Бэрд т. Сполдинг жизнь и учение мастеров дальнего востока том I - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Освоение и заселение Дальнего Востока в XIX начале ХХ вв 1 155.51kb.
Исследования Дальнего Востока русскими и первые сплавы по Амуру в... 1 107.37kb.
История корейского населения российского сахалина 3 615.36kb.
биосферноЕ хозяйство сибири и Дальнего Востока: проблемы и перспективы 1 70.82kb.
Картографирование урожайности сенокосов южной материковой части дальнего... 1 124.92kb.
Транспортный комплекс сибири и дальнего востока 14 3123.42kb.
Историческая справка о политическом значении Хабаровска как столицы... 1 35.88kb.
Программа и предварительные результаты социологического исследования... 1 107.89kb.
Программы дисциплины «История сми сахалинской области и Дальнего... 1 37.86kb.
В поисках новых решений Приморское морское пароходство отметило 40... 1 34.37kb.
На государственную программу РФ «социально-экономическое развитие... 2 473.88kb.
Лекция шейха ‘Абдуль-Мухсина Али ‘Убайкана Подготовил Джабир ибн... 16 1635.3kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Бэрд т. Сполдинг жизнь и учение мастеров дальнего востока том I - страница №1/23

БЭРД Т. СПОЛДИНГ

ЖИЗНЬ и УЧЕНИЕ

МАСТЕРОВ ДАЛЬНЕГО

ВОСТОКА

ТОМ I

Предисловие

Представляя читателю «Жизнь и учение Мастеров Дальнего Востока», я должен сказать несколько слов о том, как появилась на свет эта книга.

В 1884 году я присоединился к исследовательской партии из одиннадцати человек, направлявшейся в страны Среднего и Дальнего Востока. Экспедиция длилась три с половиной года, и за это время мы познакомились с Великими гималайскими Мастерами, которые помогли нам перевести летописи, послужившие большим подспорьем в нашей исследовательской работе. Наблюдая за ними в их повседневной жизни, мы получили возможность убедиться воочию в силе великого Закона. Для удобства мы называем их Мастерами. Мы полагаем, что люди, ведущие столь совершенную жизнь, достойны, носить это высокое звание.

Документы и рукописи — доказательства нашего общения с Мастерами — я сберег в целости и сохранности, но считаю, что мир еще не готов к их опубликованию. Я всего лишь рядовой участник экспедиции и, публикуя свои заметки под названием «Жизнь и учение Мастеров Дальнего Востока», предоставляю читателю право принять их или отвергнуть.

В этой книге излагаются события первого года общения с Мастерами. Она содержит их учение, которое мы стенографировали с их позволения и одобрения.

Мастера допускают, что Будда символизирует Путь к Просветлению, но они ясно доказали, что Христос — это само Просветление. Это значит, что просветленное состояние сознания, к которому все мы так стремимся, есть свет Христов, заключенный в каждом человеке, или свет каждого младенца, рождающегося в этом мире.



Бэрд Т. Сполдинг

Глава 1

Сегодня печатается такое множество литературы по духовным вопросам, так много людей пробуждается и в поисках истины обращается к великим учителям со всего света, что я и сам ощутил потребность представить на ваш суд свои впечатления от общения с Восточными Мастерами.

В своей книге я не пытаюсь истолковать какой-нибудь новый культ или религию; я просто резюмирую наш опыт общения с Мастерами, делая основной акцент на великих фундаментальных истинах их учения.

Эти Мастера рассеяны по довольно обширной территории, и после наших метафизических исследований, охвативших большую часть Индии, Тибета, Китая и Персии-, до сих пор не было сделано ни единой попытки установить подлинность их опыта.

Наша группа состояла из одиннадцати ученых-практиков. Большую часть своей жизни мы посвятили исследовательской работе. Мы привыкли ничего не принимать на веру и тщательно все перепроверять. Отправляясь в экспедицию, все мы были настроены скептически. Вернулись же из нее целиком обращенными и убежденными в правоте Мастеров. Трое из нас решили даже остаться на Востоке, чтобы научиться жить той жизнью, которую еще и сегодня ведут Мастера, и подражать их деяниям.

Люди, участвовавшие в экспедиции и оказавшие неоценимую помощь в нашей работе, пожелали остаться неназванными. Поэтому в своих воспоминаниях я постараюсь излагать лишь голые факты, используя по возможности слова и выражения тех людей, с которыми я общался изо дня в день в течение всей экспедиции.

Перед началом работы мы пришли к обоюдному соглашению принимать все явления, с которыми бы ни столкнулись, за неоспоримый факт, не пытаясь дать им, рациональное объяснение до тех пор, пока не окунемся целиком в работу, возьмем уроки у Мастеров и понаблюдаем за ними в их обыденной жизни. Для того чтобы прийти к окончательному выводу, нам необходимо было повсюду сопровождать их и жить их жизнью. Мы могли оставаться с Мастерами, сколько нам заблагорассудится, задавать им самые разнообразные вопросы и, пользуясь собственными дедуктивными методами, решить, наконец, для себя, имеем ли мы дело с подлинным фактом или с обыкновенным жульничеством. Мастера ни разу не предприняли попытки хоть каким-то образом повлиять на наши убеждения. Они хотели, чтобы мы не принимали на веру ничего из увиденного или услышанного, пока не убедимся во всем сами. Поэтому я просто поведаю вам о том, что с нами произошло, а там уж ваше личное дело, принять эти истины или отвергнуть их.

На протяжении двух лет мы жили в Индии и занимались рутинной исследовательской работой. И вот однажды я познакомился с Мастером, которого в дальнейшем буду называть Эмилем. Идя по улице города, в котором мы остановились, я вдруг обратил внимание на скопление народа. Люди толпились вокруг уличного фокусника, или факира, каких нередко можно встретить в этой стране. Я заметил рядом с собой пожилого мужчину, принадлежавшего не к той касте, что остальные зрители. Он посмотрел на меня и спросил, давно ли я в Индии. «Около двух лет», — сказал я. Тогда он спросил: «Вы англичанин?» «Американец», — ответил я.

Меня удивил и очень заинтриговал тот факт, что он говорил по-английски. Я спросил его, что он думает по поводу этого представления. «В Индии такое увидишь сплошь и рядом! — ответил он. — Таких людей называют факирами, фокусниками или гипнотизерами. На самом же деле они и то, и другое, и третье; однако под каждым из этих названий кроется более глубокий духовный смысл, о котором мало кто догадывается, и когда-нибудь из этого выйдет толк. Они лишь тень, которую отбрасывает нечто большее. Они вызывают множество кривотолков, но никакие толкователи не могут вскрыть их подлинное значение, поскольку истина лежит гораздо глубже всех толкований».

На этом мы и расстались и в течение последующих четырех месяцев виделись лишь от случая к случаю. Однажды мы столкнулись с проблемой, причинившей нам уйму хлопот. Тут-то я снова повстречался с Эмилем. Он сразу же спросил, что меня беспокоит, и завел разговор о нашей проблеме.

Я был изумлен: ведь я был уверен, что никто из членов экспедиции не распространялся о ней за пределами нашего тесного кружка. Но Эмиль был так хорошо осведомлен о ситуации, что мне показалось, будто ему все прекрасно известно. Он сказал, что вник в суть дела и постарается помочь.

Через пару дней ситуация прояснилась, и проблема была решена. Мы были немало этому удивлены, но на нас свалилось столько дел, что мы вскоре обо всем забыли.

У меня вошло в привычку с каждой новой проблемой обращаться к Эмилю. Стоило мне побеседовать с ним о наших неприятностях, и они мигом устранялись.

Мои коллега встречались и разговаривали с Эмилем, но я мало, во что их посвящал. К тому времени я уже прочел несколько книг по индуизму, которые подобрал для меня Эмиль, и больше не сомневался в его познаниях. Он возбудил у меня любопытство, и мой интерес рос с каждым днем.

Однажды в воскресенье мы гуляли вместе с Эмилем по полю, и вдруг он кивнул на голубя, кружившего у нас над головой, и, между прочим, сказал, что эта птица ищет его. Он замер на месте с вытянутой рукой, и спустя несколько мгновений голубь на нее опустился. Эмиль сказал, что птица принесла весточку от его брата с Севера. Брат оказался подсобным рабочим, не научившимся еще общаться напрямую, а потому пользовавшимся голубиной почтой. Позже мы узнали, что Мастера умеют мгновенно передавать мысли на расстоянии и считают эту способность гораздо более совершенной, чем электричество и радио.

Я стал задавать вопросы, и Эмиль продемонстрировал мне свое умение подзывать птиц и управлять их полетом. Я увидел, как по его мановению наклоняются цветы и деревья, как безбоязненно приближаются к нему дикие животные. Он разнял двух дерущихся шакалов, которые не могли поделить между собой добычу. Когда Эмиль подошел к ним, они перестали бороться и с полным доверием уткнулись своими мордами в его протянутые ладони, а потом спокойно доели каждый свою долю. Он даже дал мне подержать в руках одного из этих молодых хищников. Затем он сказал мне: «Все, что вы видите, совершает не внешняя смертная личность. Существует другая, подлинная, глубинная личность. Вы называете ее Богом. Это внутренний Бог, Всемогущий Бог, действующий через меня. Сам по себе, как смертная личность, я не смог бы совершить ничего. Лишь в тот момент, когда я полностью избавляюсь от внешнего и заставляю говорить и действовать свое подлинное "Я ЕСМЬ", когда я начинаю излучать великую Божественную Любовь, — только тогда я могу совершать все эти деяния. Если сквозь вас струится Божественная Любовь, ничто не сможет испугать вас и ничто не причинит вам вреда».

С тех пор я каждый день брал уроки у Эмиля. Даже если я специально запирал перед сном дверь, он неожиданно появлялся у меня в комнате. Поначалу его появления смущали меня, но вскоре я заметил, что всякие объяснения он считает излишними. Я постепенно привык к его манерам и впредь оставлял дверь открытой, чтобы он мог свободно входить и выходить. Он был польщен оказанным доверием. Я пока еще не понимал всех его доктрин и не мог их целиком принять — пестрота Востока все еще вносила путаницу в мои мысли. Потребовались годы медитаций, чтобы я, наконец, постиг глубокий духовный смысл жизни этих людей.

Все свои деяния они совершают без малейшей нарочитости и с чисто детским простодушием. Они знают о том, что их охраняет сила любви, и неустанно развивают ее, стремясь к тому, чтобы вся природа соединилась с ними узами любви и братства. Ежегодно от укусов ядовитых змей и диких зверей погибают тысячи простых людей, но Мастера настолько развили в себе силу любви, что ни змеи, ни хищники не причиняют им никакого вреда. Кое-кто из них поселяется в непролазных джунглях, а иногда они ложатся перед входом в деревню, чтобы защитить ее жителей от диких зверей, и ни деревня, ни они сами не терпят никакого ущерба. Если потребуется, они пройдут по воде и сквозь огонь, станут невидимыми и совершат сотни других деяний, которые мы привыкли называть «чудесами», доступными только людям со сверхъестественными способностями.

Между жизнью и учением Иисуса из Назарета и учением Восточных Мастеров, воплощаемым в их повседневной жизни, существует разительное сходство. Мы привыкли считать, что обыкновенный человек не в силах, подобно Иисусу, получать ежедневную поддержку непосредственно от Самого Бога, превозмогать смерть и совершать разнообразные «чудеса». Но именно из таких «чудес» и состоит повседневная жизнь Мастеров. Все необходимое для жизни, как то: еду, одежду и деньги, они получают от Самого Всевышнего. Мастера настолько преуспели в борьбе со смертью, что многим из ныне живущих перевалило за пятьсот лет, и это убедительно доказывают их архивы.

В Индии Мастеров сравнительно мало. Существует также несколько культов, считающихся ответвлениями их учения. Мастера сознают, что число их невелико и что добраться к ним могут лишь немногие ученые. Однако количество Мастеров-невидимок может быть просто неограниченным, и задача всей их жизни состоит в том, чтобы научиться быть невидимыми и помогать людям, способным воспринять их учение.

Учение Эмиля легло в основу работы, к которой мы приступили несколько лег спустя во время нашей третьей экспедиции в эти края. Мы жили и путешествовали вместе с Мастерами на протяжении трех с половиной лет, наблюдая за их трудами и днями в разных уголках Среднего и Дальнего Востока.

Глава 2

Перед началом третьей экспедиции, посвященной метафизическим исследованиям, наша небольшая группа собралась в Потале - деревушке, расположенной в одном из глубинных районов Индии. Я сообщил Эмилю о нашем приезде, но не указал ни цели путешествия, ни количества его участников. Каково же было наше удивление, когда мы обнаружили, что Эмиль и его товарищи прекрасно осведомлены о наших планах и сделали все необходимые приготовления. Эмиль здорово помог нам еще в Южной Индии, но язык немеет перед описанием всех тех услуг, которые он оказал нам, на сей раз. Ему одному да еще тем чудесным людям, с которыми он нас познакомил, обязаны мы успехом всего предприятия.

В Потал, откуда должна была начаться самая знаменательная экспедиция нашей жизни, мы прибыли вечером 22 декабря 1894 г. Мы решили отправиться в путь рождественским утром. Никогда не забуду скупых слов, сказанных нам в день отъезда Эмилем, Он свободно говорил по-английски, хотя никогда не учился английскому языку и не выезжал за пределы Дальнего Востока.

Начал он так: «Сегодня Рождество; для вас это день рождения Иисуса из Назарета, или Христа; вы думаете сегодня о том, что Он был послан искупить ваши грехи; Он служит Великим Посредником между вами и вашим Богом. Вы взываете к Иисусу как к посреднику между вами и вашим Богом, суровым, а порою и гневным, восседающим где-то на «небесах», расположенных неведомо где, в месте, недоступном человеческому разумению. Вы можете обратиться к Богу только через Его менее сурового и более человечного Сына, великого и благородного Существа, которое все вы называете Милостивым и годовщину пришествия которого в наш мир сегодня празднуете. Для нас же этот день значит гораздо больше; для нас этот день означает не просто годовщину прихода в наш мир Иисуса Христа; Его Рождество служит прообразом рождения Христа в сознании каждого человека. В День Рождества родился Великий Мастер и Учитель, Великий Избавитель человечества от оков материального мира. Эта великая душа явилась на Землю, чтобы указать прямой путь к действительному великому Богу — Всемогущему, Вездесущему и Всесведущему; явилась, чтобы показать, что Бог —это само Добро, сама Мудрость, сама Истина, Все во Всём. Этот Великий Мастер, пришедший сегодня в наш мир, показал, что Бог пребывает не только вне нас, но и внутри нас, что Он никогда не был и никогда не может быть отделен от нас или любого из Своих творений; что Он всегда был Богом любви и справедливости; что Он — это все, он ведает обо всем, знает все и есть сама Истина. Если бы я обладал разумением всех людей, я все равно не сумел бы даже в ничтожной степени объяснить вам, что значит для нас Святое Рождество.

Мы глубоко убеждены (и надеемся, вы тоже в этом убедитесь), что наш Великий Мастер и Учитель принес нам более полное понимание жизни на Земле; Он показал нам, что ограниченность смертных существ — человеческая иллюзия, и только так ее и следует понимать. Мы знаем, что этот величайший из учителей пришел показать нам, что Христос, в обличье Которого и благодаря Которому Он совершил Свои величественные деяния, — тот же самый Христос, что пребывает в вас, во мне и во всех людях; что, применяя Его учение, мы сможем совершить все те деяния, которые совершил Он, и еще более великие деяния. Мы верим, что Иисус пришел показать нам, что Бог — величайшая и единственная Причина всего сущего, что Бог —это Все.

Возможно, вы слышали от кого-нибудь, что мы считаем Иисуса своим учеником. Кое-кто из нас действительно так думает. Но давайте не заострять на этом внимание. Какая разница, был ли Он нашим учеником или получил откровение от самого Бога, единственного источника подлинного существования? Посудите сами: если Всевышний вдохнул Свою идею в одного человека, распространившего ее затем изустно, то почему бы Он не смог вдохнуть ее кому-нибудь еще или же всем вместе? Если кто-то постиг эту идею и поведал ее другим, отсюда еще не вытекает, что она принадлежит ему одному. Если же он присвоил ее и держит при себе, где же он найдет место, чтобы воспринять что-нибудь новое?

Для того чтобы воспринять новое, мы должны расстаться с уже воспринятым. Если же мы удерживаем в себе воспринятое, наступает застой, и мы становимся похожими на водяное колесо, которое по собственному произволу начинает сдерживать воду, необходимую для выработки энергии. В скором времени оно забуксует в стоячей воде. Лишь в том случае, если вода свободно течет вдоль колеса, вырабатывается энергия. Точно так же и человек. Если Бог вдохнул в него Свои мысли, то, чтобы извлечь пользу из этих мыслей, он должен поделиться ими с людьми. Он должен позволить всем остальным поступать таким же образом, чтобы они могли расти и развиваться, подобно ему.

Сам я придерживаюсь того мнения, что Иисус, наряду с нашими великими учителями, получил откровение от самого Бога. Не все ли в этом мире от Господа? И если что-либо под силу одному человеку, неужели это не под силу другим? Вы еще убедитесь в том, что Бог, даровавший Свое откровение Иисусу, всегда готов даровать его и всем другим людям. Единственное необходимое условие — быть готовым к рождению в себе Бога. Мы искренне верим, что все люди созданы равными и что все люди — это один человек; что величественные деяния, совершенные Иисусом, по силам каждому из нас. Скоро вы увидите, что в деяниях этих нет ничего загадочного. Они кажутся загадочными только ограниченному человеческому разуму.

Мы прекрасно понимаем, что вы настроены более или менее скептически. Но, живя с нами, вы узнаете, кто мы на самом деле. Когда работа будет завершена, вы сами решите, принимать или нет наше учение».

Глава 3

Из Потала мы направились в Асмах, еще меньшую деревушку, отстоящую от него миль на девяносто. Эмиль поручил двум юношам сопровождать нас. Эти утонченные, грациозные представители индийской расы должны были взять на себя организацию всей экспедиции. Нам еще никогда не доводилось видеть такой непринужденности и самообладания. Для удобства я буду называть этих молодых людей Джаст и Непроу.

В той деревне, откуда начиналось наше путешествие, нас встретил Эмиль, позаботившийся о том, чтобы мы не испытывали неудобств. Он был гораздо старше и опытнее. Джаста он назначил исполнительным главой экспедиции, а Непроу — его помощником, обязанным следить за точным выполнением всех распоряжений.

Напутствуя нас, Эмиль сказал: «Скоро вы отправитесь в экспедицию. Бас будут сопровождать вот эти два человека, их зовут Джаст и Непроу. До ближайшей остановки, расположенной в девяноста милях отсюда, пять дней пути. Я же ненадолго задержусь в Потале, потому что сумею покрыть это расстояние гораздо быстрее и успею еще вас опередить. Я попрошу вас оставить одного из своих коллег со мной в качестве наблюдателя. Так мы сэкономим время, а ваш товарищ присоединится к экспедиции через десять дней. Он будет следить за всем, что здесь произойдет, а затем доложит обо всем вам».

Мы двинулись в путь с Джастом и Непроу во главе. Более деловую обстановку трудно себе даже представить. Словно по мановению дирижерской палочки, все было приведено в полную готовность. Такая же точность и аккуратность соблюдались на протяжении всей экспедиции, длившейся целых три с половиной года.

Мне хочется уделить пару слов Джасту и Непроу. Джаст был красивым, стройным индусом, любезным и ловким, без малейшего намека на самомнение. Приказания, которые он отдавал ровным голосом, моментально и в точности выполнялись, что всегда вызывало у нас удивление. С самого начала экспедиции мы часто беседовали о его благородном характере. Его чудесный помощник по имени Непроу был всегда начеку — хладнокровный, собранный и чертовски работоспособный. Ничем не нарушаемое спокойствие, помноженное на поразительную выверенносгь движений и удивительную сообразительность и исполнительность. Все это настолько бросалось в глаза, что мы то и дело отпускали изумленные замечания. «Чудесные ребята,— сказал как-то наш руководитель, — такие сообразительные и исполнительные люди редко встречаются».

На пятый день, около четырех часов дня мы прибыли в назначенную деревушку. Как и было обещано, встречать нас вышел сам Эмиль. Можете представить себе наше изумление! Ведь мы были уверены, что ехали по единственной проезжей дороге и лишь немногим медленнее здешних курьеров. Последние, как правило, едут круглые сутки, по очереди сменяя друг друга. Но вот перед нами стоял человек довольно преклонных лет, который при всем желании не смог бы покрыть расстояние в девяносто миль быстрее нас — однако факт оставался фактом!

Мы, конечно же, набросились на него с расспросами, требуя объяснений. Вот что он нам сказал: «Когда вы уезжали, я пообещал вас здесь встретить — и вот я здесь. Мне хотелось показать вам, что возможности человека неограниченны, что его не стесняют границы времени и пространства. Если человек познал сам себя, ему совсем не нужно тратить целых пять дней на то, чтобы преодолеть девяносто миль. Человек от природы наделен способностью мгновенно преодолевать самые немыслимые расстояния. Еще совсем недавно я находился в деревне, из которой вы выехали пять дней назад. То, что вы считаете моим телом, все еще пребывает там. Коллега, оставленный вами в деревне, подтвердит: без нескольких минут четыре я, беседуя с ним, утверждал, что встречу вас по прибытии примерно в это время. То, что вы считаете моим телом, все еще находится там, и ваш коллега видит его, хотя оно теперь лежит без движения. Я просто хотел показать вам, что мы можем покинуть свою телесную оболочку и встретить вас в любом месте в назначенное время. Двое молодых людей, сопровождавших вас, могут передвигаться точно так же. Теперь вы понимаете, что мы такие же обычные люди, как вы; что в этом нет никакого волшебства — просто мы гораздо полнее, чем вы, развили способности, дарованные нам Отцом — Великим Всемогущим Существом. Мое тело останется там, где оно находится сейчас, до вечера, а затем я перенесу его сюда, а ваш товарищ отправится в путь тем же способом, что и вы, и прибудет в положенное время. Денек отдохнув, мы совершим путешествие в небольшую деревушку, до которой один день езды, заночуем там, а потом вернемся назад, встретим вашего товарища и послушаем его рассказ. Вечером мы все соберемся в этой хижине. А пока что до встречи!»

Вечером в нашей запертой хижине внезапно появился Эмиль и сказал: «Я вошел сюда, по вашим словам, «волшебным образом». Поверьте мне, в этом нет никакого волшебства. Сейчас я продемонстрирую вам простой эксперимент. Вы увидите все своими глазами. Устройтесь так, чтобы вам хорошо было видно. Вот перед вами стакан воды, которую один из вас только что набрал в роднике. Посмотрите: в воде образовался крошечный кристаллик льда. Он постепенно обрастает все новыми и новыми кристалликами, и вот, наконец, вся вода в стакане замерзла. Что же произошло? Я удерживал центральные атомы воды в Универсальном до тех пор, пока они не кристаллизовались. Иными словами, я снижал их вибрацию до тех пор, пока они не стали льдом, затем все остальные частички также кристаллизовались, и вся вода превратилась в лед. То же самое можно проделать с водой в рюмке, в ванне, в пруду, в озере, в море и во всем мировом океане. Что же произойдет? Все замерзнет, не так ли? Зачем я это сделал?

Просто так. Вы спросите, по какому праву я это делаю? По праву совершенного закона, отвечу я вам. Но, в таком случае, с какой целью? Цель отсутствует, ведь я не совершил никакого добра, да и не мог его совершить. Что бы случилось, если бы я довел этот эксперимент до конца? Ответная реакция. По отношению к кому? Ко мне. Я знаю закон, по которому все, что бы я ни сотворил, в точности отражается на мне самом. Поэтому я творю только добро, и добро возвращается ко мне только добром. Теперь вы понимаете, что, если бы я продолжил замораживать воду, холод нанес бы мне ответный удар еще до 'того, как я завершил бы свой эксперимент, и, пожиная плоды своего желания, я замерз бы сам. И наоборот, когда я творю добро, я вечно пожинаю плоды своего добра.

Мое сегодняшнее появление в вашей хижине можно объяснить подобным же образом. В той маленькой хижине, где я с вами расстался, я удерживал свое тело в Универсальном, повышая его вибрации до тех пор, пока оно не возвратилось в Универсальное, в котором пребывает вся субстанция. Затем, с помощью своего Я ЕСМЬ, или своего Сознания Христа, я удерживал свое тело в уме до тех пор, пока его вибрации не снизились и оно не материализовалось перед вами прямо в этой комнате. Где же тут волшебство? Ведь я пользуюсь способностью, или законом, дарованным мне Отцом через Его Возлюбленного Сына. Ведь этот Сын пребывает и в вас, и во мне, и во всех людях. Где же здесь волшебство? Нет здесь никакого волшебства.

А теперь давайте поговорим о вере величиной с горчичное зерно. Это зерно даруется нам Всевышним через Христа, всегда пребывающего внутри нас. Посредством Христа, или сверхсознания, эта крошечная крупинка проникает в наиболее восприимчивое место внутри нас. Затем она переносится на гору, то есть на самое высокое место внутри нас—на макушку головы. Там она и пребывает. После этого мы должны быть готовы к сошествию Духа Святого. Вспомните заповедь: «Люби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всей душ ею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею». Вдумайтесь в эти слова! Улавливаете их смысл? Сердце, Душа, Сила, Разум. Обратите свое сердце, душу, силу и разум к Богу, Святому Духу и деятельному Цельному Я - Духу. Святой Дух может снисходить в виде крошечных сущностей, которые стучатся и просят, чтоб их впустили. Мы должны принять и впустить Святой Дух, слиться с мельчайшей крупицей света или зернышком знания, вращаться вокруг него и тянуться к нему, подобно тому как кристаллики льда тянутся к центральному кристаллу, и он будет расти и расти, крупинка за крупинкой, слой за слоем, подобно куску льда, а зерно знания увеличится и разбухнет, и тогда вы сможете сказать горе проблем: «Поднимись и ввергнись в море», и будет по слову вашему. Называйте это «четвертым измерением» или как вам больше нравится; мы называем это Богом, выраженным в нас через Христа.

Именно так был рожден Христос. Мария, Матерь Божья, восприняла этот идеал; сначала она держала его в уме, затем оплодотворила им почву своей души, а спустя некоторое время произвела его на свет в виде совершенного Младенца Христа, Первенца, Единорожденного, Сына Божьего. Она кормила Его и защищала; Ему была дарована лучшая из матерей, которая берегла и лелеяла ребенка, пока он не превратился в мужчину. Таким способом Христос приходит к каждому из нас; сначала в виде идеала мы сажаем его в почву своей души — в центральную часть ее, в которой пребывает Бог, — удерживаем в уме этот совершенный идеал, а затем производим его на свет в виде совершенного Младенца, Сознания Христа.

Вы все еще не верите глазам своим. Но я вас не осуждаю. Кое-кто утверждает даже, что это обыкновенный гипноз. Братья мои, неужели есть среди вас такие, кто не ощущает в себе Богоданных способностей, которые я сегодня перед вами демонстрировал? Неужели вы полагаете, что я хоть одну секунду управлял вашим мозгом или вашим зрением? Или вы считаете, что если бы я захотел, то сумел бы загипнотизировать некоторых вас и даже всех вас — ведь каждый из вас это видел? Не сказано ли в вашей великой Книге, что Иисус входил в дом, когда двери были заперты? Значит, он входил точно так же, как я. Неужели вы можете допустить мысли, что Иисусу, этому Великому Мастеру и Учителю, могли понадобиться средства гипноза? Он пользовался Своей собственной Богоданной силой. Так же поступал и я. Уверяю вас, каждый из вас смог бы сделать то же самое. И не только вы, но и любой ребенок, рожденный в этом мире, да и во всей вселенной, способен совершить все то, что вы наблюдали сегодня вечером. Я хочу, чтобы вы это хорошенько себе уяснили. И еще одно постарайтесь понять: вы — не просто существа, вы — личности; вы — не роботы, вы наделены свободной волей. Иисусу не нужно было никого гипнотизировать, и нам это тоже не нужно. Пока вы не убедитесь в нашей абсолютной честности, вас все еще будут одолевать сомнения. Но мы просим вас выкинуть из головы идею гипнотизма или временно отказаться от нее, чтобы как можно глубже окунуться в работу. Мы просим вас лишь об одном: будьте беспристрастными».




следующая страница >>



Реклама — самая интересная и самая трудная форма современной литературы. Олдос Хаксли
ещё >>