«Человек в истории. Россия XX век» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Конкурс исторических исследовательских работ старшеклассников «Человек... 1 85.45kb.
Конкурс для старшеклассников «человек в истории. Россия ХХ век» 3 562.12kb.
Конкурс для старшеклассников «человек в истории. Россия хх век» 3 562.12kb.
Администрация Борисоглебского городского округа Воронежской области 1 128.4kb.
Ix всероссийский конкурс исторических исследовательских работ старшеклассников... 1 205.35kb.
Исследовательская работа «Культурно-исторические предпосылки становления... 1 237.54kb.
Исследовательская работа «человек в истории. Россия-20 век. 1 128.26kb.
Учебник советской и христианской истории Год 1929-1940, частичная... 1 175.14kb.
Сейчас 21 век век техники, компьютеров. Компьютер 1 12.73kb.
А. И. Земсков Государственная публичная научно-техническая библиотека... 1 73.46kb.
Конкурс педагогов образовательных учреждений Костромской области 1 93.09kb.
Репрессированные по национальному признаку 1 123.74kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

«Человек в истории. Россия XX век» - страница №1/3



Муниципальное Образовательное учреждение

Средняя образовательная школа № 8


«Человек в истории. Россия – XX век».








Работу выполнила:

Бочкарёва Анна Викторовна,

ученица 11 «а» класса

Паспортные данные:

серия18 04 № 679097

выдан УВД Камышина и

Камышинского района Волгоградской

области 30. 08. 2005 года

Домашний адрес:

улица Мира, дом 18, квартира 9

Научный руководитель:

Редкокашина Екатерина Михайловна,

учитель истории

Камышин - 2009

Оглавление.

Введение 3

Глава I. Причины и история переселения немцев в Поволжье в 3

1762-1770 годах.



Глава II. Жизнеобустройство немецких поселенцев Камышинского уезда и 6 города Камышина с середины XVIII до начала XX веков.

2.1. Жизненные трудности переселенцев Поволжья в 1770-х – 1880-х 6

годах.

2.2. Быт немецких колонистов в конце XVIII – начале 7



ХХ веков.

Глава III. Роль немецких колонистов в экономической, 10

политической, социальной жизни Камышинского уезда и

дореволюционного Камышина.
Заключение 12

Список использованных источников 13

Список использованной литературы 14

Список приложений 15

Введение.
С детства я привыкла к тому, что в моём городе, в Камышине, очень много людей с немецкими фамилиями. И меня это не удивляло. Но позже я задумалась: какая связь между далёкой Германией и небольшим российским городком?

Несколько раз мне приходилось слышать словосочетание «немцы Поволжья». Люди, вскользь упоминавшие об этом, казалось, прекрасно понимали, о чём идёт речь, но для меня было загадкой, как немцы могут быть поволжскими? Мне говорили, что немцы когда-то очень давно приехали в Россию и поселились на Волге. Но тогда возник новый вопрос: «Почему они это сделали?» Ответа я не получила.

А совсем недавно, идя по одной из улиц, я увидела храм, который был совсем не похож на привычные православные церкви. (Приложение №1). Узнав, что это – католический костёл, я окончательно определилась с темой своей будущей исследовательской работы, решив, что буду писать об истории поволжских немцев.

Цель написания моей исследовательской работы: обобщить и систематизировать информацию о главных сферах жизни немецких колонистов в Камышинском уезде и Камышине с середины XVIII до начала XX веков.

Чтобы достичь поставленной цели, мне предстояло решить следующие задачи:


  1. Узнать о причинах и истории переселения немцев в Поволжье в 1762-1770 годах.

  2. Рассмотреть жизнеобустройство немецких поселенцев Камышинского уезда и города Камышина с середины XVIII до начала XX веков.

  3. Выяснить какую роль играли немецкие колонисты в жизни дореволюционного Камышина.

Основными источниками и литературой, использованными в работе, являются:

– «Город нашей судьбы» Василия Мамонтова и Виктора Федоркова. Важной для исследовательской работы стала статья «Увековеченные словарём Даля».

– «Историко-географический словарь Саратовской губернии» А. Н. Минха. В процессе написания работы использовался 3 выпуск словаря.

– «Камышин далёкий и близкий» Евгения Хорошунова. Значимой для исследования является статья «Первый переводчик «Фауста».

– Воспоминание о Камышине дореволюционном Д. И. Гольмана.

– Воспоминания П. К. Галлера о быте немцев-колонистов в 60-е гг. XIX века.

Важным источником информации так же можно считать официальный сайт поволжских немцев «DIE GESCHICHTE DER WOLGADEUTSCHEN».


  1. Причины и история переселения немцев в Поволжье в 1762-1770 годах.

В 1552 году российскими войсками была взята Казань, а в 1566 году к территории России отошло и Астраханское ханство. Но эти огромные просторы заволжских степей долгое время пустовали.

В начале XVIII века, во время царствования Екатерины II, урождённой немецкой принцессы Софии Фридерики Августы Ангальт-Цербской, в России была острая необходимость колонизации малонаселённых окраин страны – территорий Поволжья, Сибири. Но, как писал историк Велицин: «В государственном хозяйстве не доставало ни сил, ни средств для окультуривания этих земель…»

Екатерина II пыталась решить эту проблему путём внутренней колонизации, но это было невозможно в условиях крепостного права и прикрепления крестьян к земле. Российские помещики не спешили переселяться в бедное, отсталое и беспокойное Поволжье. Путешествие по Волге начиная с XVI и до середины XVIII столетия, действительно, было очень небезопасным – казаки часто нападали на торговые караваны. Подтверждение этому можно найти в Историко-географическом словаре Саратовской губернии А. Н. Минха: «Шайки волжских разбойников были многолюдны, поприщем им служила преимущественно река Волга» .1 К тому же юго-западная граница России часто подвергалась нападениям кочевых народов – каракалпаков, киргиз-кайсаков, кубанских татар.

Манифестом от 4 декабря 1762 года Екатерина II призвала всех желающих из Европы свободно селиться в степных владениях России. (Приложение №2). Екатерина рассчитывала не только заселить окраины, но и привнести в эти районы расчётливый, грамотный, трезвый ум этих стран. Но в манифесте не гарантировалась обеспеченная и благополучная жизнь переселенцев, и призыв императрицы на западе услышан не был.

Ошибки были учтены, и во втором манифесте от 22 апреля 1763 года (Приложение №3) говорилось о бесплатной раздаче 30 десятин земли на семью, об уплате путевых издержек. Были обещаны беспроцентные ссуды на 10 лет для постройки домов и обзаведения инвентарём, освобождение от налогов на 30 лет, свобода от рекрутских налогов и постоев, веротерпимость, широкое местное самоуправление на национальной основе.

В это время в Европе только что закончилась Семилетняя война 1756-1763 годов. Немецкие графства и герцогства оказались опустошены. Крестьяне Германии, жившие в условиях жесточайшей эксплуатации и крайней раздробленности крестьянского землевладения, к тому же разорённого войной, стали эмигрировать с родины в другие страны.

Приглашение российской императрицы пришлось как раз кстати.

Начало лета 1764 года – это время приезда в город Ораниенбаум Санкт- Петербургской губернии первой партии переселенцев – 349 человек из

________________

1 Минх А. Н. Историко-географический словарь Саратовской губернии. Южные уезды: Камышинский и Царицынский. — Саратов: Типография Губернского земства, 1901. Том 1, вып. 3, сс. 553-1092.
Гессена – земли в Западной Германии. 2

Дорога в Россию была трудной, поэтому колонистов сопровождали русские конные солдаты во главе с капитаном Борисом Пайкулем и корнетом Робиндером.

Сохранилась выдержка из дневника Пайкуля:

«3 июля 1764 года прибыли в Шлиссельбург. 7 июля – прибыли в Ладогу, отсюда дальше поехали на подводах. 9 июля – отправились к Тихвинскому посаду».

Пайкуль во внутренние дела колонистов не вмешивался, все вопросы решались на усмотрение старейшин. Одним из средств воспитания у старейшины являлась палка.

«16 июля жена колониста Троя по решению колонистов-старейшин была наказана ударами палками за двухкратное непослушание ».

20 сентября 1764 года корабль с колонистами причалил к пристани в Саратове. На судне находилось 103 немецкие семьи. Они были разделены на три группы и направлены вниз по Волге для расселения.

Период массового переселения немцев в Поволжье начался в 1764 году. В это время на Волге образовалось 106 колоний, в которых проживало свыше 8 000 семей, всего около 27 000 человек.

В северной и средней части Камышинского уезда располагались исключительно немецкие поселения. В основном колонисты заняли реку Карамыш с её притоками и реку Иловля. Самыми крупными колониями Камышинского уезда были:


  1. Dobrinka (Нижняя Добринка) – одна из первых немецких колоний Поволжья. Создана 29 июля 1764 года. Население – немцы-лютеране, баптисты.

  2. Kraft (Верхняя Грязнуха). Здесь селились немцы-лютеране.

  3. Leichtling. Жители – переселенцы из Саксонии.

  4. Holstein (Верхняя Куламенка) – колонисты из Франции, Швеции, Швейцарии.

  5. Stephan (Водяной Буерак) – немцы, приехавшие из Гессена, Дармштадта.

  6. Pfeifer (Гнилушка). В этой колонии жили немцы-католики из Вюртемберга, Бадена. (Приложение №4).

Первое время обязанности местного управления переселенцами были возложены на особых комиссаров, а в 1766 году в Саратове открылось особое местное управление для колонистов под названием «Контора Канцелярии Опекунств Иностранных».

Вследствие турецких и польских войн вызов и приём переселенцев из-за границы в 1770 году был временно приостановлен, и через некоторое время приток колонистов в саратовское Поволжье совершенно прекратился.

________________

2 «Ленинское знамя». №152 (12545). 1988.

2. Жизнеобустройство немецких поселенцев Камышинского уезда и города Камышина с середины XVIII до начала XX веков.

2. 1. Жизненные трудности переселенцев Поволжья в 1770-х – 1880-х гг.

Надеждам немецких переселенцев на быстрое и лёгкое налаживание жизни в чужой стране не суждено было сбыться. Некоторые обещания Екатерины II, изложенные в манифесте, остались только обещаниями.

Жилья для колонистов на месте не оказалось. Царские чиновники из Опекунской Канцелярии всячески притесняли немецких поселенцев, ввели для них строгий режим. Правительство отменило льготу о воинской повинности.

Переселенцам пришлось самостоятельно строить дома и делать запасы топлива. Помимо этого все они были вынуждены готовить землю под посевы, несмотря на то, что некоторые из приехавших на Волгу немцев у себя на родине занимались торговлей или ремеслом, а, следовательно, не были связаны с земледелием. Но и у переселенцев-крестьян возникли трудности: они тяжело привыкали к русской сохе: в Германии немцы обрабатывали поля железным плугом.

Неприятной неожиданностью стали для колонистов и природные условия Поволжья. Вот как эти условия характеризует А. Н. Минх:

«Климат Камышинского уезда отличается довольно суровою зимою, хотя и сравнительно кратковременною, и продолжительным знойным и сухим летом. Общая черта всех времён года – частые и резкие перемены температуры и других метерологических явлений; весна бывает кратковременная и вдруг сменяется сильными жарами; продолжительные засухи здесь не редкость». 3

Вскоре к и без того нелёгкой жизни немецких поселенцев добавилась ещё и перенаселённость быстрорастущих колоний.

В качестве примера можно рассмотреть одну из первых колоний Камышинского уезда – Нижнюю Добринку. Анализируя количество мужчин и женщин, согласно ревизиям разных годов, можно сделать вывод, что меньше чем за 100 лет количество только взрослого населения колонии увеличилось более чем в 7 раз. (Приложение №5).

В 1859 году в Камышинском уезде было 5 немецких округов: Норкский с 10 колониями, Сосновский – с 13, Каменский – с 11, Усть-Кулалинский – с 9 и Иловлинский – с 8.4

По 10-ой ревизии 1857 года существовала 51 немецкая колония. Мужчин и женщин в них насчитывалось 102 251человек.

У А. Н. Минха находим: «В 1860 году в Камышинском уезде жителей…всего 203 788 душ обоего пола. По народности немецкие колонисты и малороссияне преобладали над русским населением, составляя

_______________



3Минх А. Н. Историко-географический словарь Саратовской губернии. Южные уезды: Камышинский и Царицынский. — Саратов: Типография Губернского земства, 1901. Том 1, вып. 3, сс. 553-1092.

4 Смелов Л. Камышин. Из века в век. — Камышин. 2008. Стр. 123.

2/3 общего итога».

Таким образом, если считать, что количество немецких колонистов за три года, с 1857 до 1860, изменилось незначительно, то можно сделать вывод: к 1860 году немецкие колонисты составляли около половины всего населения Камышинского уезда.

Это подтверждает то, что население немецких колоний увеличивалось довольно быстро.

Не выдерживая всех трудностей жизни в Поволжье, колонисты начали уезжать в другие губернии страны и за её пределы. С марта 1887 года в США, Аргентину и Бразилию выехало 350 семей.

2.2. Быт немецких колонистов в конце XVIII-начале ХХ веков.

Только к концу XIX века население немецких колоний стабилизировалось. Преодолев все бедствия, колонисты упорным трудом добились того, что ранее безжизненные поволжские земли ниже Саратова постепенно становились цветущим краем.

По свидетельствам первых поселенцев там, где колонии основывались вблизи немногих русских поселений, русские охотно помогали колонистам в обустройстве их жизни.

Нужно было бы считать, что такие отношения были только во время образования колоний, если судить по выдержке из книги «Путеводитель по реке Волге и её притокам»: «Немцы-колонисты живут замкнутой жизнью, строго придерживаясь своей религии, обычаев и нравов своей страны, сохраняя родной язык. Браков с русскими не бывает, во всём складе жизни и умственном кругозоре проглядывает влечение к родному».5

Но, с другой стороны, этому утверждению противоречит запись в «Историко-географическом словаре Саратовской губернии» А. Н. Минха о немцах-колонистах: «Живут в достатке. С русскими ладят».

Скорее всего, сохраняя свои обычаи и культуру, немцы постепенно осваивали и русский язык, налаживали связи с местным населением.

Отдельные колонии были разобщены между собой, так как немцы прибыли из разных мест раздробленной феодальной Германии. В колониях поселенцы селились строго по конфессиям (католики, лютеране).

Поволжские колонии имели квартальную планировку. Планы поселений были разработаны попечительским советом.

В Камышине дома немецких колонистов, в основном, находились на территории от нынешних улиц Октябрьской до Базарова, от Красной до Песчаного оврага.

Дома колонистов отличались от русских. Зажиточные немецкие крестьяне в Камышинском уезде строили дома из деревянных брусьев. Здание, как правило, было обращёно к улице длинной стороной, вход – со двора, со стороны, противоположной улице. Особое своеобразие придавал немецким домам их внешний вид и внутренний интерьер.

Внутри дом поперечной стеной делился на 2 помещения, первое – жилое, второе – прихожая, она же кухня. В кухне на стене рядом с печной трубой обычно прикреплялась полка для посуды. В переднем углу, где у русского ________________

5Путеводитель по реке Волге и её притокам. – Одесса, 1907. С. 122.

населения находился киот с иконами, у зажиточных колонистов располагался стенной шкаф с праздничной посудой: двумя-тремя расписными фарфоровыми тарелками, несколькими чашками, стаканами, чайными ложками.

У свободной стены стоял всегда чисто вымытый, в состоятельных семьях – раскрашенный и разрисованный, стол со скамейками. Далее, у стен, находились сундуки с платьями, бельем и другими вещам.

Особенно интересны воспоминания П. К. Галлера о сундуке с приданым жены и о кроватях колонистов.

Галлер говорит, что сундук всегда был заперт, а замок при отпирании издавал очень громкие музыкальные звуки, чтобы можно было услышать, что сундук кем-то открывается.

Кровать П. К. Галлер называет «гордостью колонистки», так как кровати старались расписывать как можно красивее и ярче. Утром хозяйка сбивала перину и, перегнув пополам, клала ее на передний край кровати, покрывала все простыней с прошивкой на нижнем крае. На перине находились взбитые подушки в сарпинковых или даже белых наволочках. Ножки кровати не оканчивались на уровне ложа, а доходили почти до потолка. Так как кровать устанавливалась в углу комнаты, оставались две открытых стороны, которые затягивались занавесками, раздвигаемыми днем и задвигающимися на ночь.

В своих воспоминаниях о быте поволжских немцев-колонистов села Экгейм Галлер П. К. говорит:

«Такая постель называется "Himmelbett", потому ли, что она очень высока, или потому, что в ней так хорошо спать, что чувствуешь себя как на небе». 6

В диалектах поволжских немцев встречаются слова Bett mit Himmel. Himmel – в переводе с немецкого языка помимо значения «небо», ещё может обозначать «балдахин». 7 Возможно, "Himmelbett" – это кровать с балдахином.

Колонисты самостоятельно лили свечи и делали деревянные подсвечники. Если же свечей по какой-то причине не было, то в глиняную чашку с носиком вливали какой-нибудь жир или сало, в носик клали фитиль из ниток и зажигали. Это освещение было чрезвычайно скудно, но больше одного такого ночника на стол не ставили, все довольствовались этим светом.

Что касается костюмов колонистов XVIII – XIX веков, в их основе лежали традиции национального немецкого костюма.

Мужчины летом носили короткие брюки, надевали белые или цветные рубахи, через воротник которых продёргивалась тесемка-завязка. Иногда, в особенно важных или торжественных случаях поверх рубахи «полагался» однобортный или двубортный короткий жилет «Weste» (в некоторых колониях имел название «Brustche»). (Приложение №6, А). На голову колонисты надевали суконный картуз для выхода и соломенные картузы и шляпы для полевых работ. В тёплую погоду в будни колонисты ходили босиком.

_______________

6Галлер П. К. Воспоминания о быте немцев-колонистов в 60-е гг. XIX ст. – Саратов, 1927.

7Немецко-русский словарь. Под ред. К. Лейна – Москва, Русский язык, 1996. С. 117.

 В холодное время года надевались брюки из самотканого сукна; из этого же материала была сшита часть костюма, напоминавшая длинный жилет, но с рукавами – «Wams». В зимнее время сверх жилета надевался полушубок. В холодное сырое время года носили смазанные сапоги, а зимой, при снеге – валенки. Отправляясь в дорогу, колонист сверх полушубка надевал еще овчинный тулуп. Зимние головные уборы немцев – суконные, на ватной подкладке, шапки с отворотом, шапки-ушанки.

 Одежда женщин летом – шерстяная юбка из самотканой ткани и сорочка. В праздники помимо этого надевали башмаки и белые бумажные чулки, а сверх сорочки – лифчик-корсаж из пестрой материи у молодых женщин и из темной у старух. Головные уборы немок – чепцы, которые фиксировались при помощи лент или тесёмок и завязывались под подбородком или под причёской. (Приложение №6, Б).

Зимой колонистки надевали шерстяные чулки темных цветов, валяные высокие туфли с каймой из гаруса, стеганные ватные лифчики-корсажи, короткие утеплённые пальто на вате, две-три юбки. Голова укрывалась теплой шалью по большей части синего или черного цвета.

За долгие годы жизни в Поволжье немцам удалось сохранить свою самобытность. Возможно благодаря тому, что культура российских немцев-колонистов тесно связана с религией и церковью.

Литературы о том, как поволжские немцы справляли свои главные праздники, очень мало.8 Судить об этом можно только по воспоминаниям самих немцев-колонистов. (Приложение №7). Важнейшие торжества в жизни любого немца – рождение, первое причастие, брак, а также Рождество, Пасха, Троица. И каждый из этих праздников, так или иначе, связан с церковью.

С 1760 – 1770 годов ведёт отсчёт история церкви колонистов, неразделимая с историей поволжских немцев.

Церковные старосты, патеры или пасторы избирались прихожанами, а назначались канцелярией. Их переходы из прихода в приход регулировались саратовской колониальной администрацией.

Главной фигурой прихода был пастор или патер. Духовенство немецких колоний первоначально состояло из священнослужителей, приехавших из католических стран. Позже их ряды дополнили приглашённые российским правительством священники. Но, несмотря на это, до 1790-х годов ощущалась катастрофическая нехватка духовных лиц.

В церковной сфере немецких колоний была и другая серьёзная проблема. Это недостаточное количество храмов, церквей, молитвенных домов.

В Камышинском уезде одной из первых, в 1855 году, была построена деревянная католическая церковь в колонии Röthling (сейчас село Семёновка Камышинского района) (Приложение № 8, А). После Великой Отечественной войны Семеновскую церковь разобрали. Церковная изгородь была демонтирована. Есть мнение, что её установили вокруг здания Госбанка и Парка культуры и отдыха в городе Камышине. (Приложение № 8, Б).

_______________



8 Город старый, город новый, выпуск №2. / Под редакцией Г. Шендакова и Т. Кандауровой. – Камышин, 1997. С.29.

Только в середине XIX века в Камышине на углу улиц Красной и Песчаной был выстроен католический собор (Приложение №9, А), а на улице Саратовской открыта лютеранская церковь. (Приложение № 9, А, Б).

При этих церквах были школы для детей немецких колонистов – католическая и лютеранская. Школа поволжских немцев была конфессиональной (церковной). Это, по сути, и подчиняло её церкви. Главное внимание уделялось заучиванию наизусть молитв, церковных гимнов, текстов из Библии.

Лютеранское училище существовало в Камышине с 1863 до 1941 года.

Сейчас в городе есть действующий католический храм на улице Лазарева, 46 – Приход Введения в храм Божией Матери. (Приложение №1).

3. Роль немцев-колонистов в политической, социальной и экономической жизни Камышинского уезда и дореволюционного Камышина.

В конце XIX – начале XX веков в немецких колониях происходит социальное расслоение, появляется даже крупная буржуазия. Но серьёзного развития классовой борьбы у немцев не было. В умах колонистов господствовало общинное сознание, которое поддерживалось и развивалось с помощью религии. Для немецких колоний в предреволюционные годы характерно почти полное отсутствие политической жизни.9

Что касается экономической и общественной сфер жизни уезда, поселенцы всё активней проявляли себя в них, способствуя развитию промыслов и торговли.

В кустарном производстве уезда было занято больше 10% немецкого населения. Процветало сарпиночно-ткацкое производство, в котором было занято 50 тысяч ткачей-кустарей. «Камышинская сарпинка» приобрела известность не только в России, но и за рубежом.

Прославился Камышинский уезд и выпуском «веялок-колонисток». Ежегодно выпускалось 30 000 этих машин.

Кроме того немецкие кустари занимались соломоплетением, работой по дереву, гончарным делом, а также кузнечно-слесарно-механическими работами.

Причиной такого развития кустарных промыслов был земледельческий характер основного занятия немецких поселенцев. У колонистов оставалось достаточно времени для занятия ремеслом, для которого необходимо было только наличие естественных природных материалов: глины, камней, песка.

К тому же существовал большой спрос на сравнительно дешевые изделия. Способствовали развитию промыслов и традиционные национальные черты немцев – трудолюбие, трезвость, практичность и особая склонность к ремёслам. Немалую роль сыграл высокий процент грамотности населения в немецких колониях.

Подворною переписью 1886 года отмечено по Камышинскому уезду: грамотных мужчин всех возрастов 42425 (более 32% всего мужского населения) и грамотных женщин 31177 (более 26% всего женского _______________

9Герман А. А. «Немецкая автономия на Волге», часть I, монография. – Саратов , 1992 . С. 12.

населения). Камышинский уезд, в отношении грамотности, являлся передовым уездом в сравнении со всеми другими Саратовской губернии. Такой высокий процент грамотности Камышинского уезда как раз и объяснялся большой численностью немецкого населения, у которого было введено обязательное изучение немецкого языка.

Именно уездный Камышин стал для колонистов местом, куда они отправляли учиться своих детей, где открывали свои предприятия и магазины. Одна из улиц города даже получила название Немецкой. (Сейчас улица называется Спартаковской).

В воспоминаниях о дореволюционном Камышине Доминика Гольмана, выходца из немецких поселенцев, то там, то здесь видим немецкие фамилии:

«Мельница Бореня – где-то за городом.

Мельница Райсих – левый берег Камышинки, у моста.

Булочная Миллера – на улице Гороховской.

От Никольской до Немецкой улицы справа – аптека Дрофферт, единственная в городе».10

Таким образом, среди населения Камышина появились немецкие аптекари, пекари, владельцы мельниц и гостиниц. Были и купцы, банкиры, врачи, адвокаты, учителя. В Камышине тех лет гремели такие фамилии, как Райсих, Горст, Лихтенвальд, Борель, Шнайдер, Дрофферт, Безель, Лотц и многие другие. Это все были уважаемые люди.

______________



10Гольман Д. И. Воспоминание о Камышине дореволюционном. 1981.

Заключение.

При написании исследовательской работы, я старалась объединить информацию о поволжских немцах, найденную в разных источниках. Материалы анализировались, сопоставлялись. В процессе исследования были обнаружены некоторые неточности в названиях немецких колоний, несоответствия в материалах об отношениях между русским населением Камышинского уезда и немецкими колонистами. Также я выясняла причины определённых событий, например приезда немцев в Поволжье.

Следовательно, в работе присутствуют элементы следующих методов исследования: синтеза, анализа, рефлексии.

В процессе исследования удалось обобщить и систематизировать найденную информацию об истории поволжских немцев в период XVIII –начала XX веков и на основании этого сделать выводы о значении деятельности поселенцев для Камышина и Камышинского уезда, об основных сферах жизни колонистов.

Несмотря на то, что к началу XX века немецкие колонисты составляли почти треть населения уездного Камышина, они не смешались с местным населением, не утратили своё собственное лицо. Яков Дитц говорит о немцах Поволжья: «Это новый народ, даже новая раса, создавшаяся в особых жизненных условиях. Немцы уже не были похожи на германцев, но и не стали русскими».11

Немало имён известных людей можно найти среди поволжских немцев. Первым переводчиком «Фауста» на русский язык стал уроженец Камышинского уезда – немец Эдуард Иванович Губер. В 1835 году он закончил перевод поэмы «Фауст» на русский язык. И, конечно же, с нетерпением ждал решения петербургской цензуры. Но она запретила публикацию перевода. И Губер уничтожил рукопись. Однако об этом случайно узнал А. С. Пушкин. Он разыскал Эдуарда Ивановича и уговорил восстановить перевод «Фауста».

Депутат первой Государственной Думы России, адвокат Яков Дитц был не только известным бунтарем в Таврическом дворце, но и любимцем народа в родном Камышине. К тому же он – один из виднейших исследователей и авторов-составителей истории российских немцев.

Немцы-колонисты перенесли многое, но не уступили, не сдались. Трудности и препятствия сделали их только сильнее. В XX век немецкие колонии вступили окрепшими, готовыми заявить свои права на самостоятельность и независимость.


_______________



11 Дитц Я. История поволжских немцев-колонистов. – Москва, 1997. С. 378
следующая страница >>



Туннели мучаются комплексами лабиринтов. Мечислав Шарган
ещё >>