Дороти Сток Витакер - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Действующие лица: Дороти Джексон, социальный работник Фред Миллер... 5 755.77kb.
Литература Витакер К., Бамберри В. «Танцы с семьей. Символический... 1 12.7kb.
Дороти Карнеги Как помочь мужу преуспеть в деле 10 1447.23kb.
W. W. Norton & Company New York Карл Витакер 16 2810.73kb.
№ мк-1854. 2009. 5 «Подземный сток, как один из факторов загрязнения... 1 20.93kb.
«Реки в Океане» Приложение 4 1 27.52kb.
Влияние особенностей водосборов на зимний сток рек Устьянского бассейна... 1 23.53kb.
Дороти бейкер 1 30.41kb.
Дороти Сэйерс Английский детективный роман 1 201.25kb.
Г. И. Рычагов, В. Н. Коротаев, А. В. Чернов история формирования... 1 183.12kb.
Дороти бейкер (1898 – 1954) 1 30.89kb.
Гери Чепмен Пять языков любви 11 2029.32kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Дороти Сток Витакер - страница №1/22


Дороти Сток Витакер


ГРУППЫ КАК ИНСТРУМЕНТ

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ


Перевод с английского В.П. Чурсина

под редакцией Е.Л. Михайловой и И.В. Федорус



Dorothy Stock Whitaker

USING GROUPS TO HELP PEOPLE



Москва

Независимая фирма “Класс”

2000

УДК 615.851

ББК 53.57

В 54


Витакер Д.С.

В 54 Группы как инструмент психологической помощи/Пер. с англ. В.П. Чурсина. — М.: Не­зави­симая фир­ма “Класс”, 2000. — 432 с. — (Библиотека психологии и психотерапии, вып. 77).



ISBN 5-86375-125-8 (РФ)

Это самое полное руководство по работе с группами психологической помощи разным контингентам участников. Зачастую стиль ведения и механизмы таких групп отличаются от того, что принято понимать под групповой психотерапией. В книге подробно рассматривается весь процесс организации и проведения групп психологической помощи — от момента возникновения идеи до размышлений об итогах завершенной работы. С какими бы группами ни имел дело читатель, он найдет здесь конкретные подсказки, процедуры проектирования и анализа своей деятельности, а также — что особенно ценно — множество ответов на вопросы и сомнения, неизбежно возникающие при подготовке и проведении самых разных групп.

Книга адресована психологам-клиницистам, социальным работникам, психиатрам, супервизорам, младшему медицинскому персоналу психиатрических клиник и всем, кто планирует и ведет малые группы, цель которых — помочь тем, кто в них участвует.

Главный редактор и издатель серии Л.М. Кроль

Научный консультант серии Е.Л. Михайлова

Публикуется на русском языке с разрешения издательства Routledge и его представителя Геллы Якобсон.
ISBN 0-415-04283-6 (Great Britain)

ISBN 5-86375-117-7 (РФ)


© 1985, Dorothy Stock Whitaker

© 1989, Routledge

© 2000, Независимая фирма “Класс”, издание, оформление

© 2000, В.П. Чурсин, перевод на русский язык

© 2000, Л.М. Кроль, Е.Л. Михайлова, предисловие

© 2000, В.Э. Королев, обложка

www.kroll.igisp.ru

Купи книгу “У КРОЛЯ”


Исключительное право публикации на русском языке принадлежит издательству “Независимая фирма “Класс”. Выпуск произведения или его фрагментов без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону.


Нужны ли мы нам?

Я встал и подошел к зеркалу. Я не увидел своего отражения. В мутном стекле отражалась занавеска, угол печи и вообще много вещей. Но меня в нем не было.

В чем дело? — спросил голос. — Есть вопросы?

Кто это говорит? — спросил я, заглядывая за зеркало. За зеркалом было много пыли и дохлых пауков.

А. и Б. Стругацкие “Понедельник начинается в субботу”


Книга Дороти Сток Витакер традиционна и полезна, как английская овсянка. Возможно, в этом отражается окончательное превращение психотерапевтических (и схожих с ними по задачам) групп в нечто обыденное, понятное, практичное и — никуда не денешься — существующее в рамках. В границах, в контексте, в системах координат. Чуть не треть книги посвящена тому, как “вписать” свой план проведения группы в реальность. Немаловажная часть этой реальности — структура, которая “заказывает музыку”. Рабочая модель подбирается так, чтобы и группа могла жить и дышать в организации, и в то же время не взорвала оную (частная практика и лично возглавляемые центры, где все это может происходить, — не исключение).

Мысль вполне земная, неизбежно знакомая каждому, кто вел разные группы — в клинике и сам по себе, “за идею” и за хорошие деньги, для “ищущих себя” и для топ-менеджмента в серьезной фирме... Вопросы границ, целей, безопасности и эффективности возникают в любом случае. Эта книга полна подсказок о том, когда и как их лучше себе задавать, чтобы два плюс два равнялось четырем — хотя бы время от времени. Иными словами, она о грамотных способах подтверждения азбучных истин — тех, которые первое профессиональное поколение российских “групповиков” открывало самостоятельно.

Чаще всего мы начинали догадываться о существовании какого-нибудь правила, неоднократно и варварски его нарушив, кое-как расхлебав последствия, и — иногда годы спустя — обнаруживали, что в мире полным-полно инструкций, где на языке разных теорий объясняется, почему вот за это колечко на такой круглой железяке дергать просто так не стоит. Взять хоть “самопальные” группы личностного роста из себя самих и своих знакомых, марафоны по трое суток, “терапевтические интервенции” на тренингах продаж и многое еще, что в свое время стоило “волшебникам-недоучкам” и их клиентам сил, времени, денег, отношений...

Это был, как нынче говорят, “интересный опыт”. Азы групповой техники безопасности и критерии успешной работы постигались “методом большого болота” — это когда тропинку ищут без карты, по принципу “пан или пропал” и желательно в темноте. В первый день, на первом рабочем месте одному из авторов этих строк было сказано: “А, молодой специалист. Бери группу, займи их до 17.30, потом тебя сменят”. — “?!” — “Да ладно, хуже, чем от таблеток, им все равно не будет. Иди давай, работай”. А вы говорите — границы...

И работали, и научились. Удивительно ли, что эта книга вызывает у опытных “групповиков” смешанные чувства: да, полезно, разумно, но зачем так подробно о само собой разумеющихся вещах? Мы так и не полюбили прописи, хотя большинство уже замечено даже в их сочинительстве. Но начинали-то в свое время как андеграунд, как носители контркультуры, противопоставленной официальной (медицинской или педагогической) модели — и дело наше было вызывающее, лихое и очень-очень личное. Нынешнее же поколение молодых профессионалов не склонно изобретать велосипеды, а хочет знать их торговые марки, технические возможности, в пределах разумного — устройство, а главное — хорошо ими пользоваться.

Иначе и не может быть, поскольку групповая традиция всегда была зеркалом более широких контекстов и, при всей своей специфике, существует во множестве других отражений, проявляет их и усиливает. Ведь сегодня никого не заставишь читать ночью слепой ксерокс с потерянными первыми страницами, и уже нема дурных переводить “с листа” в кругу таких же фанатов то, что и так завтра издадут. Сегодня проблема не столько в том, чтобы добыть хоть что-нибудь, сколько в том, чтобы выбрать из разного — подходящее. Партизанские действия, похоже, окончены, и ветераны отечественной групповой психотерапии могут писать мемуары, но... кто будет их читать? Ведь опыт, в отличие от знания, прямой трансляции не подлежит...

В свое время люди, приходившие в частные психотерапевтические группы, были чаще всего “социально близкими”, то есть, по ключевому признаку тех лет, читали с нами примерно одни и те же книжки. Понятно, что на таких основаниях может существовать клуб, но не профессия: без расширения круга потенциальных клиентов, без появления “критической массы” людей, которым реально помогли в группах и которые могут об этом рассказать хотя бы своим знакомым, профессионалам тоже будет не из чего выбирать. И, разумеется, среди участников новых групп будут не только “русские яппи”, но “матери глухонемых детей” из примера Дороти Витакер и тяжелые контингенты вроде родственников безнадежных больных, и странные, и сами не знающие, чего хотят, и знающие это слишком хорошо...

Когда групповая психотерапия займет в нашей культуре то достойное место, которое занимает во всем мире, ситуация станет до какой-то степени сопоставимой с тем, что описано в этой книге. А именно: есть цель — помощь такому-то контингенту в решении такой-то проблемы. Есть условия ее достижения, без учета которых и браться за дело не стоит. И есть тысячи обученных профессионалов, которые в каждом случае делают — шаг за шагом — свой выбор: в какой модели, в одиночку или с ко-терапевтом, на основании какого контракта.

И тогда окончательно укоренится представление об обычности, даже заурядности этой работы — видимо, ее станут именовать “услугой”. И неизбежно размножатся упрощенные, “фельдшерские” варианты (которым, кстати, еще придется кого-то учить). И все мы глубоко прочувствуем, что заказчику тоже есть из чего выбирать, и он выбирает не обязательно самое тонкое, глубокое и авторское. И, видимо, придется в который раз искать какие-то другие слова, чтобы свою работу описывать, рекламировать, продавать...

Но каждый, кто изнутри соприкоснулся с удивительным миром групп, кто путешествовал в зеркальном лабиринте и снова и снова проживал вместе с участниками это “обыкновенное чудо”, знает, что дело того стоит. Времена сказок “для научных работников младшего возраста” безвозвратно миновали, раскавыченные цитаты и то никто не узнает, и все же — да здравствует понедельник...


Леонид Кроль

Екатерина Михайлова

ПРЕДИСЛОВИЕ

Я надеюсь, что эта книга найдет свое практическое применение. Она написана для психологов-клиницистов, социальных работников, психиатров, супервизоров, младшего медицинского персонала психиатрических клиник и всех тех, кто планирует и ведет малые группы, цель которых — помочь тем, кто в них участвует. Люди, являющиеся членами групп психологической помощи, находятся в различных ситуациях, имеют различные интересы и обладают собственными уникальными ресурсами. Среди них — люди, пребывающие в состоянии постоянного беспокойства или депрессии, хронические душевнобольные, малолетние правонарушители, жертвы несчастного случая, люди, переживающие какой-либо сложный переходный период своей жизни... На многих из них группа может оказать благотворное влияние, но все же она не является универсальным средством оказания помощи. Вопрос о том, какой тип группы подходит каждой конкретной личности, и является темой данной книги.

Настоящая книга была задумана для тех, кто планирует и руководит группами. Поэтому и написана она с позиций ведущего. Каковы цель создания группы и задачи, стоящие перед ней? Каким образом ведущий групп может лучше всего понять то, что он слышит или видит, и как это следует использовать в качестве основы предпринимаемых действий? Что есть группа в целом: каковы ее особые характеристики, какие возможности она предоставляет в качестве средства психологической помощи и каков риск и опасность, сопряженные с ней? Каким образом руководитель группы может лучше всего наблюдать за группой и судить о ее эффективности?

Структура книги охватывает все разнообразие пациентов, весь спектр рабочей обстановки и отражает различные уровни профессиональной подготовки тех, кто призван такую помощь оказывать. Прежде всего я имела в виду решения и задачи, являющиеся неотъемлемой частью планирования и ведения любой группы. Независимо от контингента пациентов, от обстановки, от уровня профессиональной подготовки или богатства жизненного опыта, любому, кто берется руководить психотерапевтической группой, приходится решать один и тот же круг задач, связанных с подбором подходящей группы, ее ведением, постоянным изучением протекающих в ней процессов и приобретением новых знаний на основе накопленного опыта.

Так, в первой главе излагается совокупность задач и принимаемых решений. При этом делается различие между теми, которые, будучи однажды осуществлены, сохраняются в неизменном виде, и теми, что требуют дальнейшей доработки на основе новой информации, полученной в процессе работы.

Внимание, уделяемое этому вопросу, позволяет с полной определенностью и во всех деталях показать, с чем именно сопряжено планирование и руководство группой. Оно может также удержать и от того заблуждения, что какие-то решения являются заранее определенными и неизменными, и не позволяет забывать о необходимости самостоятельно принимать решения. Знание того обстоятельства, что решения должны быть приняты, а задачи решены, само по себе не является достаточным. Помимо этого требуются также указания, каким решениям и линиям действия (из числа возможных) следует отдать предпочтение. По моему мнению, такие указания могут быть наилучшим образом даны, если четко обозначить круг решаемых задач и ясно понимать особую природу группы как средства психологической помощи.

В соответствии с определением, цель — это “то, ради чего все совершается или делается”; а целевой — это “действующий или производимый в соответствии с осознанной целью или планом”. При планировании и ведении группы необходимо иметь ясное представление о конечном результате, т.е. о том, чего вы надеетесь достичь, чтобы правильно оценить, находитесь ли вы в каждый конкретный момент на правильном пути, а также чтобы правильно распознать конечный результат. Таким образом, при планировании и ведении группы необходимо мыслить в терминах целей: общей цели, которую вы перед собой ставите, взявшись за ведение группы, и тех частных и вспомогательных целей, следование которым будет способствовать достижению общей цели.

По определению, первоочередная и всеобъемлющая цель любого ведущего группы психологической помощи заключается в том, чтобы принести пользу ее членам. Для этого необходимо одновременно использовать возникающие в ней ситуации и работать таким образом, чтобы группа все время оставалась позитивным средством помощи (а не просто нейтральной, и уж тем более травмирующей средой). Этим определяются две частные цели. Другие, более специфические по характеру, частные и вспомогательные цели определяются конкретными решениями и задачами на последовательных этапах планирования и ведения групп.

Таким образом, идея цели красной нитью проходит через всю книгу. Впервые она неизбежно возникает в первой главе. На ее основе формируются общая и вспомогательные цели. Ссылки на них производятся и в последующих главах, где детально рассматривается последовательность задач и их решений.

Поскольку сама группа и переживаемый в ней опыт являются средством достижения поставленных целей, понимание данного обстоятельства позволяет правильно ориентироваться в процессе принятия решений. Следует постоянно быть начеку в отношении того, что может произойти в группе: каковы последствия этого события; каково положение, которое пациенты стараются занять или вынуждены занимать под давлением извне, и парные взаимоотношения; способен ли руководитель группы влиять на ход событий и находить им применение.

Глава вторая посвящена рассмотрению группы как средства оказания психологической помощи. В последующих главах мы вновь вернемся к изучению взаимосвязей между группой, индивидуумом и парами в рамках группы при рассмотрении задач и их решений — в процессе планирования, когда попытаемся предвидеть воздействие спланированных решений на деятельность группы в последующем и на текущую жизнь группы. При этом не следует забывать, что общая цель — принести пользу членам группы — должна быть достигнута как можно полнее.

В последующих главах подробно рассматривается ряд решений, связанных с планированием (главы с третьей по седьмую; часть II); фактическое поведение группы в период становления, устойчивого существования и завершения. Особое внимание уделено истолкованию всего, что мы видим и слышим во время сеансов, а также нашему собственному положению в группе (главы с восьмой по четырнадцатую, часть III). И, наконец, в книге подробно исследуется то, что можно ретроспективно узнать, проводя обзор группы уже после завершения ее существования (глава пятнадцатая, часть IV).

Настоящее издание задумано прежде всего как практическое руководство (что ранее уже было отмечено, а практик никак не может обойтись без теории. Следовательно, практик, желающий использовать предоставляющиеся ему возможности успешно обходить препятствия, предупреждать или быстро исправлять ошибки, нуждается в определенных концепциях и тщательно проработанных схемах, служащих пониманию того, что он видит и слышит, предвидению наиболее вероятных последствий данного конкретного образа действий и осознания всей важности последствий, коль скоро таковые действия были предприняты. Я старалась не злоупотреблять терпением читателя при изложении теоретических основ, знакомя его с конкретными понятиями или более тщательно разработанными моделями лишь тогда, когда они могли быть полезны для истолкования сложной совокупности событий и выбора конкретных действий из ряда возможных альтернатив. Ввиду того, что оценка контингента предполагаемой группы является необходимой основой планирования, я предложила для этих целей способ разделения различных контингентов по категориям. Некоторые понятия, призванные помочь наметить последующие полезные шаги, должны оказать благоприятный эффект на пациентов.

Далее, при рассмотрении рабочей обстановки, в условиях которой будет осуществляться ведение группы, я использую анализ силового поля по методу Левина. В качестве основы фактического ведения группы я рассматриваю характер и уровень понимания отдельной личности, которые каждый волен творчески развивать применительно к группам различного характера. Я довольно рано ввожу идеи фокального конфликта группы (в конце второй главы), поскольку ловлю себя на том, что так или иначе постоянно мыслю в данных категориях и не хочу делать из этого тайны. Я нахожу это полезной основой для понимания явлений на уровне группы — основой, пригодной практически для всех видов групп. Модель центрального (фокального) конфликта Френча применительно к пониманию отдельного индивидуума вводится позднее (восьмая глава), поскольку вместе с теорией фокального конфликта группы (group focal conflict theory) она может способствовать пониманию взаимосвязей между динамикой индивидуума и динамикой группы в некоторых видах групп. Я постаралась свести к минимуму всю специальную терминологию и пользовалась ею только в тех случаях, когда описание обычным языком могло оказаться слишком пространным или не способным точно передать всю суть явления. Большая часть книги, как я надеюсь, изложена простым языком. Профессиональный язык в процессе последующего обсуждения и при использовании иллюстративного материала также станет вполне доступен чита­телю.

Мне хотелось бы, чтобы книга оказалась полезной как малоопытным, так и умудренным опытом людям; людям, работающим в одиночку, и тем, кто имеет возможность поделиться мыслями со своими коллегами; людям, отвечающим не только за планирование и ведение малых групп, но и тем, на кого возложена ответственность за программы, где малая группа лишь одна из составных частей; практикующим специалистам, а также учителям и руководителям производственных подразделений.

С этой целью в конце почти каждой главы я привожу несколько тренировочных упражнений, цель которых — помочь читателю закрепить знания и специальные навыки, рассмотренные в данной главе. Кроме того, для каждой главы приводится список рекомендуемой литературы. Его не следует рассматривать как полный и всеобъемлющий перечень литературных источников. Это лишь рекомендуемый круг чтения, призванный способствовать более глубокому пониманию рассмотренных вопросов.

Я испытывала определенные трудности с терминологией. Люди, посвятившие себя профессиям, призванным облегчать жизнь другим, называются по-разному: психотерапевтами, руководителями, лидерами, супервизорами. И я хотела, чтобы эта книга была обращена к каждому из них. Поэтому я часто использую слова супервизор или психотерапевт, употребляю какое-либо иное сочетание терминов, но чаще всего прибегаю к более общему термину — руководитель. Подобным же образом, дабы избежать слишком часто повторяющихся перечислений с упоминанием пациентов, жителей и других, я равнозначно употребляю термины участник и член группы.

Некоторые затруднения вышли у меня и с местоимениями. В настоящее время я занимаюсь подготовкой социальных работников и имею дело главным образом с молодежью в возрасте двадцати — двадцати с небольшим лет. Поэтому мне хорошо известно, как обижаются молодые женщины, когда постоянно говорится он и ему. Тем не менее я не смогла заставить себя постоянно отягощать язык такими связками, как он или она, его или ее или, что хуже всего, он/-а. Я пользовалась исключительно местоимениями мужского рода, что для меня вполне привычно, и надеюсь что те, кто слишком чувствителен в этом отношении, поймет, что это делается исключительно из соображений удобства.



1. Необходимые решения

и задачи в процессе

планирования и ведения групп

Рассмотрим следующие ситуации.

Матери малолетних умственно отсталых детей приводят их для амбулаторного освидетельствования. К своему положению эти матери относятся по-разному: от совершенного отчаяния до полного самообладания. Круг жизненных проблем, стоящих перед ними, также совершенно различен.

В группе детей, которым вот-вот предстоит перейти в большую среднюю школу из маленькой, по-домашнему устроенной, имеется четверо или пятеро таких учеников, которым, по мнению учителей, подобный переход покажется чрезвычайно сложным.

Некоторые душевнобольные, долгое время находившиеся на лечении, более не проявляют активных признаков психического расстройства и рассматриваются в качестве потенциально способных к жизни в обществе. Однако же они либо успели утратить, либо никогда не имели возможности приобрести такие совершенно обычные житейские навыки, как пользование общественным транспортом, приготовление пищи или совершение необходимых покупок.

Определенное число пациентов, постоянно испытывающих состояние беспокойства или депрессии, обращаются в амбулаторию с просьбой провести для них курс психотерапии. Они адекватно функционируют — в том смысле, что хорошо справляются со своей работой и живут в семье, но в то же время испытывают постоянное беспокойство или депрессию и разочарованы в жизни.

Социальным работникам известны случаи, когда безработные, физически неполноценные, но в остальном совершенно здоровые молодые люди, живут со своей семьей, но находятся в социальной изоляции и редко выходят из дома.

Младший медицинский персонал, врачи и социальные работники в области здравоохранения испытывают сильную тревогу в отношении жертв несчастных случаев с непоправимыми физическими увечьями (потерявших конечности, обезображенных в результате ожогов). Эти пациенты готовы выписаться из госпиталя, после того как медицина сделала для них все возможное, но медицинский персонал прекрасно понимает: после выписки им придется столкнуться с множеством житейских и личных проблем.

Некоторые юные правонарушители в возрасте от 15 до 17 лет, отпущенные на поруки, живут дома. Шефствующие над ними офицеры полиции осознают, что они постоянно подвержены риску вновь нарушить закон. Им также известно и о других подростках, которые еще не совершили никаких правонарушений, но постоянно рискуют оступиться.

На основе историй болезни выявлено пять или шесть матерей, подозреваемых в причинении физического вреда своим малолетним детям. Они направлены в агентство социальной помощи. Женщины не считают, что они вообще нуждаются в какой-либо помощи.

Известно, что жены некоторых заключенных со средними сроками наказания испытывают эмоциональный упадок и денежные затруд­нения.

В приведенных примерах каждая мать, каждый школьник, каждый пациент с длительным сроком пребывания в больнице является представителем определенного контингента лиц, находящихся в аналогичных условиях. Каждому из них мог бы пойти на пользу опыт общения в какой-либо малой группе, хотя совершенно ясно, что один и тот же тип группы не может подойти для всех.

Малая группа служит эффективным средством психологической помощи, если она тщательно спланирована с учетом конкретных обстоятельств и запросов ее потенциальных членов и ведется таким образом, чтобы наращивать свой потенциал в качестве средства психологической поддержки. Оптимальная численность подобной группы — от шести-семи до двенадцати или пятнадцати человек. Она не должна быть слишком маленькой, поскольку иначе не сможет проявиться та групповая и интерактивная динамика, которая является главным достоинством группы в качестве средства оказания психологической помощи. Если группа слишком большая, то в этом случае исчезает потенциальная возможность прямого межличностного взаимодействия. Как правило, к группе прикрепляются один или несколько человек, на которых возлагается особая ответственность за ее ведение. Руководитель группы, в зависимости от конкретных условий и профессиональной подготовки, может называться психотерапевтом, социальным работником, фасилитатором, ведущим, супервизором, лидером и т.д. Члены группы, в зависимости от конкретных условий, называются клиентами, пациентами, участниками и т.д. Небольшая группа — гибкий инструмент и может планироваться в расчете на открытую дискуссию, тематическую дискуссию, совместную деятельность, упражнения и игры, либо на сочетание всего вышеуказанного.

Независимо от контингента, которому вы хотите оказать содействие, и условий, в которых это происходит, необходимо принять определенный круг решений и выполнить конкретный ряд задач, если вы хотите подобрать подходящую группу и вести ее с наибольшей пользой. Например, если психотерапевт, социальный работник или лидер собирается работать с группой, ему необходимо решить, каким образом подобрать группу, с которой он будет работать. Каждый, кто собирается работать с группой, должен заранее продумать, как именно он намерен помочь ее потенциальным членам. Именно этим определяются критерии, на основе которых комплектуется подходящая группа и в дальнейшем оценивается ее эффективность. Прежде чем приступить к работе с группой, психотерапевт или социальный работник должен решить, где будет собираться группа; какова продолжительность сессий; станет ли группа вести открытую или тематическую дискуссию или начнет осуществлять взаимодействие на основе каких-то общих занятий; стоит ли привлекать потенциальных членов группы к планированию, и если да, то каким образом; и т.д. После того как группа начала встречаться, психотерапевт или социальный работник сталкивается с постоянной необходимостью реагировать на происходящие события, решая для себя: когда следует что-то сказать, а когда — сохранить молчание; что сказать или что сделать, когда происходит нечто заслуживающее внимания, и как определить, заслуживает ли это внимания или нет; как поступить, когда назревает проблема или кризис; что делать, если понимаешь, что допустил ошибку; что делать, когда возникает вопрос о роспуске группы, и многое другое. Определенные решения и задачи связаны с контекстом: что и когда сказать коллегам о группе; что делать, если условия работы оказались неблагоприятными для ведения группы. В самом совершенном из миров человеку, который берется за ведение группы, следует с самых первых шагов заняться планированием, хотя он может, а в большинстве ситуаций и должен консультироваться с другими. В этом случае предполагаемый руководитель группы получает возможность наилучшим образом продумать то, как он будет выполнять свою задачу, составить себе четкое представление о том, к чему он стремится, и наглядно представить, какого рода опыт групповой работы в наибольшей степени подойдет тем, с кем он собирается работать. Мне хорошо известно, что не всегда все получается именно так и что при определенных обстоятельствах группа может быть спланирована одними людьми, а затем “передана” для ведения кому-то еще. Этого нельзя допускать, и любой, для кого возникла угроза оказаться в подобном положении, должен изо всех сил добиваться своего участия в планировании или, по крайней мере, в ознакомлении со всеми решениями, принятыми в процессе планирования еще до того, как группа начнет встречаться.

В настоящей главе я конкретизирую процесс принятия решений и реализацию задач, связанных с планированием и ведением группы, расположив их в таком порядке, чтобы каждый мог видеть, что необходимо решить и проработать на ранних этапах, а что позднее, что от чего зависит и чем определяется, какие из однажды принятых решений остаются неизменными и служат исходным материалом для последующих, а какие требуют пересмотра, а иногда и изменений в свете новой или расширенной информации. Обсуждаемые решения и задачи относятся к планированию, ведению и оценке группы и ее воздействию на своих членов и окружающих.

Термины “решения” и “задачи” подразумевают взвешенное и осознанное намерение. Разумеется, не все действия психотерапевта, руководителя или работающего с группой носят подобный характер. Некоторые решения и действия основаны на взвешенном и точном мышлении в терминах какой-либо исходной причины. Некоторые решения являются следствием накопленного практического опыта и могут приниматься на основе глубокого внутреннего ощущения, что “это нужно сделать вот так”. Некоторые же действия происходят совершенно спонтанно, на основе интуиции или под давлением внезапно сложившихся обстоятельств. Именно во время групповых сеансов многие из вмешательств психотерапевта или работающего с группой являются совершенно спонтанными по своему характеру. Желая одновременно признать неизбежность — а часто и огромную творческую силу спонтанных решений и действий, — я убеждена в том, что если групповые психотерапевты, руководители и работающие с группами осознают необходимость и продумывают решения и задачи, связанные с планированием и ведением групп, то скорее всего как запланированные, так и спонтанные решения и действия будут приносить пользу, а ошибок удастся избежать.

Внимательное отношение к планированию послужит тому, что группой будет легко управлять и она обогатит полезным и ценным опытом всех, кто с ней связан. В противном же случае может получиться так, что группа не принесет никакой пользы своим членам, станет нефункциональна, поведет к стрессовым ситуациям или даже будет полностью обречена на провал. Порой из-за нетерпения работающего с группой или психотерапевта приступить к делу планирование осуществляется весьма небрежно. Это нередко приводит к проблемам, которых можно было бы избежать.

Первоочередным решением при планировании является следующее.




следующая страница >>



Либо вы часть решения, либо вы часть проблемы. Элдридж Кливер
ещё >>