Человек в мире. Мир в человеке: актуальные проблемы философии, социологии, политологии и психологии - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Человек в мире. Мир в человеке: актуальные проблемы философии, социологии... 13 2221.08kb.
Толерантность к разногласиям 1 80.89kb.
Функции музея как социального института и проблемы их реализации... 1 88.69kb.
Софистические тропы в современной политической риторике 1 91.64kb.
Когнитивные стили и процесс творческого мышления 1 69.49kb.
Современные информационные технологии в научной коммуникации 1 62.77kb.
Психологическая готовность к родительству современных юношей и девушек 1 87.82kb.
Образ города как культурного и туристического центра в восприятии... 1 106.06kb.
4. Перечень экзаменационных тем Дисциплина «Актуальные проблемы современной... 1 161.82kb.
Семинарских занятий Тема Объект и предмет политологии (2 часа) 3 439kb.
Pоссийские фонды и программы Российский гуманитарный научный фонд 1 38.66kb.
Семиотика ритуализированных поведенческих форм культуры 3 569.03kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Человек в мире. Мир в человеке: актуальные проблемы философии, социологии, политологии - страница №1/7



МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Федеральное государственное бюджетное
образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ
ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ЛЮБЛЯНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (СЛОВЕНИЯ)



ЧЕЛОВЕК В МИРЕ. МИР В ЧЕЛОВЕКЕ:
актуальные проблемы философии, социологии, политологии и психологии


Материалы
XV Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых
(29–30 ноября 2012 г.)

Раздел I. Философские исследования

Пермь 2012

УДК 159.9+1+316+32

ББК 87+88+60.5+66.0

Ч 38


Ч 38


Человек в мире. Мир в человеке: актуальные проблемы философии, социологии, политологии и психологии: материалы XV Междунар. науч.-практ. конф. студ., асп. и молодых ученых (29–30 ноября 2012 г.). Раздел I. Философские исследования / Перм. гос. нац. исслед. ун-т. — Пермь, 2012.

ISBN 978-5-7944-2022-7 


Сборник содержит материалы, представленные на XV Международной научно-практической конференции молодых ученых (Пермь, ноябрь, 2012). Обсуждаются актуальные проблемы социально-гуманитарного знания.

Предназначен для студентов, аспирантов, преподавателей и специалистов, работающих в смежных областях.

Проведение конференции и издание сборника осуществлено при поддержке Программы развития деятельности студенческих объединений ПГНИУ и проекта «Пермский открытый университет».
УДК 159.9+1+316+32

ББК 87+88+60.5+66.0
Издается по постановлению ученого совета философско-социологического факультета Пермского государственного национального исследовательского университета
Редакционная коллегия:
Н.И. Береснева, А.Ю. Внутских, В.Н. Железняк, А.А. Каменских,

А.Е. Кузнецов, Н.М. Мехрякова, С.В. Пономарева, С.А. Щебетенко



ISBN 978-5-7944-2022-7

© Пермский государственный национальный исследовательский университет, 2012

Рецензия на сборник

материалов XV Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Человек в мире. Мир в человеке: актуальные проблемы философии, социологии, политологии и психологии»

(Разделы I, II, III)

В сборнике опубликованы материалы XV Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Человек в мире. Мир в человеке: актуальные проблемы философии, социологии, политологии и психологии» (Пермь, 29–30 ноября 2012 г.), организованной философско-социологическим факультетом Пермского государственного национального исследовательского университета в сотрудничестве с философским факультетом Люблянского университета (Словения).

85 работ молодых философов, социологов и психологов, помещенные соответственно в I, II и III разделы, охватывают широкий круг вопросов, связанных с выявлением исторических предпосылок и актуального состояния важнейших проблем современных социальных и гуманитарных наук – таких как проблемы постиндустриальной трансформации, современного общества потребления, сопоставления «классической» и «неклассической» традиций философии, проблем молодежи и семьи, вопросы, связанные со спецификой различных направлений и школ психологии, а также ряда других отдельных проблемных отраслей современных социально-гуманитарных наук.

В сборнике представлены тезисы молодых исследователей из университетов и научных центров 22 городов России: Перми, Санкт-Петербурга, Саратова, Коломны, Омска, Читы, Екатеринбурга, Ишима, Челябинска, Ульяновска, Вологды, Волгограда, Тюмени, Ижевска, Пятигорска, Нижнего Новгорода, Владимира, Уфы, Нижнего Тагила, Магнитогорска, Новосибирска и Красноярска. Сборник материалов XV Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Человек в мире. Мир в человеке: актуальные проблемы философии, социологии, политологии и психологии» представляет интерес как для студентов и преподавателей факультетов социально-гуманитарного профиля, практических психологов, так и для широкого круга лиц, интересующихся актуальными проблемами современной гуманитаристики.

Сборник рекомендуется к печати в электронном многопредметном научном журнале «Университетские исследования».

Заместитель главного редактора,

зам. декана ФСФ по науке,

д. филос. н., профессор

А.Ю. Внутских

Раздел I. ФИЛОСОФСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

УДК 141.32



ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЛИЧНОСТИ
В ТВОРЧЕСТВЕ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО
(НА ПРИМЕРЕ РОМАНА «ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ»)

Ю.А. Арканова, С.Г. Новикова

Нижнетагильская государственная
социально-педагогическая академия

Данная статья представляет собой исследование функционирования и использования экзистенциальных проблем личности в романе Ф. Достоевского «Преступление и наказание», а также анализ онтологических категорий в контексте экзистенциальной философии. Материал статьи основан на работах философов и литературоведов и относится к малоизученному аспекту современного культурологического исследования.
Федор Михайлович Достоевский (1821–1881) — один из самых значительных и известных в мире русских писателей и мыслителей. Достоевского сегодня принято называть классиком экзистенциализма, причем религиозной ветви.

Напомним, что экзистенциализм — это философское направление середины ХХ в., выдвигающее на первый план абсолютную уникальность человеческого бытия, невыразимую на языке понятий. «Преступление и наказание» самое известное произведение Ф.М. Достоевского, в котором проявляются центральные для экзистенциализма проблемы — это проблемы бунта и свободы. В данной статье попытка проанализировать проблемы экзистенциализма в творчестве Достоевского на примере романа «Преступление и наказание». Центральная тема романа — это поиски смысла жизни. Раскольников пытается найти свой смысл, справедливость и истину [3]. В его голове создается его собственная теория, в которой люди делятся на два типа: «тварей дрожащих» и «право имеющих». «Твари дрожащие» — это люди, которые созданы для того, чтобы подчинятся. «Право имеющие» — те, кто развивают этот мир и имеют право на все. Себя он отнес к типу «право имеющих». «Разве я старушонку убил? Я себя убил, а не старушонку!» [2, с. 402]. Раскольников пытается сказать, что он подобен Богу. Он посчитал, что убив вредную старуху, тем самым избавит людей от ее вредности и хорошим людям станет жить лучше. Решился он на это преступление, по его мнению, во благо человечества, а так же для того, чтобы удостовериться в своих «сверхечловеческих» способностях. «Я не человека убил, я принцип убил! Принцип-то я и убил, а переступить-то не переступил, на этой стороне остался… Только и сумел, что убить. Да и того не сумел, оказывается…» [2, с. 261] — рассуждение Раскольникова после сна. Старуху он не воспринимал как человека, она была для него чем — то низким, мерзким. По сути — он убивает самого себя. В этом его смысл жизни? Раскольников, в своем роде, экзистенциалист, он живет одним днем, не ждет счастья, а пытается добиться его сам и возможно он считает, что ответив на свои вопросы и сделав мир без тварей, он добьется не только своего счастья, но и всеобщего. «Нет, мне жизнь однажды дается, и никогда ее больше не будет: я не хочу дожидаться “всеобщего счастья”. Я и сам хочу жить, а то лучше уж и не жить» [2, с. 261]. Только сегодняшний момент — отвечать за каждую секунду своей жизни, своих выборов.

Центральная проблема экзистенциализма — проблема свободы. Достоевский как-то писал, что «если Бога нет, то все дозволено». Это — исходный пункт экзистенциализма. В самом деле, все дозволено, если Бога не существует, а потому человек заброшен, ему не на что опереться ни в себе, ни во вне [1]. Прежде всего, у него нет оправданий. Действительно, если существование предшествует сущности, то ссылкой на раз и навсегда данную человеческую природу ничего нельзя объяснить. Иначе говоря, «нет детерминизма», человек свободен, человек — это свобода. Раскольников считает, что человек должен быть свободен, не только от общества, но и от Бога. Однако, по мнению писателя, человек не должен быть свободен, так как свобода, оставляя человека наедине с самим собой, раскрывает в душе его лишь хаос, обнажает самые темные и низшие ее движения, то есть превращает человека в раба страстей, приносит одни лишь только мучительные страдания. Свобода привела человека на путь зла. Зло стало ее испытанием. К подобному и приходит Раскольников в глазах общества, которое его окружает.

Всю жизнь Достоевский не отходил от этого «христианского натурализма» и веры в скрытое, не явное, но подлинное «совершенство» человеческой натуры. Все сомнения Достоевского в человеке, все обнажения хаоса в нем, нейтрализуются у писателя убеждением, что таится в человеке великая сила, спасающая его и мир, — горе лишь в том, что человечество не умеет использовать эту силу. «“Сила, сила нужна: без силы ничего не возьмешь; а силу надо добывать силой же, вот этого-то они и не знают”, — прибавил он гордо и самоуверенно и пошел, едва переводя ноги, с моста» [2, с. 180]. Раскольников обращался к некой темной силе, бросая вызов Богу, показывая ей свою уверенность и то, что его слабость — это всего лишь оболочка, на самом деле он силен. Мы вроде бы видим, что герой пытается казаться сильным. Он хотел стать сверхчеловеком, сверхличность, но так и не смог этого сделать.

Еще одно важная онтологическая категория в контексте экзистенциальной философии — совесть. Раскольников пытался доказать, что совесть не так важна, и даже не нужна человеку. Но Достоевский убеждает человечество в обратном, о том, что нельзя жить без совести. Это касается и противоречивой личности героя. Недаром Достоевский наделил его такой фамилией. Душа Раскольникова, как бы «расколота» на две равные половинки. Одна половинка жестокая и хладнокровная — именно она убивает старуху и Лизавету. Другая совершает хорошие поступки: отдает семье Мармеладова последние деньги, помогает старому отцу погибшего товарища, вытаскивает детей из горящего дома. Эти два очень разных свойства его души постоянно противоречат друг другу. Из-за этого Раскольников страдает, до последнего момента не зная точно, как все-таки лучше поступить. Но просветление в его душе проступает, когда он понимает, что влюблен в Софью. «Разве могут ее убеждения не быть теперь и моими убеждениями? Ее чувства, ее стремления, по крайней мере…». В жизни Раскольникова происходит раскол, он принимает веру Сонечки, храня под подушкой Евангелие, который она читала ему [2, с. 526].

Таким образом, идеи экзистенциализма Достоевского оказали влияние на очень многих писателей, философов, как атеистического, так и религиозного направлений в экзистенциализме. Достоевский один из первых в литературе поставил вопросы о смысле жизни, совести, вере, что нашло свое отражение в романе «Преступление и наказание».
Библиографический список


  1. Бердяев Н.А. Философия духа Н.А. Бердяева. URL: http://ntsrs.ru/ liter/bibl_sol/ph2/dost.htm (дата обращения: 18.08.2012).

  2. Достоевский Ф.М. Преступление и наказание. М.: ГИХЛ, 1983.

  3. Шестов Л. Достоевский и Ницше. URL: http://www.nietzsche.ru/ look/century/dostoevski/ (дата обращения: 16.08.2012).


THE EXISTENTIAL PROBLEMS OF PERSONALITY IN NOVEL OF F. DOSTOEVSKY «CRIME AND PUNISHMENT»
J.A. Arkanova

Nizhny Tagil State Academy
of Social science and Pedagogy

This article presents study of the operation and use the existential problems to personalities in novel of F. Dostoevsky «Crime and punishment», as well as analysis ontological category in context existential philosophy. The Material of the article is founded on work philosophers and philologers and pertains to aspect unknown modern social study.

УДК 001+16



РАЦИОНАЛЬНЫЙ ВЫБОР:
К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ

Д.В. Большаков

Пермский государственный национальный
исследовательский университет

Автор обращается к понятию «рациональный выбор», как к основному понятию теории рационального выбора. В тексте рассматривается эволюция понятия и теории рационального выбора.
Каждый из нас нередко слышит с экранов телевизора или читает в газетах о провалах или успехах отдельных лиц и целых ведомств при принятии управленческих решений. Сам процесс принятия решений не является прерогативой исключительно властных органов и отдельных социальных институтов, каждый индивид непосредственно участвует в процессе принятия решений ежедневно. Какие мотивы движут индивидом в принятии решений? Какие факторы оказывают в целом воздействие на данный процесс? Эти и другие вопросы придали актуальность проблематики выбора для научного сообщества, что способствовало формированию самостоятельной теории — теории принятия решений. Ядром этой теории выступает теория рационального выбора — выбор альтернатив является основой процесса принятия решения. При первом рассмотрении данной теории оказалось, что существует достаточно большое количество трактовок понятия «рациональный выбор», которые имеют существенные различия. Вместе с тем, некоторое «смысловое ядро» во всех этих определениях остается неизменным.

Основное внимание автора сосредоточено на определении и эволюции понятия «рациональный выбор». Акцент на рассмотрении понятия обусловлен отсутствием целостного и достаточного определения этого понятия. При подготовке статьи был проведен анализ справочной литературы и словарей на предмет определения понятия «выбор», единственное определение, которое было найдено следующее: «Выбор — это разрешение неопределенности в деятельности человека в условиях множественности альтернатив» [1]. Это определение было из встреченных нами единственным, в смысле научной отрефлексированности понятия «выбор». В большей своей массе, понятие «выбор» употребляется без определения, поскольку оно является интуитивно понятным, но это не совсем научный подход — использовать неотрефлексированное понятие, ориентируясь лишь на интуитивное понимание понятия, поскольку, как утверждает Г.В. Сорина: «рефлексивная деятельность человека способна влиять на исследуемый объект, изменять его поведение» [2, с. 77]. Из этого можно сделать вывод, что адекватное определение понятия «выбор» и «рациональный выбор» имеют конкретное прикладное значение с далеко идущими последствиями.

Для начала обратимся к истории появления данного понятия в социальных науках. Теория рационального выбора стала активно применяться для объяснения социальных и политических явлений в 80–90-е годы XX в. [3, с. 27], до этого времени ее разрабатывали и применяли для объяснения поведения индивида экономисты. Сформировалась эта теория к началу ХХ века под воздействием нескольких течений: во-первых, шотландская философия нравственности (А. Смит, Д. Юм, А. Фергюссон), согласно которой человек — это автономный индивид со своекорыстными интересами и склонностью к обмену, что является основой модели рационального поведения в обществе; во-вторых, утилитаризм (Дж. Бентам), согласно воззрениям которого польза, выгода, удовольствие и их достижение становятся критерием морали, моральных оценок и суждений; в-третьих, неоклассическая теория (А. Маршалл), в рамках которой появилась модель оптимизации выгод и издержек, а также выделяется роль взаимного обмена между людьми.

На становление концепта «рациональный выбор» повлияло понимание Максом Вебером понятия рационализации как множества взаимосвязанных процессов, при помощи которых каждый аспект человеческих действий становится предметом расчета, измерения и контроля, а также эти процессы предполагают отделение индивида от общины, семьи, церкви и подчинение экономическим, политическим и правовым регуляторам во всех сферах жизнедеятельности [4, с. 382]. Тем самым еще больше закрепляется идея автономности индивида.

Исходя из этого «рациональный выбор» понимался как рациональное действие (целенаправленное действие), при котором индивид поступает оптимальным образом, то есть максимизирует выгоды или минимизирует издержки при осуществлении выбора из ряда альтернативных действий. В дальнейшем, в течении ХХ в. разные ученые работали с теорией рационального выбора и самим понятием, пытаясь расширить область его применения.

Следующим шагом в становлении понятия стало решение вопроса относительно адекватности категории «полезности», поскольку эта категория рассматривалась как материальная и экономическая полезность и не отражала моральной полезности, поскольку они не могут быть сведены к общей причине и измерены в одной шкале. Разработкой данной проблемы занимался Вильфредо Парето, который выделил две отдельные категории: 1) полезность (носит субъективный характер) как общая мера удовлетворенности всей совокупности побуждений для действия у индивида; 2) офелимность (носит объективный характер) характеризующая пригодность, «прибыльность» некоего предмета, «актива», обращающегося на конкурентном рынке, служащего для удовлетворения какого-либо желания или потребности человека. Офелимность максимальна в том случае, если индивид получает максимальное удовлетворение от приобретенного на рынке набора товаров [5, с. 216–217]. Стоит отметить, что данное разделение забылось и не используется социологами и экономистами, которые предпочитают рассуждать о рациональности индивида при помощи одной категории — полезности.

В середине ХХ в. теория рационального выбора подверглась критике по нескольким направлениям. Критике подвергли постулат теории об эгоизме индивида; к недостаткам теории относили то, что социальные взаимодействия с количеством акторов больше двух рассматривались как последовательные парные взаимодействия через обмен; кроме того, ставилось под сомнение допущение об абсолютной рациональности акторов.

Первые два критических замечания были разрешены с помощью привлечения теории игр (Дж. Фон Нейман и О. Моргенштерн). В рамках теории игр рассматриваются взаимодействия двух и более акторов, находящихся в отношениях взаимной зависимости друг от друга. В таких условиях каждый актор должен учитывать возможные ответы со стороны остальных акторов. Согласно положениям теории игр, лучшей стратегией действия для акторов будет стратегия «Tit for Tat», или «Око за око, зуб за зуб» [4, с. 152], которая предполагает, что акторы не являются эгоистами на все сто процентов. Впоследствии экономистами и социологами было предложено ввести ограничения для действий акторов — институты, под которыми подразумевали социально-одобряемые нормы поведения, действий, выбора. Появился социальный ограничитель выбора, который помогал избавиться от критических замечаний относительно эгоистичности акторов. Во второй половине ХХ в. Герберт Саймон вводит понятие ограниченной рациональности, согласно которому актор не может действовать оптимально, оценивая каждую альтернативу и выбирая лучшую. Невозможность оптимального действия выводится из двух ограничений: во-первых, актор владеет ограниченной информацией относительно альтернатив и их последствий, во-вторых, способность актора по обработке всей доступной информации ограничена. Исходя из этого акторы не стремятся к максимизации выгод, а выбирают наиболее удовлетворяющие их альтернативы, которые могут не иметь своим итогом максимальную выгоду материальную, но будут удовлетворять потребности актора не только материальные, но и в затратах времени, обработке информации и психологического состояния удовлетворения [6].

На данный момент есть два теоретика, чьи взгляды на рациональный выбор отчасти совпадают — это Юн Эльстер и Джеймс Коулмен. В своих концепциях они идут дальше и пытаются найти ответы и решения для проблемных мест в теории рационального выбора, а также пытаются применить эту теорию для объяснения феномена коллективного выбора. Юн Эльстер развивает теорию социального выбора, то есть теорию рационального выбора, в которую введен этический компонент, чье значение не преувеличивается. Фактором становления семьи, класса и других институтов является действие социальных норм, при этом коллективное поведение объясняется не одним мотивом (только эгоизмом или только альтруизмом), а несколькими мотивами, которые только усиливают значимость и влияние друг друга. Согласно воззрениям Эльстера «…действие рационально, если оно отвечает трем требованиям оптимальности. Действие должно быть оптимальным, учитывая убеждения; убеждения должны быть как можно лучше обоснованны с опорой на факты; факты должны быть добыты в результате оптимальных вложений в сбор информации» [7, с. 201].

Джеймс Коулмен развивает теорию рационального социального действия. В качестве базового типа социального действия Коулмен избирает целеориентированное инструментальное действие, которое трактуется им как рациональный выбор. Исходные термины его концепции: акторы и вещи (ресурсы, события), над которыми акторы имеют контроль и которые могут удовлетворить какие-либо интересы акторов. Исходя из этого Коулмен выводит три типа отношений: 1 — собственно контроль и над ресурсами и событиями потребление этих ресурсов; 2 — отношения обмена (приводят к возникновению отношений доверия между акторами), возникающие в моменты, когда актор не может контролировать интересующие его события или ресурсы, актор предлагает для обмена права на контроль над собственными событиями и ресурсами (передача прав контроля); 3 — односторонняя передача прав контроля над собственными действиями другому\другим акторам (является причиной для появления отношений власти и норм), в случае, когда актор убежден, что такая передача прав контроля будет способствовать большему удовлетворению его интересов [5, с. 253–257]. Коулмен предлагает концепцию рационального действия индивидов в качестве методологического ядра для всех наук социального профиля, тем самым расширив понятие рациональность, когда не только эгоистические, но и альтруистические действия могут быть рациональными. Это роднит Коулмена с Эльстером. Саму концепцию рационального выбора Коулмен составляет из основных элементов, часть из которых он берет из неоклассической экономики, а вторую часть — из социологии. К экономическим элементам он относит: принцип максимизации или оптимизации актора — действия актора направлены на максимизацию полезности, при этом выбранные пути достижения цели считаются оптимальными лишь с точки зрения самого актора; социальный оптимум — некое социальное состояние, изменение которого в лучшую сторону для одного индивида или группы индивидов влечет за собой ухудшение ситуации для другого индивида или целой группы; социальное равновесие — состояние, при котором ни один отдельно действующий актор не может улучшить своих результатов, сколько бы он ни изменял своих действий, это происходит в силу отсутствия мотивов для изменений. Из социологии Коулмен заимствует следующие элементы: достижение полезности путем отказа от контроля (здесь подразумевается несколько измененная теория социального обмена Дж. Хоманса и П. Блау); социальный капитал — любое проявление неформальной организации, которое выступает в качестве продуктивного ресурса для акторов; социальное происхождение прав — истоки прав коренятся в социальных процессах, в ходе которых индивиды действуют рационально, преследуя свои интересы, коллективно формируют выгодную для них систему распределения прав; институты, которые помогают объединять действия индивидов и производить системный эффект [8, с. 38–43].



Вышеизложенный материал отражает изменение во времени понимания понятия «рациональный выбор». Мы смогли проследить изменение смысла понятия рациональность и выделить основные моменты в становлении теории рационального выбора. Исходя из вышеизложенного, можно заключить, что понятие «рационального выбора» претерпело массу изменений и уточнений, основной упор в определении данного понятия делался не на понятие «выбора» а на понятии «рациональности», что не совсем корректно в силу неотрефлексированности с позиций науки понятия «выбора». «Рациональность» понималась в начале становления понятия как эгоистичность действующих индивидов и к настоящему моменту включает уже не такую жесткую характеристику как «эгоизм», а «оптимальность», «стремление к максимизации», множество ограничений, поправок на социальные нормы, моменты «альтруизма». Все это заслуга многих ученых и мыслителей, однако, остается множество вопросов. Какова объективная основа выбора? Что такое «рациональный выбор» на сегодняшний день? Отражают ли проанализированные определения практику выбора в условиях современного общества — постиндустриального общества или «турбулентного капитализма»? На эти и другие вопросы предстоит найти ответы, и нам кажется, что исходить в этом следует из научно-философской концепции отбора, высшей, наиболее сложной формой которого является рациональный выбор [9].
следующая страница >>



Достаточно было одному мужчине влюбиться в женщину, чтобы мир стал таким, каков есть. Вольтер
ещё >>