Джером Д. Сэлинджер. Фрэнни - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Джером Дэвид Сэлинджер. «Девять рассказов» 1 25.92kb.
Джером Дэвид Сэлинджер «Над пропастью во ржи» 1 209.62kb.
Джером Д. Сэлинджер. Над пропастью во ржи 25 2522.45kb.
Выход документального фильма «Сэлинджер» в российский прокат 11 сентября! 1 13.36kb.
Джером Д. Сэлинджер. «Над пропастью во ржи» 1 65.44kb.
Джером Дейвид Сэлинджер Грустный мотив 1 243.51kb.
Джером Дейвид Сэлинджер Над пропастью во ржи 25 2013.87kb.
Джером Дейвид Сэлинджер Раз в неделю тебя не убудет 1 82.31kb.
Джером Дейвид Сэлинджер Мягкосердечный сержант 1 105.46kb.
Джером Дейвид Сэлинджер Душа несчастливой истории 1 100.55kb.
Джером К. Джером. Трое в лодке (не считая собаки) 20 2851.62kb.
Программа выставки 25-30 марта // 10. 00 18. 00 // арт-площадка «МЕ100» 1 47.99kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Джером Д. Сэлинджер. Фрэнни - страница №13/13

- Могу я вас спросить, почему вы посоветовали профессору Питу

оставить преподавание после Нового года? - не отставал Никольсон. - Я

хорошо знаю Боба. Потому и спрашиваю.

Тедди затянул ремень из крокодиловой кожи.

- Потому что в нем сильно развито духовное начало, а эти лекции,

которые он читает, только мешают настоящему духовному росту. Они выводят

его из равновесия. Ему пора выбросить все из головы, а не забивать ее

всякой всячиной. Стоит ему только захотеть, и он бы мог почти целиком

вытравить из себя яблоко еще в э_т_о_й жизни. Он очень преуспел в

медитации.

Тедди встал.

- Правда, мне пора. Не хочется опаздывать.

Никольсон пристально посмотрел на него, как бы удерживая взглядом.

- Что бы вы изменили в нашей системе образования? - спросил он

несколько туманно. - Не задумывались над этим?

- Мне правда пора, - сказал Тедди.

- Ну, последний вопрос, - настаивал Никольсон. - Педагогика - это,

так сказать, мое кровное дело. Я ведь преподаю. Поэтому и спрашиваю.

- М-м-м... даже не знаю, что бы я сделал, - сказал Тедди. - Знаю

только, что я не стал бы начинать с того, с чего обычно начинают в школах.

Он скрестил руки и призадумался.

- Пожалуй, я прежде всего собрал бы всех детей и обучил их медитации.

Я постарался бы научить их разбираться в том, кто они такие, а не просто

знать, как их зовут и так далее... Но сначала я бы, наверно, помог им

избавиться от всего, что внушили им родители и все вокруг. Даже если

родители успели внушить им только, что СЛОН БОЛЬШОЙ, я бы заставил их и

это забыть. Ведь слон большой только рядом с кем-то - например, с собакой

или с женщиной.

Тедди остановился и подумал.

- Я бы даже не стал им говорить, что у слона есть хобот. Просто

покажу им слона, если тот окажется под рукой, и пусть они подойдут к

слону, зная о нем не больше того, что слон знает о них. То же самое с

травой и всем остальным. Я б даже не стал им говорить, что трава зеленая.

Цвет - это всего лишь название. Сказать им, что трава зеленая, - значит

подготовить их к тому, что она непременно такая, какой в_ы ее видите, и

никакая другая. Но ведь и_х трава может оказаться ничуть не хуже вашей,

может быть, куда лучше... Не знаю. Я бы сделал так, чтобы их стошнило этим

яблоком, каждым кусочком, который они откусили по настоянию родителей и

всех вокруг.

- А вы не боитесь воспитать новое поколение маленьких незнаек?

- Почему? Они будут не бо'льшими незнайками, чем, скажем, слон. Или

птица. Или дерево, - возразил Тедди. - Быть кем-то, а не казаться кем-то -

еще не значит, что ты незнайка.

- Нет?


- Нет! - сказал Тедди. - И потом, если им захочется все это выучить -

про цвета и названия и все такое прочее, - пусть себе учат, если так

хочется, только позже, когда подрастут. А н_а_ч_а_л бы я с ними с того,

как же все-таки правильно смотреть на вещи, а не так, как смотрят все эти,

которые объелись тем яблоком, понимаете?

Он подошел вплотную к Никольсону и протянул ему руку.

- А сейчас мне пора. Честное слово. Рад был...

- Сейчас, сейчас. Присядьте, - сказал Никольсон. - Вы не думаете

занятся наукой, когда подрастете? Медициной или еще чем-нибудь? С вашим

умом, мне кажется, вы могли бы...

Тедди ответил, хотя садиться не стал.

- Думал когда-то, года два назад, - сказал он. - И с докторами

разными разговаривал.

Он тряхнул головой.

- Нет, что-то не хочется. Эти доктора все такие поверхностные. У них

на уме одни клетки и все в таком духе.

- Вот как? Вы не придаете значение клеточной структуре?

- Придаю, конечно. Только доктора говорят о клетках так, словно они

сами по себе невесть что. Словно они существуют отдельно от человека.

Тедди откинул рукой волосы со лба.

- Свое тело я вырастил сам, - сказал он. - Никто за меня этого не

сделал. А раз так, значит, я должен был знать, к_а_к его растить. По

крайней мере, бессознательно. Может быть, за последние какие-нибудь сотни

тысяч лет я разучился о_с_о_з_н_а_в_а_т_ь, как это делается, но ведь

само-то знание существует, потому что как бы иначе я им воспользовался...

Надо очень долго заниматься медитацией и полностью очиститься, чтобы все

вернуть, - я говорю о сознательном понимании, - но при желании это

осуществимо. Надо только раскрыться пошире.

Он вдруг нагнулся и схватил правую руку Никольсона с подлокотника.

Сердечно встряхнул ее и сказал:

- Прощайте. Мне пора.

И он так быстро пошел по проходу, что на этот раз Никольсону не

удалось его задержать.

Несколько минут после его ухода Никольсон сидел неподвижно, опершись

на подлокотники и все еще держа незажженную сигарету в левой руке. Наконец

он поднял правую руку, словно не был уверен, что у него действительно

расстегнут ворот рубашки. Затем он прикурил сигарету и снова закурил.

Он докурил сигарету до конца, резким движением опустил ногу на пол,

затоптал сигарету, поднялся и торопливо пошел по проходу.

По трапу в носовой части он поспешно спустился на прогулочную палубу.

Не задерживаясь, он устремился дальше вниз, все так же быстро, на главную

палубу. Затем на палубу A. Затем на палубу B. На палубу C. На палубу D.

Здесь трап кончался, и какое-то мгновение Никольсон стоял в

растерянности, не зная, как ему быть дальше. Но тут он увидел того, кто

мог указать ему дорогу. Посреди перехода, неподалеку от камбуза, сидела на

стуле стюардесса; она курила и читала журнал. Никольсон подошел к ней,

коротко спросил о чем-то, поблагодарил, затем прошел еще несколько метров

в сторону носовой части и толкнул тяжелую, окованную железом дверь, на

которой было написано: К БАССЕЙНУ. За дверью оказался узкий трап, без

всякой дорожки.

Он уже почти спустился с трапа, как вдруг услышал долгий

пронзительный крик, - так могла кричать только маленькая девочка. Он все

звучал и звучал, будто метался меж кафельных стен.

Примеч. переводчика:


Шафлборд - американская игра, в которой разноцветные кружки

передвигаются по специально размеченной доске.
<< предыдущая страница  



Фанатики — это люди, которые интенсивнее умирают, чем живут. Жарко Петан
ещё >>