Беседы с сердцем - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
«Из цикла Философские беседы» Л. Е. Балашов москва  2012 о цикле... 23 1744.75kb.
Методическая разработка лекции беседы «с любовью о и. С. Бахе» 1 271.8kb.
В. А. Рязанцев беседы о трезвости 15 1819.71kb.
Беседы с лучшими трейдерами америки 33 6775.64kb.
Беседы с лучшими трейдерами америки 33 6830.09kb.
Кирпал сингх утренние беседы 15 2195.78kb.
Для чего нужны огласительные беседы 1 86.57kb.
Джидду Кришнамурти Бомбейские беседы 8 743.93kb.
«Сердцем прикоснись к подвигу» 1 64.13kb.
Урока «Необходимо с добрым сердцем жить!» 1 101.34kb.
Заповеди педагога 1 8.71kb.
Тронина, Т. Большая книга приключений для маленьких принцесс 1 63.16kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Беседы с сердцем - страница №2/4

Меньше говори, сумей больше излучать.

Прилагай к каждой своей мысли и действию меру справедливости.

Проверяй всегда свои побуждения.

Сумей обращать меч своей воли именно туда, куда не хочется, когда чувствуешь себя уставшим, когда трудно, на то, чего внутренне избегаешь.

Куй свою волю, как стрелу молнии, спешить на помощь и сокрушать тьму.

*

Старайся увеличить тепло своего сердца к каждому, пусть жестом — улыбкой дай другому бодрость.



У каждой чуткой души часто бывает сердечная ноющая боль, она ждет от тебя мажорного тона. Особенно этот дар сердца нужен молодежи.

Помоги еще и еще умножить сердечность. Исцеляй сердцем.

*

Если ты должен отвечать на письма, радуйся случаю еще раз утвердить Свет. Кто знает, какие чувства могут засиять в сердце от пламени твоего слова. Зажигай огонь, где можешь.



Спеши подходить к другому с таким сердечным касанием, словно ты должен помочь всему человечеству.

22.XII.1955

*

Троякий смысл страданий:



1) Страдания как уплата долгов, или то, что называют искуплением или наказанием.

2) Страдания как школа или прояснение сознания. Бич, который гонит, является и уроком.

Этим двум группам подвержено большинство людей.

3) Страдания как проверка сознания — огненное испытание готовности человеческого духа, когда он приближается к порогу новой лестницы. «Кого Бог любит, того испытывает». Здесь уже приоткрываются врата к духовному геройству. Но только тогда, когда человек выдерживает экзамен.

В лагерных переживаниях стремлюсь найти хоть немного знаков решающего испытания.

О нет, это не страдания, что там было. Сердце с трепетом всегда категорически отклоняет это слово. Ведь тогда школьник свои экзамены тоже может назвать «страданиями»? Нет, это был поток огня, напряжение, пусть и огромное. Но над ним парил серебряный луч Благословения. Этот луч был мостом над сгущением теней к Свету.

26.XII.1955

*

«Не покинь, Владыка, потому соберу все свои силы, не оставляй, ибо иду к Тебе».



31.XII.1955

*

Нередко люди жалеют, что зря жертвовали собою. У сильных духов нет в сознании такого слова, как «самопожертвование». Если бы Христос подумал, что Он приносит жертву, в то же мгновение Он больше не был бы Христом. Только мы можем оценить Его подвиг как величайшую Жертву. Сильный дух отдает себя спонтанно, в силу великой необходимости, не жалея и не медля ни мгновение, он исполняет свою высокую миссию, щедро отдавая, и Вселенская Справедливость сама оценивает его труд.



1.I.1956

*

Молодым энтузиастам.



«Одна вспышка огня духа, в унисон с Космосом, может вызвать умиротворение целого народа».

3.I.1956


*

Всегда, когда трудно, подумай о тех, кому еще труднее.

31.I.1956

*

Ты, Имя которого произносит только мое сердце, как много красоты я получил на этой планете из Твоих Рук.



Каждый луч энтузиазма был подарен Тобою.

Как много было взлетов чистой радости, они облекали светом пространство вокруг меня, и меня самого — огнем, они давали мне мгновения незабываемой силы творчества, чистую дружбу, гармонию отношений, веру в человека, жажду быть полезным другим.

В благоговении я принимаю и струну через бездну, Твою всеобъемлющую, огненную проверку моих сил.

И она — священный дар Твоей любви.

5.III.1956

*

Спеши, о сердце! Будь способным соревноваться со стрелою и молнией. Решайся немедля. Упражняйся в находчивости. Трижды умножь качество труда, даже ритм. Помогай как можно быстрее. Откликайся скорее. Найди время для добра. Спеши хоть искру бросить в радость эволюции мира. Укрепляй, просветляй хоть тот уголок Земли, где находишься.



2.V.1956

*

Мы идем по горному лугу, и я благословляю каждый цветок и травинку. Насколько все безмерно красивее, если одухотворено искрами человеческой мысли. Летите, огненные птицы, в пространство. Зажгите в чутких сознаниях обновление и понимание.



В романтике ночи Ивана Купалы наблюдаем и трагедию молодежи: уничтожение своей сущности в алкоголе. Также — развлечения, столь чуждые смыслу чистой прекрасной природы. Но чем же удовлетворить потайные устремления лучших сознаний молодежи? Нет духовного хлеба, и если где-то появляется — не интересуются, не понимают истинную Культуру; но грубое, пресное не дает удовлетворения. Может, надо объявить премии за придумывание видов развлечений, которые в то же время делали бы созвучными стремления духа — души и физического тела? Но первое и высшее задание — просветлять глаза молодежи. Научить различать ложное от единственно истинного, Свет от тьмы, звучание Красоты от какофонии. Научить сердце видеть, слышать. Но почему молчат семья, школа, общество, само государство? Где настройщики сознания и целители, пахари и сеятели пространства? Где наставники, которые понимали бы неутолимый голод народа по духу? Кто однажды разрешил бы подойти к свободным, живым Горным источникам, и сам призывал бы к ним? Где пастухи, которые собрали бы рассеянных, заблудших овец? Где те, кто взял бы на себя пламенную ответственность за сознание идущего новым путем и открыл бы ему путь многогранных, как радуга, возможностей? Где те, кто возродит и вознесет Культуру, как истинно революционное знамя духовного Света? Имеются же и такие сердца, пусть только их станут тысячи тысяч.

*

Легенда говорит, что Святой Франциск был сеятелем добра, проповедником Света уже своим присутствием, без слов, излучением магнита мысли. Сердце, хоть в малейшей мере старайся подражать!



*

Счастье людей в том, чтобы получать. Наше счастье должно быть — отдавать.

*

«Культурные люди, сменяя квартиру, не оставляют за собой грязи. Н.К.<Рерих> к каждому относился с огромным вниманием. Он никогда не оставлял что-то неулаженное. Это свойство огненного духа. Не было случая, когда он не ответил бы на какое-то письмо. Во всем заботлив. Чрезвычайно точен. Дыхание хаоса никогда не касалось его. Его огненность выражалась уже в том, что в его присутствии усиливались хорошие качества других. “Надо быть привлекательным” — любил он поощрять. Он учил развивать сердечность. Сердечность зажигает духовные огни. Его самого кто-то характеризовал: “Апостольская простота”. Он был, воистину, олицетворением Учения. Он излучал живительный огонь. Вблизи него я чувствовал себя чрезвычайно счастливым» (А<льфред Хейдок>).



24.VI.1956

*

Эйнштейн, перед уходом, на вопрос в интервью, верит ли он в Бога, ответил: «На опыте своих без малого девяноста лет я еще не познал, что Бога нет. И другим ученым я советую познать, есть ли Бог, или его нет».



*

Когда труднее всего, тогда и спасение ближе всего.

26.VI.1956

*

«Домашние мысли в дороге не годятся».



30.VI.1956

*

Уже ребенок начинает жить по высочайшей заповеди жизни, когда отдает братику большую часть того, что ему самому сильнее всего доставляет радость. Так учатся интуитивному счету высшей математики — задаче самопожертвования.



8.VII.1956

*

Мысль осуществляется, если она зажжена. Все достижимо, пусть в более далекой перспективе. Если и не в эти трудные годы, даже не в этой жизни, тогда в Тонкой. Если не сумеем достичь там, то в будущей жизни. Если и не в ней, то все-таки наши идеалы, зажженные в пространстве, осуществят другие огненные души.



28.VII.1956

*

Сколько раз я тебе говорил, о сердце, будь равнодушно спокойным к земным неудачам и удачам. Все богатства мира не стоят одного мгновения твоего волнения. Если ты улыбнешься вещам, как путник, который одинаково смотрит на горсть жемчуга и на каплю росы и устремляется, окрыленный преданностью, только вперед, к духовной цели, — тогда все, что необходимо для прочного существования твоего тела, будет дано.



4.VIII.1956

*

Тебе ведь ничего не принадлежит, даже твои чувства и мысли. Ты должен чувствовать, мыслить, как этого хочет Великий Даритель. Он Владыка над твоими настроениями, над твоими бедами и радостью. Как же ты можешь чувствовать и мыслить о том, что Его недостойно? Не допускай и малейшей тени, которая могла бы опозорить ясность твоего сознания, живи так, как бы Он чувствовал, думал, действовал на твоем месте, через тебя.



12.ХI.1956

*

Святого Сергия звали — «скорый на помощь».



30.Х.1956

*

Будь кротким, спокойным к шипам духовного непонимания. Как же ты справишься с великим решением, когда надо в мгновение ока применить весь опыт, всю квинтэссенцию находчивости духа, или когда в перекрестных огнях Битвы надо сосредоточиться единственно на мысли о победе, если ты можешь еще волноваться о грязи будней?



20.Х1.1956

*

Вглядываюсь в черты человека, в которых можно прочесть трагическую безысходность. Его жизненная энергия поникла как цветок, пораженный заморозками. Думаю: если бы ты осознал, друг! Истинно, есть в жизни и большие драмы, и муки отчаяния, есть даже край бездны или кажущиеся нашему уму тупики. У людей это так бывает при росте души. Все-таки знай, истинно, — нет трагедии, нет безысходности, нет стен непроходимых границ. На известной ступени сознания эти понятия уже не существуют. Если ты окружен непреодолимыми препятствиями или тьмою, у тебя еще остается путь кверху, тебя спасет Серебряная Нить. Если находишься перед стеною, кто знает, быть может, ты увидишь выступы, по которым переберешься, или откроется тайный ход, который проведет сквозь стену. Кто знает, быть может, тобою представленная стена настолько непрочна, что ее можно сокрушить головою, как в древней мистерии посвящаемый разбивал в темноте последние врата.



Потому никогда не отчаивайся, друг. Преданное сердце получит Руку помощи в последний миг. Доверяй до конца, о сердце.

И еще Сказано: если положительные энергии всех возможностей в этой жизни на самом деле исчерпаны, ты получишь удовлетворение в Том Мире или в одеянии другого пространства.

«Все возможно, только ум человеческий шепчет о невозможности». Потому следуй вере сердца.

2.XII.1956

*

Я думаю о потустороннем мире, чтобы при входе в Тонкий Мир не отягощала мысль о медленном темпе моей бывшей жизни, недостатке благозвучия, несовершенном. Чтобы я смог удвоить, нет, удесятерить жизненную энергию ради восхождения своего и других. Чтобы каждая мысль, чувство устремлялось всегда к Тому, нашло бы отзвук в Том, кого люди называют Богом, т.е. Святая Святых. Отражалось бы в зеркале огненного Сердца.



«Больше ничего не надо, только бы непрестанно молиться Богу» — слышу вздох простого сердца. Истинно так!

13.XII.1956

*

Первый этап пути в некотором смысле равен стадии завершения: энтузиазм, огненные крылья, освобождение, только в другой, более огненной амплитуде ответственности. Вначале личные искания, самопринуждение, потом медленное освобождение от себя в огромнейшей борьбе и в перекрестном огне испытаний, пока не проявишь самодеятельности и готовности отдавать всего себя. Высшая стадия — кооперация с Космической Волей. Не моя воля, но Твоя. Чтобы каждый мой импульс стремился отобразить Твою Волю. Чтобы каждое мое деяние стало посвящением Тебе.



Этот путь — с восхищения ребенка, еще окрашенного самостью, до исполненного пламенем подвига самоотвержения, что скрыто дышит и в праздничных часах преданности, и в суровом долге будней.

21.XII.1956

*

Говорят — «чем более велик Гуру, тем больше мы сами». Никто не был так очернен, как Калиостро, ученик великого Сен-Жермена.



Сегодня читаю под старым портретом Калиостро на французском языке:

«В нем можно узнать черты Друга людей,

Каждый день отличается новыми добродетелями,

Он продлевает жизнь, помогает в нужде.

Радость быть полезным — единственная его награда».

*

«Не жди успокоения своих бед, болей от других. У всех самих их достаточно. Справляйся сама. Твое задание, именно, противоположное — успокаивай других, помоги другим, послужи, где только можешь, другому, будь всегда приветлива со всеми» (М<ета Пормалис> (?)).



22.XII.1956

*

Как чудесно слышать снова ультразвук Указания: «Примите совет для успеха намеченного конгресса: идите высшей мерою!»



24.XII.1956

*

Диалог о счастье.



Н: Кто в жизни уже имеет счастье, тому всегда дается еще больше счастья.

З: В чем же счастье? Кто знает, быть может, ребенок, получивший пряник, будет радоваться намного больше, чем взрослый подаренному лимузину.

Ф: А другому — приветливое слово, сказанное в настоящую минуту, раскроет дивное царство небесное. — Не счастье, но качество и понимание счастья. Не радость, но радость как высшая мудрость. Эта мудрость учит, что даже на краю бездны сердце может окрылять радость преданности.

26.XII.1956

*

Западноевропеец в динамическом беге отдаляется от своего сознания: как бы только не надо было думать вне обычности, остаться наедине с собою. С работы — в семью, на развлечения или опять в заботы. Не умеет больше человек даже взор поднять вверх. — О знай, твой Бог, который тебя ни на мгновение не оставлял, однажды прояснит твое сознание, даже после долгих веков страданий и тоски. Тогда уж лучше не бойся сейчас же посмотреть в Его сияющий Лик. Вместо механических побуждений слушай только свое сердце.



Истинно, какое право вы, не владеющие собою сеятели гнева, имеете затемнять хоть на мгновение красоту этого звездного пространства, обители света мириад существ? Если бы вы хоть раз поняли, что делаете. Вы, обитатели планеты, безмерно ответственны и за чистоту пространства.

Насколько по-детски тщетна вся ваша злость. Я направляю вам навстречу луч любви своего сердца. Пусть этот огонь сожжет тернии.

30.XII.1956

*

Когда в бурю, в проливной дождь выходишь из дому в эту темнейшую январскую ночь (мороз вдруг опять сменился волной теплоты), и все нервы возбужденно поют, в этой жуткой темноте кажется, не сорвалась ли с якоря, словно корабль в разбушевавшемся море, наша планета, и Капитан в кровавом поту старается спасти пассажиров, которые безответственно, хаотически предаются своей эгоистической суете, развлечениям, страстям, играм ненависти, и не слушают спасительных приказов Капитана, тем самым способствуя приближению кораблекрушения.



9.I.1957

*

Слышу сегодня в поезде разговоры:



«В Австрии холод двадцать градусов».

«В Южной Франции снежные бураны».

«В Швеции в саду расцвели тюльпаны».

«В норвежских фиордах всю зиму цветут розы».

«Но у нас — тепло и приятно, как на Ивана Купала. Снега уже давно нет. Идет дождь».

«В Японии тайфун опять смел побережье».

«Где-то потоп, где-то опять — извержение вулкана, землетрясение».

«В Польше необычное полярное сияние».

«По радио говорили, что земная ось сменила место. Гольфстрим бастует».

Так снова и снова констатируют необычные факты. Они пробуждают удивление, которое сейчас же тушится в путанице сотен — большей частью иллюзорных — забот и вопросов. Но нигде не поднимается вопрос — почему? Это хоть немного приблизило бы к космическому пониманию, хоть немного заставило бы почувствовать личную ответственность.

23.I.1957

*

Я смотрю на свои руки, тело, вглядываюсь в свое лицо в зеркале, и мне иногда кажется, что я одет в чужое одеяние. И деревья, и природа вокруг иногда кажутся словно еще сердцем не познанными строками в книге. Почему сердце к каждому человеку подходит с опаской, и только иногда открывается и ликует?



Но когда я слышу индийскую музыку, вглядываюсь в черты индийцев, какими бы они ни были, вслушиваюсь в сердечные по звучанию слова, во мне мгновенно зажигается давно позабытое, можно сказать, божественно радостное чувство. И грустные своеобразные индийские мелодии, и природа, но еще больше душа, которая отражается в чертах лица индуски (словно в них отблеск лица моей далекой матери, возлюбленной, сестры), поднимает во мне целую бурю разных чувств. В мыслях и добрых словах индийцев я стараюсь найти то непреходящее, что есть под солнцем. То ли это прошлое, соприкасания нескольких жизней? Нет, и Будущее. Нет, не только пространственно далекая земля, которую освещает свет вершин Химавата. Это вечная Индия, моя настоящая Мать, которую я искал во всех краях, при всех обстоятельствах, во всех глазах и сердцах людей, во всех идеях, книгах, в жизни. <…> Для меня существует лишь одно мерило — Гималайское сияние в глазах. Если я вижу его в латыше, в русском, в литовце, также в индийце, мое сердце становится звучанием ста колоколов. (По древним воспоминаниям, индиец мне близок и пространственно, мгновениями он как бы даже сливается с тем, кого я ищу, хотя и чувствую, что заблуждаюсь, что сегодня и в самой индусской земле не много осталось от Вечной Индии.)

Истинно, в это мгновение, так же как в ранней молодости, столь мало я чувствую себя латышом, европейцем, так мало облаченным в одеяния этой теперешней моей расы. Я принадлежу — той Вечной Родине, со своей сердечной болью, ошибками, стремлениями и жаждой роста.

26.I.1957

Слушая по радио музыку индийского государственного праздника.

*

Учись, о сердце, сегодня вновь и вновь высокому искусству взаимоотношений.



Будь всегда приветлив, с бесконечным терпением и смирением относись к каждому, нравится ли он тебе или не нравится. Приветлив не только перед его глазами, но и за спиною, именно, в разговоре и размышляя о нем. Даже в мыслях не осуждай его, но каждому, в свете сердца, укажи его настоящее, соответствующее его возможностям восхождения, место. Только лицемерие и предательство можешь бичевать, не теряя ясности сознания.

Эту заповедь духовной Культуры я стократно уже напоминал тебе, сердце: каждому, с кем встречаешься или о ком думаешь, старайся подарить искру благожелательства. Но когда же, о когда же ты завершишь в полнозвучии свое задание? Когда, сердце, ты станешь истинно беззаветно щедрым и будешь излучать справедливость каждым своим биением?

15.II.1957

*

Сказано, что теперь, в грозные дни Армагедона, единственное спасение — сердце.



Потому пойми, сердце, что ты должно быть моим чутким и сияющим путеводителем через океан огня мировой битвы, и возрождайся силой своего света.

Укрепляй, о сердце, все более неотступно, дисциплину своего восхождения. Стань чисто звучащей струною, которая воспринимает, оценивает каждое мое деяние, мысль, и отзывается на малейшее дуновение другого сердца.

Сказано, что и в сострадании надо упражняться.

16.V.1957

*

Ежедневно слышу об атомной войне, о катастрофической силе ядерного оружия. Голоса мира часто звучат как SOS! Мир в опасности. Но эти голоса за мир всегда ли продиктованы беззаветнейшими мотивами сердца?! Мир — это же полнейшее доверие, братство и гуманизм, сердце, загоревшееся к сердцу ближнего.



Слышу: «Помогите каждый удержать равновесие!»

Сейчас медленный индивидуальный метод уже мало помогает. Наставления и этика могли бы вырастить поколения, но сейчас необходима мгновенная «скорая помощь». Истинно, каждая сознательная огненная душа сегодня должна чувствовать себя фокусом целого коллектива, с огромной ответственностью, и с самозабвенным пламенем сердца, вдохновенными мысленными молитвами, в напряженном труде, устремиться на помощь Капитану, который изо всех сил старается провести корабль через ураган.

30.VII.1957

*

Вновь слышу: «Каждого надо пожалеть!» Если бы сказавший исполнял это сам, как и те, кто с ним рядом, тогда в мире скоро бы наступил рай.



1.V.1957

*

И еще: «Не уставай делать добро!» — услышь, прислушайся, повторяй, анализируй, о сердце, пока это не запишется в каждой извилине мозга, оттуда — в каждом уголке сердца, и так — в сердечном жалении и в импульсе спешить на помощь — в неисчислимых деяниях реальнейших будней, в соприкасаниях сердец.



4.V.1957

*

«Чем больше дуют ветры, тем выше пламенеет Огонь, тем светлее он загорится» (Я<кобсон> (?)).



9.V.1957

*

«Поистине, все возможно… Человек может строить свою судьбу. Он может развивать свое мышление до любого предела. Он может стать щедрым до предела самопожертвования. Но чем он больше дает, тем больше получает, и мысль его нарастает в кругообороте… Но нет ничего неисполнимого, только наша воля должна быть направлена к тому».



4.VIII.1957

*

Только для себя.



Не давай другим ни одного наставления, которого сам уже не применил или не стараешься сейчас выполнить в возможно лучшем качестве.

Вспомни сон — когда-то, в самые решающие мгновения, голос сказал: «Прежде чем проповедовать, все проверяй в своей жизни!»

Сказано: живи, как в хрустальном доме, где каждый прохожий может видеть любое твое движение, и тебе было нечего стыдиться. Но еще больше: размышляй всегда так, чтобы ты не должен был стыдиться Того, кто днем и ночью читает твои мысли.

5.VIII.1957

*

Из письма.



Знаешь, космические чаши весов все выравнивают. Если где-то на одной чаше не везет, то на другой — стремительно и неожиданно компенсируют. «Неисповедимы пути Владыки». Чудес ведь нет — но «жди нежданное», как ты сама мне когда-то писала. Так — если где-то приходится погрустить, то после этого сердце вновь засияет в радости.

18.VIII.1957

*

Хорошо бороться со своими недостатками, планомерно уничтожать их. Но придет время, когда надо будет думать лишь о великом служении, своей прямой миссии, придется отдаваться только ей, — тогда «недостатки» сами медленно отпадут, сожженные в огнях служения. Ведь нагнетенная психическая энергия очищает и возобновляет сознание. Поэтому прежде всего ищите величайшее задание жизни, которое в любое мгновение может бросить ваше сознание на вершину самоотвержения и восхождения.



30.VIII.1957

*

Боль интернациональна, ибо одни и те же физические и психические страдания отражаются в каждом человеке, только на разных ступенях сознания. Больше всего люди различаются в страданиях духа. Большинство страданий духа и также психических происходят от человеческого невежества.



Радость скорее индивидуальна, будучи связана с устремлением и ступенью сознания. Настоящая радость, или радость в духе, ведома лишь мудрецам.

9.IX.1957

*

Удача — сестра преданности. Потому перед великими достижениями сконцентрируй, о сердце, всю свою энергию в пламени, устремленном вверх, чтобы в решающую минуту каждая твоя мысль, импульс, действие излучали то высокое чувство, которое столь сокровенно, что не осмеливаешься даже думать о нем.



*

Дерзай больше. Дерзание зажженного сердца — девяносто процентов успеха. Рассуждения ума уничтожали лучшие возможности.

10.IX.1957

*

Сказано: в минуту опасности не забывай призывать Имя Учителя!



Ты возражаешь: бывают дни столь болезненно тяжелые, что вся энергия, даже мысли, как свинец тянут вниз.

— Именно в эти труднейшие часы стократно бодрствуй, о воин — сердце, противники наблюдают твои слабые стороны и могут легко на тебя напасть.

Еще ты говоришь: как в такой спокойной обстановке можно знать, в какое мгновение может быть столь неожиданное нападение на тебя? И как же тогда в долю секунды успеть призвать Его?

— Но ты же — воин на бессменном дозоре! Твое сердце должно звучать в постоянной молитве. Дыхание твоих губ должно непрерывно вдыхать и выдыхать Святое Имя. Это Имя мгновенно всплывет в твоем сознании в момент опасности, чтобы, как щит, силою сердечной веры отразить нападение. И не забывай, что человечество постоянно живет в окружении опасностей, на краю бездны. И больше всего опасностей угрожает тому, кто духовно устремляется: он достойный противник тьмы. Почему тебе кажется, что в самом спокойном по виду окружении тебя не могут неожиданно поразить стрелы тьмы, если ты хоть на мгновение останешься без защиты? О сердце, ты же знаешь, что значит Армагеддон, в который вовлечено все человечество, все обстоятельства.

*

Могут ли одновременно существовать на земле царство тьмы и жизнь, отражающая огненный мир?


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Самовоспитание — труднейшая разновидность самообслуживания. Эвгениуш Коркош
ещё >>