из Троцкого, Муссолини и Евы Перрон». Остались социалисты и коммунисты, но эти два варианта Нестор даже не рассматривал в силу своих правых политических взглядов. Переступать через себя Нестору всегда было очень тяжело, в некоторых вопросах - невозможно.

Если подытожить, Нестор был политиком нового поколения, настоящей белой вороной среди подавляющего большинства тех, кто стремится к власти ради власти и к власти ради возможностей, которые она дает. Такие политики, как Нестор, – с четкой программой и идеологией, без применения какой-либо демагогии, без темных пятен на прошлом, с собственным финансированием пока не востребованы в Украине, и когда будут востребованы – неизвестно.

К слову, графом Монте-Кристо Нестора прозвали еще в начале 90-х из-за того, что приехал он из далекой Канады и по меркам тогда совсем бедной Украины с несметными богатствами. Кроме того, внешность Нестора очень напоминала описание внешности графа из одноименного романа Александра Дюма: он был высоким брюнетом с глубоко посаженными влажными глазами орехового цвета, чувственными губами и демонической улыбкой. Красота Нестора была яркой и наднациональной. Женщины Нестора любили. Он тоже любил женщин, но в отношениях с ними был очень разборчив и держал их на расстоянии, помня неудачный опыт женитьбы на провинциальной, но очень предприимчивой девушке Франсуазе.

Нестор читал все книги Леди Б., признавая за их автором ум, наблюдательность и талант. На презентацию книги Нестор попал случайно: в офис по почте пришло приглашение, и секретарша положила это приглашение ему на стол в числе других бумаг. Нестор увидел знакомое имя и решил, что поскольку именно этот вечер у него все равно свободен, то почему бы и не послушать знаменитую Леди.

Вначале Леди Б. ему не понравилась: слишком много таинственности, а он любил во всем предельную ясность. Потом, присмотревшись и послушав ответы на вопросы, Нестор признал, что, несмотря на плотную завесу тайны вокруг настоящего имени, Леди Б. держится очень просто и естественно. И решил с ней поближе познакомиться. Поскольку Нестор не привык ничего откладывать в долгий ящик, то он сразу приступил к реализации своего плана знакомства самым простым и естественным образом, пригласив интересную женщину поужинать. Получив на приглашение положительный ответ, Нестор решил, что оставлять Леди нельзя ни на минуту, поскольку аналогичная идея в голову могла прийти не только ему, поэтому он легонько взял Леди под руку и повел ее к выходу. Леди нисколько не сопротивлялась такому натиску. Он помог ей надеть пальто, деловито отдал организаторам встречи распоряжение отнести подарки и цветы Леди в ее машину.

Они спустились к машине Нестора, которая стояла на стоянке перед входом в Украинский дом. Лера позвонила водителю – надежному человеку Францева – и отправила машину домой. Только после этого она, наконец, спросила у Нестора, который в это время устраивался на водительском месте:

- И куда мы поедем?

- На ваше усмотрение, Леди, - подчеркнуто вежливо с едва уловимой иронией ответил Нестор.

- Нет, уж, на ваше, - ей не захотелось включать мозги даже на минуту.

- Ладно, тогда поехали.

Он привез ее в «Бабуин Квартиру» - решил, что ужинать с писательницей в заведении такого формата будет очень даже уместно.

Они сделали заказ, одновременно оторвали голову от меню и посмотрели друг на друга. Сразу нашлась тема для разговора: новая книга Леди, потом поговорили о политике, потом опять о литературе. К тому времени, как принесли первое блюдо, обоим казалось, что они знакомы уже давно. Немногочисленные посетители оглядывались на знаменитую пару, но ни Леди, ни Нестор не обращали внимания на легкий шепот вокруг. После ужина он отвез ее туда, куда она попросила – за пару кварталов от дома. Еще минут десять они болтали в машине после того, как она остановилась. Наконец, Леди спохватилась:

- Мне пора. Спасибо за вечер.

Нестор не стал рисоваться:

- Пожалуйста. Может быть, продолжим знакомство?

- Почему бы и нет, - опять не смогла отказать ему Леди – уж очень приятный оказался собеседник.

- Тогда завтра в восемь вечера в «Антрекоте». Сможете?

- В девять. У меня в шесть презентация в «Бабуине» на Хмельницкого. Попробую пораньше свернуться. А может быть, туда и подъезжайте?

-Договорились. В девять в «Бабуине», - он включил зажигание.

Леди выпорхнула из автомобиля и дождалась, пока он не только отъедет, но и скроется за поворотом. Только после этого она быстро скользнула в подворотню и почти бегом пошла в сторону дома. Уже входя в подъезд, она почувствовала, что ее сердце неожиданно и непривычно бьется сильнее, чем обычно.

Францев позвонил в тот момент, когда она уже надавила кнопку звонка возле входной двери:

- Ну, рассказывай, как тебе удалось подцепить этого «НЕ-НЕ», - Францев умышленно упомянул наименее романтическое из прозвищ Нестора.

- Подожди, хоть в квартиру войду, - Лере долго никто не открывал, и она даже полезла в сумку за ключом.

Наконец, на пороге появилась Вика.

- Привет, - сказала она и подставила щеку для поцелуя. – Там фильм интересный. Мы все смотрим, - объяснила она столь долгое игнорирование звонка всеми членами семьи и сразу же вернулась в гостиную, не дожидаясь пока Лера что-нибудь скажет в ответ.

- Ну, чего тебе? – сказала в трубку Лера. – Никого я не цепляла. Он предложил поужинать, а я согласилась. И вообще, я что, должна отчитываться?

- А ты как думала. Меня совсем бы не беспокоило, если бы ты познакомилась с этим «НЕМО» в качестве Леры Бидович. Поскольку он отужинал с Леди Б., меня это очень даже волнует. Кстати, мне позвонил бармен из «Бабуин Квартиры». Во-первых, «НЕ-НЕ» может просечь, кто ты на самом деле…

- Я осторожна, - перебила его Лера. – Более чем…

- Смотри, аккуратно. Вообще-то ничего плохого я в этом знакомстве не вижу. Наоборот: поскольку «НЕ-НЕ» - личность популярная, то может быть, оно даже к лучшему. А то у нас Леди Б. какой-то лесбиянкой выглядит – все время увертывается от ухаживаний кавалеров, - неудачно пошутил Францев.

- Ну, спасибо на добром слове, - пробормотала Лера и выключила трубку.
Нестор пришел в «Бабуин» раньше, чем они с Лерой договаривались. Около восьми она увидела его в проходе между столиков – не в костюме, как вчера, а в джинсах и красном пуловере. Она кивнула ему как старому знакомому и даже немного смутилась. В руках у Нестора был большой букет алых роз. Свободных мест в зале не было, и Нестор так и остался стоять с цветами в проходе напротив Леры до конца встречи. Вопросы все сыпались. Леди, улыбаясь, вежливо отвечала – иногда прямо, иногда уходя от реального ответа, особенно когда это касалось ее персоны. Наконец, освободилось место за столиком, и Нестор сел, положив букет на колени. Он старался не обращать внимания на любопытные взгляды: заказал кофе и томатный сок, внимательно рассматривал книги на стендах и разноцветные фонарики из клеток для птиц, демонстративно не смотрел в сторону подиума, где любезно общалась с поклонниками Леди.

Наконец, народ в клубе устал то ли от Леди, то ли сам от себя. Вопросы были исчерпаны. Организаторы встречи поблагодарили Леди за прекрасный вечер.

Откуда-то вынырнул Францев. Отметил в клубе присутствие «НЕ-НЕ» и легкое смущение Леры, которое проявилось в несвойственном ей блеске глаз и легком румянце на обычно бледных щеках. Он также витиевато поблагодарил Леди за удовольствие, которое она дарит людям своим творчеством. Леди кивала, улыбаясь отстраненной не здешней улыбкой – не то американской, не то ангельской.

Приняв цветы от поклонников, в основном лиц мужского пола, Лера облегченно вздохнула и спустилась с подиума.

К ней буквально подлетела администратор клуба:

- Вы останетесь? – Лера кивнула. – Тогда вот за этот столик.

Лера уставилась во врученное ей администратором меню.

- Привет, - Нестор не допил свой кофе и уже стоял возле ее столика, протягивая цветы. Лера оторвала взгляд от меню и приветливо улыбнулась.

Через день весь киевский «бомонд» - творческий и политический - заговорил о романе Леди Б. с графом Монте-Кристо. Одна встреча может быть случайностью, две – никогда!

Впрочем, слухи имели под собой более чем веские основания: у таинственной Леди Б. и Нестора Неписьменного действительно начался роман: страстный и немного грустный – такой, какой бывает только у взрослых, умных и успешных людей.


КЛЯШТОР БОСЫХ КАРМЕЛИТОВ

- У тебя есть имя?- спросил ее Нестор в перерыве между занятиями любовью.

Она устало откинулась на подушку.

- Есть, конечно.

- Ты когда-нибудь его мне скажешь? Можешь не сейчас – потом. Трудно любить женщину, не называя ее по имени, - признался Нестор. - Можно, конечно, но трудно.

- А ты меня любишь? – удивилась Леди, проводя рукой по его груди в завитках черных с проседью волос.

- С первого взгляда.

- Так бывает только в книжках, да и то не в моих, - улыбнулась Леди, целуя его в плечо.

- Наверное, бывает, хотя со мной такое впервые, - честно признался Нестор, вертя между пальцев локон ее волос. – Я понимаю, что тайна твоего имени – это приманка для читателей, но, поверь: я не шпион. У меня совсем другой бизнес.

- Верю. Поэтому скажу, хотя мне это строжайше запрещено… - решилась Лера. Ей тоже было тяжело заниматься любовью с человеком, который не знает ее имени и от которого у нее есть секреты.

- Францевым? - догадался Нестор. - Он твой муж или любовник?

- Одноклассник и литературный агент. Но муж у меня тоже имеется.

- И дети… По крайней мере, один ребенок – точно, – продолжил Нестор.

- А ты откуда знаешь? – удивилась Лера.

- Едва заметные, но очень характерные растяжки внизу живота, – он провел пальцем по ее животу. - Такие же у моей жены.

- Может быть… - пробормотала Лера.- Ладно, я скажу, только поклянись, что это останется при тебе. Францев не должен узнать, что ты в курсе.

Нестор вполне серьезно поднял руку для клятвы:

- Клянусь, что тайна, открытая мне сейчас этой женщиной, тайна ее имени, уйдет со мной в могилу, если только она сама, эта женщина, когда-нибудь не пожелает другое.

- Меня зовут Лера. Хотя честно, я сама давно в этом сомневаюсь, потому что Лера Бидович – совсем другая женщина. И вряд ли бы она тебе понравилась.

Нестор хитро прищурился:

- Почему ты так думаешь?

- Я сомневаюсь, что тебе нравятся серые мышки.

- Действительно не нравятся. Но, честно говоря, я не могу себе представить, что такая роскошная женщина, как ты, может казаться серой мышкой, тем более, ею быть.

- Может, - заверила его Лера. – Иногда мне кажется, что уже сама не знаю, какая я на самом деле. Когда я Леди, устаю от внимания, когда Лера, мне нестерпимо хочется ярче одеться.

- А сейчас ты кто? – вдруг задал вопрос Нестор.

Лера опешила:

- В раздетом виде? - она на минуту задумалась. - Наверное, все-таки сейчас я ближе к Леди, чем к Лере, но и от Леры что-то есть. Может быть, вот она я – такая, как есть на самом деле?

- Тогда тебе повезло, что ты встретила меня, - рассмеялся Нестор и нежно погладил ее по голове.

- Кто ж спорит, - улыбнулась Лера.

- Кстати, какие планы на выходные? – Нестор сел в постели.

- Никаких. А что есть предложения? – обрадовалась Лера.

- Поехали в Меджибиж.

- А где это? – Лера удивленно подняла брови, услышав незнакомое название.

- Маленький городок в Хмельницкой области. Там замок – больше, чем в Каменец-Подольском.

- Интересно. Поедем, конечно, - сразу согласилась Лера.
Он заехал за ней в восемь утра. Лера рискнула оставить адрес, но попросила Нестора не подъезжать к подъезду.

В Бердичеве они решили остановиться позавтракать и посмотреть местные достопримечательности. Сначала они заехали в костел Святой Варвары, в котором венчались Бальзак с Эвелиной Ганской. Затем подъехали к монастырю босых кармелитов.

- Правда, красиво? – спросил Нестор, радуясь, что ему пришла в голову идея поездки. – Я уже здесь был, поэтому могу рассказать историю этого монастыря.

- Валяй!


- Был такой польский магнат Тышкевич. Кстати, актриса Беата Тышкевич из этого рода. После каких-то потрясений решил он перейти из православной в католическую веру и подарить свой замок ордену босых кармелитов. Босые они потому, что в отличие от других кармелитов, соблюдали более строгий первоначальный устав ордена.

- Это я знаю, - перебила его Лера. – Я была на горе Кармель, в честь которого орден назван. И еще у меня есть вот такая милая штучка, - она вынула из-под пуловера медальон на цепочке.

- Красивый! Так вот дальше: в качестве фундамента монастыря использовали фундамент замка. Мы можем сейчас зайти в нижний костел. Там виден старый фундамент.

Они спустились в костел. Службы не было. Какая-то девушка совсем не монашеского вида играла на органе. Молодой человек в рясе собирал обгоревшие свечи, печально торчащие из песка. Он прошел мимо Леры и вдруг остановился.

- Откуда это у вас? – он взглядом показал на медальон, висящий поверх пуловера. Глаза его при этом зажглись.

Лера рассказала историю приобретения медальона. Молодой человек внимательно выслушал, потому жестом показал следовать за ним. Он провел их в служебное помещение. Долго рылся в недрах стола, перебирая бумаги, наконец, извлек оттуда черно-белую фотографию.

- Посмотрите, - протянул он ее Лере. На фотографии был медальон очень похожий на медальон Леры. Похожий, но не такой. Ряса монаха на медальоне с фотографии была в черно-белую полоску, а в одной из рук вместо винограда – книга. – Этот медальон когда-то хранился в этом монастыре. Во время пожара 1941 года в числе прочих реликвий он пропал. Как вы понимаете, сгореть совсем он не мог, разве что переплавиться. Фотография хранилась в архиве в Познани. Там находится еще один похожий медальон. На нем монах в белой рясе, в одной руке – меч, в другой – крест. Всего таких медальонов было три. Ваш хранился в монастыре кармелитов на горе Кармель. Много веков считалось, что он безвозвратно утерян. Согласно легенде все вместе медальоны указывают, где спрятаны сокровища кармелитов.

- А разве у кармелитов были сокровища? – удивилась Лера. - Они же не тамплиеры!

- А пожертвования! – воскликнул юноша. Сокровища кармелитов его явно очень интересовали.

- А зачем им нужно было прятать пожертвования?

- Когда кармелиты навсегда покидали свой монастырь на горе Кармель, они решили, что везти ценности через море опасно, и спрятали их где-то недалеко от горы Кармель. Они не знали, когда им будет суждено вернуться на Землю Обетованную, поэтому заказали у ювелирных дел мастера три медальона, чтобы с помощью этих медальонов следующие поколения кармелитов смогли бы отыскать сокровища. Говорят, мастера-ювелира после того, как он выполнил работу, кармелиты отравили.

- Если сокровища были закопаны возле горы Кармель, то их давно уже отыскали местные жители так же, как и этот медальон, - прониклась легендой Лера.

- Может, и нашли,- сначала согласился молодой священник. – А может, и нет, - упрямо возразил он сам себе, пожирая глазами висящий на шее у Леры медальон. Лера съежилась под этим взглядом и спрятала медальон под пуловер. – Скорее всего, не нашли, потому что свидетельства о находках таких больших кладов рано или поздно становятся достоянием гласности.

- Пойдем отсюда, - потянул Леру за рукав пуловера Нестор. – Нам пора - в Меджибиж еще ехать и ехать. – В каждом монастыре есть легенда о кладах и подземных ходах, - успокоил Нестор разгорячившуюся из-за услышанного Леру.

Она покорно пошла за Нестором к машине и села за руль.

Они ехали, не спеша, по трассе, обсуждая разговор с молодым священником в монастыре босых кармелитов. Нестор продолжал убеждать Леру, что на древние легенды не стоит обращать внимание и что только в книгах люди бросают все и отправляются на поиски кладов, которые даже неизвестно существуют или нет. Лера кивала головой, хотя в душе она не была согласна со столь категоричными выводами. Нестор был очень убедителен, но все-таки ей очень хотелось верить, что легенда может оказаться былью: тайна клада существует, и значит, может быть раскрыта! Нестор уверял ее в обратном.

- Ты прагматик! – апеллировала Лера к упрямству Нестора.

- Да хоть сто раз!

Они почти уже поссорились из-за всей этой легендарной ерунды, когда Лера заметила, что за ними неотступно следует бежевая «копейка».

- Кажется, не только ты такая впечатлительная, - ухмыльнулся Нестор и присмотрелся в правое зеркало – Это мчится наш новый знакомый из кляштора босых кармелитов. Поднажми-ка! Неужели он надеется догнать нас на этой развалюхе?

Лера нажала на педаль газа, и машина стала быстро уходить от «погони».

- Интересно, что ему было от нас нужно? – поинтересовалась Лера, когда опечаленный «гонщик» без надежды на ее положительный результат остался далеко-далеко позади.

- Наверное, решил похитить у тебя медальон, - опять ухмыльнулся Нестор. – У мальчика крышу сорвало, когда он увидел его, а еще больше грудь, на котором медальон покоится. О, я его понимаю! Я бы тебе посоветовал спрятать этот медальон где-нибудь подальше, а о легенде, рассказанной юным священником, забыть.

В Меджибиже экскурсовод поведала очередную легенду о подземных ходах, которые тянутся из Летичева в Меджибиж и из Меджибижа в Каменец-Подольский. Нестор многозначительно посмотрел на Леру, а потом громко спросил у запыхавшегося экскурсовода:

- Существуют ли легенды о кладах, связанные с этим замком? – и подмигнул Лере.

Экскурсовод выложила сразу несколько историй, связанных с кладоискательством на территории замка, ведь столько раз сменялись у замка владельцы, столько раз переходила из рук в церковь, которая за время своего существования побывала и в роли католического костела, и мусульманской мечети, и православного храма.

- Будем искать? – съехидничал Нестор, склонившись над ухом Леры. Лера отмахнулась.

- Ладно, не язви. Не собираюсь я ничего искать, - заверила она Нестора.


ТРЕТЬЯ СИЛА

Пока Нестор выбирал между политическими силами, к какой из них прислониться на выборах, чтобы пройти в парламент, неожиданно изменилось в обществе отношение к самому Нестору. Рейтинг его партии на зависть всем другим политическим силам, заявившим о своем участии в предвыборных гонках, вдруг стал расти – сначала медленно, но верно. Наконец, социологические опросы показали, что трехпроцентный рубеж взят и даже с большим запасом на погрешность.

Проблема выбора отпала для Нестора сама собой. Теперь уже другие политические силы стали изъявлять настойчивое желание с ним группироваться. Нестор отмалчивался. А рейтинг продолжал теперь уже стремительно расти. Утомленное революцией общество вдруг возжелало увидеть на своем челе просвещенного, богатого и успешного иноземца, руководствуясь опытом прибалтов и известным с детства лозунгом «заграница нам поможет!». Разуверившийся в старой постсоветской элите, народ решил, что не омраченное ничем прошлое Нестора, станет залогом светлого будущего нации. Средства массовой информации почему-то абсолютно бесплатно назначили Нестора своим героем.

Недоумевали политологи вместе с социологами, недоумевал и сам Нестор, считающий себя политиком будущего, но отнюдь не настоящего.

Рост рейтинга партии «Великая Украина» снял с Нестора одни проблемы, но тут же поставил перед ним другие. Дело в том, что этот рейтинг очевидно рос за счет падения рейтинга всех других политических сил, причем, как провластных, так и оппозиционных. Умница и красавец мужчина Нестор Неписьменный смотрелся презентабельно, как на фоне уставших от двухгодичной предвыборной гонки вождей оранжевой революции, так и на фоне увальня Янкевича, с трудом подбиравшего слова для своих немногочисленных выступлений. Конечно, у Янкевича остался свой железный электорат, но всегда и во всем сомневающиеся интеллигенты, отдавшие за него голоса на президентских выборах исключительно по региональному и языковому признакам, уже пытались найти ему альтернативу, и почему-то находили ее именно в Несторе, даже несмотря на украиноязычие последнего. Нестор выбивал также казалось бы уже изрядно затвердевшую почву из-под ног у блока, идущего на выборы под коротким, как выстрел, лозунгом «Они». В общем, в Украине не оставалось ни одной политической силы, которая не была бы заинтересована, чтобы Нестор делся скорее куда-нибудь подальше, например, уехал бы в родную Канаду, из которой он когда-то приехал строить великую Украину.

Именно поэтому особого ликования факт роста его собственного рейтинга, и как следствие, рост рейтинга его партии, у Нестора не вызывал. Как человек дальновидный, он видел все его возможные последствия, в первую очередь негативные.

Кстати, далеко не последнюю роль в росте популярности Нестора сыграл его роман с Леди Б.. Нестор это осознавал, хотя на самом деле никакого пиара в их отношениях с Лерой не было и не могло бать. Нестор искренне и преданно полюбил Леру, и ему не было никакого дела до того, что думают об этом окружающие. Судя по всему, окружающие в большинстве своем тоже решили, что Нестор искренен в отношениях с всенародной любимицей Леди Б., раз дружно решили по этому поводу за него голосовать. Лере было приятно, что благодаря, в том числе, ее присутствию рядом Нестор набирает политический вес.

Она позвонила ему на мобильный и несколько минут ожидала, пока он ответит.

- Извини,- наконец она услышала голос Нестора. – Я на встрече. Что-то срочное?

- Нет, просто хотела спросить, когда и где мы встретимся.

- У меня сегодня «Темник» на «Эре». Давай где-нибудь поужинаем, а потом могу отвезти тебя домой, или ты подождешь меня в студии.

- Подожду в студии, - твердо решила Лера.

- Договорились. Я заеду за тобой в офис в семь.

Он заехал за ней, как и обещал, ровно в семь вечера. Они поужинали в «Да Винчи» и, не спеша, поехали на канал «Эра», где Нестор должен был в прямом эфире дать интервью.

Роман Лещук, ведущий «Темника», был, как всегда, удивительно интеллигентен и корректен. Лера с удовольствием слушала, как он умело строит интервью. С одной стороны, Лещук вел интервью в четко заданном русле, с другой стороны, не давил на собеседника, никогда не перебивал его, давал возможность до конца высказатьcя.

Нестор был в ударе. Очевидно, что интервьюеру его собеседник очень нравился. Лещук пытался быть бесстрастным, но свою симпатию к Нестору скрыть не мог. Впрочем, Нестор также не скрывал, что и ему ведущий очень импонирует. Нестор с удовольствием и откровенно отвечал на его вопросы, шутил, несмотря на серьезный формат встречи, и даже сделал комплимент, напомнив зрителям, какую огромную роль сыграли телекомпания «Эра» и лично господин Лещук в освещении событий оранжевой революции, ведь тогда только «Эра» имела доступ ко всей многомиллионной аудитории Украины. Лещук вежливо поблагодарил за столь высокую оценку деятельности его и компании и не удержался от провокационного вопроса:

- Наша передача о политике, но когда личная жизнь существенно влияет на политическую, то в связи с этим возникает множество самых разнообразных вопросов. Например, вы знаете, что ваш роман с писательницей Леди Б. часто называют частью пиар-акции с целью повышения рейтинга.

- Да, я слышал нечто подобное, но очень прошу и средства массовой информации, и уважаемых телезрителей не путать Божий дар с яичницей. Мы ведь не являемся представителями шоу-бизнеса, где такие пиар-акции являются нормой. Могу уверить, что мои отношения с Леди Б. начались не в связи с избирательной компанией, а до ее старта, и исключительно по зову сердца. Кроме того, хотя Леди Б., насколько мне известно, искренне и целиком разделяет мои политические убеждения, она никоим образом не участвует в избирательном процессе. Впрочем, только что мне пришла в голову мысль: раз того жаждет общественность, может, действительно предложить Леди Б. быть в списке моей партии, например под номером два. Как вам моя идея? – и Нестор широко улыбнулся совершенно обезоруживающей улыбкой.

Лещук невольно заулыбался в ответ, а Лера, которая сидела в соседней комнате и наблюдала за интервью на мониторе, также невольно подпрыгнула на стуле. Интересно, он шутит или говорить серьезно?

Похоже, Нестор говорил серьезно, поскольку он с ведущим еще несколько минут подробно обсасывали эту тему.

После интервью, на пороге студии Нестора уже поджидала озадаченная Лера.

- Без невесты выдали замуж, - печально констатировала она. Услышав эту фразу, Лещук, который вышел из студии вместе с Нестором, невольно улыбнулся.

- Согласись, что идея свежа и хороша во всех отношениях, - похвалил себя Нестор.

- А ты меня спросил, хочу ли я заниматься политикой,- не унималась Лера.

- Ты же видишь, как бы ты ни хотела ею не заниматься, она уже неумолимо занимается тобой. Лучший способ защиты, это нападение. Верно, господин Лещук? – попытался Нестор найти поддержку у ведущего. Тот в ответ кивнул. – Ладно, поехали. Кстати, в украинской политике катастрофически не хватает красивых женщин.

- Угу,- хмыкнула Лера, закрывая за собой двери.

Когда они уже сидели в машине, Лера вдруг вспомнила, что она забыла забрать из квартиры, служившей ей офисом, папку, которая ей нужна была кровь из носа завтра утром на очередной творческой встрече. Она попросила Нестора заехать за папкой, несмотря на поздний час, потому что вставать из-за какой-то папки на полчаса раньше утром ей не хотелось.

Нестор послушно поехал за папкой на Пушкинскую.

Они вместе поднялись на третий этаж и одновременно издали возглас неподдельного возмущения, обнаружив удручающую картину разорения: дверь квартиры-офиса Леди Б. была неаккуратно взломана через отверстие в кирпичной стене. Они вошли в квартиру, в которой все было перерыто вверх дном.

Из квартиры не пропали ни бумаги, ни ценности, и Лера вынуждена была констатировать:

- Они искали медальон.
КЛАДОИСКАТЕЛИ

- Может, вызовем милицию? – предложил Нестор.

- И что? Итак понятно, кто это сделал: монашек из бердичевского монастыря. Или кто-то по его наводке. В после время я носила медальон только под одеждой, и, наверное, они решили, что я храню его дома.

- Все равно нужно заявить в милицию, - убежденно сказал Нестор. - Они ведь могут свой набег повторить или выследить твое настоящее место жительства.

- Могут, - вздохнула Лера. – И все-таки что-то в этом медальоне есть, раз они так рискуют. Может быть, попробуем что-нибудь разузнать, - попросила Лера.

Нестор был безжалостен:

- Не смеши! Что ты хочешь разузнать? Этой истории скоро тысяча лет. Если когда-то и были какие-то сокровища, то их давно уже нет. Это полное безумие тратить время на поиски мифических кладов!

- Ты прав, но, может, все-таки попробуем… - робко возразила Лера.

- Что попробуем?

- Ну, клад найти,- она смотрела на него совершенно ясными глазами.

- Нет, ты точно сумасшедшая! Хочешь, ищи, а я в этом не собираюсь участвовать, - резко закончил он.

- Ну, Нестор, милый, ведь это же тебя графом Монте-Кристо называют, а не меня.

- В тебе говорить писательница, причем приключенческих романов, а не взрослая разумная женщина - без пяти минут депутат Верховной Рады.

- Я думала, что ты шутишь… - протянула Лера. – Кроме того, существует совершенно объективная причина на пути к реализации твоей идеи: это отсутствие у Леди Б. настоящего имени. Под какой фамилией я буду значиться в списке?

- Действительно, я не подумал, - согласился Нестор с резонным доводом Леры. – Ладно, ты будешь просто лицом кампании, а со списком разберемся, - тут же нашел он выход из положения.

- Угу, - промычала Лера. – Разберемся… Завтра во всех изданиях и на всех каналах появится сообщение, что Леди Б. будет второй в списке «Великой Украины», и все будут гадать, под каким именем в этот список ее внесут. Короче, сначала нужно думать, а потом говорить. Францев меня убьет, - печально заключила она.

- Пусть только попробует! – Нестор с минуту помолчал, а потом смилостивился: - Что касается поисков клада, то в наше время для этого совсем не обязательно срываться с места и мчаться, сломя голову, то ли в Познань, то ли в Хайфу, как это делают незадачливые искатели приключений в романах. Обеспеченные люди могут получить любую информацию, сидя на диване.

- Какой ты умный! – хотела съязвить Лера, но Нестор не поддался:

- Я – ленивый, а лень – это двигатель прогресса. Завтра мы пошлем кого-нибудь в Бердичев и в Познань получить снимки двух других медальонов, а там видно будет,- махнул он рукой. – А потом ты всю эту историю опишешь в новом романе, - добавил он, усмехаясь.

Уже через несколько дней у Нестора в руках были фотографии всех трех медальонов, и теперь можно было сравнить изображения на них.

Итак, на бердичевском медальоне ряса монаха была в черно-белую полоску, в одной из рук монаха – меч, в другой – книга.

На медальоне, который по сей день хранится в знаменитом монастыре босых кармелитов в Познани (к слову, который является визитной карточке этого города – бывшей столицы Великой Польши) монах в белой рясе, в одной руке – меч, в другой – крест.

На кармельском медальоне Леры монах изображен тоже в белой рясе, и держит он в одной руке гроздь винограда, в другой - меч.

Нестор даже написал ребус:

Черно-белый – меч - книга

Белый – меч - крест

Белый - меч – виноград

Но составление ребуса никак не продвинуло его на пути к разгадке тайны клада сокровищ босых кармелитов. На всех трех медальонах все было очень резонно с точки зрения истории монашеского ордена и ничего не указывало на какую-либо зацепку, чтобы определить место возможного нахождения клада, если он, конечно, существует.

Нестор потратил целый день на поиски такой зацепки в Интернете и даже на следующий день пошел для этого в научную библиотеку имени Вернадского. Ничего!

Вечером Нестор заехал в офис Леры, чтобы забрать ее поужинать.

Рабочие заканчивали ремонт двери. Один из них, пожилой мужчина с ежиком седых волос, навешивая новый замок, ворчал себе под нос:

-Хоть бы ломать умели…

Нестор не удержался и спросил у него:

- Думаете, ломали дилетанты?

- Кто? – переспросил рабочий, не отрывая взгляда от замка.

- Ну, не воры, не профессионалы,- упростил ему задачу Нестор.

- А то кто ж. У профессиональных воров и инструменты получше, и рука набита: чик – и готово. Чинить после них легче,- посокрушался вдогонку Нестору рабочий.

Лера, увидев Нестора, сразу обронила:

- Придется ждать, пока они закончат, - она кивнула сторону входной двери и рабочих. – Ну, что, что-нибудь выяснил?

- Нет, и честно говоря, у меня совсем нет времени этим заниматься. Давай оставим это до конца избирательной компании. Клад, если только он существует, столько веков пролежал где-то в земле (или не в земле), что полежит еще немного.

- Наверное, ты прав,- согласилась Лера.

Они дождались, когда рабочие закончат ремонт двери, и затем поехали в «Антрекот» ужинать.

Во время ужина, оторвав глаза от тарелки с аппетитным мясом по-французски, Лера вдруг спросила:

- Тебе не приходила в голову мысль, что пора завести личную охрану?

Нестор удивленно поднял голову от не менее аппетитного мяса с черносливом под малиновым соусом:

- Зачем? Мы ведь живем в Киеве, и я не Президент.

- Во-первых, ты хозяин крупного бизнеса…


  • Заметь, цивилизованного бизнеса в почти цивилизованной стране, - бесцеремонно перебил Нестор Леру.

  • Во-вторых, ты народный депутат…

  • Но даже не лидер фракции, - возразил он.

  • В-третьих, твой личный рейтинг и рейтинг твоей партии растет, как на дрожжах, что позволит тебе претендовать на самые высокие государственные должности, а это, наверняка, многим не нравится.

  • Ты насмотрелась фильмов…

  • Нет, дорогой, я просто беспокоюсь о твоей безопасности, - задумчиво заключила Лера.

  • Давай оставим этот разговор. До тех пор, пока я буду иметь возможность ходить и ездить без охраны, туда, куда мне вздумается, и делать то, что мне хочется, я буду это делать.

Лера вздохнула:

- Как знаешь, конечно. И еще: наверное, я отдам тебе медальон. Они вычислили меня как Леди Б., но могут вычислить и как гражданку Украины. Ты понял…А мне бы очень не хотелось по этому поводу ругаться с Францевым и иметь проблемы, - она сняла с шеи медальон и протянула его Нестору. Тот, молча, спрятал медальон во внутренний нагрудный карман.


ЛЕРА

Наконец, Саша забеспокоился. Лера все чаще не ночевала дома, и Саша не тешил себя иллюзиями, что теоретически она может ночевать в своей квартире-офисе на Пушкинской.

Вся страна знала, где и с кем проводит Леди Б. в свободное от творчества время.

У Леры – Леди Б. и раньше периодически и очень спонтанно случались романы, но они всегда были скоротечными и так же внезапно заканчивались, как и начинались, не давая повода для беспокойства ни Саше, ни даже подозрительному Францеву. Лера сама была заинтересована, чтобы отношения с мужчинами, не владеющими информацией о подробностях ее биографии, не становились постоянными.

На этот раз все было по-другому. Саша заметил, что образ серой мышки Леры Бидович, преданной жены, прекрасной хозяйки и заботливой матери стал тяготить его жену, и чем дальше, тем больше. В те редкие дни, когда она приходила домой, ее взгляд уныло скользил по поверхности предметов домашнего обихода, по нему, даже по детям, с которыми она пришла пообщаться. Ее неумолимо влекла, манила публичная жизнь. И может быть, она даже влюбилась. Это нельзя было исключить, и Саша вынужден был сделать такое предположение. Даже на мужской взгляд Саши Нестор был, безусловно, красив, еще очень молод, образован и умен, чрезвычайно успешен и перспективен… Дальше можно было не продолжать. Любая женщина рада была бы и знакомству с Нестором Неписьменным по прозвищу граф Монте-Кристо, и продолжению такого знакомства. В конце концов, Лера была женщиной. Да, умной, да, талантливой, но женщиной, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Поэтому когда Лера однажды все же приехала домой ночевать, он решил, не откладывая поставить вес точки на «и». Он дождался, пока счастливые, благодаря общению с мамой, дети лягут спать, затем принес с кухни два бокала и разлил в них вино. Лера только удивленно косилась на эти незамысловатые манипуляции, никак не комментируя свои наблюдения.

Наконец, Саша заговорил:

- Я хотел тебя спросить…- на мгновение он замялся. – Что у тебя там с этим Монте-Кристо? - Лера в ответ таинственно улыбнулась. И ничего не ответила.- Выпьем?

- Выпьем, - согласилась она, беря бокал в руки.

- За тебя?

- Почему бы и нет, - она поднесла бокал к губам и отпила несколько глотков. – Вкусно, - пропела она, читая название напитка на бутылке.

- Ты не хочешь отвечать? – Саша преданно смотрел Лере в глаза, надеясь прочитать ответ в них, как это часто бывало раньше. Но Лера продолжала молчать, и ее взгляд был абсолютно бесстрастен. – Почему? Я же должен знать. Об этом говорит вся страна!

- Тем более что ты хочешь от меня услышать? – наконец, вступила в диалог Лера.

- Это серьезно? – выдавил из себя Саша.

- Более чем, - разочаровала его Лера. – Но тебя же все устраивает, - напомнила она ему их недавний утренний разговор. – А меня перестало устраивать. Прости, что так получилось. Не беспокойся: я не брошу ни тебя, ни детей. Просто тебе придется привыкнуть к тому, что большая часть меня вам уже не принадлежит.

- А кому принадлежит? Ему? – Саша продолжал надеяться на чудо.

- Нет! Мне, и только мне!- И она вышла из гостиной, поставив недопитое вино на полку с книгами.

В этот самый момент зазвонил мобильный телефон – не Леди Б., а Леры. Это был Миша. Он приезжает завтра в Киев. Встретиться пообедать? Почему бы и нет!

Она осталась ночевать дома - не хотелось даже в сердцах, на ночь глядя, куда-то ехать. Кроме того, завтра нужно вернуться в шкуру Леры Бидович, чтобы встретиться с Мишей, а для этого под рукой должны быть соответствующие одежда и аксессуары. Она приказала себе, что это в последний раз она согласилась на встречу с Мишей. Завтра она ему скажет, что они расстаются навсегда. Больше она никого не будет жалеть!
РОМАНТИЗМ В ПОЛИТИКЕ

Тем временем рейтинг «Великой Украины» продолжал расти. Войне личных амбиций Нестор противопоставил конкретную программу действий. Его стремление к власти было продиктовано не амбициями, а искренним желанием сделать Украину великой. Он верил, что у него все получится, знал, что конкретно для этого нужно сделать, и, по его мнению, ему вполне под силу это было осуществить.

Нестор выключил телевизор. Вот и на его огород посыпались камни. Журналисты вытащили на свет историю многолетней давности: безутешная соломенная вдова, томящаяся от одиночества в далекой Канаде, сын, брошенный на произвол судьбы безответственным отцом, пожилые родители, лишенные сыновнего внимания. Интересно, сколько они заплатили Франсуазе, чтобы она покрасовалась перед камерой с таким печальным лицом. На ее комментарий денег, наверное, не хватило. Следующая картинка: Нестор в Опере на благотворительном балу под руку с Леди. Вот сволочь!

Нестор в сердцах махнул рукой на такой примитив и сел к столу оттачивать текст предвыборной программы. Его пальцы летали над клавиатурой, но мысли были еще быстрее.

Лера подошла к нему из-за спины:

- Можно почитать? Ты так уверенно рассказал всей стране о том, как я полностью разделяю твои политические убеждения, что теперь я чувствую необходимость с ними ознакомиться.

- Читай, - он встал, освобождая Лере место за столом. - Только это в самом первом приближении.

Начиналась программа пафосно: “На самом деле нам ничего не нужно делать специально, чтобы Украина стала великой державой. Она такой станет в любом случае, рано или поздно, с нашими стараниями или без них. Украина обречена быть великой. Ее географическое положение на пути из варяг в греки, лучший в мире чернозем, благоприятный климат, смекалистый и отважный народ, обрекают Украину на величие.

Нам остается сделать совсем не много: не мешать Украине и ее народу, а помогать в меру сил”.

- В общем, все правильно, - подытожила Лера, дочитав до конца. – Нужно, конечно, над ней еще поработать, но, в целом, все правильно, - повторила она, вставая из-за стола.

- А, - махнул Нестор рукой.- Все равно это никто и никогда читать не будет. И голосовать будут не за мою программу, а за меня лично, исключительно по причине наличия у меня приятной физиономии и умения четко и доступно излагать свои мысли. Порой я чувствую себя белой вороной среди черных воронов от политики.

- Очень образно! Моя школа! – улыбнулась Лера.

Нестор вздохнул:

- Понимаешь, в политике присутствует закон: либо ты играешь по существующим правилам, либо тебя выводят из игры.

- Не хочешь играть по правилам?

Нестор отрицательно покачал головой.

Он подошел к ней и нежно поцеловал в завиток волос на затылке. Она обернулась и улыбнулась в ответ. Уже через минуту они были в спальне на большой кровати, душа в страстных объятиях друг друга. Их тела сплелись в одно, и, наверное, со стороны уже нельзя было понять, где чьи плечо или рука. Да и сами они этого не понимали.

Потом, когда обоюдная страсть была немного на какое-то время удовлетворена, и Лера в изнеможении откинулась на подушку, Нестор тихо ее попросил:

- Если со мной что-нибудь случится, обещай, что ты не бросишь «Великую Украину».

Лера удивленно приподнялась на подушке, посмотрела на лежащего возле нее красивого молодого мужчину, который напридумывал себе всякой ерунды, но не стала ему возражать, только легко кивнула головой в знак согласия.


ПОСЛЕДНИЙ РОМАНТИК

Они, как обычно ужинали в «Антрекоте».

За окном мело: мокрые крупные снежинки прилипали к стеклу кафе, а потом стекали по нему тонкими слезами-струйками. Заснеженные машины медленно ехали мимо, и большинство пассажиров в них уже мечтали о мягком диване и горячем гроге. Зима подступила к городу совсем близко. Ее дыхание ощущалось в порывах ветра, носивших над головой последние мертвые листья, в сумрачном небе, рыдающем мокрым снегом, в скользких тротуарах и аккуратно передвигающихся по ним прохожим, спешащим домой, домой и только домой… Все рестораны и кафе в городе были забиты людьми: деловыми партнерами, отдыхающими после работы друзьями, влюбленными без квартир и просто греющимися между перебежками по улицам горожанами.

Официант принес из бара чай для Нестора и кофе для Леры. Они поблагодарили и сразу же вернулись к неторопливой беседе. Вскоре Нестор попросил счет, рассчитался, и они поехали к нему домой.

Лежа в постели, они смотрели очередную серию милого сериала «Секс и город», когда Нестору вдруг стало плохо. Он почувствовал странную острую боль в животе, тошнота подступала к горлу, сердце застучало так быстро и так громко, словно готово было выскочить из груди, предметы вокруг поплыли.

Нестор вскочил с кровати и тут же обессиленный сел на нее обратно.

- Что? – всполошилась Лера.

- Плохо, мне очень плохо, - с трудом вымолвил Нестор.- Вызывай скорую.

Лера вызвала скорую «Борис».

Скорая приехала уже через десять минут. После короткого опроса пожилой врач в очках в супермодной дорогой оправе пощупал пульс на правой руке Нестора, посмотрел его зрачки и отдал распоряжение немедленно везти больного в клинику в Феофанию.

- Депутат все-таки,- обосновал он Лере свое решение. – Скажите, а где и что вы ужинали?- спросил врач не то Нестора, не то Леру.

Ответила Лера:

- В «Антрекоте». Мы часто там ужинаем. Он ел, кажется, какой-то салат, и пил чай - какой-то очень навороченный. - Врач кивнул. – Вы думаете, отравление?

Доктор пожал плечами:

- Не знаю. Все может быть. Вы поедете с ним?

- Конечно.

По дороге в клинику Нестор взял Леру, которая сидела в машине рядом, за руку и тихо сказал:

- Ну, вот и все,- говорить ему было очень трудно. – Вот они и вышибли меня из игры.

- Что ты такое говоришь! – возмутилась Лера. – Обычное отравление.

Нестор с трудом покачал головой:

- Это конец. Только не плачь! – он не видел, но почувствовал, как крупные слезы капают на его руку. – Ты помнишь, что мне обещала? И не пытайся ничего доказать. Ни один политический заказ не был раскрыт. Слышишь, ни один!

Нестор прожил еще полчаса. Врачи ничего не смогли сделать. Его пульс стал нерегулярным, упало артериальное давление, и, наконец, сердце остановилось.

Дежурный врач вышел к Лере.

- Сочувствую, - дежурно бросил он стоявшей возле стены Лере.- Если хотите войти, входите, – он открыл перед ней белые двери.

Нестор лежал посреди палаты, молодой и чертовски красивый, и не верилось, что его уже нет. Лера не решилась подойти ближе. Она вышла и закрыла за собой дверь. Слезы высохли. Включились мозги.

- Нужно вызвать милицию, - строго сказала она врачу.

- Да-да, вы правы, сейчас я вызову, - врач медленно пошел по коридору к телефону. Навстречу неслась медсестра. Она подбежала с встревоженным, но непонятным возгласом:

- Все чисто, - и протянула врачу бумажку с анализами.

- Кажется, это олеанин – слишком характерные симптомы, и без милиции тут действительно не обойтись, - печально заключил врач, который очень не любил такие случаи. Да кто ж их любит! – Насмотрелись американских фильмов, а потом травят себя и друг друга,- проворчал он.

- Какие фильмы? – удивилась Лера.

- Не смотрели: «Белый олеандр» с Мишель Пфайффер?

- Нет, - покачала Лера головой. Она облокотилась опять о стенку, потому что силы покидали ее. – Я не фанат американского кино.

- Олеандр и в самом деле ядовитое растение, - продолжал врач, не спеша, набирая «02». Он вызвал милицию, сообщив, что, вероятно, произошло смертельное отравление олеанином. Жертва – популярный народный депутат. - При попадании во внутрь олеанин вызывает нарушения сердечно-сосудистой деятельности. Растение красивое. Его многие разводят в домашних условиях. В малых дозах олеанин стимулирует работу сердечной мышцы, если она ослаблена, но при передозировке приводит к аритмиям и блокаде электрической проводимости сердца, необходимой для его нормальных сокращений. Вы были с ним весь вечер?

- Да.


- А дома у него растет олеандр?

- Там только пальмы, - припомнила Лера. Она все еще не могла поверить в случившееся. Всего несколько часов назад они мирно ужинали в любимом «Антрекоте».

За окном завыли сирены, и через несколько минут в коридоре появились представители правоохранительных органов, каких непонятно, потому что все они были в штатском.

Мужчина лет тридцати пяти приятной наружности в черной куртке нараспашку подошел к врачу и резко спросил:



    • Это вы нас вызвали? - Врач кивнул. – А это кто? – он обернулся к Лере, все еще подпиравшей стенку. Потом пригляделся: - А… Здравствуйте, - вдруг очень почтительно сказал он. – Как же, читал и очень нравится, - добавил он. – Очень рад знакомству, даже при таких печальных обстоятельствах. - Теперь Лера кивнула. – Будем писать протокол? - спросил он Леру.

    • А нужно? – выдавила из себя Лера.

    • Ну, да…

    • Тогда валяйте.

    • Для начала ваше имя…. – начал он, но потом сразу добавил: - Если вы желаете соблюсти конфиденциальность, то вам следует обратиться к начальству. Я такие вопросы не решаю… - он старался быть очень любезен.

    • Плевать! Пишите: Бидович Валерия Евгеньевна, семидесятого года рождения. Замужем, двое детей. Все?

    • Мне нужно задать еще один неприятный вопрос: кем приходился Вам покойный?

    • Кто? – переспросила Лера.

    • Ну, господин Неписьменный…

    • Не кажется ли вам, что ваш вопрос не совсем уместен? Мы никогда не скрывали своих отношений.

    • Вот уже и муж появился… - словно между прочим заметил следователь.

    • Оставьте свои версии при себе! – резко оборвала его Лера. – Нестор перед смертью сказал, что его вышибли из игры, и что политические заказы никогда не бывают раскрыты. Так что успокойтесь и запишите на свой счет, как это у вас называется, «висяк», кажется.

    • Что он еще сказал перед смертью?

    • Ничего, - соврала Лера.

Врач по-прежнему стоял рядом. Наконец, он не выдержал и пришел Лере на помощь.

- Вы бы хоть поинтересовались, чем его убили, - с укором обратился он к следователю.



    • И чем?

    • Олеанином. Он содержится в комнатном растении олеандре. Иногда в малых дозах используется как лекарство для стимулирования деятельности сердечной мышцы. Элементарно! Скорее всего, он выпил чай, заваренный на листьях олеандра, за ужином в ресторане, так что действительно весьма сомнителен личный след уязвленного мужа или потенциальных наследников. Вряд ли вы найдете человека, который сегодня вечером заварил этот чай.

    • «Висяк»? – усмехнулся следователь.

    • Вам виднее, - заключил врач.

    • А откуда вы разбираетесь в ядах? – на всякий случай поинтересовался следователь.

    • Растительные яды и их действие на организм человека – тема моей кандидатской диссертации. Когда два года назад я посмотрел фильм «Белый олеандр», заинтересовался, что же за яд использовала главная героиня, ну, и немножко подчитал о нем. Кажется, в этом нет никакого криминала?

Следователь отрицательно покачал головой. Они с Лерой попрощались с доктором и пошли по коридору к выходу. Доктор тускло смотрел им вслед, пока они не закрыли за собой дверь. Он видел много смертей, но к таким глупым, как эта, он так и не смог привыкнуть. Как же нужно было ненавидеть человека, чтобы вот так просто лишить его жизни и любви. В этот момент врач подумал о женщине, которая сухими невидящими глазами смотрела на белую дверь операционной и отчаянно сжимала в руках красные перчатки.

На улице по-прежнему мело.



    • Вас подвезти? - любезно предложил следователь.

    • Если можно. У меня нет сил, даже вызвать такси.

Она села в милицейскую «Тойоту «Короллу». Следователь еще несколько минут сметал с нее снег. Наконец, он сел за руль.

    • И куда вас везти? – вздохнул следователь.

    • Домой, - и она назвала адрес своего офиса.




<< предыдущая страница   следующая страница >>



Несчастье, как и набожность, может войти в привычку. Грэм Грин
ещё >>