Артём Курамшин Там, где начинается свет Глава Удачи вам! - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Новое!!! Там где течет река / a river Runs Through It (1992) 1 32.63kb.
Справочник по трудоустройству за границей и желаем Вам удачи в поиске... 9 1568.33kb.
Артём Курамшин Воспоминания на фоне осени жизни 1 44.58kb.
Устный журнал по творчеству Мажита Гафури «Я там, где слезы, там... 1 74.86kb.
Коллективные творческие дела 19 2994.87kb.
Чисто не там, где убирают, а там где не сорят 1 114.3kb.
Викторина о российской армии 1 19.77kb.
Книга первая забег в разные стороны 2007 год Содержание Глава 1 ай... 7 1544.79kb.
Книга Пророка Иеремии 1 Глава 1 2 Глава 2 3 Глава 3 4 Глава 4 6 Глава... 23 1126.9kb.
Книга Иисуса Навина 1 Глава 1 1 Глава 2 2 Глава 3 3 Глава 4 4 Глава... 10 525.38kb.
Выпуск 73. Содержание: Антон Жуков Второй хозяин Мария Познякова... 10 1594.9kb.
Технобиосфера 4 651.82kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Артём Курамшин Там, где начинается свет Глава Удачи вам! - страница №1/6

Артём Курамшин
Там, где начинается свет

Глава 1. Удачи вам!
Дождь ударил с такой силой, что Марта инстинктивно сжалась всем телом и поправила сбившийся на бок куртки капюшон.

Какая страшная гроза, - подумала она, глядя на падающие с деревьев диковинные розовато-фиолетовые листья. На родной для нее Минерве подобные ненастья происходили редко, однако тут, на Ауре, как ей рассказывали, они были в порядке вещей.

Девушка окинула взглядом уходящее вдаль темное шоссе и прибавила шагу. До пункта назначения оставалось еще метров пятьсот.

Несмотря на то, что сейчас было утро, создавалось полное впечатление сумерек: плотная облачность совершенно не пропускала сквозь себя свет местной звезды. Если бы не фонари, расположенные на столбах слева, Марте было бы совсем тяжко идти по этой поросшей ползучей растительностью асфальтовой дороге.

Толстые мощные стебли то и дело цеплялись за каблуки и носы ее красных туфелек. Снять обувь Марта не решалась, потому что растения выглядели вполне колючими и даже противными. В темноте ей мерещилось, будто они чувствуют ее, тянутся к ногам, что придавало им сходство с монстрами из старых фильмов ужасов.

Видимо, местные совсем не пользуются дорогой, если она так заросла, - сделала вывод девушка. - Очевидно, для транспортировки грузов со стартовой площадки и обратно они используют исключительно подземную пневматическую линию, а люди наведываются на площадку не так часто, и расчищать дорогу от назойливой растительности нет острой необходимости.

Все логично, - с горечью заключила она, - прибывшие на планету как-нибудь пройдут путь от места посадки звездолета до станции терраформирования - ведь других вариантов у них все равно нет. - И в этом Марта сейчас убеждалась на собственном опыте.

А покидающие Ауру, надо полагать, - продолжала она свои невеселые рассуждения, - с еще большим рвением преодолеют эту дорогу, лишь бы улететь отсюда.

При этой мысли ей вспомнились счастливые лица азиатов, которых она встретила в здании посадочного терминала, когда покинула звездолет. Эта парочка, парень и девушка, корейцы или китайцы, лучезарно улыбалась и поначалу была принята Мартой за делегацию встречающих ее коллег. Рядом стояли два закутанных в длинные плащи типа, которые, в отличие от них, своими мрачными лицами излучали неприветливость.

Разговорчивые азиаты помогли Марте отправить багаж по пневматической линии и объяснили, как добраться до станции, после чего пожелали ей удачи и, попрощавшись, проследовали к кораблю. Туда же прошли парни в плащах. Глядя вслед удаляющимся фигурам, Марта поняла, что это - сотрудники станции, точнее – уже бывшие сотрудники, которые покидают Ауру и улетают, скорее всего, на родину.

От этого на душе и без того расстроенной Марты стало тоскливо.

Тут еще один из суетящихся возле звездолета техников грубо окликнул ее и, особо не стесняясь в выражениях, посоветовал не засиживаться в здании терминала, а побыстрее выдвигаться в сторону станции. В противном случае, по его словам, девушка на своей шкуре испытает все прелести старта межзвездного корабля, который состоится не далее, чем через двадцать минут. Вероятно, техник был недоволен тем, что персонал станции никак не помогал им в работах по промежуточной дозаправке звездолета, и решил выместить свое возмущение на Марте, которую уже отождествлял с местным населением.

- Да пошел ты!.. – вполголоса выругалась девушка и вышла на пропитанное ливнем шоссе, путешествие по которому стало последней ложкой дегтя в переполненном негативом утре.

Чувствуя, как намокают брюки и наполняются водой туфли, она костерила техника-грубияна, а заодно и весь экипаж корабля, доставившего ее на Ауру, которую она теперь называла не иначе как дырой. Поначалу Марта произносила проклятия про себя, но потом, не в силах сдерживать нахлынувшие эмоции, - вслух, громко, со смаком проговаривая каждое слово.

Постепенно злость переместилась на сотрудников станции, которые не потрудились встретить ее или хотя бы выслать на посадочную площадку какой-нибудь роботизированный транспорт. И хотя ни с одним из своих будущих коллег она еще не была знакома лично, все они сейчас представлялись ей отвратительными и подлыми личностями.

В этом была какая-то злая насмешка. Марте вдруг показалось, что сотрудники станции знают о ней всё, знакомы с ее бесславным прошлым, и поэтому особо с ней не церемонятся. Отсутствие встречающих, хмурые ребята в плащах, улыбки китайцев – все это воспринималось девушкой сейчас как скрытое издевательство, от которого становилось гадко и одиноко.

Хотелось сесть куда-нибудь на край дороги и заплакать. Но, разумеется, она не могла себе этого позволить.

- Я должна быть сильной и стойкой, - сказала себе девушка. – Я им докажу, что способна на это…

Сзади раздался низкий грохочущий гул, асфальт под ногами задрожал. Марта обернулась и увидела взлетающий звездолет. Его белое вытянутое тело стремительно поднималось вверх. Послышался оглушающий свистящий звук – это заработали в полную мощь двигатели. Корабль был похож на гигантскую свечу, только пламя располагалось не сверху, а снизу.

Она опять вспомнила улыбчивую парочку, представила, как они сейчас обнимаются и говорят друг другу какие-нибудь нежности. Вероятно, им предстояло приятное путешествие к заветной цели – по крайней мере, перед отлетом они выглядели вполне счастливыми.

Марта сжала в ладони угловатый, сиреневый с кремовыми полосками, кусочек кремния, с которым никогда не расставалась, и продолжила путь.

Странно, что на станцию прибыла я одна, а покинули ее сразу четверо, - подумала она. Ведь это значило, что в целом персонал станции уменьшился на три человека. А если учесть, что и до этого штат был укомплектован не полностью, то складывалась неприятное впечатление. Словно бы сотрудники в массовом порядке снимались со станции и покидали планету.

Не ко времени проснувшаяся фантазия рисовала яркие картины бегства людей с Ауры.

Чтобы как-то разогнать тревожные мысли, Марта попыталась вспомнить то немногое, что знала о месте будущей работы. Однако чем больше деталей всплывало в памяти, тем плачевнее казалась сложившаяся ситуация.

Станция терраформирования рассчитана на персонал в двадцать с небольшим сотрудников, сейчас же на ней осталось семь или восемь, среди которых, вроде бы, один или два киборга (опять же, замена людей роботами может говорить о том, что люди просто не соглашаются лететь сюда). Плюс техники, база которых находится в другом полушарии. По штатному расписанию их должно быть человек пятьдесят, в реальности – не больше двадцати. Есть еще лаборатория каких-то геологов, расположенная рядом со станцией. Но геологов, как ей говорили, тоже не хватает…

В голове складывался образ чего-то безнадежно унылого и даже пугающего, заставляющего людей бросать начатое и убираться восвояси.

Конечно же, все проще, - успокаивала себя Марта. – Все гораздо банальнее. Просто квалифицированных терраформирологов сейчас не хватает. Поэтому на этой богом забытой планетёнке все так запущено.

Кажется, такой рациональное объяснение приободрило не на шутку затрусившую девушку. Чтобы закрепить эту мысль, она продолжала рассуждать на эту тему:

Дыра дырой, что и говорить… Станция в упадочном состоянии. Много работы, мало отдыха и никаких надежд на перемены. Наверняка, они тут все забитые и угрюмые. Скорее всего, даже поговорить будет не с кем… Какого черта я сюда притащилась?..

Марта остановилась. Надвинула на лицо капюшон, соорудив некое подобие козырька. Достала из кармана сигареты и закурила.

Еще раз обернувшись, высоко в небе она увидела маленькую точку, в которую превратился звездолет.

Она зачем-то подняла руку и помахала ему вслед.

- Удачи вам, - прошептала Марта.

От сигареты, а может быть от специфической атмосферы, содержащей в себе раздражающие вещества, ей стало дурно: голова закружилась, к горлу подступила тошнота.

Марта оглядела шоссе в поисках чего-нибудь, на что можно было присесть. Перед глазами все поплыло, и она подумала, что сейчас упадет прямо на ощетинившиеся колючками стебли, но тут увидела бетонный блок, который примостился в тени дерева.

Она плюхнулась на него и сделала несколько глубоких вздохов. Промокшая сигарета выпала из руки.

Через несколько минут стало лучше. Она окинула себя беглым взглядом и прислушалась к своим чувствам.

Любимые туфли, видом которых она рассчитывала поразить местное мужское население, насквозь промокли, размякли и потеряли форму. Холодные капли неприятно щекотали лицо и стекали под куртку. Марта начинала замерзать.

Девушка с усилием поднялась на ноги и побрела в сторону серых строений, до которых оставалось не больше сотни метров.

Стараясь отвлечься от неприятных внутренних ощущений, Марта рассматривала окружающий ландшафт, озаряемый вспышками молний. Насколько она могла судить, внешне природа планеты не сильно отличалась от пейзажей Минервы: те же равнины, поросшие разрозненными островками древесной растительности. Правда, было тут что-то лишнее, непривычное для нее. Марта не сразу догадалась, что ей, привыкшей к промышленным мегаполисам, бросается в глаза девственность Ауры, отсутствие следов глобального воздействия со стороны человека.

Дикость какая-то, - подумала девушка.

Глава 2. Здешняя атмосфера не для неженок.
Это была длинная узкая комнатушка с обшарпанными, крашенными когда-то в зеленый цвет стенами, грязным полом и пыльным окном. На подоконнике сидели двое мужчин в серых, давно нестиранных халатах. Оба курили и вяло переговаривались между собой.

Их беседа была прервана, когда входная дверь открылась, и в помещении появилась девушка в короткой бордовой куртке, с которой ручьями стекала дождевая вода. Светлые волосы выбились из-под капюшона и свисали мокрыми сосульками, расклешенные черные брюки забрызганы бурой грязью. Она замерла на пороге и уставшими, кроткими глазами исподлобья оглядела присутствующих. Было видно, что она хочет что-то спросить, но не может решиться сделать это.

Один из них - высокий, подтянутый, еще молодой, но уже лысеющий мужчина – смерил девушку с ног до головы пронзительным взглядом и грубо прорычал:

- Какого черта? Здесь только для мужчин. Женский туалет левее.

Казалось, его нисколько не смутило появление незнакомого человека на удаленной, затерянной на задворках космоса станции, всех сотрудников которой он знал в лицо.

- Простите, - тоненьким голоском пролепетала девушка и поправила съезжающую с плеча дорожную сумку. – Я только что прилетела. Искала кого-нибудь по всему корпусу. Никого не нашла и случайно услышала голоса в этой комнате… Вот и решила зайти сюда…

Видимо, ожидая услышать продолжение, мужчина все еще испытующе смотрел на нее, на что девушка решительно ответила:

- Мне нужен доктор Дека.

- Хм, его нет… - ее собеседник смягчился и заговорил более приветливо: - Временно нет. Но вы можете обратиться ко мне. Я его замещаю. Я - сотрудник станции, Эдмунд Беккерель. Что вам угодно?

Контакт был налажен, и она, вздохнув с облегчением, продолжила:

- Я ваша новая сотрудница. Меня зовут Марта Грэхем. Мое личное дело… - она расстегнула сумку и начала в ней копошиться.

- Очень приятно, - вступил в разговор второй мужчина – подвижный остроносый брюнет с живым круглым лицом. - Йонас Лапе. Можно просто Йонас. Я – климатолог, но на этой планете занимаюсь всем подряд. Можно сказать, занимаюсь невесть чем, - довольный своей шуткой, он засмеялся с какой-то поддельной наивностью.

- Мне тоже очень приятно, - ответила Марта с не менее поддельной учтивостью. Вытащив из сумки папку с документами, она прошла внутрь помещения.

Однако, очутившись посередине комнаты, девушка остановилась, замерла на несколько мгновений и с удивлением взглянула на мужчин. Ее поразило, что кроме обычного табачного дыма, в комнате присутствовал еще и другой, обладающий резким посторонним запахом. Опытный нос Марты не мог врать: вне всякого сомнения, эти двое курили сигареты, начиненные марихуаной.

Ну и нравы у этих терраформирологов, - пронеслось в ее голове. Она лихорадочно вспоминала, законы какого государства действовали на нейтральной Ауре, и может ли здесь марихуана считаться наркотическим веществом.

Не припомнив ничего конкретного, Марта оставила безуспешные попытки, сделала еще несколько шагов к окну и протянула папку Беккерелю.

Тот деловито открыл досье и начал его изучать.

- Кто подписал назначение? – осведомился Лапе, заглядывая в документы.

- Денеш Кошут, - ответил Беккерель. – Кто же еще мог подписать?

- О, да, - хмыкнул Лапе и, прищурив глаза, обратился к Марте: - Как там поживает старина Денеш?

- Не знаю, - смущенно ответила девушка. – Я с ним незнакома. По всем вопросам я общалась с его заместителем.

- Еще бы, - Лапе, видимо, уже находился под наркотическим воздействием. Его лицо расплылось в блаженной улыбке, словно он получал удовольствие от всего происходящего. – Никто никогда не видел Кошута. Может быть, он человек-невидимка? – он громко засмеялся.

- Перестань молоть чепуху, - буркнул Беккерель, не отрываясь от бумаг. Изучая досье, он бормотал себе под нос какие-то ругательства и, в отличие от Лапе, имел вид явно недовольный. Вероятно, то, что он там вычитал, его совсем не устраивало.

Все это показалось Марте настолько гадким и низким, что ее охватило желание немедленно покинуть помещение. Она почувствовала себя голой озябшей девушкой, которую нагло разглядывают два мерзких небритых мужика, тыкают своими грязными пальцами и отпускают при этом непристойности в ее адрес.

- Мне уже можно идти? – совсем тихо пропищала она и выдавила из себя неуверенную улыбку.

- Что? – Беккерель поднял взгляд и посмотрел на Марту. – Ах, да. Конечно, идите, - он взмахнул рукой в сторону, показывая направление. – Прямо по коридору, третья дверь налево, спросите Норму Уиннифред, она покажет ваши апартаменты.

Марта пулей выскочила из душной курилки, громко хлопнув при этом дверью, и почти бегом кинулась по коридору.

- Чёртов Кошут, - со злостью прошипел Беккерель, когда в коридоре утих стук каблуков. – Он совсем не читает личные дела сотрудников, прежде чем отправить их сюда.

- По-моему, он просто идиот, - безразлично ответил Лапе.

- У нас все-таки не помойка, а станция терраформирования. Кого он опять прислал… Бегство из интерната, - зачитывал он из досье. - Две судимости: мошенничество, проституция, наркомания. Дважды переболела ВИЧ-инфекцией…

- Хе-хе, - Лапе жадно затянулся сигаретой. – Кто она по образованию?

- Биолог. Но университет не закончила. Как я понимаю, по специальности не работала, - Беккерель захлопнул папку и в упор посмотрел на своего коллегу. – Видел бы это старик…

- Да уж, - с грустью произнес Лапе, - хорошо, что Дека этого не видит. Хотя… Вероятно, он читал досье этой Марты, когда ее назначали сюда.

- Возможно, - согласился тот. – Странно, что он ничего мне о ней не говорил.

- Ничего не поделаешь, порядочные светлячки сейчас в дефиците. Вот и присылают к нам кого попало, - резюмировал Лапе.

Некоторое время оба молчали.

Но тут в коридоре вновь послышался неровный стук каблуков, который явно приближался.

Дверь распахнулась, и в комнату влетела Марта. На ней уже не было куртки, длинные волнистые волосы растрепались по плечам. Зажав рот рукой, она пробежала мимо мужчин и нырнула в смежное с курилкой помещение туалета. Послышались неясные глухие звуки, по которым стало понятно, что ей плохо, ее рвет.

- Что это значит? Шнайдер опять заколотил женский туалет? – невозмутимо спросил Беккерель.

- Да, - кивнул Лапе, - он боится, что там обвалится потолок.

Через несколько минут в дверном проеме показалась бледная Марта. Она держалась руками за стену.

- На вас лица нет, - съязвил Беккерель.

Девушка угнетенно молчала.

Видимо, он понял, что перегибает палку со своей грубостью, улыбнулся и приободряющее добавил:

- Крепитесь. Здешняя атмосфера не для неженок. У всех так вначале бывает.

Марта вяло кивнула головой.

- Пойдемте, я сам провожу вас в ваши покои, - совсем уже дружелюбно сказал Беккерель.

Марта собралась с силами, оторвала руки от стены и произнесла:

- Не стоит. Я уже познакомилась с Нормой. Она обещала помочь.

- Как скажете, - он сменил тон на деловой. - Даю вам день на обустройство и акклиматизацию, а завтра утром жду у себя в лаборатории, приступите к своим непосредственным обязанностям. Кстати, завтра же, вечером, у нас будет небольшая вечеринка по поводу дня рождения одной из сотрудниц. Милости просим. Там и познакомитесь с остальным коллективом.

Входная дверь отворилась, в комнату заглянуло хитрое улыбающееся личико, обрамленное густыми русыми кудрями.

- Ах, вот ты где! – воскликнула Норма Уиннифред, увидев Марту. – А я тебя по всему зданию ищу! – она подошла к девушке, обняла за плечи и повела к выходу. - Пойдем, дорогая. Я напою тебя крепким сладким чаем, он тебе сейчас жизненно необходим. Вороне где-то бог послал кусочек сыру, а Норме перепала пачка настоящего цейлонского чая! – Норма болтала радостно и без умолка. - Ты даже представить себе не можешь, как я ждала корабль, на котором ты прилетела. Как Моисей манны небесной. И, да, запомни, милая, на всей Ауре кроме меня никто ничего не понимает в хорошем вкусном чае!



Глава 3. Тут кроется какая-то тайна.
Марио Буффон обладал неудержимой фантазией. Настолько бурной, что его воспоминания, по духу напоминающие приключенческие романы, изобилуют поэтическими и одухотворенными образами. На страницах этих книг каждая невидаль, что он встречал на просторах космоса, оживает и предстает перед читателем во всей своей красе.

Одним из любимых объектов космического романтика была Космическая Дуга – эфемерная структура, объединяющая в себе тоннели между удаленными друг от друга червячными дырами, проходя сквозь которые, космические корабли совершают гигантские прыжки в пространстве за считанные дни. Буффон изображает Дугу в виде новогодней елки, на ветках которой висят блестящие шары-червоточины – образ, надо сказать, весьма удачный и емкий.

Из одной такой червоточины, расположенной в окрестностях ничем не примечательного желтого карлика, несколько десятилетий назад и вынырнул звездолет «Юрий Гагарин». Корабль принадлежал к отряду дальней разведки колониального флота Земли, а командовал им вице-командор Марио Буффон. Это был обычный для него вылет в недавно открытую звездную систему с целью ее изучения и поиска планет, потенциально пригодных для заселения.

Почти сразу такая планета была обнаружена. Четвертый от звезды оранжевый шарик при ближайшем рассмотрении оказался весьма похож на Землю: чуть больше по размеру, со стабильной атмосферой, состоящей, правда, преимущественно из углекислого газа, но зато с богатыми по объему запасами воды в виде многочисленных морей и океанов, а также рек и озер.

Последнее обстоятельство вдохновило Буффона дать планете имя Новая Венеция.

Позже, когда было принято решение о терраформировании новой планеты и на реализацию этого проекта были выделены солидные финансы, администрация земной Венеции потребовала отчисления в свою пользу. По их мнению, использование названия города является актом коммерческой выгоды.

По расхожей легенде, узнавший об этом Буффон громогласно выругался в адрес итальянской бюрократии и отказался от своего приоритетного права первооткрывателя. На тот момент на Новой Венеции уже были обнаружены месторождения золота, и планету срочно переименовали в Ауру - по латинскому названию драгоценного металла и в честь древнегреческой богини. Так планета получила нынешнее название, а Марио Буффон продолжил свой нелегкий путь космического странника.

Вскоре на Ауру прибыли терраформирологи и приступили к перестройке планеты под людские потребности.

Несколькими точно рассчитанными метеоритными ударами удалось затормозить слишком интенсивное вращение Ауры вокруг собственной оси. Если раньше сутки длились семь земных часов, то сейчас составляли восемнадцать, что являлось вполне комфортным для человека показателем. Кроме того, бомбардировка позволила на несколько градусов поднять среднюю температуру поверхности планеты и сделала пригодными для проживания ее приполярные области. Далее, электрические кабели колоссальной длины, проложенные роботами вдоль экватора, окутали Ауру защитным экраном из магнитного поля, что оградило ее поверхность от губительной для всего живого космической радиации. Наконец, моря и океаны были заселены генномодифицированными сине-зелеными водорослями, которые в считанные годы наполнили атмосферу кислородом и, вместе с тем, снизили уровень углекислого газа до приемлемого уровня.

На данный момент процесс терраформирования находился на завершающем этапе: осталось удалить из атмосферы незначительное количество вредных токсичных газов посредством химического синтеза и распыления нейтрализующих их веществ. Также требовалась корректировка некоторых климатических и экологических показателей.

Четыре гигантских корабля-ковчега с несколькими десятками тысяч будущих обитателей Ауры на борту уже покрыли добрую половину пути до нее, по расчетам они прибудут на планету через двадцать два года. Истинные колонисты – так принято называть людей, которые в силу своих физиологических особенностей лишены возможности путешествовать через червоточины, и, в отличие от светлячков, вынуждены передвигаться между мирами в течение долгих десятилетий – большую часть времени полета проведут в состоянии криоанабиоза и биологически состарятся незначительно. В среде светлячков-терраформирологов, именуемых обычно временными колонистами, для них имелось другое, презрительное название – «черепахи».

«Черепахи» прибудут в обжитой, экологически чистый и незнающий проблем перенаселения мир, созданный для них светлячками. К тому времени на станции сменится несколько вахт терраформирологов. Светлячки постепенно рассеются по другим мирам, где их будут ждать иные, не менее ответственные задания.

Подобное потребительское отношение «черепах» к светлячкам являлось причиной лютого негодования последних. Однако с этим приходилось мириться: в современном унифицированном обществе светлячкам была отведена роль связующих звеньев между отдаленными друг от друга мирами…

Марта испытывала ощутимые трудности в связи с адаптацией в новых условиях: ведь это была ее первая межзвездная командировка. Кроме непривычной пугающей обстановки дикой планеты, девушке досаждал целый ряд физических неудобств в виде постоянных головокружений и тошноты, а также ноющей боли в левом плече, которая появилась в первый же день пребывания на Ауре.

Но, пожалуй, больше всего ее мучило непонятное иррациональное чувство, что за ней следят. В просторных безлюдных помещениях станции сконфуженной Марте мерещился некто незримый, внимательно наблюдающий за ней с какой-то зловещей, одному ему известной целью. Марта гнала навязчивые страхи прочь, но они неизбежно возвращались обратно.

Единственным спасением была Норма Уиннифред, которая взялась стажировать Марту. Веселая доброжелательная девушка остроумными шутками и зажигательным смехом не давала ей раскисать и впадать в уныние. Они быстро сдружились, и благодарная Марта в мыслях называла подругу своим ангелом-хранителем.

Марту уже не смущали причудливые особенности мировоззрения Нормы, любившей часто и во всеуслышание рассуждать на различные темы, связанные с верой человека в высшие божественные силы. В атеистическом мире, где любое проявление религиозности уголовно наказуемо, подобные речи сложно назвать уместными. Однако Норма, сразу почувствовавшая на себе испуганные взгляды Марты, объяснила свое поведение профессиональным интересом:

- По образованию я – историк. Основы мировых религий я абсолютно официально изучала в университете. Так что мои соображения по этому поводу носят характер философский, а не теологический.

На резонный вопрос, что историк делает на станции, она загадочно улыбнулась и ответила:

- Как я попала в терраформирологи, до сих пор является загадкой даже для меня самой. Как-нибудь холодным зимним вечером за кружкой горячего грога я расскажу тебе эту поучительную историю…

К концу первого рабочего дня боль в плече сделалась совсем невыносимой, и Норма отвела Марту к Полю Эваншу, биологу, который по совместительству выполнял функции врача на станции.

Доктор Эванш осмотрел Марту и пришел к выводу, что ничего страшного у нее нет, а болезненные ощущения, скорее всего, связаны с имплантатом, который ей вшили перед отправкой на Ауру. Подобные устройства, своего рода паспорта терраформирологов, оснащенные радиомаяками, вживлялись всем сотрудникам, отбывающим в необжитые миры для того, чтобы можно было легко найти и идентифицировать их носителей в случае возникновения каких-либо внештатных ситуаций. Эванш предположил, что имплантат в условиях повышенной гравитации слегка сместился, чем и вызвал неприятные ощущения. Доктор дал Марте обезболивающее средство и отправил ее отдыхать.

Марта попрощалась с Нормой до вечера и пошла в свои апартаменты. Они располагались на самом краю территории станции, в коттедже, остальные комнаты которого на данный момент пустовали. В некотором смысле Марте повезло – у нее не было соседей, однако сейчас это обстоятельство ее только печалило.

На улице было свежо и прохладно.

Вчерашний дождь закончился несколько часов назад. Небо прояснилось, розоватый диск местного светила приближался к горизонту. Мокрые асфальтовые дорожки приятно цокали под каблуками туфель.

Марта остановилась и подняла лицо вверх. Вдохнула сладковатый воздух. В нем уже не было того приторного вкуса, который преследовал ее вчера. Она улыбнулась сама себе, отчего внутри стало легко и спокойно. Дурные ощущения на время оставили ее.

Придя к себе, Марта изучила свои комнаты. Вчера ей было не до этого: ввиду плохого самочувствия и отвратительного настроения, сразу после прибытия она улеглась спать и проснулась только утром.

Апартаменты состояли из зала, кухни и совмещенной с туалетом ванной, комнаты были связаны между собой маленьким коридорчиком-прихожей. Внутреннее убранство отличалось минимализмом: диван, он же кровать, шкаф для одежды, небольшой стол с компьютером, еще один стол на кухне, пара стульев и столько же табуретов, пара кухонных шкафчиков, микроволновка и холодильник.

Это даже к лучшему, - решила Марта, всегда отличавшаяся скромными запросами.

Девушка открыла багажную сумку, распаковала вещи и развесила одежду в шкафу. Аккуратно полукругом разложила на столе пять маленьких камней, которые составляли ее коллекцию минералов. В комнате стало уютнее.

Она открыла окно и выглянула наружу.

В полусотне метров отсюда располагалось четырехэтажное серо-голубое здание. В нем жили и работали геологи – четверо мужчин и одна женщина.

Из рассказов Нормы Марта знала, что геологи особо не шли на контакт с терраформирологами. Лишь изредка их начальник и его заместитель появлялись на общих мероприятиях, таких как празднование Нового года. Да и эти редкие визиты, по мнению Нормы, были лишь формальным проявлением уважения. «Они слишком увлечены своей работой, - говорила она, - и, между нами говоря, все сплошь зануды». Кроме того, высококвалифицированные геологи с легкой неприязнью относились к специалистам столь широкого профиля, как терраформирологи, которых считали неучами и профанами.

Как глупо, - подумала Марта, - даже на краю обитаемого мира люди делят себя на «лучших» и «худших». Уровень знаний и образования может быть причиной для того, чтобы не любить друг друга.

Вдруг возле корпуса геологов мелькнула чья-то фигура. Она скрылась в полосе низкорослых деревьев, которая тянулись оттуда до самого домика Марты.

Какой странный геолог, - удивилась девушка, - что он делает там, в зарослях?

Охваченная любопытством, она с нетерпением ожидала продолжения этой сцены.

Через несколько минут человек вышел из рощицы совсем рядом с коттеджем. Марта внимательно разглядела фигуру и узнала в ней Йонаса Лапе. Он воровато осмотрелся по сторонам и стряхнул с одежды листья, после чего быстрыми шагами проследовал в сторону жилых построек терраформирологов.

Марта помахала ему рукой, однако Лапе ее не заметил.

Все это настораживало. Девушке показалось, что он от кого-то скрывается, старается быть незамеченным.

От кого же? – подумала она. Ее фантазия заработала в полную силу. – Кажется, тут кроется какая-то тайна.

В голове одно за другим возникали предположения, но она тут же их отмела. Не будем разводить домыслы на пустом месте, - сказала себе Марта и отошла от окна.

Хотелось в душ, но сил на это уже не было. Тело вдруг стало тяжелым, накатывалась усталость. Не переодеваясь, прямо в джинсах и свитере, она растянулась на мягком удобном диване, положила под голову подушку.

Девушка закрыла глаза и постаралась уснуть.




следующая страница >>



Нельзя верить всему, что слышишь, но можно это повторять.
ещё >>