Анализ системы безопасности при спуске по веревке в технике srt konstantin B. Serafimov 3 июня 2007 год - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Правила по технике безопасности при изучении биологии в общеобразовательных... 1 255.95kb.
Анализ проведения соревнований учащихся образовательных учреждений... 1 26.75kb.
Инструкция № по технике безопасности при эксплуатации предохранительных... 1 33.14kb.
Должностная инструкция инженера по технике безопасности и энергохозяйству 1 58.29kb.
Инструкция №1 по технике безопасности для учащихся при кулинарных... 1 22.4kb.
Данные по технике безопасности наименование вещества/Изготовитель... 1 94.2kb.
Календарно-тематическое планирование по химии (вечерний экстернат) 1 28.97kb.
Инструкция по охране труда и технике безопасности по обращению с... 1 100.02kb.
Задача № мсфо 23. Затраты по займам Задание : Определите оценку при... 1 82.63kb.
Руководство по эксплуатации ru Содержание Указания по технике безопасности... 9 500.17kb.
Правила по технике безопасности при работе в лаборатории органической... 1 109.57kb.
Международная научно-практическая конференция «Мультимедийная журналистика... 1 133.62kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Анализ системы безопасности при спуске по веревке в технике srt konstantin B. Serafimov - страница №2/7


Рис.7. Отказ устройств типа боббина с S-образной заправкой веревки по причине потери трения:

1 - дополнительный карабин для увеличения трения "Petzl-Stop"

2 - дополнительный карабин с "Petzl-I'D" должен располагаться ниже, иначе он бесполезен.

3 - отгиб корпуса "Gri-Gri" придает рапели дополнительный изгиб, что облегчает ситуацию, так как создает добавочное трение

4 - но дополнительное трение в коннекторе может выручить.

(иллюстрации из статьи Олега Иванычева, "GRI-GRI, STOP, I`D: отказ в работе на обледеневшей веревке").
Отказ в работе у "I`D" происходит аналогичным образом (Рис.7-2). Также как "Stop", "I`D" переворачивается вниз. При этом усилие на руку аналогично (очень большое). Разница лишь в том, что "I`D" позволяет принудительно дожать эксцентрик. И дожимать приходится очень сильно! Лишь зажатый до упора эксцентрик позволяет зафиксировать веревку. Спуск возможен, если чуть отжать эксцентрик. Но лучше не искушать судьбу. Дело в том, что оплетка веревки замерзает не равномерно. Вы спокойно спускаетесь в штатном режиме работы устройства. Вдруг чувствуете что падаете. Зажав веревку тормозящей рукой, ощущаете огромную нагрузку на руку. Схватив веревку двумя руками, перебирая ими вниз по веревке, выводите спусковое устройство в вертикальное положение. Кажется, что эксцентрик вот-вот зажмет веревку. Но тут снова срыв... Возможно, что следующие метры веревки окажутся незатронутыми льдом либо наоборот насквозь промерзшими. Немедленно дожмите рукоять, зафиксируйте свое положение, обдумайте произошедшее! Обратите внимание на рисунок! (Рис.7-2) В подобном случае "I`D" заблокировать невозможно. Используйте рекомендации данные для "Stop".

"Gri-Gri" в отличие от "I`D" и "Stop", в данной ситуации, возможно наиболее безопасное спусковое устройство. Имеется в виду, что отказ в работе на обледеневшей веревке наименее трагичен. Этому способствует конструктивный элемент - особый загиб откидной щечки корпуса (Рис.7-3). Благодаря этому при увеличении нагрузки на руку, веревка дополнительно переламывается, и сила трения увеличивается... Тем не менее, неожиданное проскальзывание спускового устройства может нежелательно сказаться на продолжительности вашей жизни!"

Еще раз проследим, как развивается ситуация. Мы попадаем на скользкий участок веревки, чувствуем, что начинаем проваливаться, и, чтобы затормозить, увеличиваем усилие тормозящей руки на входящую в спусковое устройство ветку рапели. То есть в итоге переносим часть своего веса на руку, сжимающую рапель, снимая эту часть веса с карабина подвески. Все ФСУ с S-образной заправкой веревки этого не любят и сразу начинают переворачиваться, наклоняясь в сторону тормозящей руки. Но каждый дополнительный градус наклона приводит к уменьшению поверхности трения! Значит, трение в устройстве падает еще больше, мы, соответственно, прикладываем еще большее усилие, и ситуация выходит из-под контроля...


Потеря трения в "Stop" неоднократно приводила к падениям. Вот один из таких случаев в описании Екатеринбургского спелеолога Дмитрия Баянова7.
"Я, в былом, когда пользовался не очень хорошим по тормозным качествам московским "стопом" (модель 1994 г), всегда добавлял тормозной карабин, и ходил с мешком достаточно приличные отвесы, в том числе по хорошей воде. Без карабина этот стоп отлично проскальзывал, и однажды в пещере Мариинская (г. Губаха) в 1995 г один молодой пермяк отбил себе пятую точку приземлившись по веревке с 12 м (ему крупно повезло - отделался огромным синяком в том самом месте...).

Я и сейчас хожу на петцлевом стопе, но на отвесах с чистыми провисами более 15-20 м, особенно если работаешь в чистом висе, использую тормозной карабин. Думаю, для стопера это оптимально. Чего не скажешь о спусковухах, не имеющих тормозного рычага. Боббину петцля и решетку я страховал обычным свердловским универсальным самохватом, если нет большого количества перестежек и время не поджимает, а когда меня это достало, просто перешел на стопер + тормозник в отдельных случаях".
Невольно хочется перефразировать старую поговорку: "Если существует "Stop", значит, это кому-нибудь да нужно..."

1.2.2.4. В результате неожиданного увеличения скорости спуска
Потеря трения в результате возрастания скорости спуска - весьма неочевидное явление, основанное на физической зависимости коэффициента трения скольжения от относительной скорости трущейся пары любых материалов, в том числе - металла спускового устройства и нейлона веревки. На практике это выражается в том, что разогнаться гораздо проще, чем притормозить, так как приходится прикладывать более значительное усилие тормозящей рукой. И это вроде бы очевидно, так как приходится сражаться с инерцией массы своего тела и ускорением свободного падения. Но кроме этого против нас еще и пониженный коэффициент трения в спусковом устройстве.

Характерный несчастный случай описан Джерри Бергмансом (Géry Berghmans (GSCT)) в спелеорассылке Бельгийского Спелеологического Союза в 2004 году. Вот текст сообщения в переводе Виктора Комарова8:


"...Первого ноября наш клуб был в департаменте Ду (Doubs). В программе дня было посещение пещеры Бальзам Пиков ("Baume des crêtes"). После спуска в последнюю расщелину (колодец) навеска пришла в негодность (сломалось ушко промежуточного закрепления, прим. мои КБС).

Спускавшийся в это время спелеолог Паскаль (Pascal) весом 90 кГ резко ускорился на спуске и не смог ничего сделать, чтобы достаточно затормозить.

Упав на 10-15 метров, он приземлился на ноги и не смог на них больше стоять".
И хотя предметом обсуждения является поломка старой крючьевой фурнитуры, стоит обратить внимание на вторую - если не главную! - причину несчастного случая, о которой почему-то никто в обсуждении не говорит. Вот что значит инерция мышления! Никто не видит, что если бы упавший использовал нормальное спусковое устройство плюс самостраховку, ничего бы не случилось.

Итак, причина падения заключалась не в том, что сломалось ушко. Прочитаем еще раз, переведя на более понятный русский язык. Во время спуска сломалось ушко крюка промежуточного закрепления. Спелеолог был довольно увесистый - хотя вес не выдающийся, тем более, когда идешь с мешками. В результате поломки навески спелеолог ухнул вниз на глубину распрямившегося корема, что по западным привычкам составляет примерно 2 метра полета. То есть разогнался. Когда веревка натянулась, падающий продолжил стремительное скольжение вдоль нее. Почему? Потому что спускался на боббине ("Simpl"), и так с неважным тормозящим усилием, и в плюс к своей инерции получил потерю трения в десандьоре из-за резко возросшей скорости спуска.

Затормозить пострадавший не смог, хотя держал веревку в руке, явно пытаясь это сделать целых 15 метров! И в результате падения сломал ноги.

То есть налицо потеря контроля над спуском с тяжелыми последствиями.

Если бы пострадавший использовал "Азиан-рэк" или "Мини-рэк" с торможением веревки через гипер-бар - это ключевой момент! - такой рывок привел бы к торможению и только, так как при рывке перекладины рэка сходятся, резко увеличивая силу трения даже без нашего желания.

1.2.3. Разрушение самого ФСУ
К счастью, мне известен только один случай падения кого-то из туристов в результате поломки спускового устройства "Лепесток", где-то в конце 80-х производившегося каким-то советским предприятием с помощью литья. Подробностей не знаю до сих пор, но после прокатившегося слуха мы все "лепестки" из своего арсенала изъяли. Очевидно, там был откровенный технологический брак, так как лидер Пермских спелеологов Сергей Сергеевич Евдокимов потом рассказывал мне, что ломал эти "спусковушки" одним ударом кулака. Могучие Уральские спелеологи...

Других случаев с падением вроде бы не было даже с многочисленными самоделками. Поломки спусковых устройств в результате падения - были, но не наоборот. То есть можно считать, что подавляющее большинство устройств для спуска по веревке достаточно надежны, чтобы не служить поводом для беспокойства в плане разрушения.



1.3. Отказ или поломка подвески
Одна из не слишком часто встречающихся, но убийственных причин падений при спуске. Так как именно при спуске те, кто не использует самостраховку, имеют единственную точку присоединения к веревке - через карабин подвески спускового устройства.

Как уже было сказано, при подъеме поневоле приходится использовать минимум 2 зажима, хотя в некоторых очень ранних техниках только один из них присоединен к обвязкам (например, вариации "Texas System"). Но при спуске без самостраховки точка присоединения - одна.


Единственная точка присоединения к веревке - это всегда игра в орлянку с бедой, какими бы умными словами мы себя не уговаривали.

1.3.1. Открывание или поломка коннектора
Коннекторами для присоединения ФСУ к беседке могут быть либо карабин, либо мэйлон рапид. По понятным причинам МР всегда надежнее карабина, так как не имеет шарнирных соединений с тоненькими осями. Именно поэтому, если ФСУ подвешивается на металлический замок беседки, мы всегда должны пользоваться мэйлон рапидом, так как цепочка из 3 металлических элементов снаряжения имеет обыкновение быть агрессивной к своему среднему звену. Если же мы используем карабин, то, по крайней мере, обязательно с муфтой.

Одна из таких аварий с Владимиром Пантюхиным, начинавшим ходить в пещеры еще воспитанником юношеской спелеосекции клуба "Сумган", описана мной в книге "Экспедиция во Мрак"9. Приведу ее здесь.


"... Ему оставался всего один отвес - спуск в зал имени Алтайского Государственного Университета - зал АлГУ. Веревка перилами шла к дальнему краю широкой полки, где поблескивал очередной крюк навески. Спускавшийся впереди Петров уже ушел вниз, в черноту зала, откуда мощно доносился шум падающего сверху ручья. Вова Пантюхин знал, что на самом деле вода сейчас чисто символическая, и этот шум - фокусы пещерной акустики: жиденький душ падает на какой-нибудь полиэтилен!

Зимой в Алтайской воды практически нет. Это не весной или, скажем, летом. Глубочайшие из алтайских пещер вообще расположены как-то аномально. Ну где еще можно встретить вертикальную пещеру в лесу посреди болота? А здесь самое настоящее болото, поросшее чахлым леском. Прорезающие замкнутую горами котловину овраги собирают болотную воду, дренируют ее в вертикальный ствол пещеры. Не только Алтайская, но и глубочайшая пока пещера Горного Алтая - Кек-Таш, тоже расположена на болоте (Рис.8).

Рис.8. Пещера Алтайская - величайшая пещера Алтая

1 - Устюбинская изба, символ экспедиций в Алтайскую со стороны п.Камлак.

2 - Владимир Пантюхин перед входом в Алтайскую, зима 1985 год.

3 - Свеча в гроте Алтайского Государственного Университета - АлГУ, -200 м.
Выходя на полку, Пантюхин подумал, что это его третья экспедиция в Алтайскую, а вот до дна ее он добирается впервые. В общем-то, ничего сложного. Все колодцы простые, красивые. Белоусовцы, работавшие здесь месяц назад, забили хорошие крючья. В январе это было. А сейчас - февраль.

Володя вдоль перил подошел к крюку. Снизу невнятно звучали голоса, сплетаясь с гулом ручья. Парни уже в АлГУ. Пантюхин привычно пристегнулся на крюк коротким усом, потихоньку сполз в отвес и завис на самостраховке. Стена здесь выступала весьма острым карнизом, который выпирал из стены на уровне Пантюхинского живота. А дальше шла пустота - ноги до стен не доставали.

Пантюхин завел в решетку веревку и зафиксировал ее на рожках спускового устройства. По-хорошему, надо было теперь встегнуть выше решетки зажим и спускаться, как положено, с самостраховкой. Но Пантюхин уже полпещеры шел без самостраховки. Да и чего бояться? Все колодцы простенькие, веревка идет сплошняком от крюка к крюку: падать особо некуда. Это создавало уверенность, что в случае потери контроля над спусковым устройством, далеко не улетишь - остановишься на ближайшем промежуточном закреплении. Да и удобнее так-то - обе руки на веревке.

...Закрепив на рапели решетку, Пантюхин поправил под собой мешок, с которым спускался. Теперь оставалось выстегнуть самостраховку, и можно было ехать вниз. Силенка у Вовы еще была: 200 метров спуска по Алтайской не очень утомили. Вова покрепче взялся за веревку под самым крюком, примерился и, резко подтянувшись на руках, вынул из крюка карабин самостраховочного уса: выстегнул, значит, ус и начал осторожно опускаться на решетку...

Что-то было не так! Пантюхин еще не понял - что, но уже ощутил ледяной озноб какого-то несоответствия, какой-то ошибки. Он садился и все никак не мог сесть на "спускер", не чувствовал под собой опоры, все больше соскальзывая животом с карниза в пустоту зала. Вова висел уже почти на вытянутых руках, а транспортный мешок свинцовой гирей тянул за беседку вниз. Да где же эта чертова решетка?!

Он увидел ее. И увидев, не поверил своим глазам. Это здорово походило на кошмарный сон. Его решетка! Она висела на веревке на уровне Пантюхинского носа, тщательно, как на учебных занятиях, зафиксированная, но... решетка висела отдельно, просто так - сама по себе!

Будто электрическим разрядом, стеганул по нервам страх. Влип! Пантюхин висел на руках над глыбовым завалом грота АлГУ на высоте пятого этажа. Если бы не мешок, Вова попытался бы вылезти наверх, на площадку. Но подтянуться еще раз с таким грузом да еще взобраться на проклятый карниз?

- Мужики! - крикнул Пантюхин. - Я падаю!

Сверху спускался кто-то из парней, и Володя услышал торопливый голос: "Погоди, не падай, сейчас подойду!" Но помощь была еще далеко, а сил оставалось все меньше. В возбужденном мозгу лихорадочно метались мысли. Рукавиц нет, значит, если съезжать на руках, то за 15 метров все руки сожжешь к черту! Почему-то он не подумал о возможности встегнуться усом в висящую на уровне глаз решетку или попытаться одним движением прицепить к рапели пуани с педалью - и все! - он спасен. И мысли не было. А может быть, чувствовал, что на одной руке ему и секунды не продержаться.

Готовясь к неизбежному, Пантюхин вращательными движением крутанул рапель на ногу и висящий на трансрепе мешок, сообразив, что так трения при падении будет побольше. Снизу слышался только грохот камней: видимо, парни молча бежали к навеске. Силам пришел конец.

- Падаю! - скорее скомандовал, чем крикнул, Вова и выпустил из рук веревку.

Коля Петров услышал свист трущейся о что-то мягкое рапели и понял, что Пантюхин "пошел". Он приготовился принять удар, напружинился, и в тот же момент тяжелый толчок сбил его с ног, повалив в расщелину между глыб. Спустя мгновение, не чуя ушибов, Петров уже снова был на ногах. В свете налобного фонаря снизу, из щели между глыб, на Петрова, криво улыбаясь, смотрел Вова Пантюхин.

- Во, блин! - сказал Пантюхин.

- Вовчик, ты живой?! - Коля и подбежавший Саша Ван ощупывали Пантюхина, еще не веря, что все закончилось легким испугом.

- Живой, - сказал Пантюхин, морщась от боли в расшибленном о камень колене. - Я из решетки выстегнулся.

- Вовчик! - с чувством сказал Петров. - Вовчик, ну ты и козел!"
Так в 1988 году мы познали еще одно правило техники одинарной веревки - карабин спускового устройства должен фиксироваться от открывания муфтой. Обязательно! Анализируя этот случай, мы пришли к выводу, что, лежа на карнизе, Пантюхин умудрился отжать о камень защелку карабина и в момент подтягивания снялся крюком уже открытого карабина со скобы решетки. Невероятно, но факт!

Однако практика показывает, что не так уж и не вероятно, но об этом далее.



1.3.2. Разрушение присоединительного звена беседки
Все современные подвесные системы мира используют несколько типов присоединительного звена - элемента, к которому присоединяется работающее снаряжение (Рис.9). Это могут быть следующие присоединительные элементы:
1) Мягкое кольцо из синтетической ленты - исключительный атрибут альпинистских систем (Рис.9-1).

2) Мягкая петля из синтетической ленты - аналогично плюс каньонинг (Рис.9-2).

3) Специальный мэйлон рапид (дельта или полукруг) - только для спелео (Рис.9-3). Я не называю грузовые петли и кольца самой спелео-беседки, так как они не являются непосредственным звеном подвески, а идут за ним.

4) Специальные пряжки, кольца и петли - для каньонинга и высотных работ (Рис.9-4).




Рис.9. Беседки - присоединительные звенья:

1 - "Colt" фирмы "Salewa" с мягким присоединительным кольцом.

2 - "Chalenger" фирмы "Edelweiss" с мягкой присоединительной петлей.

3 - "Fractio" фирмы "Petzl" с беседочным мэйлон-рапидом.

4 - "Canyon" фирмы "Petzl" с металлическим присоединительным кольцом-пряжкой.

Если не используется самостраховка с независимым присоединением к беседке, чаще всего разрушение присоединительного звена, к которому крепится ФСУ приводит к тяжелейшим последствиям (Рис.10).



Вот строчки из статьи Мэта Сэмита "Тодд Скиннер - Потеря Легенды"10.
"23 Октября 2006 года скалолазный мир потерял одну из своих Легенд – Тодда Скиннера (Todd Skinner), США. На момент смерти ему было 47 лет, он был одним из лучших фри-клаймеров в мире. Скиннер погиб в результате 500-футового падения со стены Наклонная Башня (Leaning Tower) в Йосемитском национальном парке.

Он спускался по предпоследней из 10 веревок спуска с маршрута "Иисус создал мой лихой авто" (Jesus Built My Hotrod, VI 5.7 A 4), который Тодд прошел свободным лазанием с напарником Джимом Хьютом (Jim Hewett). Как вдруг петля его страховочной системы, к которой был пристегнут карабин спускового устройства, по-видимому, порвалась.


Рис.10. Выдающийся американский восходитель Тодд Скиннер

1 - единственная точка подвески стала роковой для Тодда Скиннера

2 - схема скрытого износа присоединительного кольца, вызванного переменными нагрузками при подъеме на зажимах, которые также крепились на единственное звено.

(фото с сайта Mountain.ru, для схемы использован рисунок by Pandra Williams из книги "On Rope" by Allen Padgett and Bruce Smith, 1987, с моими надписями и дорисовками).
Эта двойка провела на этой стене больше 100 дней – включая прохождение свободным лазанием маршрута "Влажная Лайкра Кошмара" (Wet Lycra Nightmare, V 5.13 d) - свободная версия маршрута "Влажные Джинсы Мечты" (Wet Denim Daydream), который они сделали в 2004 году, - поэтому знала ее хорошо.

Они закрепили свои перила на Лихаче (Hotrod), расположенной слева от Мечты (Daydream), всего за неделю до трагедии.

23 Октября скалолазы провели на маршруте, повторяя некоторые движения для того, чтобы вскоре вернуться и пройти индивидуальные участки трассы без срывов (redpoint), так как сезон подходил к концу. Причем Тодд старался выучить движения на ключевом участке, категория сложности примерно 5.14а, а Хьют выщелкивал оттяжки по нитке маршрута. Когда солнце было уже высоко, они спустились к Авони Ледж (Ahwahnee Ledge) - небольшой полочке, находящейся в трети пути снизу по этой сильно нависающей стене. Скиннер и Хьют остановились на ней, чтобы перекусить, и в 2.30 начали спуск по трем последним фиксированным статическим веревкам, заканчивавшимся на другой полке 400 футами ниже, где заканчивался спуск. Каждая веревка отвисала примерно на 20-30 футов от скалы, поэтому скалолазам приходилось подтягиваться, чтобы дотянуться до точки перестежки.

На спине у Тодда был только маленький рюкзачок со снаряжением.
"Тодд спускался гораздо быстрей, чем я, поэтому он шел первым", - рассказывает Хьют. Десять минут спустя, когда Скиннер спустился почти до конца второй веревки и начал подтягиваться к страховочной станции, Хьют остановился на одну веревку выше него, чтобы пропустить узел. Затем...
"Я услышал треск, - говорит Хьют, - и быстро посмотрел вниз. Я увидел, как он падал, все уменьшаясь и уменьшаясь, пока не превратился в точку".
Хьют связался со скалолазами, работавшими на соседнем маршруте Западная Грань (West Face), чтобы они вызвали службу спасения Национального Парка по сотовому телефону... и затем «очень медленно и осторожно» продолжил спуск.

"Я спустился до его спускового устройства с самозащелкивающимся карабином на нем (по словам Хьюта и докладу спасательной службы парка карабин был защелкнут) – я почти уверен в том, что знаю, что случилось", - говорит он.

...Кольцо от системы было найдено на следующий день "в зарослях растительности у основания стены. Оно было сильно потерто в том месте, где произошел разрыв"...

Из всего этого возникает вопрос, как могло такое случиться?

"Неповрежденное кольцо не может внезапно порваться, - категорически заявляет Хьют. - Такую ситуацию можно было предвидеть".
19 октября при подготовке к восхождению Хьют заметил, что система Скиннера сильно изношена, причем, как ножные петли, так и центральное страховочное кольцо, которое, как он говорит, было "на 15-20 процентов" перетерто.

"Я настаивал, что это не очень хорошо, - говорит Хьют. – Тодд ответил, что знает о проблеме, и уже заказал новую систему".

Они обсудили изнашиваемость систем, поговорили о том, что иногда люди подстраховывают это кольцо дополнительным слингом, но ни разу не коснулись того, что лазать в такой системе очень небезопасно.

"В течение последующих нескольких дней кольцо должно было износиться значительно сильней, - говорит Хьют, добавляя, что Тодд страховал его через него без особых проблем (4 из 5 следующих дней они провели, работая на маршруте). - Мы не возвращались больше к этой теме".

Хьют предполагает, что из-за интенсивной работы на стене кольцо на системе продолжало перетираться. Он говорит, что Тодд имел два зажима (ascenders), привязанными (girth-hitched) непосредственно к кольцу: более высоко расположенный присоединялся слингом длиной в руку, ниже расположенный со стременем (aider - лесенка) - слингом, подобной первому длины, также привязанным вокруг страховочного кольца беседки. (Обычная для скалолазов система для подъема по веревке на зажимах способом Texas System, прим. мои, КБС). Хьют предполагает, что их совместное действие на кольцо во время подъема на зажимах (jugging) изнашивало его в одном узком месте, возможно не видимом Скиннеру под ножными охватами".
Таков печальный итог. Единственная точка подвески всегда потенциально опасно именно своей незащищенностью ничем, кроме ее собственной устойчивости.

Что касается спелеологических беседок с металлическим замком в виде мэйлон рапида диаметром 10 мм, то именно мэйлон рапид такой конструкции и запаса прочности является гарантом нашей безопасности. Uарантировать не разрушаемость подвески может только мэйлон рапид, а не карабин типа "Omni", предлагаемый фирмой "Petzl" в очередном новаторском порыве.


Еще одна выдержка по теме из "Экспедиции во Мрак":
"...Раймис начинает пристегиваться на спуск, а я смотрю на его "сбрую". После поездки Эрика Лайцонаса в Болгарию Раймис сделал себе снаряжение по западному образцу: все обвязки сходятся и фиксируются одним единственным карабином на животе. К этому же карабину крепится "ус" самостраховки. Спусковое устройство у Раймиса тоже на западный манер - боббина Дресслера, самодельная, конечно. И она тоже встегнута в замковый карабин - напрямую. Внешне все выглядит достаточно компактно и логично...

Раймис перелезает через край колодца, мягко соскальзывает по рапели вниз, и луч его фонаря растворяется в темноте. Молча сидим на краю колодца - каждый во власти своих мыслей, поэтому в наступившей тишине неожиданно громко звучит металлический щелчок в колодце, от которого резко вздрагивают веревки у крючьев.

Мы еще заторможенно молчим, губы только приоткрылись для вопроса, как в ледяной этой тишине громко и отчетливо раздается голос Раймиса. Этот голос, и дыхание, слышное из колодца, заставляют нас похолодеть. Нет, это не крик ужаса, не смертельный вопль падения, но в нем слышится такое, что я не смогу сейчас передать словами, как бы ни старался. Неестественно спокойный и четкий, отчего заметнее проступает литовский акцент, голос Раймиса звучит чуть громче обычного:

- Ребята. Я сейчас буду падать...

Во мне срабатывает какая-то пружина, подкидывает вперед, к колодцу, благо, я на самостраховке. Склоняюсь над краем и вижу - внизу, буквально в трех метрах, у зеркальной стены замерла странно неподвижная фигура. Взгляд мечется, ощупывая детали, силясь ухватить причину опасности. Ничего! Каталка на рапели, зажим самостраховки на второй веревке...

- В чем дело?!

И после паузы длинной в год:

- Спустите мне карабин.

Срываю с себя карабин, пристегиваю на страховочную веревку, отпускаю. Карабин звонко щелкает о самохват Раймиса. Данюнас, почти не шевелясь, какими-то хирургическими движениями снимает его, медленно простегивает куда-то: сверху не видно, куда... Шумный выдох облегчения:

- Все. Сейчас поднимусь.

Кто держал в руках титановый карабин марки "Ирбис" подмосковного производства, тот представляет (Рис.11). А кто не видел - представьте на верхнем загибе карабина крохотный, не более 5 миллиметров, крючок, который входит в зацепление с защелкой. Вот этот крючок и спас Данюнасу жизнь. Неудачно встегнутая каталка, развернувшись под весом Раймиса, отжала защелку карабина, и та вывернулась наизнанку. Карабин расстегнулся, и все, что было на нем, утратило связь друг с другом. А ведь карабин был связующим звеном всей системы обвязок и спуско-подъемного снаряжения. В итоге все оно, в том числе и самостраховка, оказалось просто нанизано на разомкунутый карабин и в любую минуту могло слететь с него, оставив своего владельца на произвол Судьбы. Над 40-метровым колодцем судьбу предсказать нетрудно...
Спас крючок на верхнем загибе карабина, на котором зацепилось спусковое устройство. И еще то, что Данюнас не успел спуститься достаточно глубоко: малейшего колебания веревки, которая на хорошей глубине тянется, как резиновая, было достаточно, чтобы сбросить Раймиса со спасительного крючка.

Так 22 сентября 1984 года в Напре мы оказались в полушаге от еще одной катастрофы".


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Политика стала таким дорогим занятием, что даже провалиться на выборах стоит немалых денег. Боб Эдуардз
ещё >>