Джон дж. Робинсон тропа пилигрима путь одного человека - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Жизнь монаха 1 224.46kb.
Джон Стит Пембертон, бывший офицер американской Армии конфедерации... 1 84.87kb.
Тропа здоровья” “Тропа здоровья” 1 49.47kb.
Хосе Мария Санчес-Сильва Марселино Хлеб-и-Вино Большое путешествие... 8 1304.37kb.
Ричард По Четвертая волна, или Сетевой маркетинг в XXI веке Предисловие... 15 4173.92kb.
Учебная экологическая тропа основные требования к учебной экологической... 1 387.8kb.
Джон Максвелл Тейлор я есть — и в этом сила. Встать на путь просветленного... 14 3455.87kb.
Богородская тропа 2012 1 82.68kb.
Формирование у школьников общелогических умений на уроках математики... 1 106.56kb.
Программа «Экологическая тропа и изучение видового разнообразия растений... 1 70.11kb.
Джон Уотсон удерживание видимых телесных навыков, или «память»1 Уотсон... 1 83.32kb.
Разработка стратегии Введение Эволюция подходов к разработке стратегии... 7 892.22kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Джон дж. Робинсон тропа пилигрима путь одного человека - страница №1/19





ДЖОН ДЖ. РОБИНСОН

ТРОПА
ПИЛИГРИМА


ПУТЬ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА

К МАСОНСКОМУ ХРАМУ



НЬЮ-ЙОРК

1993

Перевод с английского и примечания в тексте Е.Л.Кузьмишина, © 1997

СОДЕРЖАНИЕ



Предисловие 4

1. Знакомство 4

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 10

Что такое “масон” ? 10

Свобода на кончике пера 16

Франкмасонство — это такая религия? 22

Альберт Пайк и Звезда-Денница 27

Фальсификатор 31

Великий Могол Прессы 37

Гнев фундаменталистов 44

ОБВИНЕНИЕ: “НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ОДНОГО БОГА ДЛЯ ВСЕХ РЕЛИГИЙ”. 46

ОБВИНЕНИЕ: “ФРАНКМАСОНЫ НАЗЫВАЮТ ВСЕХ ЧЛЕНОВ СВОЕГО ОБЩЕСТВА ‘БРАТЬЯМИ’, ОДНАКО В ПИСАНИИ СКАЗАНО, ЧТО НЕТ ИНОГО БРАТСТВА, КРОМЕ КАК ВО ХРИСТЕ. СООТВЕТСТВЕННО, ФРАНКМАСОНСТВО ПРОТИВНО ХРИСТИАНСТВУ”. 46

ОБВИНЕНИЕ: “ФРАНКМАСОНСТВО ОБЕЩАЕТ СПАСЕНИЕ ПУТЕМ ДОБРОСОВЕСТНОГО ТРУДА, А ВЕДЬ ЭТО ЛОЖЬ. СПАСЕН БУДЕТ ТОЛЬКО ТОТ, КТО ПРИНИМАЕТ ИИСУСА ХРИСТА КАК СВОЕГО ЛИЧНОГО СПАСИТЕЛЯ, А ДОБРОСОВЕСТНЫЙ ТРУД С ЭТИМ НИКАК НЕ СВЯЗАН”. 47

Конвент баптистов Юга 51

Врач-фанатик 57

ЧАСТЬ ВТОРАЯ 66

Происхождение масонства 66

Это — тайна... 70

“И не говорите со мной о переменах!” 75

Папка масонских идей 81

Общие корни масонства 86

“Ибо тот угоден Богу, кто дает с радостью...” 91

“Так да светит свет ваш...” 96

Решение 100



Эта книга посвящается каждому новому

кандидату, готовящемуся стать Учеником

Вольным Каменщиком во все грядущие века.

Предисловие


Мне часто приходится встречаться с группами масонов по всей стране. И меня часто спрашивают там, когда я соберусь написать новую книгу о масонстве, хотя у меня самого этого не было в планах. Сам я считал себя писателем-историком, а не масоноведом.

Однако в последнее время я стал спрашивать масонов, о чем, они сами хотели бы прочесть в такой книге. Ответы были многочисленными и разнообразными. Очень многие хотели бы прочесть о противниках масонства. Почему они ненавидят франкмасонство? Каковы их претензии к нему и как масонам отвечать на них? Другие хотели бы узнать о взаимоотношениях масонства и общественности. Какие вопросы задают не-масоны, когда они звонят на радио- и телевизионные шоу, посвященные Братству? Есть ли у меня какое-нибудь собственное мнение относительно намечающегося спада в посвящении новых членов Братства? Интересуется ли общественность масонством вообще?

Размышляя над ответами на эти и на множество других вопросов, я понял, что путешествуя по стране и проводя беседуя о своих книгах и просто о масонстве, я набрался достаточно опыта и обрел достаточно глубокое понимание различных сторон, проблем масонства и заблуждений относительно него, которые существуют совершенно реально, как внутри Братства, так и в окружающем его мире. Голос рассудка говорит мне, что весь этот опыт и все эти мысли пропадут впустую, если я не найду способа поделиться ими с другими. Мне остается только надеяться на то, что эта небольшая книга предоставит ответы на некоторые из этих вопросов, предложит решения для некоторых из этих проблем, как я их понимаю, и возможно, предоставит вниманию масонов некоторую информацию к размышлениям.

Не-масонам, которые решат прочесть эту книгу, она предоставит возможность нового взгляда на это древнейшее и величайшее просветительное общество.

Часто мне задают — явно или скрыто — такой вопрос: “А если конкретно, каковы границы вашей компетенции?”. И обычно я отвечаю: “Я признан всем миром в качестве крупнейшего авторитета в области моего собственного мнения... и ничего больше”.

К этому обычному ответу я ничего не могу добавить, так что примите к сведению то, что если в этой книге я прихожу к какому-либо выводу, привожу то или иное суждение, или даже просто отваживаюсь на какое-то предположение, то все они исходят отнюдь не из бездонного колодца моей непогрешимой мудрости. Все, что следует далее, — это просто личное мнение одного отдельно взятого человека, основанное только и лишь на личном опыте этого отдельно взятого человека в мире масонства.


1. Знакомство


Я занимаюсь изучением масонства вот уже десять лет, но до сих пор считаю себя школяром. И я отлично усвоил истину, которую рано или поздно усваивает любой школяр: стоит только открыть одну дверь, как за ней окажется дюжина новых.

Известно, что с тех пор как масонство открылось широкой общественности в 1717 году в Лондоне, оно успело стать предметом более пятнадцати тысяч печатных работ. Целеустремленный исследователь мог бы предпринять попытку узнать все, что известно о масонстве, решил прочитывать по одной книге на эту тему ежедневно. Трудность этого заключается в том, что данное начинание потребовало бы для своего завершение 137 лет, а за это время вышла бы еще пара тысяч новых книг о масонстве. Так что все это просто невозможно.

Всегда следует помнить о том, что до 1717 года не выходило почти совсем никаких печатных или рукописных источников об истинном, древнем франкмасонстве, чего, в принципе, вполне можно было ожидать от общества, которое поклялось ничего из своих таинств не предавать бумаге. Это, естественно, оставило широчайшие возможности для разнообразных спекуляций, для воображения, которые чаще всего использовались для разглагольствований о простых и “причесанных” добродетелях — таких, как милосердие и братство — и поучения им. Это не ново.

Книги по теологии гораздо многочисленнее книг по масонству, потому что на протяжении более чем двух тысяч лет находились люди, считающие себя вправе разъяснять всем прочим, что именно хотел сказать Христос в Нагорной Проповеди, или каковы потаенные смыслы Золотого Сечения. Трудно представить себе, что Христос, закончив Проповедь, спустился с горы, оставив на ней четверых своих учеников, чтобы они объясняли народу, например, эзотерический смысл притчи о добром самаритянине.

Лично для меня идея франкмасонства ясна и понятна, и мне нравится то, что я вижу. Всегда остается возможным, и даже вероятным, что мое понимание масонства ограничено моим неполным знанием о нем, а особенно отсутствием у меня того эмоционального подъема, который, несомненно, был бы у меня, будь я сам масоном. Что у меня уже есть, это некоторые наблюдения и соображения, которыми я хотел бы поделиться для того, чтобы передать дальше уникальный опыт общения с не-масонами по всей нашей стране. Мне довелось разговаривать с сыновьями, дочерьми и женами масонов, с работниками масонских благотворительных организаций, а также с пытливыми умами, которые не имеют ну просто никаких связей с масонством, однако хотели бы узнать о нем побольше. Также я разговаривал с антимасонскими фундаменталистами, которые считают франкмасонство отдельной сатанинской сектой. Меня даже публично именовали посланником Сатаны за то, что я выступал в защиту масонского Ордена. Конечно, часть Света, который снизошел на меня за все время моих исследований, иногда дает и тень, но я рад, что я испытал все это.

Кроме того, мне представилась возможность обсудить масонство с представителями всевозможных масонских организаций, включая Великие Ложи, Шотландский Устав, Йоркский Устав, Союзные масонские градусы, “Святилище” и пр., как в нашей стране, так и за рубежом.

Когда я начал исследование, которое легло в основу “Рожденных в крови”, я и не думал о масонстве. Я исследовал события истории Британии четырнадцатого века, однако постоянно сталкивался с фактами, которые казались мне связанными с тем немногим, что было мне тогда известно об этом древнем обществе. Тогда я решил сделать перерыв в изучении классического Средневековья и обратиться к франкмасонству.

Меня сразу поразило изобилие печатного материала на эту тему. Даже в местной публичной библиотеке были сотни томов, посвященных истории масонства. Первый томик масонского ритуала, “Ритуал Дункана”, я купил в ближайшем супермаркете. Другие книги я купил в специальном магазине масонской литературы, владельцами которого были отец и сын, оба активные масоны. Поэтому меня просто повергли в удивление обвинения в мой адрес в связи с тем, что я, якобы, написал “разоблачение” масонства: ведь большую часть своих источников по истории и символике Ордена я купил у самих масонов.

Нельзя назвать опубликованные обычным образом масонские книги и “нерегулярными”. Я нашел несколько “официальных” работ, написанных простым, легким для расшифровки кодом на основе аббревиатур или рисованных символов: меч, в значении “Привратник”, стул — в значении “Досточтимый Мастер ложи”.

Одна маленькая шифрованная книжечка называлась “Бродячие Изобильные Барашки и Веселые Гардемарины” (Rambling Affluent Moutons and Merry Midshipmen). Первые буквы слов в названии указывают на то, что книга была предназначена для Масонов Королевской Арки и Мастеров Метки (Royal Arch Masons and Mark Masters). Выпущена эта книга была “ВК МКА Темных и Кровавых Земель”. Это значит: “Великий Капитул Масонов Королевской Арки штата Кентукки”.

Решить посвятить многие годы изучению масонства и написать о нем книгу непросто. Многие хотят этого, но понимают при этом, что нужно не только очень и усердно поработать. Даже когда книга написана, у вас только один шанс из тысячи найти для нее издателя. В этой стране издателям присылают каждый год около полумиллиона книг, и только около пятидесяти тысяч из них бывают в конечном итоге опубликованы. Соответственно, трудясь над книгой, вы понимаете, что — десять к одному — все ваши труды вполне могут пойти прахом. Кроме того, необходимо понимать, что большинство книг расходятся в количестве не более чем пяти тысяч экземпляров, так что ряд ли вся ваша работа окупится.

В моем случае, я просто хотел найти применение своим силам на пенсии. Я видел, как мой отец на пенсии — с 65 до 84 лет — занимал все свое свободное время тем, что строил модели судов, пока позволяло зрение, да так, что полностью утратил связь с семьей, растерял друзей. Мой писательский опыт включал в себя миллионы и миллионы слов в форме пресс-релизов, рекламных буклетов, деловой переписки и производственных отчетов. Но важнее всего было то, что исследуя масонство, я обнаружил нечто интересное, даже поразительное, чем просто не мог не поделиться с другими. Оказалось, что франкмасонство было первой общественной философией, выступавшей в оправдание свободы совести, то есть права человека поклоняться Господу, исходя из собственных убеждений. Это гораздо более возвышенная цель, чем те, о которых франкмасонство заявляет открыто и в первую очередь. Эта концепция цели масонства была новой, важной и интересной.

Радость от перспективы публикации вскоре исчезла под грузом холодного приема со стороны издателей и критики. Ни строчки, нигде! Ни одна газета в Соединенных Штатах не сочла возможным опубликовать в книжном обозрении статью о книге, в названии которой значится слово “масонство”. Издатель был еще откровеннее: “Если даже твоя книга — это увесистый том об искусстве выращивания Армянской бегонии, — сказал он мне, — о ней упоминается в местной писательской газете”. Но только не в моем случае. Издатель отправил местному книжному обозревателю сперва рекламный буклет, а затем экземпляр книги. Затем он позвонил ему, только для того, чтобы услышать: “Не думаю, чтобы наша читательская аудитория заинтересовалась этим предметом”.

Библиотекари с этим не согласны. Им очень часто подают запросы на книги о масонстве, и именно поэтому библиотеки начали покупать мою книгу первыми. Затем моя книга попала в книжные обзоры областных газет “Publishers Weekly” и “Kirkus Reviews”, что привело к тому, что несколько книжных магазинов купили “Рожденных в крови”. Мы с издателем пытались успокоить друг друга этими небольшими прибылями, не представляя себе еще, что всего за два года книга разойдется в количестве пятидесяти тысяч экземпляров и в этой стране, и за рубежом.

Однажды мы решили отправить по экземпляру нашей книги в масонские издательства. Один доброжелатель решил избавить нас от хлопот и лишних расходов, сказав: “Пора бы вам уже знать, что масоны не читают книг”. (Позже я понял, что не всякому совету следует верить.) Меня порадовало, что вскоре многие издания различных Великих Лож порекомендовали “Рожденных в крови” своим членам, но некоторые, наоборот, заняли оборонительную позицию. Я не ожидал, что публикация книги вызовет споры между масонами, однако так все и было с самого начала. Поскольку уважаемые масонские ученые заявляли в своих печатных трудах, что происхождение и корни масонства совершенно неизвестны и что теории, вроде той, которая связывает масонство с гильдиями средневековых архитекторов и каменотесов, невозможно доказать, я считал, что еще одна теория будет встречена с благодарностью. Все оказалось совершенно наоборот. Многие нападали на меня, называя мое исследование “неглубоким” и просто безграмотно написанным. (“Заснуть можно!” — писал один из рассерженных читателей.)

Один разгневанный читатель даже потребовал от своей Исследовательской Ложи, чтобы “Рожденные в крови” были подвергнуты официальному порицанию и запрещены для чтения всем масонам. Меня порадовало, что Мастер ложи заметил ему, что масонские организации не имеют права приказывать своим членам, что им читать, а чего не читать. Кроме того, масонство не может и не должно принимать участие в компаниях по запрету любой книги. Ну что же, это только подкрепило мое мнение, уже сложившееся о масонстве.

Затем моему издателю прислал письмо Ричард Флетчер, исполнительный секретарь Ассоциации Масонских Служб, которому мы отправили рекламный экземпляр. Он был так добр, что указал нам на несколько фактических ошибок (которые были исправлены во втором издании), как то: членство президента Рейгана в Ордене было только почетным, соглашение между Великой Ложей Юты и Церковью Мормонов в 1984 г. носило другой характер и т. п. Флетчер сказал, что не все в моей гипотезе ему по нраву, но в конце он произнес фразу, которая буквально бальзамом пролилась мне в душу: “Господин Робинсон демонстрирует отличное понимание нашего дела, которое в наше время так редко встретишь...”. Это очень помогло мне тогда, пока я тонул в море противоречий и споров.

Я никогда не забуду первый положительный отзыв о моей книге в масонском журнале “The Philalethes” в колонке Аллена Робертса. Я уже знал господина Робертса как одного из самых известных масонских писателей, возможно, за всю историю масонства, и его статьи в газетах и журналах являются неопровержимыми доказательствами того, что он всегда высказывает свое мнение, популярно оно или нет. Я был очень рад прочитать его положительный отзыв и не преминул тем же вечером позвонить ему, чтобы выразить благодарность. То, что я изначально планировал как пятиминутный разговор, вылилось в получасовую беседу, положившую начало дружбе, которой я дорожу до сих пор. Аллен Робертс значительно укрепил меня в убеждении, что масоны — это честные и открытые люди.

Насколько они честны и откровенны, стало ясно для меня во время двух встреч, о которых я расскажу поподробнее.

Однажды мне позвонил человек, представившийся исполнительным редактором журнала “Scottish Rite Journal”, официального органа Южной юрисдикции Д.П.Ш.У. Звали его доктор Джон Беттье. Он сказал, что у него есть проблема, требующая решения, что он уже нашел это решение, но для его претворения в жизнь ему необходимо мое разрешение. Это меня уже удивило, но затем он рассказал, что их книжный обозреватель предложил им отрицательный отзыв на “Рожденных в крови”. С другой стороны, он постоянно получал письма от масонов-членов Шотландского Устава, в которых содержались похвалы книге. В итоге он решил опубликовать две рецензии: и положительную, и отрицательную. Доктор С. Брент Моррис, написавший отрицательную рецензию, уже согласился рассмотреть обе точки зрения. А что я об этом думаю?

Что я мог об этом думать? Я подумал, что только масонское издание могло так открыто подойти к решению непростой проблемы. Все знают, что рецензия на книгу или фильм отражает мнение только одного человека, но до этого никому нет дела. И вот нашелся редактор, которому до этого есть дело! Я с благодарностью согласился.

Двойная рецензия появилась в журнале “Scottish Rite Journal” под заголовком “Палец вверх — палец вниз”, насколько я знаю, в первый раз в журналистской практике.

Другое событие касалось издателей “The Northern Light”, ежемесячника Северной юрисдикции Шотландского Устава. Рецензия в этом журнале была резко отрицательной, но к тому времени я уже смирился с тем, что не могу понравиться всем и сразу. Жаль только, что тот, кому не понравилась моя книга, поделился своими чувствами с полумиллионом читателей.

Через несколько месяцев этот обозреватель отошел от дел, и его место занял новый молодой человек, Том Джексон, также Великий Секретарь

Великой Ложи Пенсильвании. Он тут же сообщил редактору, что хотел бы пересмотреть рецензию на мою книгу, потому что первая рецензия ему не понравилась и он с ней не согласен. Редко когда редактор соглашается приводить в своем журнале две рецензии на одну и ту же книгу. Тем не менее, разрешение было дано и в “The Northern Light” появилась вторая рецензия.

Происходило то, что я познавал новую черту масонства, душу и сердце этого братства, которую не познаешь, роясь в библиотечных книгах и пыльных архивах. Я встречался с людьми, для которых откровенность, доброжелательность и свобода самовыражения были жизненно необходимы. Вскоре я узнал много, много больше, следуя двумя путями. Во-первых, я смог общаться с тысячами масонов; во-вторых, я смог обсуждать масонство с общественностью по всей стране. Я следовал обоими путями одновременно, иногда они перекрещивались, но конечно главными были мои беседы с масонами.

Все началось, когда я заглянул в Масонский Храм в Цинциннати, чтобы оставить там экземпляр своей книги с автографом человеку, которому я был очень благодарен за то, что он предоставил в мое распоряжение обширную библиотеку Храма, когда я проводил свое исследование. Затем, когда мы возобновили наше знакомство, он представил меня своему начальнику, Х. Рэю Эвансу, секретарю Долины Цинциннати Д.П.Ш.У. (позже он стал Великим Мастером Великой Ложи Огайо). Мы втроем поговорили с полчаса, а потом господин Эванс задал мне вопрос, который открыл мне путь совершенно нового опыта: “А почему бы вам не выступить в четверг перед Долиной Цинциннати?”. Я с радостью согласился, не сказав, ему, правда, насколько я польщен и напуган предстоящим выступлением.

Эта встреча положила начало целой новой схеме работы, которая оказалась очень эффективной. Я говорил около двадцати минут, а потом стал отвечать на вопросы с места, критические замечания и комментарии. Именно тогда началось мое реальное масонское обучение. (Вспоминается древняя мудрость: “Ничему нельзя научиться, если держать рот открытым”.) Не успев стать писателем, я уже становился лектором.

Альфред Райс, заместитель главы руководства Д.П.Ш.У. для штата Огайо, присутствовал на этой первой встрече и в конце вечера пригласил меня выступить на следующей неделе перед Советом Освобождения Огайо, конвентом штата, в Янгстауне. Те, кого я встретил там, пригласили меня в Кливленд, Кантон и Стейбенвилл.

Как распространялись слухи, я не знаю, но вскоре я уже выступал перед самыми разнообразными масонскими организациями, от маленьких лож — по пять-семь членов — до командорств Рыцарей Храма, долин Шотландского Устава, Великих Лож. Самым памятным было приглашение Великого Мастера Великой Ложи Нью Джерси. Я встретился с ним на каком-то официальном приеме, и он вдруг спросил меня прямо в лоб:

“Что возьмете, чтобы приехать в Великую Ложу Нью Джерси?”

“Ну, во-первых, — ответил я, — я всегда выступаю даром... Во-вторых...”

“И всё! — перебил меня Великий Мастер. — Вы уже удовлетворили всем нашим требованиям”.

Мы рассмеялись, и началась еще одна прекрасная дружба.

Еще меня однажды пригласили принять участие в церковной службе. Это было в Вашингтоне, округ Колумбия, во время Третьего Конклава Великого Стана Рыцарей Храма. Затем, через несколько недель после возвращения в Вашингтон для выступления перед Великой Ложей округа Колумбия, меня просто поразили местные члены Братства, пригласив возглавить работу семинара на ежегодной конференции Великих Мастеров. Как будто и это еще не было достаточной честью для меня, они также пригласили меня возглавить работу конференций Южной юрисдикции Д.П.Ш.У. в Атланте, Канзас Сити и Денвере.

Конечно, главными для меня были не эти семинары в форме вопросов и ответов. Так же, если не больше, меня духовно обогатили встречи с сотнями и сотнями масонов в фойе, ресторанах и коридорах до и после этих встреч. Они делились со мной своими тревогами и идеями. Они объясняли, почему они не согласны с тем, что я говорил и выслушивали, как я пришел к тем или иным заключениям. Мы разговаривали с ними о проблемах символических лож, и я с удивлением узнал, что многие братья, занимающие руководящие посты в организациях штата, не переступали порога своих “голубых” лож по десять-пятнадцать лет. Они рассказывали мне о своих проектах в области благотворительности. И от них я узнал о масонстве больше, чем мог даже рассчитывать. (Кроме того, я учился брать с собой все меньше и меньше багажа. Ох уж эти длинные-длинные коридоры аэропортов...)

Опыт общения с общественностью по вопросам масонства пришел ко мне во время выступлений на радио и телевидении, когда зрители звонили прямо в студию, хотя началось все в моей собственной семье. Мой зять, зная, как я расстраиваюсь, видя, что газеты не обращают на меня внимания, решил взять на себя труд позвонить на местную радиостанцию и попросить пригласить меня в одну из их передач. Ведущий радиопередачи потом сказал мне, что всегда интересовался масонством, поскольку слышал о нем столько плохого, будучи учеником католического колледжа. Как только мы с ним вышли в эфир, слушатели буквально засыпали нас вопросами.

Многие масоны уверяли меня в том, что общественность в большинстве своем не интересуется масонством, поэтому нет смысла распространять знания о нем, ибо никто не желает о нем слышать. Не знаю, что заставило их так думать, но следующие месяцы доказали, что бытующее мнение о том, что общественность не заинтересована масонством, полностью, совершенно неверно. По мере распространения этих знаний я начал получать приглашения в теле- и радиопрограммы по всей стране. Практически все ее жители, казалось, интересовались масонством, а многие звонили в студии, чтобы выразить свое мнение на этот счет.

Не-масоны редко правильно понимают масонство, но вряд ли это может удивить. Единственное, что они зачастую слышат — это пламенные речи антимасонских проповедников, главная задача которых — продать побольше своих книг, аудио- и даже видеозаписей. Предрассудки — главный источник дохода таких проповедников, хотя обычно он ограничивается только кругом их ярых последователей. К счастью, думающей публики всегда больше, чем тех, кто избрал себе кого-то, кто за них будет искать истину и ей обладать.

Иногда пути общения внутри Братства и вне его пересекались. Когда я поехал выступать перед Великой Ложей Флориды, комитет по встрече организовал для меня участие в радио- и телепрограммах в Тампа. Затем я отправился на целый день в Денвер на открытие конференции глав Шотландского Устава, причем, одновременно, я выступал в утренней часовой радиопрограмме, а вечером — по телевидению; затем я отправился в Колорадо Спрингс, чтобы выступить в программе теленовостей, а потом провел пятнадцатиминутное интервью для “Деловой волны”, которое транслировалось на 80 городов. В конце этого “вещательного” дня у меня взяла интервью “Rocky Mountain News”. Это был трудный день, но за это время я смог подробно рассказать о клиниках расстройства речи, которые организовали масоны Шотландского Устава, и о прочих чудесных программах помощи детям, которые “родились” прямо здесь, в Денвере. Не представляю себе, сколько вообще людей прослушали и просмотрели мои интервью в тот день в этой стране, но больше я и слушать не хочу тех, кто говорит, что не имеет смысла рассказывать о масонстве людям, поскольку те просто не желают о нем слышать. Дело в том, что большинство людей слишком мало знает о нем, чтобы знать, хочет оно что-либо слушать о масонстве, или нет. Однако ему это интересно и оно желает слушать.

Что же касается того, что они могут сказать, и того мнения, которое могло у них сформироваться об Искусстве, а также что по этому поводу могут сказать сами масоны, — об этом и написана эта книга.

В первой ее части, в основном, рассматриваются связи Братства с общественностью через радио и телевидение, а также деятельность проповедников, которые мечтают о полном и окончательном уничтожении масонства. Вторая же часть — это результат моего общения с масонами, в основном, в ходе выступлений перед различными масонскими организациями, ради которых я только в 1992 году пролетел, в общем счете, около 75 000 миль.

В последней главе я суммирую свои исследования и чувства, которые я испытывал все эти годы, изучая франкмасонство в Америке.


следующая страница >>



В соседней камере всегда свободнее. Аркадий Давидович
ещё >>